Грибы

от опухших физиономий, мрачно готовится в обратный путь.

Однажды в такой компании собирал грибы и я. Коллектив (4 человека) подобрался дружный, по-деловому собранный - пить начали уже на автобусной станции. В автобусе (до леса час езды) активно продолжили. В общем, когда вышли из автобуса, уже было не до грибов. Надо отметить, что я почти не пил - у меня, по сравнению с остальными грибниками, организмы более слабые. Только зашли в лес, как Вадик начал настаивать на продолжении. Остальные поддержали. Напрасно я упрашивал их хоть полчаса поискать грибы. Нашли удобный бугорок, сели. Алеша быстро достал обильную закуску. Закуска, однако, была выше всяких похвал. Квашеная капустка с морковкой и лучком, заправленная ароматным домашним подсолнечным маслом, острые маринованные корнишончики размером с мизинец, аппетитно похрустывающие на зубах и т.д. В общем, стол был что надо. Под такую закуску хорошо пошло (даже я принял дупелек водки для согрева - день был осенний, холодный), и хотя я предлагал оставить немного спиртного на потом - не оставили ни капли. А взято было немало! После "завтрака" я кое-как построил команду и, задав направление движения, сделал отмашку рукой. По моему плану мы должны были примерно через 5-7 минут выйти на опушку леса, а затем выдвигаться на богатые места. По дороге я отвлекся - на небольшом пятачке нашел около десятка белых - и потерял компанию из виду. На опушке, где мы планировали собраться, никого не было. Я подождал - приятели не появлялись. Сбиться с пути было невозможно - для этого надо было идти в противоположную сторону. Я немного покричал и пошел на грибные места сам. Через час я, собрав полную сумку отборных белых (других я не брал), чистеньких, не более 6-8 см высотой, возвращался назад. Покричал - откликнулся Алеша. На дне его огромной корзины валялись 3 страшных, почерневших от старости польских гриба. Мы с обоюдным изумлением ознакомились с содержимым нашей тары. Тут же вернувшись, на десять шагов назад я срезал для Алеши два больших белых гриба, чем совершенно его осчастливил. Он рассказал мне печальную историю. Как-то они умудрились сбиться с дороги и на опушку не попали. Затем пропал Вадик. Они с Витей еще некоторое время продвигались вместе и встретили двух местных, которые спросили их - не ваш ли это, мол, лежит вон там на дороге. Витя с Алексеем вышли в указанное место и увидели Вадика, который, раскинув конечности, как Гоголевский запорожец, лежал посреди дороги, весь в песке, и спал. Лес, где мы собирали грибы, очень приятный - сухой, чистый. В нем масса лужаек, покрытых мягким мхом. В общем, есть, где посидеть, полежать и даже поспать. Но Вадик выбрал дорогу. Они оттащили Вадика с дороги и принялись будить. Им это не удавалось. Методы применялись всякие, какие только могла подсказать им их пьяная фантазия - дули в ухо, пускали муравьев в нос, просто пинали ногами - Вадик безмятежно спал. Посовещавшись, решили бросить его и искать грибы. Вскоре потерялся и Витя. Выслушав этот грустный рассказ, мы принялись искать Вадика. Попутно я наполнял корзину Алексея грибами. Вскоре нашелся и Вадим, который был в подавленном настроении и не мог говорить, а только мычал. Витя, блуждая лесом по синусоиде, зашел аж в губернию и уже по шоссе вернулся на автостанцию…


Удивительное зрелище представляет собой сбор грибов семьями. Это трудно описать, особенно начало поиска. Участок леса начинает напоминать футбольный стадион в момент взятия ворот противника. Дикие крики детей, вой, ауканье, призывы матерей. "Мама, мама, посмотри, что я нашел". - "Вы брось, Вовочка, это кака." - "А это?" - "Это тоже." "Дима, не ходи туда - ты можешь заблудиться". "Костя, присмотри за Димой". Кто-то хочет писать, кто-то уже хочет есть. Бурно выясняется, у кого сумка с бутербродами. Один уже лезет на дерево, его насильно снимают, тут же наказывают - окрестности оглашает рев во всю силу молодых легких. Сама цель похода постепенно отодвигается на задний план и вообще исчезает. Вскоре дети устают, крики смолкают - делается привал. Взрослые чинно усаживаются вокруг импровизированного стола с бутербродами, термосом, курицей, лимонадом и овощами. Дети, с куриными ножками и огурцами в руках, бегают вокруг стола и друг за другом. Родители пьют сухое вино. Дети постарше тянутся к стакану, их бьют по рукам - рано, мол, еще. После еды все с осоловевшими глазами сонно приваливаются к близрастущим деревьям, детей укладывают на пледы спать, папа нехотя ворошит ножом в корзине десяток лисичек и 2 сыроежки - сбор грибов окончен.


Из классической и современной отечественной литературы, живописи и балета грибник представляется нам как тихий, умиротворенный окружающей природой дедок с корзинкой, неторопливо шествующий по светлой роще, или извлекающий (с доброй, хитроватой усмешкой на лице) из травы очередного подосиновика. На самом деле "тихая" охота - тихая только по названию. Она полна драм, коллизий, трагедий и маленьких подвигов. Я здесь не говорю даже о драке за полюбившийся гриб между двумя новичками, каждый из которых считает его своей неотъемлемой собственностью. Это в порядке вещей. Один мой знакомый - Витя Гойденко, человек в жизни робкий и неуверенный, рискуя фотоаппаратом (единственно ценной вещью, которую он нажил непосильным трудом), рискуя самой жизнью, спускался по обрыву высотой 30 метров за двумя десятками лисичек! Хотел бы я видеть охотника, который рискнет хотя бы одним сапогом ради сбитой утки! Со мной был такой случай. Однажды, забравшись на огромную скалу, я увидел двумя метрами ниже на узком карнизе семейку белых грибов - молоденьких, "классических" боровиков на толстых ножках с коричневыми шляпками. Сверху их прикрывал навесом другой карниз. Я долго любовался ими, а затем решил сорвать и зайдя сверху начал осторожно, вжимаясь каждой клеточкой тела в шершавый камень (подо мной была пропасть глубиной метров 50), сползать к грибам. Но как только мои ноги зависли над пустотой, я с большим воодушевлением восстановил статус-кво. Сверху к ним можно было подобраться невозможно, да и веревки у меня не было. Отдышавшись, я вырубил палку и попытался сковырнуть грибы вниз, с тем, чтобы после, спустившись со скалы, собрать их останки на ужин. Но карниз, нависающий над грибами, не позволял мне это сделать. Затем я нашел другую палку, загнутую на конце, затем пытался сбить их камнями, затем... затем я просто ушел, а кучка белых еще долго дразнила меня во время спуска своим аппетитным видом. И любой грибник может понять мои ощущения в тот момент, когда я понял, что грибов мне не достать. Кстати, сходный случай был со мной и на рыбалке.

Растут рядом белый гриб и мухомор. Мухомор злорадствует:
- Вот сейчас придут грибники, сорвут тебя, порежут на куски, в кипятке обварят, пожарят с луком и сожрут!!! Или порежут, засушат, а затем уже сожрут!!!
Белый молчал, молчал, затем говорит: - Ну, меня-то может быть еще и не заметят, а вот ты-то уж точно сапогом по хлебальнику получишь!
(Анекдот от Никулина)

Похожие рефераты: