Xreferat.com » Рефераты по валютным отношениям » Проблемы европейской валютной интеграции

А сколько
стоит написать твою работу?

цену

Вместе с оценкой стоимости вы получите бесплатно
БОНУС: спец доступ к платной базе работ!

и получить бонус

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту.

Если в течение 5 минут не придет письмо, возможно, допущена ошибка в адресе.

В таком случае, пожалуйста, повторите заявку.

Проблемы европейской валютной интеграции

Балтийская Государственная Академия Рыбопромыслового Флота

кафедра экономической теории



Доклад

по дисциплине макроэкономика

на тему


«Проблемы европейской валютной интеграции»


Выполнил: студент группы К-21

Ефимов А. Е.

Научный руководитель: к.э.н.

Соловьев А. А.


Калининград

2001


Содержание


  1. Введение

  2. Из истории валютной интеграции в Европе

  3. План перехода к единой валюте

  4. Этапы ввода Евро в обращение: проблемы и решения

  5. Причины европейской валютной интеграции

  6. Практическая подготовка к введению Евро

  7. Евро и Россия

  8. Заключение

  9. Список литературы

  10. Приложения


Введение


Сообщения о постоянном снижении курса единой европейской валюты стали лейтмотивом лент финансовых новостей в последнее время. C тех пор как в условиях торжеств и предшествующей массированной PR-компании было объявлено о введении новой единой европейской валюты, прошло без малого два года. За это время курс евро снизился на 27%. Только за период с начала 2000 г. по начало третьей декады сентября падение курса евро уже составило 15%. И сейчас все более отчетливо звучат пессимистические прогнозы относительно дальнейшей конъюнктуры.

В конце 1998 г. перед началом "новой экономической эры" мнения экспертов были диаметрально противоположны, но многие были уверены в безусловном успехе евро. Экономисты выстраивали целые системы доказательств жизненной необходимости введения новой валюты, оперируя такими аргументами, как снижение торговых и банковских издержек, удешевление кредитных ресурсов для стран зоны евро, снижение валютных рисков, формирование единого европейского рынка капитала, укрепление бюджетной дисциплины, повышение интенсивности инвестиционных процессов и др. Одним из основных доказательств устойчивости и силы новой валюты выступал факт асимметрии пропорций макроэкономических показателей США и доли, которую занимает доллар в мировой финансовой системе. Полагалось, что соответствие стран - участниц зоны евро ряду критериев (дефицит бюджета, государственный долг, уровень инфляции, колебания валютных курсов, уровень процентных ставок по долгосрочным кредитам) является достаточным условием их экономической однородности. Задолго до свершившегося факта многие скрупулезно высчитывали, какой эффект получат страны, ориентированные на использование в своих расчетах доллара США, какие объемы активов инвестиционных компаний и банков будут переведены в евро и как благоприятно это отразится на структуре фондового рынка. Российские банки начиная с конца 1998 г. спешили сообщить о своей готовности работать с евро.

Несмотря на оптимистичные ожидания, реалии оказались другими - новая валюта не вызвала доверия у финансистов. К началу третьей декады сентября курс евро по отношению к американской валюте был ниже отметки 0,85 доллара за евро.

Прежде чем пытаться определить фундаментальные предпосылки сложившейся ситуации, обратимся к истории - ведь идея валютного объединения насчитывает не менее 100 лет.

Из истории валютной интеграции в Европе


Попытки создания валютных союзов между различными европейскими государствами неоднократно предпринимались в XIX- начале XX вв. В то время денежные системы и международные финансовые отношения были осно­ваны на золоте и серебре. Проблемы с инфляцией возникали только при открытии новых крупных месторождений этих драгоценных металлов. Денеж­ная политика и центральные банки еще находились в процессе становления и мало сопоставимы с современными. Тем не менее прошлый опыт представ­ляет определенный интерес и сегодня.


Первым валютным союзом в Европе был Авс­тро-германский валютный союз (1857- 1866 гг.). В 1857 г. Австрия зак­лючила договор с членами Германского таможенного союза, по которому три различные валюты были связаны вместе условленным постоянным обмен­ным курсом и общей единицей учета. Однако выпуск единых денег вместо национальных валют не предполагался. Не было наднационального органа или метода выработки соглашений для урегулирования спорных вопросов в случаях, когда одна из сторон не выполняла взятых на себя обязатель­ств. При отсутствии реальной интеграции банковской и денежной систем союз оставался формальным обязательством поддерживать условленные об­менные курсы. В 1866 г. политический конфликт между Австрией и Прусси­ей перерос в войну и союз распался.


По инициативе Франции в 1865 г. был создан Латинский валютный союз (1865- 1878 гг.), в который вошли Франция, Бельгия, Италия и Швейцария. Франция играла в нем доминирующую роль. Три остальные страны ко времени создания союза приняли французский биметаллический стандарт с фиксированным соотношением между серебром и золотом, и база для валютной кооперации уже существовала. Целью договора было достижение единообразия чеканки монет, которые должны были взаимно приниматься национальными казначействами как законное платежное средство. Эмиссия ограни­чивалась в соответствии с формулой, основанной на относительном разме­ре населения каждой страны.

Союз не мог быть успешным, так как не были учтены расширяющееся использование банкнот, о которых в договоре не упоминалось, а также временное падение стоимости серебра по отношению к золоту. В 1878 г. союз согласился приостановить чеканку серебряных монет,

что фактически означало его конец, хотя формально он пережил первую мировую войну.


Скандинавский валютный союз (1875- 1917 гг.) образовался в ре­зультате заключения соглашения между Данией, Норвегией и Швецией о вы­пуске одинаковых монет. Конвенция не содержала положений, касающихся обращения банкнот, хотя последние уже широко использовались в этих странах. Тем не менее их центральные банки вскоре начала принимать банкноты друг друга и пересылать их для кредитования текущего баланса, поддерживаемого каждым банком. Экономя на операциях с золотом и создав эффективный международный клиринговый механизм, союз успешно просу­ществовал до первой мировой войны.

Первая мировая война расстроила экономическую и финансовую систе­мы скандинавских стран. Несоответствие структур цен в этих странах и значительный приток золота привели к разрушительным последствиям для относительных обменных стоимостей их валют. В 1917 г. страны перешли к использованию во взаимных операциях исключительно золота, что привело к краху союза.


Бельгийско- люксембургский экономический союз был учрежден в 1921 г. Люксембургский франк был привязан к бельгийскому в отношении один к одному. Во время второй мировой войны оккупированный Люксембург стал частью немецкой валютной зоны, но пересмотренный в 1944 г. договор вновь подтвердил равную стоимость бельгийского и люксембургского франков. В 1981 г. более детализированное соглашение определило структуру дальнейшего валютного сотрудничества в рамках данной валютной ассоциации. Бельгийские банкноты и монеты являются законным средством платежа в Люксембурге, тогда как люксембургские банкноты и монеты не служат законным средством платежа в Бельгии, но могут быть обменяны без по­терь на бельгийские. Внешняя стоимость ко всем остальным валютам у них одинаковая. Курсовая политика по отношению к валютам третьих стран проводится на основе взаимного соглашения. Несмотря на то, что экономи­ческие показатели свидетельствуют о различиях между этими странами, валютный союз действует уже в течение 70 лет.


С 13 марта 1979 года начала функционировать Европейская Валютная Система в составе 8 стран: Германия, Франция, Бенилюкс, Италия, Ирландия, Дания.


Механизм ЕВС образовывали три элемента: европейская валютная единица - ЭКЮ; режим совместного колебания валютных курсов - “суперзмея”, Европейский фонд валютного сотрудничества.

ЭКЮ - составная валюта, ее поддерживала корзина национальных валют стран Сообщества, причем доля каждого участника зависила от веса страны в совокупном валовом продукте и взаимной торговле. Квоты распределялись следующим образом:

    • 32,7 % Немецкая марка

    • 20,8 % Французский франк

    • 11,2 % Английский фунт

    • 10,2 % Голландский гульден

    • 7,2 % Итальянская лира

    • 8,7 % Бельгийский и люксембурский франк

    • 4,2 % Испанская песета

    • 2,7 % Датская крона

    • 1,1 % Ирландский фунт

    • 0,7 % Португальское эскудо

    • 0,5 % Греческая драхма

Действующий механизм обменных курсов стран ЕС ограничивал изменения валют в пределах 2,25 процента одна относительно другой и в диапазоне не более 15 процентов.

В решении о создании ЕВС предусматривалось, что ЭКЮ станет:

  1. основой для расчетов в рамках механизма, определяющего валютные курсы;

  2. основой для определения показателя отклонений курса какой-либо из денежных единиц, входящих в эту систему от среднего показателя по странам-членам ЕЭС;

  3. средством осуществления валютных интервенций, заключения сделок и предоставления кредитов;

  4. средством расчетов между центральными банками стран-членов, а также между валютными органами ЕЭС;

  5. реальным резервным активом.


План перехода к единой валюте


Новый этап в развитии западноевропейской интеграции - программа создания валютного и экономического союза, разработанная комитетом Ж. Делора в апреле 1989 года.

План “Делора” предусматривал создание общего рынка, поощрение конкуренции в ЕС, координацию экономической, бюджетной, налоговой политики в целях сдерживания инфляции, стабилизации цен и экономического роста, ограничения дефицита госбюджета и совершенствования методов покрытия.

На основе “плана Делора” к декабрю 1991 года был выработан Маастрихтский договор о Европейском союзе, предусматривающий поэтапное формирование валютно-экономического союза.

Первый этап фактически начался в июле 1990 года одновременно с полной отменой валютных ограничений по движению капиталов в ЕС. Основное внимание уделено сближению уровней экономического развития, снижению темпов инфляции и сокращению бюджетного дефицита.

Второй начался с января 1994 года созданием Европейского валютного института во Франкфурте-на-Майне ( Центрального Банка Сообщества ) в составе управляющих центральными банками стран-членов.

Определяющим стал 1995 год, когда стали вырисовываться четкие перспективы будущей валюты. В декабре на заседании Европейского Совета в Мадриде было принято решение о введении с 1 января 1999 года единой валюты, а также решен вопрос относительно ее названия. Главы государств и правительств достигли политического компромисса, назвав единую валюту «евро». По мнению всех 15 стран ЕС, оно отражает историческую и культурную общность региона и в то же время является достаточно нейтральным, не вызывая никаких национальных ассоциаций. Против сохранения названия экю решительно выступала Германия, утверждая, что за ним в общественном сознании будет тянуться шлейф прошлых неудач европейской валютной интеграции, валютных кризисов и инфляции. Существовала и другая веская причина: аббревиатура совпадала с названием старинной французской монеты, чеканившейся в золотом и серебряном исполнении с XIII до первой трети XIX в. и имевшей широкое хождение в Западной Европе. Евромарка также не подошла, так как Французы увидели в этом названии «что- то слишком германское».

Для наличного обращения решено выпускать семь банкнот достоинством в 5, 10, 20, 50, 100, 200, 500 евро, а также восемь монет достоинством в 1/100, 2/100, 5/100, 1/10, 2/10, 5/10, 1 и 2 евро. Долгое время в ЕС шли дискуссии о виде будущих европейских денег. Были предложения поместить на банкнотах изображение «отцов» Европы и выделить на них участки для национальных символов. Однако и то, и другое могло бы закрепить доминирующее положение крупных стран, а также задеть национальные чувства малых народов и даже навеять воспоминания о столь многочисленных в европейской истории войнах.

В конце 1996 г. Европейский валютный институт одобрил вариант художественного исполнения банкнот евро, основанный на архитектурных стилях Западной Европы. На банкнотах будут изображены не конкретные архитектурные памятники или сооружения, а их собирательные образы и детали, характерные для европейских архитектурных стилей различных эпох - от древних до современности. Помимо этого, бумажные знаки будут иметь надпись «евро» латинскими и греческими буквами, изображение флага ЕС, реквизиты эмитента и подпись президента ЕЦБ. Они также будут снабжены соответствующей системой защиты от подделки.

Было решено вводить валюту только в тех странах ЕС, которые будут удовлетворять следующим требованиям:


  1. Уровень инфляции не превышает более чем на 1,5 % средний уровень в трех странах-членах ЕЭС с наиболее низким уровнем инфляции.

  2. Государственная задолженность не должна составлять более 60 % от ВВП.

  3. Государственный дефицит не должен составлять более 3 % от ВВП.

  4. На протяжении по меньшей мере двух лет должны соблюдаться пределы колебаний валютного курса, предусмотренные механизмом обменных курсов, без девальвации по отношению к валюте других стран-членов ЕЭС.

  5. Долгосрочные процентные ставки не должны превышать более чем на 2 % средний показатель для трех стран с наиболее низким уровнем инфляции.


Условия действительно жесткие, но без их выполнения переходить на единую валюту бесполезно, ибо начнется перекачка национального богатства из более развитых стран в менее процветающие, за чем последует обесценивание, а в перспективе - угроза полного краха как собственно валюты, так и экономической системы союза в целом.

Э
тапы ввода Евро в обращение: проблемы и решения


Процедура ввода евро в обращение разделена на три (четыре) этапа. На первом этапе, который начался 1 января 1999 года, евро будет использоваться в безналичных расчетах наравне с национальными валютами стран-участниц ЭВС, конечно при условии, что страны будут соответствовать "критерию слияния", включающему ряд экономических показателей, о которых было сказано выше.


Код валюты (по стандартам ISO) - EUR

1 EURO = 100 EURO cent.

На первой стадии основные финансовые системы должны быть снабжены функцией двойного пересчета. Это означает, что любая сумма вводится и обрабатывается одновременно в двух единицах: евро и национальной валюте. Данный этап представляется многим обманчиво легким.

На практике все выглядит несколько иначе, чем в теории. Переход на евро - удовольствие не из дешёвых. Аналитики корпорации Gartner Group полагают, что предприятиям предстоит выложить от 150 до 400 млрд. долл. (по расчетам специалистов IBM - 175 млрд. долл.).


Но и это еще не все. Нет точных правил пересчета. Как поступить, например, с округлением в случае с лирой и испанской песетой? Цифры здесь в несколько раз больше, чем при подсчете в немецких марках или голландских гульденах. Экономический и Валютный союз требует проводить все подсчеты с точностью до шестого знака после запятой, однако это может привести к весьма забавным ошибкам после округления.

Даже когда все необходимые мероприятия останутся позади, разрекламированные преимущества единой валюты (в частности, возможность путешествовать, не меняя деньги и не оплачивая каждый раз банковский комиссионный сбор) будут восприниматься жителями континента с определенной долей скептицизма. Каждый кассовый аппарат и торговый автомат придется перенастраивать под новые банкноты и монеты. Это достаточно обременительно, поэтому Экономический и Валютный союз принял решение: с 1 января 1999 года все обязаны выставлять цену на предлагаемые товары и услуги одновременно в евро и местной валюте.

При этом, в межбанковских расчетах и на фондовом рынке национальные валюты полностью прекратят хождение и будут заменены евро. Курс каждой валюты рассчитан на основе достаточно сложной формулы, учитывающей отдельные экономические показатели страны, курс ее валюты по отношению к экю, кросс-курсы валют стран ЭВС и т.д. Предварительные курсы были объявлены в начале 1998 года, а окончательные стали известны 1 января 1999 года. После объявления окончательных курсов они останутся неизменными до 1 июля 2002 года, когда национальные валюты прекратят хождение. Так как курс был зафиксирован раз и навсегда, то по сути дела, с 1999 года национальные валюты стали одной из форм евро, только с другим названием. Министры финансов стран Европейского Союза объявили следующие курсы курсы конвертации валют 11 стран в новую общую валюту - евро.


Немецкая марка

1.95583

Французский франк

6.55957

Финская марка

5.94573

Голландский гульден

2.20З71

Австрийский шиллинг

13.7603

Итальянская лира

1936.21

Испанская песета

166.386

Португальский эскудо

200.482

Ирландский фунт

0.787564

Бельгийский/Люксембургский франк

40.3399


Второй этап - ввод евро в наличное обращение и его параллельное хождение с национальными валютами продлится с 1 января по 30 июня 2002 года. Для того чтобы успешно подготовится к этому этапу, уже началось изготовление банкнот и монет. В связи с этим интересно отметить, что в отличии от банкнот, монеты будут иметь "страновые отличия". В то время, как дизайн лицевой стороны всех монет (аверса) будет одинаков, внешний вид обратной стороны (реверса) будет зависеть от того, в какой стране отчеканена эта монета. Однако, кроме внешнего вида, евро отчеканенное, например, в Германии ничем не будет отличаться от евро отчеканенного в других странах ЭВС.

И, наконец, 1 июля 2002 года, прекратятся все расчеты в национальных валютах стран-участниц ЭВС. Евро останется единственным законным платежным средством на территории европейского Экономического и валютного союза. Эксперты Европейского Союза считают вполне реальным переход на наличные расчеты в единой европейской валюте реальным уже в 2000 или 2001 году, а не в 2002 году, как запланировано. Обосновывая свое мнение, они ссылаются на то, что введение безналичных расчетов в евро с 1 января 1999 года прошло весьма удачно. Эксперты также указывают, что за скорейшее введение наличных расчетов в евро выступает ряд ведущих европейских политиков.


Причины европейской валютной интеграции

Этот механизм давно запущен и с каждым днем набирает обороты. И все-таки хочется понять, ради чего затевается столь амбициозная программа, почему именно сейчас европейские страны вдруг решили променять дорогие им марки, франки и шиллинги с портретами великих людей отечества на общие для всех евро с безликими мостами и арками.

Первое объяснение, которое приводится чаще других и лежит на поверхности, выглядит так. Существование в Европе большого числа независимых государств с собственной валютой обходится слишком дорого. В первую очередь это касается издержек по конвертации. Еще в ХIV веке купцы Северной Германии убедились, как накладно вести торговлю с многочисленными соседями – крохотными княжествами, герцогствами и королевствами. Из-за бесконечных обменов одних денег на другие часть выручки неминуемо оседала в сундуках у менял. Тогда практичные немцы заключили между собой валютный союз и начали чеканить монеты единого образца. По существу данная проблема не решена до сих пор.

После того, как бумажные деньги перестали размениваться на золото и в 1971 г. рухнул золото-долларовый стандарт, к старым неприятностям добавилась еще одна, теперь гораздо более существенная. Если в Соединенных Штатах или Японии экономические агенты страдают и, соответственно, страхуются от колебаний курса одной валюты, то в Европе – сразу от нескольких. При этом страны ЕС активно вовлечены в мировую торговлю (например, в ФРГ и Франции доля экспорта в ВВП составляет около 20%, в Нидерландах - 47%, по сравнению с 8–9% в США и Японии), поэтому и масштаб потерь у них достаточно велик. Сейчас из-за циркуляции множества различных валют страны Евросоюза ежегодно теряют 20–25 млрд. ЭКЮ: сюда входят расходы по страхованию, обменным операциям, а также ведению бухгалтерского учета и коммерческой документации в разных денежных знаках.

Вторая причина – совсем прозаичная, но она-то и является главной. Проводимая странами ЕС экономическая политика больше не соответствует задачам, стоящим перед обществом. Если Западная Европа в ближайшее время не изменит методов управления хозяйством, то она сама лишит себя шансов выдержать мировую конкурентную гонку. По темпам экономического роста ЕС уже в течение многих лет с трудом поспевает за своими ближайшими соперниками. В 1996 г. ВВП государств Евросоюза увеличился на 1,6% по сравнению с 2,4% в США, 3,8% в Японии и 7,5% в странах Юго-Восточной Азии.

Однако наблюдаемое на данном замедление прогнозируемых темпов роста экономики США на может положительно сказать на дальнейшей судьбе Евро.


На конкурентоспособность европейских товаров отрицательно влияет необоснованно щедрая система социальных льгот. Из-за больших косвенных налогов и отчислений в социальные фонды уровень налогообложения ЕС примерно на треть больше, чем в США или Японии. Во многих странах Евросоюза стоимость рабочей силы в промышленности выше, чем в Соединенных Штатах, хотя производительность труда составляет только 80% от американской.

Европейская система социального обеспечения складывалась в 50-60-е гг., когда число нуждающихся в государственной поддержке было относительно невелико. Теперь под эту категорию подпадает чуть ли не каждый четвертый. На людей старше 65 лет приходится 15% всех граждан Европейского Союза и еще 5% – на безработных. В то же время средний размер пенсии по старости составляет более 60%, а пособия по безработице – более 40% среднестатистического ВВП на душу населения. Сейчас на выплату пенсий тратится 16–20% всех государственных расходов. Немудрено, что национальные бюджеты просто не выдерживают увеличивающейся с каждым годом нагрузки.

У всех участников ЕС, кроме Люксембурга, государственный долг превышает половину годового ВВП, а в Бельгии, Греции и Италии он достигает 110–130% ВВП.

Крупная государственная задолженность «оттягивает» средства из реального сектора и подталкивает вверх процентные ставки. Это, в свою очередь, сдерживает инвестиционную активность и, следовательно, препятствует решению социальных проблем. Чтобы вырваться из замкнутого круга, западноевропейским странам не остается ничего другого, как «затянуть пояса». И сделать это придется вне зависимости от того, будет ли создан валютный союз или нет. В противном случае ЕС не только потеряет свои позиции в международном разделении труда, но и столкнется с бесконтрольным нарастанием социальной напряженности.

Если страны ЕС проведут все-таки необходимые экономические реформы не по отдельности, а вместе, и евро состоится, то это принесет им неизмеримо больше выгоды, чем в случае разрозненных действий. И это третий существенный аргумент в пользу валютного союза. Появление единой европейской валюты позволит превратить территорию ЕС в действительно однородное экономическое пространство, где операторы из разных стран будут иметь равные условия для деятельности. Уже сейчас внутри ЕС практически отменены все барьеры на пути движения товаров, капиталов и рабочей силы, значительно либерализован рынок услуг. Пока Европа не преодолеет экономическую раздробленность, она не сможет на равных конкурировать с США и Японией.

Идея Евро берет свое начало в середине сороковых годов и принадлежит поколению юношей и девушек, достигших совершеннолетия вскоре по окончании Второй Мировой войны. Идея обманчиво проста: если между странами Европы будут созданы крепкие коммерческие, политические и социальные взаимосвязи, новый военный конфликт на континенте станет невозможен.

Создание вслед за объединением Германии и окончанием действия Варшавского договора единой европейской валюты на первый взгляд представляется очевидным шагом. Действительно, почему бы и нет? Если европейцы хотят забыть о старых распрях, то какие могут быть денежные разногласия между новыми друзьями? Однако когда речь заходит о финансовых проблемах, никто не хочет оказаться в роли проигравшего.


Мнения политикой и экономистов:


"Тенденция, которую я наблюдаю в Европе, на редкость парадоксальна, - отметил Билл Зейц, президент нью-йоркской консалтинговой компании Beyond The Millenium Solution и бывший заместитель начальника информационного отдела компании American Cyanimid. - Англичанам, которые по иронии судьбы не принимают участие в первом раунде, я бы присудил первое место по глубине анализа проблемы и наработанным решениям. Все остальные плетутся в хвосте".

С данным утверждением в той или иной степени готово согласиться большинство наблюдателей.


Подобная неопределенность не могла не сказаться и на характере подготовки компаний к евро, которая, надо признать, происходит довольно неорганизованно. Неудивительно, что представители крупнейшей французской компании LVMH, выпускающей шампанские вина Louis Vuitton, Moet-Chandon и бренди Hennesy, отказались сообщить подробности планов перехода на евро, сославшись на то, что это может сказаться на стоимости ее акций. Продукция этой фирмы, специализирующейся на производстве предметов роскоши, традиционно продается в беспошлинных магазинах разных стран мира, поэтому опыт работы с множеством различных валют у ее сотрудников имеется.

Однако пока желающих похвастаться своими достижениями что-то не видно. "Мы все делаем с небольшим опережением графика", - заявил директор по информационным технологиям Louis Vuitton Жан-Франсуа Мартен. От дальнейших комментариев он отказался.

К счастью, хранят молчание отнюдь не все: маленькие немецкие рестораны и бистро уже выдают чеки одновременно в марках и евро.

Иан Тейлор, член палаты общин парламента, в период правления Джона Мейджора возглавлявший компанию Exchequer, считает, что введение евро неизбежно, но чревато непредсказуемыми экономическими последствиями.

Тейлор, как и Зейц, считает Великобританию лидером в "гонке за евро". Примером, с его точки зрения, могут служить подготовительные мероприятия в Лондоне. Поскольку Соединенное королевство не принимает участие в первом этапе, англичане вправе рассматривать евро просто как еще одну иностранную валюту.

Герд Круз, вице-президент и директор проектов 2000 и евро, выделил две проблемы, связанные с единой валютой; "Мы считаем, что частный сектор подготовлен к евро значительно лучше. Государственный же, увы, отстает". Отстающий государственный сектор в Европе, где практически все правительственные учреждения оказывают существенное влияние на жизнь граждан - серьезная проблема, которая, в принципе, может встать достаточно остро во всех 11 странах.


Каковы бы ни были краткосрочные прогнозы, перспективы евро продолжают оцениваться достаточно оптимистично. Как раз в разгар дебатов о причинах ослабления общей валюты премьер-министр Великобритании Тони