Усыновление

Министерство Внутренних Дел России


Московский Юридический Институт


кафедра гражданско-правовых дисциплин


Курсовая работа.


УСЫНОВЛЕНИЕ.


Научный руководитель-


Выполнил:

слушатель уч.группы

2 курса

рядовой милиции


Москва-1998г.


План.


Введение...............................................................3


1.История усыновления..........................................4


2.Понятие усыновления..........................................9


3.Основание усыновления......................................10


4.Условия усыновления..........................................13


5.Порядок усыновления.........................................17


6.Отмена усыновления...........................................21


7.Усыновление детей иностранными гражданами.....25


Заключение...........................................................28


Список использованной литературы.........................32


Приложение №1....................................................33


Приложение №2....................................................34


Приложение №3....................................................35


Введение.


Нынешнее состояние безнадзорности и правонару­шений несовершеннолетних свидетельствует о том, что негативные последствия изменившейся социаль­но-экономической ситуации в стране в первую очередь отразились на детях.

Постоянную тенденцию в сторону увеличения имеет социальное сиротство. Из числа детей, ос­тавшихся без попечения родителей, только 5% де­тей дети-сироты, все остальные имеют родите­лей, которые по тем или иным причинам (лишены родительских прав, хронические алкоголики, нар­команы, отбывают сроки наказания, безвестно от­сутствуют, уклоняются от родительских обязан­ностей и др.) не занимаются их воспитанием, либо по состоянию здоровья не могут осуществлять свои родительские обязанности. В последние годы соци­альное сиротство приобрело новые особенности:дети по вине родителей оказываются на улице и становятся бомжами, попрошайками, беспризор­ными.В средствах массовой информации неоднократно об­суждались проблемы, связанные с усложнившимся после введения в действие Семейного кодекса РФ порядком усыновления. Усыновление является наиболее предпоч­тительной формой устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Эта форма наилучшим образом обеспечивает защиту прав ребенка, поскольку он пол­ностью приравнивается в правовом отношении к род­ным детям и приобретает в лице усыновителей роди­телей и родную семью.

Не усложнена ли процедура до степени, не обеспе­чивающей эффективную реализацию прав усыновляе­мых и усыновителей на усыновление. Об этом и будет рассказано в моей курсовой работе.


1.История усыновления.


Усыновление как «искусственное сыновство», как прием «стороннего» в состав семьи совершалось в ДревнейРуси еще во времена язычества. В пору, когда на смену язычеству пришло христианство, усыновление осуществлялось церковью посред­ством особого акта, исходящего от церковной власти. Оно освя­щалось особым церковным обрядом «сынотворенья». Для того чтобы усыновление имело силу, оно подлежало утверждению епархиальным архиереем при соблюдении определенного цер­ковного обряда. Такими были требования, предъявлявшиеся к усыновлению нормами византийского права, под влиянием ко­торых тогда находилась Русь. Что же касается русского обыч­ного права, то оно предусматривало разные процедуры усынов­ления, сохранявшиеся долгое время. В их числе:

обряд фиктивного рождения. Для большей достоверности в некоторых местностях на мнимую роженицу надевали рубаш­ку, испачканную кровью. Имитировать роды мог и мужчина. Считалось, что обряд, имитирующий роды ребенка мужчиной, сопровождал усыновление им ребенка; женитьба на вдове брата; фактический прием усыновляемого в дом; особый договорный акт между усыновителем и усынов­ляемым.

Следовательно, усыновление было известно еще тогда, когда существовала древняя семья с патриархальным отцом семейст­ва во главе, в которую одинаково входили и дети, и рабы, и принятые в семью (примаки) из чужой семьи. Но если ранее усыновление вызывалось потребностью сохранить числен­ность, прочность общины, то со временем все отчетливей стано­вится другая цель усыновления — иметь наследника, который поминал бы души бездетных супругов. Это был своеобразный отголосок древности, поскольку в пору христианства заботу о душе усопшего можно было поручить церкви, а в языческие времена принесение ему жертв составляло исключительную обязанность его детей. Вместе с тем при усыновлении учитыва­лись интересы не только усыновителя, но и усыновляемых, особенно тех, кто утратил собственную семью.

Долгое время правила, касающиеся усыновления, не под­вергались существенным изменениям и по-прежнему отлича­лись большим разнообразием. Но по мере укрепления частно­собственнических начал в семейных отношениях все большее значение стало приобретать предписание: нельзя усыновлять своих незаконных детей. Тем самым создавались преграды на пути возможного посягательства на собственность усыновите­ля со стороны его незаконных детей.

В период реформ Петра I усыновлению как таковому специ­ально внимания не уделялось. То же было характерно для эпохи царствования Екатерины II, которая много занималась укреплением правовых основ Российского государства, право­вым регулированием различного рода отношений, в том числе семейных и особенно связанных с защитой прав детей. Но спецальных законов, посвященных усыновлению как таковому, тогда не было. Лишь в порядке исключения она разрешила двум братьям графам Остерманам усыновить старшего внука их сестры. Подобного рода разрешение послужило в дальней­шем основанием для других усыновлений с согласия самой им­ператрицы в каждом конкретном случае.

Законодательство, посвященное усыновлению, стало разви­ваться в основном в начале 19в. 11 октября 1803 г. появился Указ, позволяющий бездетным дворянам усыновлять ближай­ших законнорожденных родственников «через передачу им при жизни фамилии и герба». Несколько позже появляется целая серия указов, специально предназначенных для усынов­ления. Все они обращали внимание на необходимость неукос­нительного соблюдения принципа сословности при усыновле­нии дворянами, купцами, нижними воинскими чинами и т.д. Усыновление лицами, принадлежащими к дворянскому сосло­вию, в то же время получило значение генеалогического. Но существовало оно не только для поддержания угасающей фа­милии, но и с целью приобретения ребенком новой семьи.

С середины 19в. стали появляться правила, оказавшие влияние на усыновление, и в их числе те, что позволяли усы­новлять не только сирот. Однако, если родители ребенка были живы, требовалось их согласие на усыновление. Заметной вехой в законодательстве, посвященном усыновлению, стал Закон от 12 марта 1891 г. «О детях усыновленных и узаконен­ных» . Этот закон разрешал не только узаконить, но и усынов­лять незаконнорожденных детей. Причем распространялось такое разрешение на всех детей безотносительно к их сословной принадлежности и вероисповеданию. Усыновителями тоже могли быть все лица, за исключением обреченных по своему сану на безбрачие. Но вводились и некоторые ограничения. Так, усыновлять было разрешено лишь тем, кто не имел собст­венных законных или узаконенных детей. Исключение состав­ляли мещане и сельские обыватели. Не могли быть усыновите­лями также лица моложе тридцати лет. В результате усыновле­ния усыновленный считался вступившим с усыновителем в ближайшую родственную связь. Он приобретал все права, при­нимал на себя все обязанности, относящиеся к законным детям. В это время усыновление понималось уже более широ­ко — не только как средство решения имущественных проблем, но и как акт, имеющий моральное значение. В любом случае оно тесно связывалось с мотивацией поведения усыновителя, а потому усыновление делилось на несколько категорий. В пер­вую входило усыновление по обещанию, которое считалось самым ценным, поскольку обещавший усыновить обычно делал все, чтобы усыновленному ребенку было у него хорошо. Во вторую категорию входило усыновление ребенка привязав­шейся к нему кормилицей. И наконец, в третью, менее жела­тельную — усыновление за награду. Считалось, что ценность такого акта невелика.

Свод Законов Гражданских, впитавший многовековой опыт правовой культуры прошлого, по-прежнему всячески охранял принцип сословности. Это обстоятельство отражалось в кон­кретных правовых предписаниях. Так, усыновление дворяна­ми осуществлял окружной суд, мещанин и сельский обыватель усыновляли ребенка благодаря его приписке к своей семье и т.д. Но кроме разрешения на усыновление существовали оп­ределенные запреты, которые чаще всего связывались с необхо­димостью соблюдения церковных предписаний. Например, за­прещалось усыновление лиц христианского вероисповедания нехристианами и, наоборот. Вместе с тем предпринимались всяческие меры к тому, чтобы не нарушить интересы законных наследников. Поэтому Свод Законов Гражданских не допускал усыновления чужих детей, если у усыновляющего были собст­венные законные или узаконенные дети. Сохранялись и суще­ствовавшие прежде правила по поводу разницы в возрасте усы­новителя и усыновляемого, согласия родителей, опекунов ре­бенка на его усыновление и др.

Кроме общих правовых предписаний, предназначенных для усыновления, существовали специальные правила, предусмат­ривающие усыновление отдельных категорий детей. Так, по Правилам об усыновлении питомцев Санкт-Петербургского и Московского воспитательных домов в возрасте до семи лет на их усыновление требовалось кроме согласия матери разрешение начальства воспитательного дома. Усыновление воспитанника старше семи лет допускалось без согласия его матери. Другой пример: ребенка, принесенного в воспитательный дом с метри­кой о рождении, можно было усыновить только после достиже­ния им трех лет, а при отсутствии такой метрики — по истече­нии шести недель со дня отдачи в воспитательный дом. Что касается процедуры усыновления, существовавшей в России в конце 19 в., то простотой она не отличалась. Определялась она Уставом гражданского судопроизводства в зависимости от сословия усыновителя. Для дворян эта процедура была особен­но сложной и состояла из нескольких этапов: составления акта об усыновлении у нотариуса; представления этого акта на разрешение окружного суда по месту жительства усыновителя; утверждения этого акта судебной палатой. При рассмотрении ходатайства об усыновлении окружным судом опекунское учреждение должно было представить «удос­товерение» , подтверждающее, что усыновление не обратится во вред усыновляемому.

В результате состоявшегося усыновления возникали отно­шения, которые были только приближены к отношениям кров­нородственным, но полностью с ними не совпадали. Существо­вали довольно многочисленные ограничения на этот счет, кото­рые касались разных сфер отношений. Например, усыновитель мог передать свою фамилию усыновленному только при усло­вии, что он не пользуется большими правами состояния. Пере­дача усыновленному фамилии потомственного дворянина до­пускалась только по Высочайшему соизволению. Усыновленный не приобретал после смерти усыновителя права на его пен­сию и т.п. Становясь наследником в «благоприобретенном» имуществе усыновителя, усыновленный вместе с тем не приоб­ретал равного права наследования на имение усыновителя, не имеющего родных сыновей, а имеющего лишь дочерей. Вместе с тем по законам Российской Империи усыновленный сохранял право наследования по закону после своих родителей и их род­ственников.

Таким образом, для конца 19 и начала 20 в. характерно использование усыновления прежде всего для охраны имуще­ственных интересов усыновителя-наследодателя. Одновремен­но благодаря усыновлению осуществлялась защита прав ребен­ка путем его устройства в семью усыновителя. Особое значение это имело для осиротевших детей. В сельской же местности усыновление давало возможность усыновителю приобрести до­полнительные рабочие руки в домашнем сельском хозяйстве. И, что не менее важно, с помощью усыновления хозяйскому сыну можно было избежать воинской службы, так как усынов­ленный мог его заменить в случае призыва. Поэтому существо­вал специальный закон, где говорилось, что для исполнения воинской повинности имеет значение усыновление детей не старше пяти лет. Немаловажным для усыновителя соображе­нием было его желание иметь в преклонном возрасте помощни­ка и кормильца. Но опять-таки далеко не всегда усыновитель руководствовался соображениями материального, делового ха­рактера. Не было редкостью и усыновление как способ удовле­творения естественных чувств любви и привязанности, не нахо­дящих применения за отсутствием собственных детей.

Первый семейный кодекс России послеоктябрьского перио­да не предусматривал усыновления вовсе. Главной причиной невозможности правового регулирования отношений по усы­новлению было стремление устранить всякую попытку эксплу­атации труда малолетних детей. К тому же отпала проблема передачи имущества от усыновителя-наследодателя к усынов­ленному, поскольку перестал существовать институт наследо­вания. Однако потребность в усыновлении не исчезла. Она объ­яснялась, во-первых, соображениями экономическими, глав­ным образом потребностью крестьян иметь в семье еще одного работника, и во-вторых, ростом числа бездомных детей, поте­рявших свою семью, родителей из-за социально-экономических потрясений, затронувших все сферы жизни и все слои насе­ления, особенно детского.

Выходом из положения в первом случае стало предусмотрен­ное Земельным кодексом примачество. Но в отличие от усынов­ления основу примачества составлял договор между совершен­нолетним примаком и крестьянским двором с целью «сугубо трудовой». Что же касается устройства массы осиротевших детей, кочующих по всей России в поисках крова и пищи, то эту ситуацию пытались разрешить с помощью различных детских учреждений. Тем не менее осиротевших детей под разными предлогами продолжали брать в семью, используя главным об­разом правила, касающиеся опеки (попечительства). Но сохра­нение при этом правовой связи ребенка с его родителями не всех устраивало. Вот почему на практике за лицами, принявшими несовершеннолетнего на воспитание, признавалось право при­сваивать своему подопечному фамилию опекуна.

Таким образом, необходимость возрождения института усы­новления становилась все более очевидной. Вот почему неза­долго до принятия нового, второго по счету семейного кодекса появился Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 1 марта 1926 г. «Об изменении Кодекса законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве», которым вводилась новая глава, посвященная специально усыновлению.

Кодекс законов о браке, семье и опеке 1927 г. уделял усынов­лению сравнительно мало внимания. Его предписания в этой части либо имели общий, традиционный характер, либо содер­жали особенности, продиктованные новыми требованиями вре­мени. По сути дела существовавший веками в России принцип сословности был сохранен и продолжал жить, но только в ином облике. Так, ни при каких обстоятельствах не допускалось усы­новление ребенка лицами, не имеющими права быть опекуна­ми. А это были лица, лишенные избирательных прав, причис­ляемые к «враждебным классам». Считалось, что нельзя допус­тить, чтобы воспитанием усыновленных занимались « враждеб­ные элементы», которых выгоняли, выселяли, раскулачивали как классовых врагов. К тому же считалось, что кулак не может дать своему усыновленному ребенку надлежащее школьное воспитание, поскольку дети кулака принимались в школу при вакантных местах и в последнюю очередь. Подвергался сомне­нию и вопрос о том, может ли какой-нибудь нэпман обеспечить усыновленному им ребенку нормальное общественное, трудо­вое воспитание.

По кодексу 1927 г. правовым основанием усыновления было постановление (решение) органа опеки и попечительства, после вынесения которого усыновление регистрировалось в органах записи актов гражданского состояния. Отменить усыновление можно было двояким путем: с помощью либо органов опеки и попечительства, когда об этом просили родители, без согласия которых состоялось усыновление, либо суда.

Правовые предписания того времени относительно усынов­ления были предельно лаконичными, что порождало множест­во проблем в правоприменительной практике. И по мере накоп­ления опыта становилось ясно, что существующих правовых норм для последовательной защиты усыновленного ребенка явно недостаточно. К числу наиболее острых относился вопрос о возможности усыновления без согласия родителей. Путь к защите прав ребенка в таких случаях был открыт еще в 1934 г. циркуляром Наркомпроса РСФСР, разрешавшим усыновление без согласия родителей, если более года было неизвестно их местопребывание, а также когда они жили отдельно и не участ­вовали в воспитании и содержании несовершеннолетнего.

Усыновление детей в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. позволило облегчить судьбу тех, кто потерял родителей, и стало своеобразным символом проявления истин­ного патриотизма и гуманности. Усыновление детей, находя­щихся в эвакуации, потерявших свою семью и родителей, при­няло массовый характер безотносительно к национальной при­надлежности усыновителя и усыновляемого. С целью усовер­шенствования действовавшего законодательства по усыновле­нию в 1943 г. был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усыновлении». Это был еще один шаг к укреплению правовых предпосылок усыновления. Но только спустя много лет, в 1969 г. Кодекс о браке и семье РСФСР достаточно подроб­но и тщательно урегулировал отношения, связанные с усынов­лением. И чтобы было ясно, что речь идет о детях обоего пола, в тексте этого кодекса стал фигурировать помимо термина «усы­новление» термин «удочерение». Специальные правила, посвященные усыновлению без согласия родителей, изменению фа­милии, имени, отчества усыновляемого, отмене усыновления только в судебном порядке, и прочие облегчали возможность такого усыновления, которое отвечало интересам ребенка и одновременно не допускало неоправданного нарушения прав его родителей, других лиц. Усложнился ведущий лейтмотив усыновления — интересы не только усыновляемого, но и лиц, желающих обрести родительские права и обязанности, стремя­щихся к тому, чтобы их семья была полной, а под интересами усыновляемого стали понимать прежде всего благоприятные условия его воспитания,

Даже беглый обзор основных этапов развития законодатель­ства об усыновлении в России наглядно демонстрирует, как время и своеобразие того или иного отрезка истории Государст­ва Российского сказались на усыновлении, которое, казалось бы, носило частный характер. Тем не менее именно усыновле­ние во все времена как зеркало отражало особенности государ­ственного воздействия на семейные отношения.


2. Понятие усыновления.


Усыновление(удочерение)—наиболее предподчительная форма устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Усыновление- это переход прав и обязанностей от биологи­ческих родителей (родителя) ребенка к усыновителям (усыно­вителю), при котором ребенок в правовом отношении полностью приравнивается к биологическим детям усыновителя. При этом, естественно, утрачиваются все права и обязанности родных (биологических) родителей ре­бенка.

Ежегодно в России усыновля­ется около 30 тыс. детей. При этом около 18 тысяч детей усынов­ляется отчимами, мачехами и 12 тыс. — посторонними гражданами из родильных отделений больниц, роддомов, домов ребен­ка и других детских учреждений, в которых содержатся дети, остав­шиеся без попечения родителей.

Усыновление является самой предпочтительной формой устрой­ства детей, оставшихся без попе­чения родителей на воспитание в семью. Усыновители, доброволь­но принимая на себя всю полноту обязанностей, возложенных зако­ном на родителей, приравнены к ним во всех отношениях и наделе­ны теми же правами.

Условия и порядок усыновле­ния, права и обязанности, возникающие в результате усы­новления, а также отмена усы­новления регламентируется Се­мейным кодексом Российской Федерации, Законом Российс­кой Федерации от 21 августа 1996 г. № 124-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР", Положением о порядке передачи детей, явля­ющихся гражданами Российской Федерации, на усыновление гражданам Российской Федера­ции и иностранным гражданам, утвержденным постановлением Правительства Российской Фе­дерации от 15 сентября 1995г. № 917, постановлением Прави­тельства Российской Федерации от 3 августа 1996г. № 919 "О по­рядке организации централизо­ванного учета детей, оставших­ся без попечения родителей.", нормативно-правовыми актами Минобразования России и Минздравмедпрома России.


3.Основание усыновления.


Основанием возникновения усыновления является юриди­ческий акт компетентного государственного органа, по новому законодательству — решение суда. Волеизъявление усыновите­ля обычно рассматривается как одно из условий усыновления. Представляется, что таким образом принижается правовое зна­чение волеизъявления усыновителя. Решение об усыновлении принимается судом, и правовые последствия усыновления воз­никают лишь с момента вступления этого решения в законную силу. Однако и без волеизъявления усыновителя усыновление не может возникнуть. Усыновление нельзя рассматривать в ка­честве соглашения между усыновителем и ребенком, поэтому, основанием возникновения усыновления следу­ет считать сложный состав юридических фактов: волеизъявле­ние усыновителя и решение суда об усыновлении. Согласие на усыновление иных лиц — ребенка и его родителей — не входит в состав юридических фактов, влекущих возникновение усы­новления. В ряде случаев усыновление возможно и без такого согласия.

Усыновление имеет одновременно правоустанавливающее и правопрекращающее значение. С вступлением решения суда об усыновлении в законную силу между усыновителем и усы­новленным возникают правоотношения, аналогичные роди­тельским. В этом состоит его правоустанавливающее значение. Одновременно усыновление влечет прекращение всех правоот­ношений между усыновляемым и его родителями и родствен­никами. Усыновленные дети и их родители и родственники взаимно освобождаются от всех имущественных и личных не­имущественных прав и обязанностей.

Из этого правила могут быть предусмотрены исключения. Если ребенок усыновляется только одним лицом, возможно сохранение правовой связи между ним и родителем противоположнного усыновителю пола. Так, возможно сохранение право­вых отношений с матерью, если усыновитель мужчина, или с отцом, если усыновитель — женщина. Наиболее распростра­ненный случай — это усыновление ребенка новым супругом его отца или матери. Для сохранения правовой связи необходимо согласие того из родителей ребенка, который желает ее сохра­нения. Относительно того, должен ли усыновитель также выра­зить согласие на сохранение отношений ребенка с одним из родителей, указания в законе нет. Представляется, что сохране­ние правовой связи между ребенком и его родителем может быть условием согласия этого родителя на усыновление ребен­ка. В этом случае усыновитель возражать не может. Если же согласие на усыновление дано без всяких условий, вопрос о сохранении правоотношений с одним из родителей должен ре­шаться судом исходя из интересов ребенка, с учетом мнения усыновителя и самого ребенка. Если один из родителей ребенка умер, то по просьбе родителей умершего (бабушки и дедушки ребенка) возможно сохранение правовой связи между ребен­ком и родственниками умершего родителя. Решение этого во­проса отнесено на усмотрение суда и поставлено в зависимость от того, что в наибольшей степени отвечает интересам ребенка.

Основным принципом, на котором строится весь институт усыновления, является наилучшее обеспечение при усыновле­нии защиты интересов ребенка. Интересы ребенка должны быть определяющим критерием при оценке лиц, желающих стать усыновителями, при вынесении решения об усыновле­нии, при отмене усыновления и при решении всех иных, более частных вопросов. Так, например, не допускается усыновление разными лицами братьев и сестер, если до этого они воспитыва­лись вместе, за исключением случаев, когда это соответствует интересам этих детей.

Субъектами отношений по усыновлению являются усынов­ляемые дети и усыновители. В соответствии с пунктом 1 статьи 124 усыновление допускается только в отношении несовершен­нолетних детей. Это связано с тем, что целью усыновления является обеспечение детям семейного воспитания и наделение усыновленных и усыновителей родительскими правами и обя­занностями. С достижением совершеннолетия дети более не нуждаются в семейном воспитании, а родительские права и обязанности в отношении совершеннолетних детей также пре­кращаются. Фактическому усыновлению правового значения не придается, поэтому, если фактическое усыновление не было оформлено до совершеннолетия ребенка, впоследствии воз­можность такого оформления утрачивается.

К лицам, которые могут быть усыновителями, предъявля­ются многочисленные требования. Прежде всего эти лица должны быть совершеннолетними и полностью дееспособ­ными.

Определенные требования предъявляются и к возрасту усыновителя. Он должен быть старше ребенка не менее чем на 16 лет. Тем не менее суду предоставлено право сократить эту разницу, если этого тре­буют интересы ребенка. Если усыновление производится от­чимом или мачехой ребенка, наличие указанной разницы в возрасте не требуется.

Статья 127 СК содержит целый перечень лиц, которые не могут быть усыновителями. Прежде всего из числа потенциаль­ных усыновителей исключаются лица, в прошлом допустившие серьезные нарушения своих обязанностей по воспитанию детей; лица, лишенные родительских прав; лица, родительские права которых были ограничены в судебном порядке; лица, от­страненные от выполнения обязанностей опекунов или попе­чителей за ненадлежащее выполнение своих обязанностей; бывшие усыновители, в отношении которых усыновление было отменено из-за того, что они выполняли свои обязанности ненадлежащим образом. Невозможно усыновление детей и лица­ми, которые, хотя и не допустили никаких правонарушений, но по состоянию здоровья не могут осуществлять свои родитель­ские обязанности. Перечень заболеваний, являющихся безус­ловным препятствием для усыновления, установлен Прави­тельством Российской Федерации.(см.Приложение№1). Это прежде всего заболева­ния туберкулезом, онкологические заболевания, психические заболевания, повлекшие лишение дееспособности, заболевания и травмы, приведшие к инвалидности 1 и 2 группы, и некоторые другие болезни.

Не могут быть усыновителями супруги, один из которых признан судом недееспособным или ограниченно дееспособ­ным. То, что оба они не могут быть усыновителями, очевидно, потому усыновителями могут быть только дееспособные лица. Однако часть 3 пункта 1 статьи 127 СК сформулирована таким образом, что позволяет сделать вывод о том, что и один только дееспособный супруг не может быть в этом случае усыновите­лем. Такой безусловный запрет вызывает сомнения. По моему мнению, решение этого вопроса лучше отнести на усмотрение суда. Если недееспособный или ограниченно дееспособный супруг усыновителя после усыновления также окажется в не­посредственном контакте с ребенком, что может крайне небла­гоприятно отразиться на его воспитании, суд должен запретить усыновление. Если же недееспособный супруг, например, по­стоянно находится в медицинском учреждений для лиц, страдающих хроническими заболеваниями, и его общение с ребенком исключено, усыновление следует разрешить.

Наиболее спорным представляется запрет усыновления детей двумя лицами, не состоящими между собой в браке. Вве­дение такого ограничения было связано с тем, что воспитание в полной семье в наибольшей степени отвечает интересам ребен­ка. Безусловно, в большинстве случаев это так. Но, во-первых, фактические супруги также составляют полную семью в соци­ологическом смысле и могут обеспечить ребенку такое же вос­питание, как и лица, состоящие в зарегистрированном браке. Непризнание юридической силы за фактическим браком имеет под собой определенные основания, но дискриминация лиц при усыновлении по тому признаку, что их брак не зарегистриро­ван, не оправдана. Иногда желание усыно­вить ребенка выражается несколькими его родственниками или иными лицами, которые не состоят ни в фактическом, ни в зарегистрированном браке. Решать, насколько такое усыновле­ние отвечает интересам ребенка, следовало бы предоставить суду с учетом всех обстоятельств конкретного дела. Часто в практике возникает вопрос о том, может ли (и целе­сообразна ли) передача ребенка на усыновление одинокой жен­щине или мужчине. Закон не содержит запрета на усыновление детей одинокими гражданами, однако в каждом конкретном случае кандидатура такого усы­новителя должна быть тщатель­но рассмотрена и прежде всего использованы все возможности помещения ребенка на воспита­ние в полную семью, если же это невозможно, то, безусловно, предпочтение должно быть отда­но воспитанию ребенка одино­ким гражданином, отвечающим требованиям, предъявляемым к кандидату в усыновители, неже­ли передача его на воспитание в детское интернатное учреждение.


4. Условия усыновления.


Поскольку усыновление затрагивает интересы самого широкого круга лиц, Семейный кодекс,чтобы не допустить неоправданного нарушения их прав, обязывает к соблюдению ряда условий усыновления. Условием усыновления является получение согласия всех предусмотренных законом лиц: самого ребенка, его родителей или заменяющих их лиц, супруга усыновителя, если он не явля­ется усыновителем ребенка.

Усыновление настолько серьезно влияет на судьбу ребенка. что его согласие войти в семью усыновителя приобретает первостепенную важность. Согласие ребенка, достигшего воз­раста десяти лет, является безусловно необходимым, без него усыновление не может быть произведено. Мнение ребенка, не достигшего 10-летнего возраста, также должно быть выявлено с того момента, когда ребенок в состоянии его сформулировать и выразить. Отсутствие согласия на усыновление должно рас­сматриваться судом как серьезное препятствие к усыновлению. Вынесение решения об усыновлении вопреки желанию ребен­ка, не достигшего 10 лет, возможно только в случае, если суд придет к твердому мнению, что возражения ребенка не имеют серьезного обоснования, связаны исключительно с его мало­летством и не станут препятствием к созданию нормальных отношений между ним и усыновителями.

С целью сохранения тайны усыновления предусмотрено ис­ключение в отношении получения согласия детей, которые до оформления усыновления проживали в семье усыновителей и считали их своими родителями.

Для передачи ребенка на усыновление необходимо получе­ние согласия его родителей. Порядок дачи родителями согла­сия регулируется статьей 129 СК. Если родители ребенка на момент дачи согласия не достигли 16 лет, помимо их согласия необходимо также получение согласия их родителей, опекунов или попечителей, а при отсутствии этих лиц — согласие органа опеки и попечительства. Данное требование продиктовано не­обходимостью дополнительной защиты интересов несовершен­нолетних родителей, которые в противном случае могут совер­шить акт, о последствиях которого они будут сожалеть всю жизнь.

Родители вправе дать согласие на усыновление ребенка оп­ределенным лицом или без указания конкретного лица. .

Согласие родителей на усыновление дается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению. Нотариаль­ное удостоверение может быть заменено заверением руководи­телем детского учреждения, в котором находится ребенок, или органом опеки и попечительства. Возможно также выражение согласия на усыновление непосредственно в суде при произ­водстве усыновления. При этом оно заносится в протокол су­дебного заседания.

Родители вправе отозвать свое согласие на усыновление ре­бенка до момента вынесения судом решения об усыновлении.

При отказе родителей дать согласие на усыновление невоз­можно. Дача согласия на усыновление — одно из важных лич­ных неимущественных прав родителей, и его нарушение приво­дит к существенному нарушению их прав, поскольку усыновле­ние ребенка приводит к полному прекращению правовой связи между ним и родителями.

Если рассматривать семейное право как часть гражданско­го, согласие на усыновление следует признать односторонней сделкой. Это означает то, что оно может быть оспорено по всем основаниям, предусмотренным для оспарнвания сделок. Наи­более вероятным основанием для оспаривания согласия на усыновление является вынуждение дачи согласия с помощью насилия или угроз. Согласие может быть оспорено также, если оно было дано в результате стечения тяжелых обстоятельств. Однако отмена уже