Xreferat.com » Топики по английскому языку » Классификация текстов и методы перевода

Классификация текстов и методы перевода

Перед началом работы переводчик с помощью анализа текста должен установить, какой из видов текста ему предстоит переводить. Точно также и при оценке перевода прежде всего необходимо получить ясное представление о том, к какому типу текстов относится оригинал, чтобы избежать опасности оценки перевода по неверным критериям.

Было бы, например, в принципе неверно оценивать перевод детективного романа и перевод художественного романа, перевод оперного либретто и патентного описания по одним и тем же критериям. В отношении этой, в принципе, абсолютно ясной методической предпосылки тем не менее нет достаточной ясности.

Типология текстов, отвечающая требованиям процесса перевода и распространяющаяся на все типы текстов, встречающихся в практике, является, таким образом, непреложной предпосылкой объективной оценки переводов. В литературе можно встретить немало попыток разработать такую типологию текстов, которая позволяла бы сделать выводы о принципах перевода или о выборе специальных методов перевода. В этом проявляется понимание того, что методы перевода определяются не только кругом читателей и специальным назначением перевода (о чем говорят весьма часто).

Представляется важным исследовать "обычный случай" перевода, при котором предпринимается попытка без потерь, добавлений и искажений "перелить" оригинал в форму другого языка, с тем, чтобы создать в нем текст, эквивалентный исходному. В этом "обычном" случае, по-видимому, именно тип текста наиболее надежно подсказывает, как следует переводить; именно тип текста, в первую очередь, определяет выбор средств перевода.

В исследованиях проблем перевода уже давно учитывается принципиальное различие между прагматическим и художественным переводом, хотя это различие - как нам представляется, несправедливо - истолковывалось большей частью так, будто прагматический перевод вызывает меньше проблем и потому не требует специальных исследований, тогда как теория литературно-художественного перевода разрабатывалась, совершенствовалась и интенсивно обсуждалась. Сама дифференциация безусловно правомерна, и является, в основном, общепринятой. Так, например, В. Е. Зюскинд считает, что, в отличие от прагматического переводчика, которого он именует "специальным переводчиком", литературный переводчик должен обладать писательским талантом [1]. С этим можно безоговорочно согласиться, поскольку в прагматических текстах язык в первую очередь является средством коммуникации, средством передачи информации, тогда как в текстах художественной прозы или поэзии, кроме того, служит средством художественного воплощения, носителем эстетической значимости произведения [2].

Однако этого упрощенного деления на два типа текстов явно недостаточно, поскольку в обеих группах могут быть выделены многочисленные виды текстов, ставящие абсолютно разные проблемы и требующие разных методов перевода, и, следовательно, подчиняющиеся совершенно различным закономерностям. У прагматических текстов есть много общего, но все же небезразлично, осуществляется ли перевод и оценка перевода спецификации товаров, юридического документа или философского исследования. С другой стороны, и при художественном переводе, наряду с общими факторами, действуют многочисленные дифференцирующие факторы: перевод стилистически отшлифованного эссе определяется иными законами, нежели перевод лирического стихотворения. При переводе пьес на первый план выдвигаются требования, вообще не подлежащие учету при других видах так называемого художественного перевода.

Это важное положение в течение последних десятилетий все более утверждалось. Однако во всех имевших место до сих пор попытках добиться дифференциации типов текстов на базе специфических признаков наблюдалось удивительное отсутствие единой концепции.

Эльза Таберниг де Пуккиарелли [3] в своей работе "Aspectos tecnicos у literarios de la traduccion" выделяет три типа текстов: 1) технические тексты и тексты естественных наук, характеризуемые тем, что в них знание предмета является более важным, чем знание языка, которое, в свою очередь, прежде всего должно распространяться на знание специальных терминов; 2) философские тексты, в которых, кроме знания специальной терминологии, от переводчика требуется способность следовать за ходом мыслей автора; 3) литературные тексты, в которых, кроме содержания, выявлению подлежит и художественная форма, которая должна быть воссоздана в языке перевода.

Но и эта классификация представляется неудовлетворительной. Выделение дополнительного типа "философские тексты" кажется недостаточно обоснованным. Прежде всего условие, что переводчик должен владеть философскими терминами, не представляет собой нового критерия, по сравнению с любыми специальными текстами. Что же касается требования следовать мысли автора, то, думается, этот принцип применим ко всем видам текстов: без понимания не может быть перевода.

Приведем еще один пример классификации текстов, возникшей на Иберийском полуострове. Речь идет о классификации Франсиско Айялы [4], также считающего необходимым дифференцировать тексты, особенно с учетом различий в методах перевода: "Поразительное разнообразие текстов, в которых воплощена письменная культура, требует постоянно меняющегося подхода к решению задач, какие ставит перед нами перевод: нельзя одинаковым образом переводить математический трактат, политическую речь, комедию или лирическую поэму". Следует подчеркнуть, что Айяла учитывает различия между прагматическими текстами, однако его наблюдение, в конечном счете, сводится к обычному делению на два типа и, несмотря на обилие интересных деталей, остается в целом слишком запутанным.

В статье Петера Бранга "Советские ученые о проблемах перевода", опубликованной в сборнике "Проблемы перевода" под редакцией Г. Штёрига, мы также сталкиваемся с тремя типами текстов. Бранг рассматривает работы одного из ведущих советских исследователей проблем языка и перевода А. Федорова. В основе его классификации также лежат различия в характере переводимого материала, и он выделяет: 1) информационные тексты, документальные тексты (торгового и делового характера) и научные тексты; 2) общественно-политические тексты (в том числе работы классиков марксизма, передовые статьи и речи); 3) (художественно) литературные тексты.

Общей характеристикой первой группы текстов [5] считается наличие специальных терминов и специальной фразеологии [6]. Важнейшим требованием адекватности перевода является требование выбора переводчиком наиболее неброских, не отвлекающих от содержания синтаксических конструкций письменной речи.

Когда стиль автора высказывания не существенен, то есть, когда учитывается лишь предмет сообщения, а не способ изложения, это требование можно принять. Особенно важным представляется, однако, не встречающееся нигде более указание на необходимость владения дифференцированной специальной фразеологией, без которой любой переводной текст должен быть признан недостаточно качественным, поскольку читателю текста перевода он будет казаться неестественным или, по меньшей мере, непрофессиональным.

Общей характеристикой второй группы текстов - общественно-политических - Федоров считает свойственное им смешение элементов научного (использование терминологии) и художественного языка (использование риторических фигур, метафор и т. д.). При этом он, однако, не учитывает, что то же смешение может встречаться в романах и пьесах. Федоров требует здесь учета синтаксических особенностей с целью сохранения ритма, особенно при переводе речей. В качестве примеров приводятся отрывки из работ классиков марксизма.

Выделение такой группы представляется ни в коей мере не правомерным. Общественно-политические тексты должны быть отнесены либо к прагматическим -в тех случаях, когда на первом плане стоит передача информации, - либо к литературно-художественным текстам, когда с помощью художественных средств языка достигается определенное эстетическое воздействие, которое, естественно, должно быть сохранено в переводе. Доказать с достаточной убедительностью наличие собственных закономерностей в переводе текстов общественно-политического типа, по сравнению с текстами первой и третьей группы, Федорову не удается. Эту группу следует поэтому считать не самостоятельным типом текстов, а, в лучшем случае, промежуточной формой, являющейся следствием встречающегося повсеместно взаимопереплетения различных видов текстов.

И, наконец, третья группа текстов - художественная литература - характеризуется, согласно Федорову, в стилистическом отношении многообразием лексических (диалектальных, профессиональных, архаических, экзотических) и синтаксических языковых средств, а также интенсивным применением элементов разговорной речи. Не говоря уже о том, что эта характеристика может быть справедливой и для других видов текстов, например для комментариев прессы, не относящихся к текстам литературно-художественного типа, она представляется слишком односторонней и выделяющей лишь второстепенные моменты, а главное - преобладание эстетических аспектов в языковом оформлении этих текстов и необходимость сохранения их эстетической значимости при переводе - вообще не упоминается. Напротив, и художественная проза, и драматические произведения, и лирика меряются одной меркой, хотя именно здесь следовало бы выявить специфические закономерности, которые оправдывали бы выделение отдельных типов текстов.

О. Каде считает, что широкая шкала различных "жанров текстов" [7] определяется содержанием, назначением и формой текста. Уже многообразие различных по своему характеру текстов, как он утверждает, заставляет сделать вывод, что не может быть единой схемы или модели перевода для всех жанров текста. Проводя наиболее характерное разграничение между прагматическими, то есть специфическими по своему предмету текстами, с одной стороны, и литературными (художественной прозой и поэзией), с другой стороны, О. Каде так же, как и Р. В. Юмпельт [8], рассматривает различные попытки классификации. Так, например, американский лингвист Дж. Касагранде предлагает следующую классификацию: 1) прагматические, 2) эстетико-художественные, 3) лингвистические, 4) этнографические переводы. Эту классификацию и Каде, и Юмпельт принимают, хотя выделение последних двух групп кажется мало убедительным. Еще одна, также упоминаемая и Каде, и Юмпельтом попытка классификации, была предпринята Карлом Тиме, который выделяет четыре "идеальных" типа, а именно: тексты религиозного, литературного, делового и официального характера, которые ориентированы на различные группы получателей и должны переводиться в каждом из случаев по-разному [9]. Если О. Каде после рассмотрения обеих этих попыток классификации переходит к исследованию проблем перевода исключительно на материале прагматических текстов, то Р. Юмпельт развивает схему Касагранде до весьма детальной классификации, в которой он выделяет "жанры перевода" и которая, однако, также ни в коей мере не представляется удовлетворительной. Дело не только в том, что у него отсутствует какая-либо аргументация в пользу выделения отдельных так называемых "жанров". Предлагаемая схема слишком углубляется в детали такой крупной группы, как прагматические тексты (в своей работе Юмпельт специально обращается к проблемам перевода технических текстов и текстов естественных наук), а "эстетические (художественные) тексты" рассматриваются лишь в общих чертах. Слишком детальная классификация прагматических текстов противоречит прежде всего ясно сформулированному требованию "в каждом высказывании по вопросам перевода проверять, не является ли то или иное положение специфическим лишь для одного из типов перевода", а также недвусмысленному предостережению "избегать для явлений одного жанра разработки особых категорий, которые могут встречаться и в других жанрах" [10].

Новейшей классификацией типов перевода является попытка Жоржа Мунэна [11], предпринятая с глубоким проникновением в проблемы перевода. Но и здесь, к сожалению, наблюдается отсутствие стройной концепции. Первая группа, выделяемая им, - религиозные переводы - выделяется по признаку содержания; вторая группа - художественный перевод - по языку; третья группа - перевод стихов - выделяется по признаку формы; четвертая группа - перевод детской литературы - по ориентации на получателя; пятая группа - переводы сценических произведений - по способу использования текстов; шестая группа - перевод и кино (перевод фильмов) - выделяется с точки зрения специфических технических условий и седьмая группа - технический перевод - вновь по признаку содержания.

Эти группы дают достаточную основу для выделения различных видов текстов. Но для разумного выделения типов текстов эти группы представляются слишком неоднородными и многочисленными.

Изложенные нами попытки классифицировать все многообразные тексты, встречающиеся в практике, в рамках одной схемы с целью получить определенные выводы для выбора методов и средств перевода со всей очевидностью доказывают два положения. 1. Уже не отрицается специальная функция вида текста как основного фактора и критерия процесса перевода, и тем самым - оценки перевода. Разработка типологии текстов представляется не только обоснованной, но и необходимой в свете исследования требований адекватности перевода и обоснованности оценок перевода. 2. Предпринятые до сих пор попытки классификаций неудовлетворительны прежде всего потому, что в них отсутствует единая концепция выделения типов текстов и аргументация их разграничения. А в тех случаях, когда аргументы приводятся, они оказываются весьма разнородными и уязвимыми.

В исследовании о выборе метода перевода (а исследования о методически обоснованных оценках перевода встречаются редко и никогда не бывают главным предметом исследований) постоянно ставится лишь вопрос о выборе между "дословным" и "вольным" переводом, хотя мера "дословности" или граница "свобод" никогда не была в достаточной мере уточнена. Эрнст Мериан-Генаст [12], который, как и Ортега-и-Гассет, ссылается на Шлейермахера и - что показательно - также обсуждает лишь проблему художественного перевода, признает в конечном счете исключительно два этих метода. Он пишет: "(Переводчик) переводит, то есть осуществляет перенос в двух направлениях: или он переносит иностранного автора к своему читателю, или переносит своего читателя к иностранному автору. Отсюда - два совершенно различных метода перевода. В первом случае переводчик видит свою задачу в том, чтобы приблизить оригинал к методу мышления и к языку своих соотечественников, чтобы заставить иностранного автора говорить так, как говорил бы его соотечественник. Во втором случае читатель должен явственно ощущать, что к нему обращается иностранец. Он должен познать новые, незнакомые ему мысли и средства выражения, он должен чувствовать себя не дома, а на чужбине...". Обоснование выбора того или иного метода открывает, однако, простор для переводческого своеволия. Мериан-Генаст солидарен с рядом авторов в том, что выбор метода зависит от различных обстоятельств: "С одной стороны. - от цели, которую он преследует, от того, что важнее для него - содержание или форма оригинала; затем - от особенностей языка, на который он переводит, - насколько он способен изменяться,приспособляться к методам выражения другого языка; но прежде всего от духа нации и эпохи, в которой он живет, от его самосознания, самобытности, способности воспринимать." [13] Эти соображения бесспорно ценны в историческом смысле, они определяли в свое время исключительно и почти полностью так называемые художественные переводы и отношение к выбору методов перевода. При определенных условиях они и сегодня могут быть существенными. Однако в такой радикальной форме они не могут быть приемлемы в настоящее время.

Жесткая схема "или - или" при выборе метода перевода не может служить интересам дела и быть примененной на практике. Метод перевода должен, напротив, соответствовать типу текста. Естественно, чтобы классификация текста осуществлялась путем отнесения конкретного текста к тому или иному типу, к которому применим тот или иной метод перевода. Главная цель при этом - сохранить при переводе наиболее существенное, определяющее тип текста. Только специальная цель, которой перевод должен служить в конкретном случае, или специфика круга читателей, которому он предназначается, могут быть обоснованием для отступления от этого требования. Но такого рода отступления касаются уже не переводов "обычного" типа, а других форм переноса содержания, изложенного на исходном языке, в текст на языке перевода.

2. Типология текстов, релевантная для перевода

Рассмотрение попыток создания классификации типов текстов, приемлемой для решения задач перевода, приводит к неизбежному выводу, что при анализе типа текста и переводчик, и критик должны исходить из одинакового критерия. В качестве такового скорее всего способен выступать материал, из которого состоит текст: язык. Поскольку текст может быть создан лишь средствами языка (для математических формул перевод не нужен), при анализе необходимо исследовать, какие функции выполняет язык в данном тексте. Карл Бюлер [14] указывал, что язык - это одновременно "описание" (репрезентирующее информацию. - Прим. ред.), "выражение" (символизирующее эмоциональные или эстетические переживания. - Прим. ред.) и "обращение" (призывающее к действию или реакции. - Прим. ред.). Эти три функции могут быть качественно неравноправными в различных языковых высказываниях. В одном тексте (или его отрезке) может стоять на первом плане описание, в другом - важнейшей может быть функция выражения, а третий может быть по сути своей обращением к слушателю или читателю. Естественно, не всегда целый текст отражает лишь одну из функций языка. На практике существуют многочисленные переплетения и смешения форм. Однако в зависимости от преобладания той или иной функции в конкретном тексте можно выделить три основных типа: по описательной функции языка - тексты, ориентированные на содержание; по выразительной функции языка - тексты, ориентированные на форму; по функции обращения - тексты, ориентированные на обращение [15]. При этом под текстами, ориентированными на содержание, следует понимать такие, основная задача которых состоит в передаче содержания, информации. Тексты, ориентированные на форму, также передают содержание, но в них доминирующим компонентом является языковая форма.

До этих пор классификация в целом сходна с обычной основной дифференциацией прагматических (ориентированных на содержание) и художественных (ориентированных на форму) текстов. Однако, как будет показано ниже, распределение текстов в рамках этой классификации нуждается в дополнении и уточнении. Так, например, агитационные тексты не могут быть отнесены к содержательному типу только потому, что при их переводе необходима эквивалентность информации. Агитация и реклама опираются, в первую очередь, на функцию обращения, и она должна передаваться при переводе, наряду с описательной функцией, и более того, ее передача является основной задачей. Детективные и бульварные романы, несмотря на их более низкое качество, тем не менее, по жанру должны быть отнесены к "литературным" текстам. Но было бы неправомерно в аспекте выбора метода перевода и критериев его оценки относить их к текстам, ориентированным на форму, так как читателей интересует в них лишь захватывающее содержание, что отражается и в количестве их переводов. Поскольку читатель проявляет лишь незначительный интерес к эстетическим качествам (как правило чрезвычайно низким) такой литературы, было бы необоснованным требовать от переводчика увеличения затрат времени, которое понадобилось бы для учета и передачи элементов формы.

Бенедетто Кроче настоятельно указывает на то, что при теоретическом рассмотрении проблем перевода логические параметры языка не отграничивались от эстетических, прозаические от поэтических и что это вело к "пустому теоретизированию" [16]. Поскольку в дискуссии о переводе разграничение логических и эстетических параметров языка вполне может быть аргументировано, упущенным оказался скорее третий параметр языка - диалогический. Очевидно, это было основной причиной того, что тексты, в которых доминирует функция обращения, не выделялись в отдельный тип. Схематически такая классификация выглядела бы следующим образом.


функция языка описание выражение обращение
параметр языка логический эстетический диалогический
тип текста ориентированный на содержание ориентированный на форму ориентированный на обращение

Как явствует из этой схемы, наряду с выделявшимися до настоящего времени типами текстов следует отграничить третий тип - тексты, ориентированные на обращение.

Как и всякий текст, текст, ориентированный на обращение, передает информацию в определенной языковой форме. Однако его оформление преследует особую, более или менее очевидную, цель. В таких текстах релевантным оказывается прежде всего достижение экстралингвистического эффекта, сохранению подлежит явственное обращение к слушателю или читателю текста.

Эти три типа текстов, выделяемые по критерию функции языка, могут быть дополнены четвертой группой текстов, которые можно было бы назвать аудиомедиальными. Речь идет о текстах, зафиксированных в письменной форме, но поступающих к получателю через неязыковую среду в устной форме (речевой или песенной), воспринимаемой им на слух, причем зкстралингвистические вспомогательные средства в различной степени способствуют реализации смешанной литературной формы.

2.1. Тексты, ориентированные на содержание

Попытки классифицировать встречающееся в практике многообразие текстов в рамках четырех типов текстов должны исходить из того, что каждый тип текстов в зависимости от роли вышеизложенных главных признаков сам может подразделяться на значительное число видов текстов. В то время как тип текста в значительной мере определяет выбор метода и степень важности того, что подлежит сохранению при переводе, вид текста определяет, какие внутриязыковые закономерности должны прежде всего учитываться переводчиком. Исходя из этого, к типу текстов, ориентированных на содержание, могут быть отнесены: сообщения и комментарии прессы, репортажи, коммерческая корреспонденция, спецификации товаров, инструкции по эксплуатации технических приборов, патентные описания, грамоты, официальные документы, учебная и специальная литература всех видов, исследования, отчеты, трактаты, специальные тексты гуманитарных, естественных и технических наук.

Следовало бы уточнить, однако, еще один момент. Если мы различаем тексты, ориентированные на содержание и ориентированные на форму, то это не означает, что тексты, ориентированные на содержание, не имеют формы. Как не может быть языковой формы без содержания, так не может быть содержания без формы. Следовательно, и в текстах, ориентированных на содержание, следует учитывать, что, поскольку форма и содержание нераздельно связаны друг с другом, способ выражения мысли в языке является не менее важным, чем ее предметное содержание. Лишь правильно сформулированные тексты действительно отражают описываемый в них предмет.

В этом смысле мы не согласны с односторонним функционально-стилистическим подходом к языку лишь как к средству коммуникации, приспособленному к изложению того или иного содержания высказывания. Этот подход оказывается полностью несостоятельным при рассмотрении видов текстов, ориентированных на обращение: здесь важно не только то, что человек выражает свои мысли, но и то, что он использует средства языка в коммуникации для того, чтобы обратиться, к своим собеседникам, то есть пользуется языком как инструментом, для того чтобы привести в движение неязыковые процессы.

В текстах, ориентированных на содержание, важна прежде всего приемлемость формы для выражения данного содержания, ее способность оказывать необходимое воздействие, а для текстов, ориентированных на форму, прежде всего важна форма, учитывающая эстетические и художественно-творческие аспекты. Текст, ориентированный на содержание, анализируется в плане формальных отношений, задаваемых семантикой, грамматикой и стилистикой, и с учетом их переводится на другой язык. Текст, ориентированный на форму, анализируется прежде всего с точки зрения воплощения его формы, определяемого эстетическими, стилистическими, семантическими и грамматическими параметрами, и переводится в соответствии с этим.

Отнесение информационных материалов, учебников, спецификаций и т. п. к текстам, ориентированным на содержание, очевидно и без дополнительной аргументации. Они являются более или менее анонимными и, в общем и целом, создаются с целью быстрой, верной и обширной информации об определенном предмете. Несколько иначе обстоит дело с комментариями. Часто они пишутся авторитетными комментаторами, склонными демонстрировать свои литературные способности и нередко обладающими своеобразным литературным почерком. Хотя эти тексты характеризуются весьма индивидуальным стилем, который при переводе, насколько это возможно, учитывается, и при оценке этот аспект должен приниматься во внимание, тем не менее, комментарии следует отнести к типу текстов, ориентированных на содержание, поскольку главным остается комментируемый предмет. Юлиус Вирль [17] в этой связи говорит: "Подсознательная или полусознательная любовь автора к определенным средствам выражения или стилистическим средствам не меняет предметно-специфического характера текста, если творческое внимание автора полностью сосредоточено на содержании, материале, на "идее", а на форму выражения внимание обращается лишь постольку, поскольку она важна для обеспечения полного понимания содержания. Даже в тех случаях, когда автор, исполненный сознания ответственности за свои переживания, тщательно выбирает форму, то есть отдельные языковые средства выражения, форма остается подчиненной содержанию. Функция формы исчерпывается ее службой содержанию". Следовательно, когда тема и аргументы (то есть информационное содержание) полностью передаются в переводе, можно считать, что комментарий переведен адекватно.

В отношении официальных документов и материалов аналогичного характера можно выдвинуть возражение, что у них, как правило, вполне определенная форма, и даже нередко весьма строгие предписания относительно формы, соблюдение которых необходимо, чтобы документ был принят. Против этого аргумента можно возразить; что языковую форму не следует путать с языковым формализмом, поскольку в данном случае речь идет о чисто внешних формальных предписаниях графического порядка или касающихся определенных языковых клише [18].

Именно это связывает такие тексты со специальными текстами гуманитарного, научно-естественного и технического характера (исследования, выступления, отчеты), для адекватного воспроизведения содержания которых необходимо владение специальной терминологией и фразеологией.

Для уточнения понятия научно-популярной литературы и отнесения соответствующих текстов к текстам, ориентированным на содержание, а также и для проведения границы между этими текстами и специальными текстами необходимо определить научно-популярную литературу как общедоступное изложение материала по различным отраслям знания. Авторы популярной литературы временами также имеют склонность к "литературному творчеству". Решающей характеристикой популярных текстов является, однако, следующее: предметная правильность, достоверность информации и современность языка. Правда, авторы таких текстов используют и специальную терминологию и фразеологию (с различной частотностью). Однако решающим для дифференциации и для их языкового оформления является в конечном счете круг читателей, на который ориентируется автор. Если он обращается к специалистам {в учебниках или специальных изданиях), то при переводе главное - точная передача предметных значений. Если же он обращается к широкому кругу непрофессионалов, интересующихся определенным предметом (научно-популярные книги, журналы широкого профиля), то повышенное внимание следует уделять стилистической стороне текста.

Относительно всех этих видов текстов, ориентированных на содержание, можно сказать, что здесь важно в первую очередь, хотя и не исключительно, ориентироваться на передачу информативного содержания.

Когда принадлежность текста к типу текстов, ориентированных на содержание, установлена, можно сделать первый существенный вывод относительно методов перевода. Текст, ориентированный на содержание, требует при переводе обеспечения инвариантности на уровне плана содержания. При оценке критику следует в первую очередь убедиться в том, удалось ли передать полностью содержание и информацию в тексте перевода. Из этого важнейшего требования следует, что языковое оформление перевода должно безоговорочно соответствовать закопай языка перевода, иными словами, языковое оформление перевода ориентировано в первую очередь на язык перевода.

Однозначная ориентированность на язык перевода является вторым критерием оценки текстов этого типа. Язык перевода доминирует, поскольку важнейшим здесь является информационное содержание, и читатель должен получить его в переводе в привычной языковой форме [19].

2.2. Текст, ориентированный на форму

Для детальной характеристики второго типа текстов и отнесения к нему различных видов текстов следует в первую очередь пояснить лежащее в его основе понятие формы.

В общем под "формой" понимается способ выражения автором определенного содержания, то есть как автор излагает данное содержание, в отличие от случаев, когда на первом плане стоит предмет, то есть то, что сообщается. Однако, как выше уже подчеркивалось, эта характеристика справедлива для любого, в том числе и прагматического текста. Для определения же типа текстов, "ориентированных на форму", этой слишком общей характеристики, недостаточно. В этом типе элементы формы, сознательно или подсознательно используемые автором, оказывают специфическое эстетическое воздействие. Элемент формы не только является доминирующим по отношению к предметно-содержательному компоненту, но, кроме того, он служит инструментом художественного воплощения, придающего тексту, ориентированному на форму, его неповторимую и потому лишь аналогично воспроизводимую в языке перевода форму. В соответствии с языковой функцией выражения, стоящей на первом плане в текстах, ориентированных на форму, при переводе следует достигать равноценного воздействия с помощью аналогии формы. Только в этом случае перевод может считаться эквивалентным.

Большое значение может иметь даже единичный звук, являющийся компонентом формы [20]. Синтаксические характеристики также могут отражать художественные намерения автора [21]. "Темп" стиля, как и вообще формы стиля и воздействие рифмы, сравнения и образные выражения, поговорки и метафоры также подлежат учету, равно как размер и его эстетическое воздействие. Кроме того, важными факторами не только в поэзии, но и в художественной прозе являются фоно-стилистические элементы.

Какой же подход к элементам формы должен ожидать критик от переводчика? Без сомнения не может быть и речи о раболепном переносе элементов исходного языка в язык перевода, что вообще и невозможно в работе с фоностилистическими элементами, поскольку звуковая структура языков слишком различна. Нельзя также просто не замечать ее, как это позволительно в текстах, ориентированных на содержание, где элементы формы играют лишь второстепенную роль. Ведь здесь они являются конституирующим элементом художественного текста. Высшей заповедью должно быть стремление к достижению равного эстетического воздействия. Путь к этому - создание эквивалентности путем воссоздания формы [22]. В текстах, ориентированных на форму, переводчик не должен рабски подражать форме исходного языка {то есть перенимать ее). Напротив, он должен слиться с формой исходного языка настолько, чтобы вдохновляться ею и по аналогии с ней избрать форму в языке перевода, способную произвести аналогичное впечатление и на читателя. По этой причине тексты, ориентированные на форму, мы называем текстами, детерминируемыми исходным языком.

Какие же виды текстов могут быть отнесены к этому типу? В общем можно сказать - все тексты, языковое оформление которых отвечает художественным принципам, то есть все тексты, которые больше выражают, чем сообщают, в которых языковые и стилистические фигуры подчинены целям эстетического воздействия. Короче говоря: тексты, которые могут быть названы произведениями литературы.

Трудности отнесения отдельных видов текстов к типу текстов, ориентированных на форму, не удается,

Похожие рефераты: