Xreferat.com » Топики по английскому языку » Особенности языка и стиля английской научной прозы

Особенности языка и стиля английской научной прозы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ


МОГИЛЕВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ А.А. КУЛЕШОВА


Кафедра английского языка


ОСОБЕННОСТИ ЯЗЫКА И СТИЛЯ АНГЛИЙСКОЙ НАУЧНОЙ ПРОЗЫ


Курсовая работа

по стилистике английского языка

студента IV курса

факультета иностранных языков

группы И-45

Суницына Д.Ю.


Научный руководитель –

Тадеуш Т.Н.


Могилев 2004


Содержание


ВВЕДЕНИЕ ……………………………………………………………...


ГЛАВА ПЕРВАЯ. ПРЕЛОМЛЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ЯВЛЕНИЙ В СТИЛЕ НАУЧНОЙ ПРОЗЫ ……………………………


1. Общая характеристика стиля научной прозы ………………………


2. Проникновение эмоционального в научную литературу..................


3. Сопоставление стилей художественной и научной прозы…………


ГЛАВА ВТОРАЯ. ЛЕКСИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНО-СУБЪЕКТИВНОЙ ОЦЕНКИ В АНГЛИЙСКОЙ НАУНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ……………………………………………….


1. Прилагательные……………………………………………………….


2. Существительные……………………………………………………..


3. Глаголы………………………………………………………………...


4. Фразеологические единицы…………………………………………..


Глава ТРЕТЬЯ. ЭЛЕМЕНТЫ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ В НАУЧНОЙ ПРОЗЕ (метафора, ирония, сравнение)………..


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ: ПРАКТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ.

СТИЛИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ НАУЧНОГО ТЕКСТА НА ВЫЯВЛЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО И ЭКСПРЕССИВНОГО……..


1. Текст "The extraterrestrial life" ………………………………………..


2. Стилистический анализ текста ………………………………………


ЗАКЛЮЧЕНИЕ ………………………………………………………….


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ …………………….


с. 3


с. 5


с. 5


с. 6


с. 9


с. 11


с. 11


с. 12


с. 15


с. 16


с. 20


с. 26


с. 26


с. 29


с.36


с. 38


ВВЕДЕНИЕ

Определение природы эмоционально-субъективной оцен­ки, ее языково-стилистических примет является одной из основных проблем стилистики художественной речи. Эта проблема в одинаковой степени существенна и для вопро­са становления стиля научной речи в связи с проникнове­нием в него элементов эмоционального и возможностью их «сосуществования» с элементами логического.

Принято считать аксиомой тот факт, что эмоционально-оценивающая реакция не соответствует самой природе научного мышления: отвлечение от частно­стей, создание обобщающих и абстрагированных выводов связано с объективностью оценивающей меры, с логиче­скими, но не эмоциональными определениями.

Это обстоятельство как будто дает возможность ска­зать что, во-первых, эмоциональная окрашенность речи не мотивирована функцией научного мышле­ния; во-вторых, что в стиле научной прозы образная и субъективная экспрессивная сила слова должна вступать в острое противоречие с логически объективной направ­ленностью научной теоретической мысли и, наконец, что чувственность переживаний и ощущений субъекта вообще лежит вне плоскости мышления, связанного с решением той или иной логической задачи.

Однако адекватное описание сущности языковых осо­бенностей научной прозы требует изучения их эмоциональных качеств, ведь человеческое мышление есть единство логического и чувственного познания действительности.

Наличие эмоциональной оценки дает информацию об изучаемом предмете, явлении, факте, поскольку подобная оценка указывает на способность предмета вызывать у че­ловека определенную чувственную реакцию. В свою оче­редь характер такой реакции говорит о внутренних свой­ствах самого предмета.

В научной литературе функция языка связана с логич­ностью и точностью изложения, а не со средствами эмо­ционального и эстетического воздействия на читателя, как это имеет место в стиле художественной речи. В связи с этим современная научная проза, подчиняясь принципу логического развертывания мысли, не прибегает часто к использованию слов, имеющих оттенки эмоционального значения.

Но становление и развитие норм любого речевого сти­ля, в том числе и научной прозы, можно осознать в пол­ной мере, изучая не только языковые факты, которые удивляют своей характерностью в данном стиле речи, но также и те явления языка, которые являются второсте­пенными, необязательными, так сказать, подсобными.

Вопросы использования элементов субъективно-эмо­циональной оценки в стиле научной прозы связаны с ре­шением ряда существенных проблем. Например: в какой степени эмоциональная, чувственная сторона языка мо­жет вообще проникать в область научного творчества? Способствует ли эта эмоциональность принципам научно­го отражения действительности, или она несовместима с общей логической направленностью научно-теоретиче­ских работ?

Эмоциональная напряженность английской научной прозы XIX в. и исчезновение в XX в. этой напряженности как качества, органически присущего языку научного по­вествования, дают возможность проследить закономер­ность общих пуристических тенденций в развитии данно­го стиля. В связи с такими тенденциями возникают вопросы обогащения традиции и ее отмирания, с одной стороны, и вопросы трансформации композиционно выра­зительной структуры стиля, преемственности стилистиче­ских структур прошлого и настоящего — с другой. Изуче­ние форм эмоциональной оценочности и ее своеобразной системы в каждый исторический период могло бы явить­ся одним из объективных приемов и принципов стилисти­ческого анализа научной прозы.

Рассмотрение элементов эмоциональной оценки в на­учной литературе требует изучения ряда частных вопро­сов. Во-первых, одной из существенных проблем стано­вится задача, связанная с выявлением системы значений слов, присущей стилю английского научного изложения. Здесь, в частности, возникает вопрос: каким образом эмо­циональное значение слова конкретизируется, актуализи­руется в стиле научной прозы? Во-вторых, встает вопрос о том, какие причины вызывают появление обязательных (или факультативных) элементов оценочного плана в на­учном изложении. В-третьих, рассмотрение авторского субъективного отношения влечет за собой изучение моде­лей, в которых реализуется выражение эмоциональной оценочности. Установление этих моделей позволило бы сказать, что эмоциональные возможности языка реализу­ются в стиле научной прозы не как случайный набор при­емов, а как организованное использование определенного ряда структур, наиболее пригодных для данных целей.

Изучение научных работ, характера имеющейся в них критики, принципа обобщения уже накопленного и освещения вновь найденного материала помогает установить орбиту узаконенных лингвистических норм стиля и отли­чить случайный момент от традиции, а также дает воз­можность не только констатировать лингвистические осо­бенности стиля, но и понять их целесообразность и лексико-семантическую обусловленность.

В английской научной литературе возникновение элементов эмоционально-оценоч­ного плана связано в первую очередь с проникновением в нее разговорной и высоко-книжной лексики. Намеренно «сниженная» (разговорная) и намеренно «высокая» (литературно-книжная) лексика в научном произведении вызывает определенный стилистический эффект, во-первых, в связи с контраст­ностью вышеупомянутой лексики и лексики нейтральной, на основе которой строится научное произведение, и, во-вторых, в связи с тем, что разговорная и высокая литера­турно-книжная лексика сами по себе обладают эмоциональной и экспрес­сивной окрашенностью.

Задача настоящего исследования сводится, во-первых, к определению типов смешения стилистически разнород­ной лексики и, во-вторых, к выяснению мотивированности подобного смешения содержанием и задачами научных работ.

Глава первая: ПРЕЛОМЛЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ЯВЛЕНИЙ В СТИЛЕ НАУЧНОЙ ПРОЗЫ


  1. Общая характеристика стиля научной прозы

Стиль научной прозы называют по-разному: научно-технический стиль: деловой стиль; стиль интеллектуальной речи; рассудочный слог; научно-профессиональный стиль; технический стиль; стиль научного изложения; стиль научных работ и т. д.

Данный речевой стиль признается огромным большинством исследователей языка и, приступая к описанию стиля научной прозы, или, в более общем плане к характеристике ряда стилей литературного языка, нередко подчеркивают настоятельную необходимость изучения стиля научного изложения.

Какие основные черты характеризуют стиль научной прозы? Что составляет его специфику?

Функция научного мышления представляет собой познание окружающего нас мира путем создания логических категорий. В свою очередь, теоретическое мышление, осуществляемое в логически оформленных поня­тиях и систематизированное с помощью слов-терминов, входит в содержание видов общественного сознания — науки, философии, этики. Поскольку отбор языковых средств определяется, в частности, особенностями той или иной области чело­веческой деятельности, то специфика этой деятельности дает нам возможность, в целом, постулировать как за­кономерности отбора языковых средств в данном рече­вом стиле, так и функциональные задачи этого стиля. И обратно: лингвистический анализ научного произве­дения способен дать совершенно новый аспект чисто специально-научной стороны изучаемого произведения. Г. О. Винокур справедливо писал, что всякий языко­вед, изучающий язык данной культуры, тем самым, хо­чет он этого или нет, непременно становится исследо­вателем той культуры, к продуктам которой принадле­жит избранный им язык. Аналогичным образом мы можем сказать, что изучение языка научных работ рас­крывает новые стороны, связанные с проблемой станов­ления и развития той или иной области исследования. К задачам научной прозы следует прежде всего от­нести доказательство определенных положений, гипо­тез; аргументацию; точное и систематическое изложе­ние научных вопросов в целях описания, определения и объяснения явлений природы и общественной жизни, в целях передачи суммы знаний, сообщения новых ре­зультатов исследования. При помощи совокупности выразительных средств, присущих языку научного изло­жения, описывается действительно существующее и доказывается истина.

­В результате научная проза слагается в основном из ряда рассуждений и доказательств. Точность последних достигается полнотой высказывания (которое не дополняется здесь знанием ситуации данного момента, но рассчитано на постоянную значимость) и смысловой точностью. Логическая строгость, объективность, последовательность и точность — вот те свойства, которые считаются идеалом научной прозы.

Стилеобразующим началом всех научных работ, несмотря на разнообразие индивидуальных стилевых манер, является логическая последовательность изложения, ориентация на логическое восприятие и вызванное этим обстоятельством широкое распространение интеллектуальных элементов высказывания.

В научных работах автора прежде всего интересует цепь последовательных, стройных логических суждений, поставленных в причинно-следственную связь и раскрывающих не случайное и единичное, а общее, закономерное. Ученый стремится с наибольшей точность развить систему суждений и доказательств, исчерпать в логической последовательности то или иное положение в целях создания научных абстракций.

Поскольку научное творчество отражает рассудочную деятельность человека, то и язык научных работ характеризуется логическим построением. Это касается как лексических, так и синтаксических особенностей языка научного изложения.

Стремление к наиболее полному соответствию форм языка содержанию высказывания приводит к использованию многочисленных терминов. Несколько преувеличивая значение термина для развития языка научного повествования, Ш. Балли говорит: термин в области лексики и формула в области синтаксиса являются теми идеальными типами языкового выражения, к которым неизбежно стремится научный язык.

Для стиля научной прозы характерно употребление слов в ведущем предметно-логическом значении, назы­ваемом иногда реально-логическим, прямым предметно-логическим значением. Подбором лексики научный текст всегда обнаруживает потребность показать лишь объективную сторону вещей, и «в сочинениях всякого истинного ученого непременно чувствуется, что этот способ выражения является плодом непрестанного... усилия ума».

Для научного изложения типичны четкий синтаксис и соблюдение определенного порядка слов в плане строгой логической последовательности. Синтаксиче­ские конструкции научных работ тяготеют к стереотип­ности. Это, а также широкое использование терминов и слов, лишенных изобразительности, традиционная склонность к отображению нормативной лексики и фра­зеологии, наличие элемента строгой письменной тради­ции составляют специфику стиля научных работ. Бла­годаря этим закономерным свойствам стиль научного изложения существует в нашем сознании как живой функциональный стиль, как определенным образом замкнутая система.


  1. Проникновение эмоционального в научную литературу

Научное изложение имеет своей основной целью воз­действие на ум, а не на чувства читателя; оно рассчи­тано не на эмоционально-чувственное, а прежде всего на логическое восприятие. Стиль научной прозы стремится к максимальной объективности изложения. Научная работа, как правило, не дает возможности представить настроение автора, его отношение к читателю, оценку излагаемого.

В связи с этим широкое распространение получает мысль о том, что в стиле научной прозы отсутствуют языковые элементы, обладающие эмоциональностью. Точнее, однако, было бы говорить не об отсутствии эмоциональных элементов, а о том, что стиль научной прозы тяготеет к речевым средствам, лишенным эмоциональной нагрузки.

Поскольку научное изложение использует в первую очередь логические средства воздействия и убеждения, формулируется мысль о том, что научная проза всегда скучна и неоригинальна, что автор теоретической работы (прежде, чем он начнет писать книгу) должен принять как неизбежный тот факт, что его работа похожа на все другие, написанные на ту же или сходную тему.

Сторонники данной точки зрения говорят, что малейший намек на эмоциональность, гиперболичность в высказывании, даже минимальная образность могут повредить ясности изложения, ибо, как считает ряд ученых, понятие, растворившееся в аллегорическом образе, покидает область науки. Отсюда делается вывод о том, что научная проза допускает только такие фигуры и тропы, которые стали общим языковым достоянием и, как таковые, не могут вызвать никаких образцов. Итак, если научная проза соответствует своему назначению, она должна быть лишена какой бы то ни было эмоциональности и образности.

Сравнивая роман с научным трудом, Т. Сэвори пишет, что в первом встреча мужчины и женщины и вызванные этой встречей эмоции могут быть описаны самыми разнообразными способами, в то время как приготовление азотной кислоты или действие хлора на едкое кали никак не могут повлиять на возникновение каких-либо чувств. В результате слова, используемые в научной литературе, могут давать информацию, по­добную лишь той, которую способен дать робот, имею­щий вместо крови смазочное масло и вместо частей телa — зубья.

Изгнание элементов эмоционального из научной ли­тературы объясняют по-разному:

во-первых, тем фактом, что эмоциональное и интел­лектуальное воззрения на природу взаимно исключают друг друга. Научная проза сама есть наука, и поэтому при своем стремлении к объективности и однозначности выражения она, согласно вышеупомянутой точке зре­ния, принципиально исключает всякие аффек­тивные алогические элементы;

во-вторых, формулируется мысль о том, что научная речь по самому своему существу лежит «вне жизни», и поэтому выражение научной мысли всегда свободно от какого-либо оттенка чувства. Для людей науки, следо­вательно, важнее разработанный отвлеченный язык, и, чем отвлеченнее наука, тем горячее ее стремление к такому языку;

в-третьих, считают, что всякое субъективное и эмо­циональное отношение выходит за пределы точной на­учной дискуссии.

Этим крайним точкам зрения противопоставляется мнение большинства исследователей, справедливо считающих, что эмоциональная оценка может проникать, в научную литературу при определенных условиях ограничительного характера.

Наличие эмоциональной оценки в научных трудах объясняется рядом причин. Прежде всего, следует отме­тить тот факт, что неповторимых, изолированных стилистических ресурсов в языке нет или почти нет. Стиль научной прозы не замыкается в каких-то особых формах речи; замкнутость стиля означает лишь, что ему, с одной стороны, свойственны специфические языковые средства, органически входящие в построение данного речевого стиля, и, с другой стороны, некоторые другие языковые средства, не являющиеся необходимой частью языковой ткани стиля.

Одной из основных причин, объясняющих проникновение эмоциональных элементов в научную прозу следует считать научную полемику. В условиях полемики, которая так же стара, как и сама наука, элементы эмоциональной лексики имеют, в частности, своей целью снизить те понятия, против которых направлен полемический удар.

Однако не только элементы, направленные на снижение, уничтожение тех или иных понятий, создают запас яркого и индивидуального в научных работах. Упоминание о великом ученом или изобретателе, выражение восхищения их работами тоже приводят к использованию оценочной лексики и элементов эмоционального синтаксиса. Помимо этого, и индивидуальная установка говорящего (или пишущего), его подход к своему высказыванию могут объяснить возникновение эмоциональной оценочности в научной литературе.

Общее нивелирование стилевой манеры научных работ не исключает черт творческой индивидуальности. Более того, эта индивидуальность может быть столь усилена, что, как и в художественной прозе, в научном изложении появляется много личного, оценочного. Научный язык лишь с большими оговорками может рассматриваться как отражение сугубо объективной, безличной деятельности разума. Если в единстве интеллектуального и аффективного эмоциональность подчинена контролю интеллекта, включение чувств придает, мысли большую напряженность и остроту. Мысль, заостренная чувством, сильнее убеждает, чем объективная, равнодушная, безразличная мысль.

Специфичность элементов оценочного, индивидуального в том случае, когда они попадают в ткань научного изложения, состоит в следующем:

во-первых, в научном изложении проявления инди­видуального есть нечто допустимое, но ни в коей мере не органическое качество стиля;

во-вторых, понятие эмоциональности (и образности) не механически перекочевывает из стиля художествен­ной речи в научную прозу. В системе каждого стиля проявление эмоциональности приобретает своеобразное функциональное преломление, благодаря чему не нарушаются общие закономерности стиля. Отбор языковых средств в любом стиле (включая и те средства, которые не являются для него специфическими) обладает вы­держанным, типическим единством, проявляющимся в целесообразной организации языкового материала в связи с целями функционального использования;

в-третьих, элементы индивидуального вкрапливают­ся в текст научного изложения, оставаясь при этом иностильными, тогда как в художественной литературе система эмоционально-чувственных образов определяет художественное мышление как одну из форм познания действительности. Иначе говоря, язык художественного творчества пользуется индивидуализированными рече­выми средствами, эффективно воздействующими на эмоции и волю человека, тогда как язык научного твор­чества лишь допускает (как вспомогательное средство) проникновение таких речевых средств;

в-четвертых, стилистическая окраска эмоциональ­ных элементов в научной литературе выступает особенно усиленно, контрастно на общем фоне логических, объективных форм оценки, квалификации предметов и
явлений материального мира. При употреблении языко­вых единиц в «привычной» среде их стилистическая ок­раска сливается с общим колоритом речи, а при пере­несении этих единиц в «необычную» обстановку стилистическая окрашенность выступает с наибольшей от­четливостью, т. е. одна и та же стилевая черта в различных функциональных стилях может иметь различную выразительную силу. Всякое употребление слов в ином
контексте, чем тот, который определяется оттенком их
группы, может вызывать тот или другой стилистиче­ский эффект.


  1. Сопоставление стилей художественной и научной прозы

Стили художественный и научный представляют собой две полярно противоположные системы выражения. В письменном литературном языке найдем прежде всего две большие группы его разновидностей: разные формы языка художественной литературы и разные формы делового языка. Обращаясь к последним, мы видим здесь канцелярский язык, или стиль, язык законов, научный язык и другие. Иначе говоря, разнообразие речи, создаваемой человеческим коллективом объединяется в две контрастные группы: речь художественная и нехудожественная. Эта контрастность находит свое воплощение в ряде признаков, составляющей основу художественного и научного стилей.

В самом характере художественного и научного мышления как разных способов познания действительности наблюдается функциональное различие. Функция научного мышления состоит в осознании мира через его логическое освоение; функция художественного мышления – осознание мира через понимание его путем творческого воссоздания. В научном мышлении творческая фантазия дает толчок движению мысли, прокладывая ей путь к образованию понятий, выраженных абстрактно, в формулах всеобщности. В художественном мышлении творческая фантазия созидает художественнее целое, она ведет к формированию образов и символов— конкретных и вместе с тем многозначных.

Научное и художественное мышление выработали свои, специфические способы организации языкового материала. Явная и скрытая образность слов, столь характерная и необходимая для стиля художественной речи, не является органической частью научных произведений, поскольку она порождает ненужные ассоциации, затрудняет понимание существа описываемого явления. Образность, являясь спецификой литературных творений, их организующим, конструктивным элементом, отличает художественную поэзию и прозу от прозы научной. Научное изложение воспроизводит не образы, но логические суждения, поставленные в причинно-следственную взаимосвязь. Ина­че говоря, научный и художественный стили различны по своим установкам на экспрессивное и эмоциональное качества.

Научный и художественный стили речи демонстрируют полярность не только такой стилевой черты, как образность - отсутствие образности, но также и поляр­ность типа: субъективная оценочность - объективная нейтральность; динамичность - статичность; ярко выраженная индивидуальность - отсутствие индивидуальности.

И все же, несмотря на глубокие функциональные различия художественного и научного мышления, художественного и научного стилей речи, между ними суще­ствует много общего.

Как научное, так и художественное творчество обладают (хотя и в разной степени) элементами фантазии: «служа ученым, фантазия создала молекулы, ато­мы, эфир и по немногим сохранившимся в пластах земли остаткам костей и отпечатков листвы создала допотопных животных и первобытные папоротниковые леса... Гипотеза ученого есть плод не только логических соображений и выводов, но и фантазия. Сила поэта есть та же фантазия».

Художественное и научное мышление как два способа познания действительности имеют единую, однород­ную направленность; они находятся в органической вза­имосвязи, границы между ними не абсолютны, «...мы на­ходим между наукой и искусством различие только в тех методах, какими они пользуются. Метод науки — анализ; метод искусства — синтез. Наука путем сравнений, сопоставлений, соотношений пытается разложить явления мира на их составные элементы. Искусство путем аналогий жаждет связать элементы мира в некоторые целые».

Связь между наукой и искусством определяется в первую очередь тем, что и наука, и искусство отражают вне нас существующий реальный, объективный мир, производят исследование окружающего мира, обогащают человека знаниями на различных этапах эволюции человеческого общества.

В результате черт сходства, обнаруживаемых между научным и художественным мышлением, мы находим, что элементы художественного стиля глубоко проникают в языковую ткань научных работ и обратно: нетрудно обнаружить строгую научность изложения в ряде художественных произведений. Противопоставление чувства и мысли в научном и поэтическом творчестве носит искусственный характер.

ГЛАВА 2: ЛЕКСИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНО-СУБЪЕКТИВНОЙ ОЦЕНКИ В АНГЛИЙСКОЙ НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

1. Прилагательные

Как отмечалось выше, возникновение элементов экспрессивно-оценочного плана в английской научной литературе связано с проникновением в нее разговорной и высоко-книжной лексики. Среди наблюдаемых типов сочетания стили­стически разнородных элементов объединение книжных и нейтральных слов со словами, принадлежащими раз­говорному слою лексики, занимает одно из ведущих мест. Композиционное объединение разностильных средств выражения особенно отчетливо выступает в лек­сике, для определенных слоев которой вообще характер­ны оценочные оттенки.

Эмоционально-экспрессивная лексика представляет собой тот пласт словарного состава языка, который свя­зан по значению с человеческими чувствами и, как прави­ло, выражает положительное или отрицательное отноше­ние.

В связи с многообразием выразительных свойств прилагательного стиль того или иного произведения в значительной степени зависит от характера определяющих слов, от манеры использования их автором. Специфичность прилагательного как слова, способного выражать субъективно-эмоциональное отношение, делает изучение этой части речи актуальной проблемой стилистики.

а) Положительная оценка

Среди слов, выражающих в естественнонаучных работах авторскую оценочную характеристику, отчетливо выделяется группа прилагательных положительной эмоциональной оценки, например: marvelous, wonderful, great, striking, excellent, beautiful, magnificent, grand, unparalleled, admirable, astounding, brilliant, splendid, startling, exquisite, delicious и т. д.

Оценка, передаваемая такими прилагательными, основана на том, что качество предмета выступает через призму индивидуально-эмоционального восприятия. Внося элемент чувственного и эмоционального, автор как бы утверждает и закрепляет опосредованное отображение качества предмета; он как бы навязывает читателю свою индивидуальность, свои восприятия и ощущения. Прилагательное в таком случае становится средством эмоциональной оценочной характеристики.

Перечисленные выше прилагательные (marvelous, wonderful и т. д.) это так называемые качественные при­лагательные широкой семантики, которые образовали особый слой слов, называемый иногда аффективной, иногда эмоциональной лексикой. Английская научная ли­тература широко использует качественные прилагатель­ные субъективно-оценочного значения, что придает ей заметную эмоциональную окрашенность, столь характер­ную для устного типа речи. Например:

" By the admirable cultivation under glass... it (Phyl­loxera) is kept within narrow limits..."

"The bees then, with admirable prevision, forbear to risk all the future of their community on one hope of a queen".

"Since Professor Young made those admirable observations in America, the Italian observ­ers have been observing metallic prominences every day".


б) Отрицательная оценка

В исследуемой литературе авторская отрицательная квалификация предметов и явлений материального мира передается следующими прилагательными субъективной оценки: wretched, abhorrent, monstrous, frightful, miser­able, awful, formidable, terrible, deadly, flagrant, foul, horrible. Например:

"The expedition left Buenos Ayres on August 17, 1965, and took up their quarters at Chivilcoy, 100 miles to the west of it; here final preparations were made for the for­midable journey across the Pampas".

"Joseph Meister was doomed to a certain and horrible death".

"On landing, it was soon ascertained that matters were in desperate plight at Buenos Ayres. The frightful epidemic of yellow fever was still raging".

"To the morphologist guided by a knowledge of embryology and comparative anatomy, it appears monstrous to include the diameter of a foramen as part of the base of the skull, formed of a series of bones which agree in their rela­tions and partly in their development with the centre of the vertebrae".

Отрицательно-оценочная характеристика предмета ис­следования может быть выражена не только прилагатель­ными с самостоятельным эмоциональным значением, о ко­торых говорилось выше, но также и эмоционально-окра­шенными прилагательными:

"The larvae are brown, sluggish, ugly creatures, with six legs".

"So offensive was the odor emitted by the unwelcome intruder (the wounded bird) that we could with difficulty bring ourselves to approach and dislodge it".

"Danainae, Helconinoe, Acoerinoe have an acrid taste resulting from an offen­sive liquid which they exude from the body".

Эмоциональное значение качественного прилагательного используется и для отрицательной субъективно-оценочной характеристики, которая дается автором труда другого ученого и исследователя. Подобная характеристика встречается наиболее часто в работах критического и полемического характера.


2. Существительные

Характер существительных, вносящих свой вклад в создание общей повышенной эмоциональной и экспрессивной тональности английской научной прозы, существенно отличается от рассмотренных выше прилагательных. Если прилагательные принадлежат в основном разговорному слою лексики, существительные — это «представители» книжной лексики. Можно указать, в частности, на такие слова: gracefulness 'изящество', admiration 'восхищение', triumph 'триумф', ardor 'рвение', 'пыл', generosity 'великодушие', absurdity 'абсурд', heresy 'ересь', the evil 'зло', flattery 'лесть' и т. д. Отбор таких существительных из сферы книжной лексики представляет собой устойчивую, обяза­тельную норму для языка научного изложения, являясь, таким образом, одной из примет стиля английской научной прозы.

Подобные существительные используются авторами научных статей не для целенаправленного создания экспрессивно-художественного эффекта, а непосредствен­но для передачи научной информации.

Иными словами, книжная экспрессивная, эмоциональ­но-окрашенная лексика находит свое регулярное исполь­зование там, где речь идет о накоплении и систематиза­ции научного материала, о выделении и осмыслении его наиболее существенных сторон, объяснении тех или иных закономерностей, выяснений новых путей научного по­знания, т. е. всего того, что составляет основу любой научной работы, будь то статья, книга, монография и т.д.

Употребление экспрессивных, эмоционально-окрашен­ных существительных в английской литературе не представляет собой пример «экзотиче­ского» использования слов, но является привычной фор­мулой научной коммуникации. Данное обстоятельство выступает особенно заметно при анализе тех функций, в которых используются рассматриваемые здесь сущест­вительные.

Авторская оценка, передаваемая эмоционально-окра­шенными существительными, служит в научной литера­туре для выражения положительного или отрицательного отношения к разнообразным явлениям и фактам дейст­вительности, с которыми ученому приходится сталкивать­ся в процессе своей исследовательской работы.

Положительная оценка регулярно используется в сле­дующих случаях:

1) для характеристики работ ученого (или ученых): его концепции, теории, гипотезы, эксперимента, метода его работы вообще, широты его познаний в данной области научного творчества. Здесь употребляются такие существительные, как beauty 'красота (эксперимента)', gracefulness 'изящество (изложения)', admiration 'восхищение (познаниями ученого)', triumph 'триумф (метода, книги)', ardor 'жар, рвение, пыл (в проведении научной работы)'.

2) для оценочной характеристики выдающихся способностей человека как ученого. В этом случае наблюдается использование существительного genius 'гений', причем такая высокая оценка употребляется как для характеристики ученых, которые жили некоторое время назад, так и для оценки таланта ученых современности.

3) для оценки личных качеств человека как ученого и исследователя. Здесь используются такие существительные, как devotion 'преданность (науке)', enthusiasm 'энтузиазм (в проведении научных изысканий)', generosity 'великодушие, щедрость (по отношению к молодым, начинающим ученым)', wisdom 'мудрость (в выборе риала для исследования)':

4) для описания предмета (или процесса), подвергаю­щегося исследованию, причем здесь можно выделить су­ществительные, характеризующие рассматриваемый объ­ект.

Объектом исследования, которое подвергается оценочной характеристике, может быть не только неодушевленный предмет (specimens, illustrations, plates, eggs, roses и т.д.),

Похожие рефераты: