Xreferat.com » Рефераты по этике » Этические вопросы деятельности адвоката

Сколько стоит написать твою работу?

Работа уже оценивается. Ответ придет письмом на почту и смс на телефон.

?Для уточнения нюансов.
Мы не рассылаем рекламу и спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, возможно, допущена ошибка в адресе.
В таком случае, пожалуйста, повторите заявку.

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, пожалуйста, повторите заявку.
Хотите промокод на скидку 15%?
Успешно!
Отправить на другой номер
?Сообщите промокод во время разговора с менеджером.
Промокод можно применить один раз при первом заказе.
Тип работы промокода - "дипломная работа".

Этические вопросы деятельности адвоката

УНИВЕРСИТЕТ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ ОБРАЗОВАНИЯ


Факультет юридический


ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

ТЕМА: ЭТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АДВОКАТА


Исполнитель:

студент 6 курса заочной формы обучения

Кокорин Константин Владимирович


Астрахань – 2009

ПЛАН


Введение

Глава 1 Основные принципы адвокатской этики

    1. Честность

    2. Компетентность и добросовестность

    3. Конфиденциальность

1.4 Образ адвоката. Критерии оценки работы

Глава 2 Адвокатская этика в уголовном процессе

2.1 Профессиональный долг адвоката-защитника

2.2 Профессиональная культура и мастерство защитника

Глава 3 Адвокатская этика в гражданском процессе

            1. Этические принципы судебного представительства

            2. Адвокат и истина

Глава 4 Предотвращение непрофессиональной юридической практики

Заключение

Библиография

Приложение


ВВЕДЕНИЕ


Термин «этика» происходит от греческого ethos — обычай, нравственный характер. Впервые он был введен Аристотелем, как обозначение особой области исследования—практической философии, ибо она пытается ответить на вопрос, что мы должны делать»[1, c. 543]. Предметом регулирования общей этики является нравственное поведение человека вообще, любой профессии, в любых обстоятельствах.

Предметом же адвокатской этики становится поведение представителя этой профессии, члена соответствующей корпорации, преимущественно в обстоятельствах, где он действует именно как профессионал, либо представляет свою профессию, либо воспринимается окружающими именно как представитель корпорации адвокатов.

При этом важно сразу оговориться, что адвокат как человек может придерживаться любого этического учения, любых этических воззрений, однако как для члена корпорации для него возможна только одна система профессиональных ценностей, только один набор стандартов профессионального поведения.

Разумеется, когда те или иные аспекты деятельности адвоката определяются общеправовыми нормами, в частности процессуальными кодексами, речь уже идет не о чисто этических установлениях, но о соблюдении требований Закона, что, кстати, для адвоката уже само по себе является одной из этических норм существования.

Таким образом, можно сформулировать следующее общее правило: предметом адвокатской этики является предписываемое корпоративными правилами должное поведение члена адвокатской ассоциации в тех случаях, когда правовые нормы не устанавливают для него конкретных правил поведения.

Следует учесть, что большой ошибкой было бы считать, что формирование системы этических норм профессионального поведения адвоката (которые, безусловно, ограничат свободу действий адвоката) в той или иной степени сможет помешать выполнению адвокатом его профессиональных обязанностей. Для того чтобы избежать такого заблуждения, достаточно вспомнить, что «профессиональные обязанности адвоката» — это не только то, что надо делать, но и то, как это дозволительно делать.

Данная работа посвящена значению этики в деятельности адвоката.

С нашей точки зрения, порядок и стабильность в обществе невозможны, по крайней мере, без двух составляющих — экономически приемлемого состояния граждан, в особенности среднего класса, и уважения к законам. Внеправовом обществе, пусть даже с процветающей экономикой нельзя говорить о стабильности и порядке уже хотя бы потому, что ни один индивидуум не будет жить с уверенностью в завтрашнем дне, поскольку при правовом беспределе его могут в любую минуту бросить в тюрьму, отобрать имущество, лишить основных прав человека и гражданина. В то же время правовой порядок, правовое общество подразумевают не только наличие хороших и стабильных законов, не только их соблюдение гражданами и представителями государства, но и в обязательном порядке уважение населения к людям, олицетворяющим Закон — судьям, прокурорам, адвокатам, нотариусам, сотрудникам органов внутренних дел, таможни, налоговой инспекции и полиции и т. д.

Наибольшее количество контактов рядовых граждан с законом происходит через адвокатов и, в меньшей степени, нотариусов. Естественно, действия сотрудников правоохранительных органов (главное — милиции) также весьма приметны, однако лишь тогда, когда их поведение становится противоправным. Так, если инспектор ГИБДД (ГАИ) четко соблюдает требования закона, не «придирается», не вымогает взятки, не злоупотребляет своими полномочиями, то мы порою просто не замечаем его присутствия на дороге. Другое дело — адвокаты. К ним обращаются за правовой помощью, за защитой нарушенных прав. Недостойное или недобросовестное поведение адвоката всегда становится предметом обсуждения между клиентом и его друзьями, родственниками, сослуживцами. Получается, что о неблаговидном поступке адвоката всегда и с очевидностью узнает достаточно широкий круг лиц. Подрывается престиж профессии. Заботясь об уважении к своей профессии, адвокаты защищают интересы всей Правовой Системы государства. Но для рядовых граждан престиж адвокатской деятельности легко экстраполируется на деятельность всех «служителей Фемиды», а этим, в частности, определяется и уважение к Закону вообще. Таким образом, к адвокату следует предъявлять самые высокие требования с точки зрения соблюдения профессиональной этики и стандартов поведения.

Когда мы говорим о престиже адвокатской профессии, мы вовсе не имеем в виду, сколь высоким должно быть собственное внутреннее мнение адвоката о его значимости и роли в обществе. Это — немаловажно, но отнюдь не главное. Престиж профессии определяется не внутренней самооценкой, а, напротив, оценкой окружающих.

Вряд ли сегодня кто-либо станет спорить с тем, что для дальнейшего развития отечественной адвокатуры вопрос выработки точного перечня профессиональных этических установлении столь же необходим, как и принятие закона об адвокатуре. К чему приводит «игра без правил», мы хорошо видим на практике. Самое страшное — это то, что адвокаты начинают истреблять друг друга, погрязая в интригах, сплетнях, неуважительных публичных отзывах друг о друге. Процветают перехват клиентов и взаимные оскорбления. Формируется психология волка-одиночки, для которого ничто и никто не указ. Кроме того, исторически доказано, что адвокатура, не признающая этические принципы, не может рассчитывать на доверие общества. Результатом этого всегда становилось усиление вмешательства государства в дела адвокатуры, что, с необходимостью, влекло за собой ограничение реальной независимости адвокатских формирований, без которой адвокатура как правозащитный институт невозможна.

Надо при этом понимать, что для возникновения этических проблем в адвокатском сообществе есть свои достаточно объективные причины. Очень часто мы просто имеем дело с абсолютно нормальным стремлением любого профессионала, чья деятельность основана на его индивидуальном труде, выделиться среди себе подобных, стать более заметным. Однако конкуренция между адвокатами не должна происходить по дарвинским законам борьбы за выживание, когда все средства хороши и допустимы. Такая борьба естественна и уже потому возможна, но должна она проходить в рамках профессиональной этики. Эти рамки должны быть хорошо известны любому практикующему адвокату. Это обуславливает необходимость раскрытия данной проблемы, что и будет сделано в данной работе.


Глава 1 Основные принципы адвокатской этики


Лиризм, даже задатки героизма

должны быть ему не чужды,

он должен быть с нервами, с огнем,

да, именно с огнем, в работе,

великодушным, художественным,

красноречивым...

Э. Пикар. Об адвокате (Парадокс)


Слово «advokatus” возникло от латинского «advokatio» — обращение за помощью, судебная защита. Отсюда сразу становится понятным, что основная задача адвоката всегда была, есть и будет — помогать своим умением, знаниями и опытом тому, кто обратился к нему за помощью. Следовательно, формулируя основные понятия и принципы профессиональной этики адвокатов, мы не можем отступить от простого и очевидного правила — адвокат должен быть максимально полезным для своего клиента при условии... И вот тут-то и начинаются все проблемы. Вот эти-то условия и есть тот оселок, на котором проверяется правильность понимания адвокатом публичного характера его профессии, соблюдения корпоративных интересов, его статус гражданина и субъекта правового регулирования и многое, многое другое.

Никому не дано посчитать, сколько копий было сломано известнейшими юристами всех времен и народов вокруг этой проблемы. И будет элементарным упрощенчеством полагать, что причина споров кроется в той или иной государственной идеологии (например, коммунистической, фашистской, сионистской или исламской). Вот, например, один из известнейших дореволюционных процессуалистов Е. В. Васьковский писал, что «адвокат — уполномоченный общества, обязанный блюсти общественный интерес»1.

Казалось бы, фраза более характерна для деятелей типа Вышинского, но уж никак не для дореволюционного либерала. И, наоборот, уже в сталинские времена, в 1927 году эту позицию подверг справедливой критике профессор Полянский, выразив коротко и ясно — «цель защиты и есть защита».

Аналогичные дискуссии велись и на Западе. В известной степени короче и образнее других доминирующую точку зрения сформулировал Э. Пикар: «Как магнитная стрелка компаса указывает на север, так и адвокат должен прежде всего защищать»2. Страшно себе это сегодня представить, но каких-то сорок с небольшим лет назад, уже после смерти Сталина, в 1954 году М. В. Чельцов (последователь взглядов Вышинского) утверждал, что:

1. Защитник может признавать факты, отрицаемые подзащитным.

2. Защитник может согласиться с доказанностью обвинения, не признаваемого подсудимым.

3. Защитник может признать несоответствующими истине те или иные показания подсудимого3.

При таком подходе адвокат фактически представляет интересы социалистического государства, «самого передового общества», но никак не своего клиента. Обычно все авторы, комментировавшие впоследствии это знаменитое утверждение М. В. Чельцова, риторически вопрошали — зачем в процессе два прокурора?!

Итак, адвокат, безусловно, прежде всего руководствуется интересами своего клиента. Однако существует и множество ограничений на этом поприще, обязывающих адвоката придерживаться определенных рамок поведения. Например, клиент хочет, чтобы адвокат от его имени передал судье взятку. Пронес в следственный изолятор наркотик для подзащитного. Вызвал для допроса в суд лжесвидетеля. Любому понятно, что такие действия адвоката будут противозаконными и уже лишь потому недопустимыми. Но они будут не только противозаконными, но и неэтичными по отношению к правосудию.

Возьмем еще пример. Клиент желает, (а большинство нынешних клиентов, к сожалению, полагают, что если они платят, то они и вправе «желать» чего угодно), чтобы адвокат выставил ответчика в суде (а хорошо бы и адвоката ответчика тоже) глупыми и безнравственными людьми, высмеял бы их, унизил. Вправе ли адвокат согласиться с подобным «пожеланием»? Прямого запрета в законе мы не найдем. Ответ же тем не менее достаточно очевиден — нет, не вправе. Адвокат не может, не должен унижать человеческое достоинство кого бы то ни было. Адвокат всегда обязан уважительно относиться к коллегам. Адвокат не вправе использовать судебную трибуну для оскорбления (пусть даже не в уголовно-правовом смысле этого термина) чести и достоинства любого лица. Адвокат должен уважительно относиться к суду, не допуская в его присутствии перебранок, взаимных эмоциональных выпадов.

Но почему это именно так, а не иначе? Закон же не запрещает! Ответ на вопрос «почему не вправе?» также следует искать в сфере этических установлении профессии.

Итак, приступая непосредственно к формулированию основных понятий адвокатской этики, мы хотели прежде всего пояснить следующее. Уже эти приведенные выше примеры хорошо показывают нам, почему следует признать бессмысленной попытку построить этический кодекс адвокатской деятельности по принципам особенной части. Сколько ситуаций, схожих, аналогичных тем, что нами предложены, придется описать в кодексе? Десятки, сотни, тысячи? И все равно останутся лазейки, позволяющие обойти конкретные запреты и выполнить «желание» самодурствующего клиента. А если так, то и клиент будет считать себя вправе требовать от адвоката то, что не запрещено адвокатским этическим кодексом. И, кстати, будет по-своему, «по-жлобски» прав. И потому мы даже не будем пробовать составить перечень тех нарушений, которые следует признавать ненадлежащим профессиональным поведением адвоката. Любой перечень, список «априори» надо будет признать неполным. Но стоит нам записать в кодекс адвокатской этики принципы поведения адвоката в суде, принципиальные основы его отношений с коллегами, с третьими лицами в процессе, как проблема снимается сама собой. У адвоката появляется возможность самостоятельно оценивать соотносимость «пожеланий» клиента с дозволенным ему — адвокату — поведением. Итак, интересы клиента превыше всего, но не вместо всего.

Таким образом, для нас представляется важным определиться именно с основными понятиями, выработать главенствующие принципы поведения. Остальное решать будет каждый адвокат сам для себя, а контролировать правильность таких решений — комиссия по этике (дисциплинарная комиссия) соответствующей коллегии адвокатов. Спустя непродолжительное время мы сможем получить достаточно подробный «свод» прецедентов, в основе которого будут лежать принципы надлежащего профессионального поведения и обобщенная практика их реального применения, выработанная территориальными коллегиями адвокатов (кстати, заметим в скобках, — возможно, что и с учетом местных традиций и обычаев).

Какие же понятия мы можем выделить как «краеугольные камни» адвокатского существа, определить как основополагающие, составляющие суть адвокатской этики? Нам представляется правильным признать таковыми ЧЕСТНОСТЬ, КОМПЕТЕНТНОСТЬ, ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ и КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСЬ.

В этой связи хотелось бы предложить простой «психологический тест»: обратиться к своему жизненному опыту и вспомнить, как часто мы готовы сказать о человеке, что он честный, компетентный и добросовестный специалист. Не претендуя на социологическую точность эксперимента, тем не менее рискнем предположить, что немногие из наших знакомых будут удостоены таких характеристик. Как правило, такими определениями мы не разбрасываемся и «присуждаем» их как высшую награду лишь тем, кому безгранично доверяем и кого называем истинными профессионалами. Если человек компетентен и честен, мы готовы услышать от него правду, даже если она не очень «добрая» и не очень «вежливая». Именно к честному, компетентному и добросовестному специалисту мы стремимся обратиться за помощью в сложную минуту, когда нам нужнее всего поддержка делом, а не чужие утешения и сочувствие. И именно эти качества оказываются для нас важнее, чем обычно искомые нами у наших близких и друзей доброта, отзывчивость и вежливость.

Выделив эти три важнейших понятия — «честность», «компетентность» и «добросовестность» — и определив их значение, с нашей точки зрения, было бы правильным рассмотреть затем и те «блоки» адвокатского бытия, те сферы его деятельности, где эти понятия находят свое практическое применение. Они проявляются с определенной спецификой в различных аспектах адвокатской деятельности: при выполнении им своих обязанностей в качестве адвоката-защитника в уголовном процессе, а также как представителя в гражданском, в иных публичных выступлениях, консультировании клиентов.


1.1 ЧЕСТНОСТЬ


Безупречная честность при ведении дел — руководящий принцип адвокатской деятельности, как общественного служения.

Д. Ватман

Адвокатская этика

В общественном сознании принцип честности включает в себя и принцип правдивости. Некоторые считают эти понятия даже синонимичными. Н. Н. Полянский, много писавший на интересующую нас тему, указывал на то, что «обязанность быть правдивым, если не для всякого защитника, то для члена адвокатской корпорации, представляется или должна быть обязанностью, относящейся к области добрых нравов корпорации»4.

С нашей точки зрения, между принципами правдивости и честности есть существенная разница. Принцип правдивости подразумевает сообщение только правдивой, субъективно истинной информации. Принцип честности — значительно шире, и помимо вышесказанного, он также предполагает субъективно - честное отношение к высказыванию индивидуальных оценок, личного мнения, собственной правовой позиции, а также, что представляется не менее важным, честное (т. е. порядочное, достойное, нравственное) поведение адвоката во взаимоотношениях с окружающими его людьми: коллегами, клиентами, судом, представителями правоохранительных, государственных органов, СМИ и т. д.

Возможность доверять адвокату является необходимым элементом в отношениях между адвокатом и его клиентом, коллегами или судом. При отсутствии честности у адвоката его полезность для клиента и репутация в профессиональном кругу будут разрушены. В этом случае адвоката не спасет даже его профессиональная компетентность и добросовестность в выполнении своих обязанностей.

Другим проявлением принципа честности в адвокатской профессии является то, что при оказании правовой помощи клиенту адвокат никогда не должен осознанно способствовать или поощрять нечестность, мошенничество, иное преступление либо инструктировать клиента, как нарушить закон или скрыть следы преступления. В этой связи адвокату иногда бывает достаточно сложно выбрать правильную линию поведения при таких, например, обстоятельствах. В адвокатское бюро, специализирующееся на хозяйственно-правовых вопросах, обращается некая фирма с просьбой помочь им составить, скажем, квартальный балансовый отчет для представления в налоговую инспекцию. При этом клиент не скрывает, что учет у него был «липовый », имевший целью сокрытие части дохода, уменьшение налогооблагаемой базы. Другими слонами, клиент просит адвоката помочь ему скрыть следы преступления. Разумеется, по общему правилу, адвокат не вправе этого делать. Но в данном случае есть некоторая специфика. В области экономики, особенно ее «налоговой» части, происходит, упрощенно говоря, следующее: государство пытается как можно больше получить с товаропроизводителей, а последние стараются как можно меньше отдать. Если это «перетягивание каната» идет по правилам (т. е. на основе действующего законодательства, с использованием его слабых мест, непроработанности, «изобретения» законных по форме схем), то во всем мире бизнес-адвокаты «тянут канат» на стороне клиента. Не имеется в виду, что адвокат при этом может помогать клиенту, исходя только лишь из того, что действующее налоговое законодательство является с его — адвоката — точки зрения неразумным, экономически безумным. В любом случае, в практической деятельности адвокат обязан исходить из принципа «закон есть закон». Адвокат не может порекомендовать клиенту подделать тот или иной первичный документ, сжечь ненужные (опасные), не показывать в отчете ту или иную операцию. Но адвокат может посоветовать клиенту переструктурировать баланс в соответствии с положениями закона таким образом, чтобы снизить размер подлежащих уплате налогов. Адвокат вправе помочь клиенту, поделившись с ним своими знаниями о «белых пятнах» закона, о противоречиях действующего налогового законодательства. То есть, действуя в интересах клиента, адвокат не может давать ему прямо противозаконные рекомендации, но может и обязан использовать все известные ему законные способы для того, чтобы добиться желаемого результата.

Поэтому, с самого начала общения с клиентом адвокат должен четко обозначить, что, помогая клиенту, он не считает допустимым и не будет нарушать закон, но будет защищать интересы клиента всеми законными способами и средствами, прилагая максимум усилий и знаний.

К сожалению, психология по принципу «кто платит — тот и заказывает музыку» весьма популярна в наши дни и порой торжествует даже в отношениях между клиентом и его адвокатом. На практике нередко можно встретить безобразные примеры того, когда адвокат, в погоне за гонораром, становится слепым исполнителем желаний своего доверителя или подзащитного, инструментом, с помощью которого творятся противозаконные и нечестные действия. Никаким гонораром в подобных случаях не окупается падение престижа адвоката как в глазах клиента, так и перед лицом суда и общества в целом. Никогда не следует забывать о том, что адвокат — фигура самостоятельная и всегда имеющая право выбора своего поведения и своей позиции во взаимоотношениях с клиентом и судом. Даже в гражданском деле, даже действуя по доверенности от имени клиента, адвокат всегда остается представителем своей корпорации, по его поступкам судят не о клиенте, которого он представляет, а о коллегии адвокатов, членом которой он является. И потому, если клиент настаивает на совершении адвокатом поступка, несовместимого с его адвокатским статусом, адвокат, зная это, не должен принимать такое поручение, а также имеет полное моральное право отказаться от дальнейшего ведения дела этого клиента (если такой отказ не противоречит требованиям закона).

Исходя из вышесказанного, именно честность, с нашей точки зрения, следует признать необходимым качеством лица, желающего быть адвокатом. И основываясь на этом, одним из основополагающих правил Кодекса профессиональной этики адвоката должно стать следующее:

Адвокат должен честно выполнять свои обязанности по отношению к клиентам, суду, другим адвокатам и обществу в целом.

Также необходимо отметить, что бесчестное или сомнительное поведение адвоката отражается не только на репутации самого адвоката, но и на репутации других членов коллегии, а также на авторитете всей системы правосудия в целом. Из чего следует заключить что, если поведение таково, что информация о нем может повредить доверию к нему как честному и порядочному профессионалу, в подобных ситуациях дисциплинарный орган коллегии адвокатов должен иметь все права к тому, чтобы применить к такому адвокату надлежащее дисциплинарное взыскание.


1.2 КОМПЕТЕНТНОСТЬ И ДОБЮСОВЕСТНОСТЬ


Компетентность и добросовестность, проявляемые адвокатом при исполнении своих профессиональных обязанностей, являются необходимыми составляющими, формирующими высокое качество и профессионализм оказываемой адвокатом юридической помощи.

Следует подчеркнуть, что под «компетентностью» в контексте данной главы подразумевается не просто знание адвокатом положений действующего законодательства, но и наличие у адвоката достаточных навыков, необходимых для применения этих знаний на практике, в том числе и при ведении дел, а также умение использовать их наиболее эффективно в интересах клиента. Мы твердо убеждены в том, что лицо, нуждающееся в юридической помощи, вправе рассчитывать на то, что любой адвокат обладает достаточными способностями и умением для компетентного разрешения любых возникающих юридических вопросов в его (клиента) интересах.

Для того, чтобы оправдать такие ожидания и добиться достаточного уровня профессионализма в исполнении своих обязанностей, каждый адвокат должен внимательно следить за развитием (изменением) законодательства во всех отраслях права, с которыми он сталкивается в своей деятельности, быть в курсе правоприменительной практики, поддерживать свою квалификацию на уровне эрудированного, компетентного, опытного в применении права специалиста.

Не менее важным представляется также умение адвоката правильно оценивать уровень своей компетентности и ее достаточность для оказания квалифицированной правовой помощи по конкретному делу. При решении данного вопроса определяющими критериями для адвоката должны быть следующие факторы: сложность и специфика поставленной задачи, предшествующий опыт адвоката в ведении подобной категории дел, наличие возможности проведения дополнительных исследований на стадии подготовки к делу, наличие потребности в консультациях с адвокатом другого направления деятельности (специализации) при решении проблем, связанных с исполнением данного поручения клиента, и, наконец, целесообразность принятия адвокатом такого поручения с учетом всех вышеперечисленных критериев.

Если адвокат осознает недостаточность собственной квалификации, опыта, а также возможностей для надлежащего исполнения поручения, он должен либо отказаться от него, либо получить согласие клиента на консультацию с адвокатом, компетентным в данной области, либо на сотрудничество с таким адвокатом. При этом адвокат обязан согласовать с клиентом не только свое право на консультацию с другим адвокатом или специалистом в той или иной области знаний, но и право на раскрытие последнему необходимой для консультации информации, полученной от клиента, а также расходы, связанные с проведением такой консультации. Иное поведение следует признать как нечестное по отношению к клиенту и расценивать его в соответствии со стандартами, применимыми для целей определения небрежности (самонадеянности)

Адвокат консультирующий потенциального клиента и вынужден- ный отказаться от принятия его поручения в силу недостаточной компетенции в данной области права должен быть готов и к тому, чтобы порекомендовать такому клиенту того специалиста, который сможет лучше решить данную проблему. Такая помощь должна осуществляться по внутреннему убеждению и не может быть связана с получением какого-либо вознаграждения со стороны клиента и/или рекомендованного адвоката.

Принцип добросовестности, в свою очередь, означает, что адвокат при выполнении своих профессиональных обязанностей должен, помимо того, что действовать компетентно, действовать с наибольшей отдачей собственных сил и способностей и приложить все усилия для того, чтобы предоставить квалифицированную юридическую помощь клиенту в кратчайшие сроки и при максимальном учете интересов последнего. В частности, это подразумевает и обязанность адвоката с разумной быстротой отвечать на всю профессиональную корреспонденцию, а также пунктуальность при выполнении адвокатом всех иных профессиональных обязательств.

Если адвокат обоснованно предвидит продолжительную задержку в оказании помощи клиенту или иные обстоятельства, препятствующие ему надлежащим образом осуществлять защиту интересов клиента (в том числе из-за большой профессиональной загруженности адвоката по ведению иных принятых им ранее дел), клиент должен быть незамедлительно об этом проинформирован.

В виде правила принцип компетентности и добросовестности можно было бы сформулировать следующим образом:

а) Адвокат обязан обеспечить клиенту должную компетентность при оказании ему юридической помощи или совершении любых юридических действий от его имени.

б) Адвокат должен оказывать юридическую помощь клиенту добросовестно, наиболее тщательным и квалифицированным образом , как того требует уровень профессиональной юридической помощи, по крайней мере, эквивалентный тому уровню, на каком в подобных ситуациях действует квалифицированный адвокат.

Очевидно, что адвокат, который в результате своей некомпетентности оказал клиенту правовую помощь ненадлежащего качества, тем самым дискредитирует профессию и может способствовать созданию отрицательной репутации всей адвокатской корпорации. Безусловно, что такое поведение заслуживает осуждения. Тем не менее, не следует забывать и известное изречение о том, что не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. Нам не хотелось бы, чтобы сформулированные выше требования кем бы то ни было, трактовались как подразумевающие под собой полную профессиональную безупречность адвоката. Как известно, ошибка ошибке рознь, и потому не всякое действие адвоката, даже если оно стало основанием для судебного взыскания с адвоката ущерба в пользу клиента, следует расценивать как ошибку в соблюдении адвокатом этических правил. В любом случае, решению этого вопроса всегда должно предшествовать тщательное исследование, проводимое коллегами-адвокатами (членами дисциплинарного органа коллегии).


1.3 КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТЬ


Один из основополагающих принципов адвокатской деятельности — обязанность адвоката хранить профессиональную тайну. Вспомним слова А. ф. Кони: «Между защитником и тем, кто в тревоге и тоске от грозного надвинувшегося обвинения обращается к нему в надежде на помощь, устанавливается тесная связь доверия и искренности. Защитнику открываются тайники души, ему стараются разъяснить свою невиновность или объяснить свое падение и свой скрываемый от других позор, такими подробностями личной жизни и семейного быта, по отношению к которым слепая Фемида должна быть и глухою»5.

Адвокат не может оказывать результативную профессиональную помощь клиенту до тех пор, пока между ними не будет достигнуто полное взаимопонимание. В то же время клиент должен чувствовать абсолютную уверенность и возможность действовать исходя из того, что вопросы, обсуждаемые с адвокатом, и предоставленная им адвокату информация будут сохранены как конфиденциальные, без каких-либо на то специальных требований или условий со стороны клиента.

Таким образом, вопрос адвокатской тайны можно с полным правом охарактеризовать и как юридический, и, одновременно, этический. В правовом плане этот вопрос урегулирован (или должен быть урегулирован) нормами законодательства об адвокатуре, уголовно-процессуальным и гражданско-процессуальным законом. Понятно, что этические нормы носят более общий характер, шире, многоаспектнее и поэтому требуют дополнительного регулирования корпоративными правилами, в частности Правилами профессиональной этики. По этому поводу Д. Ватман писал: «Принцип адвокатской тайны установлен законом и, следовательно, является правовой нормой, определяющей в ряде случаев права и обязанности участников процессуальной деятельности при отправлении правосудия. Вместе с тем это процессуальное правило, относящееся прежде всего к адвокатам, имеет глубоко нравственное содержание, что делает его одним из важнейших принципов профессиональной адвокатской этики»6.

В наиболее общем виде правило конфиденциальности можно сформулировать следующим образом: адвокат должен держать в тайне всю информацию, касающуюся обстоятельств и фактов, сообщенных ему клиентом или ставших известными адвокату в связи с выполнением поручения, а также сам факт обращения к нему того или иного клиента, и не должен разглашать такую информацию, пока не будет на то определенно и однозначно уполномочен клиентом, а также если это потребуется на основании закона или разрешено (предусмотрено) Правилами профессиональной этики.

Адвокат должен сохранять конфиденциальность по отношению к любому клиенту, независимо от того, является ли клиент постоянным или обращается за оказанием разовой помощи. Адвокат обязан в одинаковой степени сохранять в тайне как сведения, полученные им от клиента, так и информацию о клиенте, предоставленную ему в процессе оказания услуг клиенту. Этическое правило конфиденциальности должно применяться безотносительно к тому факту, что другие лица могут владеть такой же информацией.

Достаточно понятным и простым является положение о распространении всех правил, регулирующих институт адвокатской тайны, на помощников адвоката и технический персонал юридических консультаций и адвокатских фирм (бюро). В Общем кодексе правил для адвокатов стран Европейского Сообщества, к примеру, это положение выделено в отдельное правило и сформулировано следующим образом: «Адвокат обязан требовать соблюдения конфиденциальности от помощников и от любых других лиц, принимающих участие в оказании услуг клиенту. Адвокат обязан предпринять все необходимые меры для соблюдения положений настоящего правила его помощниками, ассоциаторами, секретарями и иным персоналом юридической консультации, адвокатского бюро (фирмы), кабинета».

Итак, поскольку требования о соблюдении конфиденциальности налагают на адвоката существенные ограничения, прежде всего следует определиться с тем, с какого момента возникает адвокатская тайна. Долгое время этот вопрос был предметом литературных дебатов7. Для нас же он решается однозначно — с момента, когда клиент переступил порог юридической консультации, адвокатской фирмы, бюро, все дальнейшее составляет предмет адвокатской тайны. Сам факт обращения к адвокату — уже профессиональная тайна. Суть просьбы клиента, содержание первичной консультации — это тоже предмет адвокатской тайны. Более того, если даже первоначально к адвокату обратился не сам будущий клиент, а кто-либо из его родственников, с которым впоследствии никакого соглашения о ведении дела не заключалось, общее правило остается неизменным — вся информация, полученная от этого родственника, даже сам факт его обращения — суть адвокатская тайна.

Возникшая обязанность адвоката сохранять полученную им конфиденциальную информацию действует не только в течение времени оказания адвокатом юридических услуг, но и продолжает существовать и после прекращения взаимоотношений по юридическим вопросам, не ограничиваясь моментом прекращения оказания правовой помощи клиенту. Не влияет на это правило и возникновение каких-либо разногласий и конфликтов между адвокатом и его клиентом. «На обязанность соблюдения конфиденциальности не распространяется действие срока давности» (Общий кодекс ЕС, п.п. 2.3.2.—2.3.4.).

В целях соблюдения требований, касающихся сохранения конфиденциальности информации, адвокат должен избегать несдержанного (неосторожного) общения, даже с супругом (ой) или членами семьи, по вопросам, касающимся дел клиента, и должен остерегаться любых бесед, касающихся конкретных выполняемых им поручений, даже без упоминания имени клиента или иной возможности идентификации личности последнего. Более того, адвокат не должен повторять никаких