Xreferat.com » Рефераты по фотографии » Фотография журнала Time

Сколько стоит написать твою работу?

Работа уже оценивается. Ответ придет письмом на почту и смс на телефон.

?Для уточнения нюансов.
Мы не рассылаем рекламу и спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, возможно, допущена ошибка в адресе.
В таком случае, пожалуйста, повторите заявку.

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, пожалуйста, повторите заявку.
Хотите промокод на скидку 15%?
Успешно!
Отправить на другой номер
?Сообщите промокод во время разговора с менеджером.
Промокод можно применить один раз при первом заказе.
Тип работы промокода - "дипломная работа".

Фотография журнала Time

СОДЕРЖАНИЕ


Вступление 3

Глава I.

Информативные фотографии журнала «Тайм» 12

Глава II.

Фотоиллюстрации на страницах журнала «Тайм» 28

Глава III.

Рекламная фотография журнала «Тайм» 39

Заключение 44

Библиография 47



ВСТУПЛЕНИЕ


Выбор журнала «Тайм» для дипломной работы не случаен. Это издание было и остается одним из самых престижных журналов мирового уровня. Технологии, выработанные изданием, используются многими другими журналами. На «Тайм» в своей работе ориентируются «Итоги» и многие западные издания.

Журнал «Тайм» был задуман как еженедельный журнал новостей. Первый номер журнала вышел 3-его марта 1923 года. Это было совершенно новое изобретение – периодический дайджест новостей. «Тайм» был создан по принципу полной организованности и обеспечивал потребности современного общества в информации.

Основанный Брайтоном Хадденом и Генри Льюисом «Тайм» теперь имеет 40 международных изданий и его тираж (по данным справочника «Многотиражная печать») на 1971 год составил 4 миллиона экземпляров.

Журнал «Тайм», как и его детище – всемирно известный Life, принадлежит издательскому тресту Time Incorporated. Журнал имеет формат А-4 и состоит из 22 отделов (Основные отделы: Cover Europe, Africa, Asia, United States, Business, World Watch, Milestones, People).

Освещая жизнь в разных регионах, «Тайм» издается соответственно, на разных континентах: существует несколько больших отделений «Тайм», в частности, Time-US, Time-Asia, Time-Europe, которые отличаются подборкой новостей в соответствии с регионами издания. Основное издание «Тайм» печатается в Нью-Йорке, а именно оно выбрано для исследования в данной работе.

Издаваясь еженедельно, «Тайм» с периодичностью примерно один раз в 3 – 4 недели делает специальный выпуск, посвященный одной актуальной на данный момент теме, название которой размещено на обложке и самом журнале вверху на каждой странице. Тематические номера исследуют более детально и объективно конкретную проблему или вопрос международного масштаба. В период, выбранный для исследования (с ноября 1999 по апрель 2000 гг.) таких выпусков было издано несколько, в том числе: «актуальный выпуск: Time по ту сторону 2000 года: Наша планета и твое здоровье» (№19, 8 ноября 1999); «Иисус из Назарета: тогда и сейчас» (№23, 6 декабря 1999); Взгляды на космос и науку: в будущем мы сможем жить на Марсе» (№ 14, 10 апреля 2000), «Папа Римский на Святой Земле» (№ 13, 3 апреля 2000). Раскрывая одну тему, эти специальные издания (“Special Issue” или “Special Report”) содержали в себе и постоянные рубрики журнала, освещающие международные вопросы. Поэтому объем «Тайм» меняется в зависимости от количества материалов конкретного номера. Так, например, количество полос специального выпуска 8 ноября 1999 года составило 124, тогда как остальные 4 ноябрьских номера включали в себя 72-92 полосы. Кстати «Тайм» имеет тенденцию уменьшать объем журнала к концу года, и декабрьские номера включали в себе 64 страницы. Возможно, это обусловлено продуманным подходом журнала к подаче информации в определенных объемах.

Вообще вопросы оформления, качества полос журнала, распределения материалов в нем в каждом отдельном выпуске решены таким образом, чтобы «Тайм» можно было прочитать за час-полтора. Причем форма подачи фотографических и текстовых материалов обеспечивает эффективное чтение.

Успешной работе «Тайм» во многом способствуют его большие возможности и контакты в области получения информации. Благодаря своему профессиональному уровню, журнал обеспечивает себя оперативными материалами лучших международных информационных агентств. Иначе журнал не мог бы освещать такое огромное количество событий, происходящих в мире каждый день. Когда читаешь журнал «Тайм», складывается впечатление, что журналисты и фотографы, публикующиеся в «Тайм», в каждом уголке земного шара. Но таким мощным и организованным издание стало не вчера, - основа нынешней базы складывалась несколько десятков лет назад. По подсчетам количества визуальной информации всех номеров, пересылаемой ведущими информационными агентствами, можно сказать, что материалы Associated Press занимают порядка 40% - 50% (за 100% берутся все материалы, предоставленные международными агентствами). Второе место в этом списке разделяют SIPA, Corbis и SABA – около 20% далее идет Reuters и LIASON – 10%, остальные фотоматериалы предоставлены агентствами Nord, Matrix, Uustein, LAIF, Bettmann, Notmex, ANS, и Ostkrenz. Работы фотографов «Магнума» появляются в «Тайм» примерно в каждом третьем номере в разделах репортажной фотографии (современные снимки – Пол Моу (Чечня), № 22; Мартин Парр (Европейский супермаркет), № 24). Иногда снимки ветеранов «Магнума» появляются в разделе Рeople, как альтернатива стандартизированным современным иллюстрациям (Ив Арнольд (портрет Мэрилин Монро), № 19). Особого разговора заслуживают репортажи Сальгадо и Нэтвея, опубликованных на страницах мартовских номеров журнала.

Конкретный анализ материалов будет в следующей главе. Здесь же хочется обозначить те материалы, которые публикует на своих страницах журнал «Тайм» и определить критерии, по которым происходит этот отбор.

Во-первых, нужно уточнить, что «Тайм» практикует не собственный штат фотографов, а сотрудничает с известными профессиональными фотографами всего мира, работающими независимо или в каком-либо информационном агентстве. Уже готовые фотографии затем публикуются на страницах журнала как самостоятельные репортажные снимки или иллюстрации к текстовому материалу. Информация к фотоэссе и различным фотосюжетам пишется либо штатными журналистами (Дэниэл, Эйзенберг, Крис Тэйлор, Джоэл Штайн и др.) либо международными корреспондентами, которые работают в разных городах по всему миру. Пол Куин пишет материалы в Москве, публикуемые с фотографиями Пола Лоу (№ 22); Чарльз Валлас работает в Берлине, его статьи выходят на основе снимков агентства Reuters (№ 20).

Журнал «Тайм» очень профессионально подходит к выбору фотографий, исключая недостоверную и недоработанную информацию. На страницах издания печатаются снимки, полноценно отражающие реальность и время, в которое мы живем. «Тайм» публикует и документальные материалы, и фотографии событий реальной жизни.

Причина, по которой «Тайм» отбирает такие фотографии ― это искреннее действительное желание делать свой журнал источником, вернее, проводником четкой неискаженной информации о том, что происходит на нашей планете. В своей работе «Тайм» руководствуется принципом объективности, тем самым, который долгое время критиковался в нашей стране, трактовавшийся как недостаток, как «оболванивание народных масс». Но время показало узость этих умозаключений, а тем временем, западный журналист всегда стремился оказаться, как говорится, «над схваткой». Сущность журналистики заключается именно в этом объективном рассказе, где отстраненность не подразумевает безучастность, и это доказывают сами фотожурналистские работы.

Ранние фотографии «Тайм» были очень плохого качества, но все равно выполняли свои информативные и изобразительные функции. В настоящее время качество печати очень высокое. Изменилась формальная сторона. Сущностная сторона фотографии осталась прежней. Фотоматериалы «Тайм» сейчас, как и много лет назад, сохранили свою силу притягивать к себе внимание и заинтересовывать. Раньше «Тайм» был действительно уникальным явлением печати, будучи альтернативным еженедельником, публикуя краткую, четкую информацию обо всех происходящих в мире событиях.

Времена изменились. Общество, насыщенное визуальной информацией, удивить сложно. Но «Тайму» удается. Снимки журнала остаются в памяти надолго. И этому есть объяснение.

Раз фотографии публикуются в периодическом издании, значит, значение имеет не только содержание снимка, но и его форма подачи на полосе. И в этом вопросе «Тайм» демонстрирует профессионализм высокого уровня. Фотоснимки журнала очень выразительны и драматичны. Репортажное чутье в гармонии с тонким художественным вкусом и четкое, сжатое, простое оформление.

Фотография на страницах журнала «Тайм», как и на страницах большинства периодических изданий, выполняет обычно две функции – самостоятельное, оригинальное произведение или вспомогательный элемент, выполняющий иллюстративные задачи.

Исходя из этих критериев оценки фотографии, строится дальнейшая работа. В первой главе рассматриваются фотоматериалы «Тайм», которые сами являются репортажами, сообщающими о каком-либо событии. В этом случае визуальное изображение само по себе полноценно передает информацию. По силе воздействия и передаче впечатления такая фотография намного сильнее, чем текстовая информация.

Несмотря на то, что в Тайме текст превалирует над визуальным рядом (20-35% от объема всего издания, не считая рекламных полос), читатель постигает и переживает суть происходящего через фотоизображение. Поэтому сначала зритель считывает визуальную информацию, а текст ее дополняет или поясняет, конкретизирует место и время события, называет имена.

Во второй главе рассматриваются фотографии, которые иллюстрируют текст или оформляют его, т.е. используются как визуальные компоненты, оформляющие материал. Здесь же говорится о тех снимках, которые сочетают в себе обе функции журналистского фотоснимка, и которые очень трудно отнести однозначно к одной из этих групп. Таких снимков в рассматриваемый период на страницах журнала «Тайм» немного, но они очень выразительны и насыщены («Сироты», Малком Линтон из LIASON, № 24, 13 декабря 1999; «Нигерия – демократическое веяние», № 18, 1 ноября 1999).

Долгие размышления о принадлежности к какой-либо группе вызвали репортажные фотографии Сальгадо и Нэтвея. В конце концов, их решено было оставить в первой главе, так как высокая художественность не уменьшает их документальности и реалистичности. Возможно, немного скрашивается натурализм фотографий, снимки становятся более сдержанными, спокойными. Но смысл происходящих событий не нарушается. Сальгадо и Нэтвей занимаются «большим репортажем» и не ставят целью композиционное совершенство фотографии. Просто они им не пренебрегают.

Третья глава посвящена фотографическим рекламным материалам журнала «Тайм», которые выдержаны в одном ключе с остальными материалами издания, Рекламные фотографии занимают в девяти случаях из десяти полностью всю полосу или 2 полосы (разворот) журнала, при этом текстовая информация занимает в пределах 10% от объема рекламы. Текст накладывается на готовую фотографию. Само изображение выполнено по законам профессионального снимка (баланс формы и содержания, проработанная композиция и освещение). В большинстве случаев соблюдена чистота фотографических средств, несмотря на большие возможности американского концерна.

Рекламная фотография – как раз та область, где надо использовать в работе технические достижения.

«Тайм» отбирает рекламные фотографии также профессионально, как репортажные информационные снимки. Право выбора в любом случае остается за «Тайм», который может себе позволить отказать многим рекламодателям.

В «Тайм» прослеживаются некоторые закономерности существования всех трех типов фотографий (информативная фотография, фотоиллюстрация, рекламная фотография) на страницах журнала. Материалы распределяются следующим образом: первые 2 – 3 разворота каждого номера занимают реклама, затем порядка 5 – 15 полос информативного материала, затем опять несколько рекламных полос; порядка 15 полос иллюстрированной информации, подборки новостей, постоянные рубрики (каждая занимает одну полосу) и последняя рекламная полоса. Распределение фотоматериалов так (на примере девяти номеров «Тайм» за ноябрь, декабрь 1999 г.):


Информативные материалы

Фотоиллюстрации

Рекламные фотографии
№ 18 (88 полос) 11,5 8,0 14,0
№ 19 (124 полосы) 15,5 10,0 12,0
№ 20 (92 полосы) 8,0 8,0 18,5
№ 21 (72 полосы) 7,0 7,0 10,5
№ 22 (72 полосы) 7,0 5,0 7,5
№ 23 (72 полосы) 5,0 4,0 10,5
№ 24 (64 полосы) 7,0 6,0 7,5
№ 25 (64 полосы) 5,0 5,0 10,0

ГЛАВА I


ИНФОРМАТИВНЫЕ ФОТОГРАФИИ

ЖУРНАЛА «ТАЙМ»


Информативные материалы «Тайм» составляют в общей сумме порядка 20 – 25 полос каждого номера журнала. Их количество варьируется в зависимости от количества полос конкретного номера (64 – 124 полосы). Из них около 5 – 10 полос – это сами фотографии событий, явлений, людей, выполненные в репортажном информационном стиле. Их соотношение с текстом составляет 2 – 3 части, при этом фотографии являются не иллюстрацией к тексту, а самостоятельным изображением, несущим на себе функции информационного документа.

В «Тайм» информативные фотоматериалы выходят в постоянных рубриках: World Watch, Europe, Middle, East, Asia, Images, Viewpoint, а также в рубриках отдельных номеров: Issues, coverstory, essay.

Возьмем номер журнала «Тайм» за 1 ноября 1999 года (88 полос). Он является самым удачным выпуском (из выбранного периода) по соотношению информационных материалов с рекламными и иллюстративными. В цифрах это выглядит как 1:1:0,4. Из 19 полос информационных материалов 30% составляют фотографии.

В разделе Asia опубликована работа Джеймса Нэтвея («Магнум») под названием «Злость». Информационный материал посвящен индонезийскому конфликту в связи с отставкой вице-президента Индонезии Мегавати. Эта статья занимает 2 полосы разворота, и фотография Нэтвея, изображающая кричащего с распростертыми руками демонстранта, удерживаемого полицией, передает всю боль национальной трагедии. Выхваченная Нэтвеем сцена выходит за границы кадра и через фрагмент передает так весь масштаб и силу события. Возможно, что выразительность этого информативного снимка повышается за счет его формы подачи на полосе. Фотография по размеру занимает треть разворота, тогда как другие снимки этого материала, сделанные Джоном Станмейром из SABA и Дата Аладкака из АР в сумме равны площади заголовка.

Выбор снимка Нэтвея как основного, стержневого сюжета обусловлен, прежде всего, тем, что он наиболее сущностно отражает происходящие беспорядки в Индонезии и освещает событие непосредственно и четко. Возможно, что определенную роль в расстановке акцептов на фотографиях сыграло то, что Джеймс Нэтвей работает в международном агентстве «Магнум», которое уже почти полвека известно своими профессиональными репортажными работами, придерживаясь на протяжении всех этих лет совершенно некоммерческих принципов. Участники «Магнума» снимают где угодно и как угодно. Главное то, что они передают на своих снимках не образ действительности, а саму действительность. Это отличает фотографии участников «Магнума» от других снимков.

Все фотографии Нэтвея, публикуемые в журнале и в других номерах (№ 9, март 2000) реалистичны и достоверны. Его репортажные работы с мест событий (Косово, Румыния (3 марта 2000 года)) максимально полно через детали отражают действительность и передают впечатление от увиденного.

Когда фотожурналисту есть что сказать, он сконцентрирован, прежде всего, на содержании. Нэтвей, как и любой другой фотограф, идет собственным путем познания окружающего мира, и через свои снимки выражает свое отношение к нему. Поэтому в его работе главное – смысл, заложенный в фотографии.

Направление его работы определяется пониманием самой фотографии, в которой он видит возможность и способность непосредственно отражать мир.

Несмотря на очевидную целость выхваченного из жизни момента, фотосюжеты Нэтвея (в марте 2000 года «Арабский лагерь», «Стрельба из спальни») свидетельствуют о продуманном подходе к ним. Идее снимка точно соответствуют изобразительные и психические средства исполнения.

Несмотря на то, что Нэтвей делает акцент не художественности своих работ, будучи репортажным фотографом, эта истинная художественность в традиционном ее понимании. И поэтому композиция фотоснимков Нэтвея настолько интересна, как и выразительность уловленного момента. (Даже трудно сказать, что интереснее больше, но это уже вопрос другой категории).

Фотографии Нэтвея подтверждает Эдварда Уэстона, с которыми все же трудно соглашаться, что «научиться чувствовать композицию невозможно, это вопрос мастерства и творческой зрелости», (про себя он говорил: «о композиции я ровным счетом ничего не знаю. Я создаю ее сам. Слепо следовать правилам композиции ― все равно, что проверять правила земного притяжения перед тем, как отправиться на прогулку»). Действительно, по отношению к Нэтвею, это вопрос творческой зрелости. Он умеет видеть то, что он снимает, при этом с поправкой на предполагаемые трансформации, запечатленной действительности. Хотя действительность, которую он фотографирует, непредсказуема.

Ценно то, что Нэтвей фотографирует те события, в которых участвует сам. Но все равно, просматривая его работы в журнале «Тайм», складывается впечатление, что все же сдерживает себя в определенных этических и эстетических рамках, которые обеспечивают фотографии художественную красоту и исключают шокирующий фактор. Фотографии Нэтвея обладают глубиной содержания и за счет этого внутренней красотой. Они воспринимаются в большей степени как произведения искусства, нежели как журналистские снимки, хотя они считаются достоверными фотографиями, выхваченными из жизни.

Но снимки Нэтвея («Мобилизация французской армии» «Встреча влюбленных по разные стороны решетки») воспринимаются спокойно. Его фотографии не выводят из равновесия, не ужасают, как должны ужасать достоверные снимки смерти юной девушки или военного лагеря.

Публикуемые в журнале «Тайм» фотографии Себастьяо Сальгадо (№ 9) – это журналистское эссе о беженцах всего мира.

Это очень живописные выразительные снимки, которыми можно любоваться. Они эстетически выточены и совершенны по композиции. Это ловушка для тех, кто любит красивую форму – она уводит от содержания. Мы рассматриваем фотографии Сальгадо не в художественном альбоме, а в международном журнале новостей. И на фотоснимках Себастьяо Сальгадо изображены реальные обреченные несчастные люди, переселение которых вызвано войной, голодом или экономическими проблемами целых регионов.

В фотографиях Сальгадо есть тонкая психологическая острота, которая ощущается при длительном рассмотрении его снимков. Работы Сальгадо говорят о том, что профессиональная репортажная фотография не теряет связи с искусством, с художественностью исполнения. С точки зрения журналистского информационного материала фотографии, беженцев – это портрет того, что сам Сальгадо называет – «реорганизация человечества». Как писал о Сальгадо Ричард Лакайо, его фотографии «напоминают нам, что развитый мир, полный изобилия и удобств – для нескольких счастливчиков, и то, что происходит в наше время – то же, что и происходило раньше – ежедневная борьба за выживание». Сальгадо фотографирует беженцев в Танзании, Заире и других регионах (достойная тема для журналистской работы). Хотя изображение фотографическое, как известно, обладает фрагментарностью во времени и пространстве, у Сальгадо фиксируется одно короткое мгновение развивающегося события, и в то же время, оно является завершенным. Это целая жизнь, целая эпопея, заключенная в одном снимке. В то же время фотография, являясь цельной композицией, выходит за рамки кадра.

Сальгадо использует в своей работе репортаж как метод подачи материала. С помощью нескольких снимков он передает свое суждение о тех событиях, участником или наблюдателем которых он становится. Его фоторепортажи на страницах «Тайм» не только предлагают его собственный подход, но побуждают аудиторию к размышлениям, к оценкам происходящего. Но благодаря мастерскому художественному воплощению фоторепортажи Сальгадо имеют в большей степени эстетическую ценность, нежели информационную.

Сенсациями (в прямом смысле этого слова) становятся фотографии другого рода, т.е. обнажающие реальность до такой степени, что на фотографии остается только «голая правда». Такие снимки необычны своей натуралистичностью. Но оригинальность здесь не при чем. При просмотре фотографий «Тайм» создается впечатление, что авторы материалов не зависимы от оригинальности вообще. Потому что снимки журнала по сути своей оригинальностью не отличаются. В фотографиях есть находки, выразительные приемы, но они используются как средства для максимально полной и честной передачи происходящего.

Фотографии «Тайм» несут в себе не только глубину, но и внутренний стимул к дальнейшему поиску понимания происходящих в разных странах, запечатленных со всей голой достоверностью до такой степени, что пробирает озноб и иногда под силой произведенного впечатления хочется закрыть глаза или отвернуться. Не совсем верно то, что увиденное собственными глазами намного сильнее и выразительнее, нежели увиденное на фотографии (просто иногда безопаснее).

Таковы снимки, опубликованные в 22 и 23 номерах «Тайм» (29 ноября; 6 декабря 1999 года) в рубрике Europe, повествующие о военных действиях в Чечне. Материалы вышли под заголовком “Russia Rolls in for War” и Чеченский Ад». Фотография Пола Лоу из «Магнума» в ноябрьском номере называется «смертная казнь»: мертвые русские лежат среди руин на улицах Грозного. Несмотря на малый формат (относительно других фотографий этого материала), снимок масштабен и выразителен. Пол Лоу включается в происходящее событие, и фотография отражает его отношение к нему и глубину переживаний. Это не просто наблюдение за действительностью, а четкое объективное анализирование. В материалах визуальная информация по объему равна текстовой, но она действует намного выразительнее слов. Статья начинается со слов: «Мы ошибались насчет Чечни. Это уже повтор 1994 – 96… Москва хочет, чтобы это стало посланием всему миру – сигнал, что после 15 лет хаоса и сомнений, Россия возвращается на мировую арену, готовая защищать свои интересы любой ценой…». Фотографии материала более красноречивы: чеченские беженцы в давке за хлебом (фото Владимира Суворова из Reuters), насмешливые российские солдаты, уверенно бегущие на задание по Грозному (фото Кристофера Морриса из Black Star), перевязанная девочка, спящая уткнувшаяся в решетку кровати (К. Моррис). Эти фотографии очень символичны по своей сути и в то же время непосредственно отражают страшные военные будни.

«Тайм» в своих информативных материалах постоянно и много пишет о России и о переживаемых проблемах. 10 лет назад «Тайм» писал о пустых прилавках, кооперативах и Горбачеве. Сейчас он пишет о Путине и Чечне. Другой вопрос – что пишет только в черных тонах о проблемах России – социальных, военных, национальных, политических. Некоторые иностранцы выражают свое недовольство по поводу того, что «Тайм» создает заведомо негативный образ России, а те, кто приезжает в нее, видит совершенно противоположные стороны, не раскрытые и даже не затронутые в «Тайм». Здесь возможен один ответ: «Тайм» пишет о том, что есть на самом деле. Он делает огромную работу, добывая информацию из разных источников, проводя собственные исследования, высказывая собственные мнения. В каждом информативном материале есть подборка фотографий совершенно разных фотожурналистов: расследования независимых фотографов или снимки, присланные из информационных агентств.

Касательно информативных материалов о военных конфликтах в Чечне, то в период с 1 ноября 1999 по декабрь 1999 года в каждом номере журнала «Тайм» (за исключением специального выпуска, посвященного проблемам Запада») публиковались фотоматериалы и статьи, информирующие читателя о том, что происходило на тот момент, о военных действиях и освещающие проблему войны в Чечне в целом. Два шокирующих снимка Максима Мармура из Associated Press были опубликованы в 18 номере «Тайм», вышедшем 1 ноября 1999 года. Одна фотография помещалась на развороте, другая была включена в основной снимок в правом углу. Текстовое оформление было чуть меньше по объему самого фоторепортажа. На большом снимке Максим Мармур запечатлел страшное мгновение вылезающих из машины людей и страшный взрыв в непосредственной близости от места съемки. На второй фотографии солдаты вытаскивают из ямы за ноги мертвого человека. Эти два снимка чрезвычайно сложны для восприятия. Возможно, что проблема контакта зрителя с фотографией заключена в самом зрителе. Автор фоторепортажа отснял сюжет профессионально и четко, но проблема в том, что зритель не подготовлен к восприятию такой информации. Возможно, агрессия на такой снимок объясняется внутренним состоянием зрителя. Причина может быть и в его биографии (кто-то из близких погиб на войне). Удивительно, но именно такие безжалостные реалистичные снимки имеют сенсационный успех. Фотографии Мармура обладают каким-то социальным предвидением. Они, как пророчество, которое неизбежно сбывается уже сейчас.

Сила фотографии заключается в конкретизации, в неоспоримой достоверности информации. Но в данном случае важна не столько сама информация, сами снимки, сколько вызванные ими чувства и эмоции. Но эффект может быть непредсказуем. Поэтому иногда даже утешительно думать, что это только отголоски реальности и что настоящего освещения военных действий нет.

Конечно же, журналисты и фоторепортеры работают с полной отдачей, но они ограничены в возможностях, которые им представлены в работе. События в Чечне не освещаются в достаточной степени потому, что фотожурналистов в зоны боевых действий не допускают. Полного освещения военных действий действительно нет. Но исходя из тех сюжетов и фотоматериалов, которые публикуются в «Тайм», можно сказать, что это максимально возможный объективный фоторепортаж.

Но ошибкой было бы считать, что «Настоящий» репортаж – это только сообщение о военных действиях и других из ряда вон выходящих событиях. Этому жанру подвластны самые разнообразные темы, предлагаемые повседневной жизнью общества.

В «Тайм» много репортажных фотоматериалов, посвященных социальным и экономическим проблемам разных стран. Их процент от общего числа информативных фотографий составляет более 40 процентов. Американское издание на самом деле публикует очень большие исследования и материалы о различного рода проблемах Америки, Европы и других континентов. Практически в каждом номере есть статьи и фотографии, отражающие проблемы мирового масштаба, глобальные проблемы экологии, образования культуры.

Репортажные фотографии «Тайм» глубоко гуманистичны, в них чувствуется искреннее сопереживание проблемам других народов. Своими статьями и фотоматериалами «Тайм» оказывает многим народам реальную помощь и поддержку.

В 18-ом номере 1999 года было опубликовано два обширных фоторепортажа, совершенно разных по тематике, но схожих по форме подачи информации. Оба материала были подкреплены текстом, занимающим по объему примерно одну треть визуальной информации. Первый репортаж повествовал о Новом Берлине, (“Visions of Europe” (Взгляд на Европу) был основной темой выпуска) – автором снимка был Л. Кирчнер из LAIF. На разворотах «Тайм» были опубликованы фоторепортажи с улиц Берлина, с Потсдамской площади (которая стала теперь местом ночной жизни и деловых встреч). Несколько фотоматериалов, каждый из которых в отдельности и не обладал особо выдающимися качествами, вместе создали новую композицию. Фоторепортаж Кирчнера продемонстрировал и дал возможность понять, что окружающую действительность можно снимать по-другому. Можно уйти от банальности, меняя взгляд и отношение к ней посредством применения необычных ракурсов и приемов съемки, и, самое главное, меняя внутреннее отношение к ней. Берлин на фотографиях Кирчнера действительно казался обновленным. Несмотря на то, что фотожурналист по сравнению с фотохудожником ограничен в своих возможностях создания образа, это как раз тот случай, когда фотограф увидел этот образ и нашел его в реальности.

Фоторепортаж, тем не менее, не требует особого индивидуального подхода. Главное, в чем должны быть заинтересованы фотографы, работающие в области репортажной съемки, это то, чтобы зритель поверил в объективность и достоверность снимка.

«Для фоторепортажа обязательно наличие нескольких основных факторов: бесспорно документальный, публицистический характер, определенные рамки, эффект присутствия автора на месте события в качестве очевидца или участника, субъективное авторское отношение к событию, яркая стилевая форма с возможным использованием художественных средств»*.

Фотоматериал Алана Мингама из LIASON в том же ноябрьском номере «Тайм» наделен в равной степени всеми необходимыми качествами фоторепортажа. Публикованный в рубрике “Middle East” снимок рассказывает о невыносимом и дешевом рабочем труде в Восточных странах. Это репортаж в одном кадре, полноценно отражающий общую ситуацию изнурительной работы во многих странах Востока. На фотографии в пыли, по колено в воде, работают люди, помогая друг другу взваливать на спины мешки и тележки.

Достоверные неинсценированные репортажи фотожурналистов, публикуемые в «Тайм» (Пол Лоу, № 22; Жан-Марк Буджи, № 14; Максим Мармур, № 18) перекликаются с репортажами А.-К. Брессона. Именно его фоторепортажи «стали своего рода эталоном «непреднамеренной» съемки, без какой-либо подготовки, а тем более, предварительной организации»*. Брессон продемонстрировал широчайшие возможности этого вида съемки. Многие фоторепортеры ориентируются в своей работе на его метод съемки репортажа.

Все репортажные фотографии, опубликованные в журнале «Тайм» (рассматриваемого периода) соответствуют законам этого жанра. В репортажах нет искусственно созданных ситуаций, нет неестественности. Но иногда все-таки прослеживается чрезмерное «включение» автора репортажа в кадр, его предварительная режиссура, постановка кадра. Примером такой работы служит фоторепортаж Габриэля Бойза (AFP) о приезде Папы Римского в Иерусалим (3 апреля 2000, № 13). Фотографии Папы Римского на Святой Земле – это отчасти искусственно созданный образ. Здесь есть тонкая грань, которую сложно уловить. То есть, все происходит на самом деле, но фотограф как будто не ловил моменты, а целенаправленно создавал их. Фотографии «Папа и Абдулла», «Папа и дети» – определенные приемы PR. Они отражают жизненные ситуации, но в том ключе и стой стороны, с которой они лучше отвечают образу, полнее его отражают. Подозрения в их постановочности закрадываются благодаря ракурсам, постоянно слишком правильным и удачным – повороты головы, положение рук и т. д. Возможно Папа Римский в действительности очень статен и фотограф профессионально выбирает удачные точки съемки и ракурсы.

В конце концов, вряд ли автор снимков ставил целью показательную демонстрацию привлекательности образа. Эстетика этих фотографий так же однозначна, как их репортажность. Правдоподобие снимков Габриэля Бойза также подтверждается тем, что в материале есть фотографии других журналистов, выполненные в том же ключе (Джим Холландер из Reuters и Джанни Джансанти из Corbis Sygma). Фотожурналисты – непосредственные свидетели, участники события приезда Папы Римского. И они оперативно и динамично рассказывают эту «историю события» в своих снимках.

Вместе в одном материале снимки нескольких фотографов, снимающих одно и то