Xreferat.com » Топики по английскому языку » Словосочетание. Предикативная единица

Словосочетание. Предикативная единица

Содержание


Глава 1.1. Единицы синтаксиса. Словосочетание

§ 1.1.1. Единицы синтаксиса. Проблема выделения и иерархия

§ 1.1.2. Словосочетание: разные теории словосочетания

§ 1.1.3. Словосочетание в теории В.В. Виноградова. Синтаксическая валентность слова. Правила образования словосочетаний

§ 1.1.4. Типология словосочетаний: типы словосочетаний по главному компоненту и по структуре

§ 1.1.5. Словосочетание как синтаксическая конструкция: формальная и семантическая характеристика

§ 1.1.6. Функционирование словосочетания в предложении

§ 1.1.7. Семантическая структура словосочетания

Глава 1.2. Предикативная единица: основные понятия

§ 1.2.1. Определение ПЕ. Понятие предикативности как грамматической категории простого предложения

§ 1.2.2. Объективная модальность и темпоральность. Понятие субъективной модальности

§ 1.2.3. Парадигма ПЕ

§ 1.2.4. Вопрос о категории лица как одной из предикативных категорий и включении форм лица в парадигму ПЕ

§ 1.2.5. Грамматический предикат как конституирующий компонент предикативной единицы

§ 1.2.6. Структурная схема предикативной единицы

§ 1.2.7. Функционирование предикативной единицы. Предикативная единица и простое предложение

§ 1.2.8. Понятия «член предложения» и «синтаксическая позиция»

Глава 1.3. Классификации простых предложений

§ 1.3.1. Вербоцентрическая и субъектно-предикатная теории предложения

§ 1.3.2. Классификация А.А. Шахматова

§ 1.3.3. Классификация структурных схем предикативных единиц

§ 1.3.4. Классификация простых предложений в синтаксисе Г.А. Золотовой

Глава 1.4. Двусоставное предложение

§ 1.4.1. Понятие двусоставности. Подлежащее и сказуемое как взаимоопределяющие главные члены двусоставного предложения

§ 1.4.2. Подлежащее

§ 1.4.3. Сказуемое. Общая грамматическая характеристика

§ 1.4.4. Типология сказуемого

Глава 1.5. Односоставные предложения

§ 1.5.1. Понятие односоставности

§ 1.5.2. Односоставные предложения в синтаксисе А.А. Шахматова

§ 1.5.3. Односоставные предложения в «Русской грамматике» 1980 г.

§ 1.5.4. Современная классификация односоставных предложений, ее принципы

§ 1.5.5. Неопределенно-личные предложения

§ 1.5.6. Определенно-личные предложения

§ 1.5.7. Обобщенно-личные предложения

§ 1.5.8. Безличные предложения. Их структурно-семантические разновидности

§ 1.5.9. Инфинитивные предложения

§ 1.5.10. Номинативные предложения

Глава 1.6. Распространение простого предложения. Второстепенные члены предложения

§ 1.6.1. Общее понятие второстепенных членов предложения, отличие от главных

§ 1.6.2. Второстепенные члены в русской синтаксической традиции. Его достоинства и слабые стороны. Принцип традиционной классификации

§ 1.6.3. Современная теория распространения простого предложения. Основные проблемы и спорные вопросы

§ 1.6.4. Детерминанты, их виды. Роль детерминантов в семантической структуре предложения

§ 1.6.5. Предикативный определитель (doplněk)

§ 1.6.6. Приглагольный инфинитив

§ 1.6.7. Другие виды неприсловных распространителей

§ 1.6.8. Присловные распространители. Особенности их выражения. Разбор по членам предложения

Литература


Глава 1.1. Единицы синтаксиса. Словосочетание


§ 1.1.1. Единицы синтаксиса. Проблема выделения и иерархия


На разных этапах развития синтаксической науки (19 – 20 в.) вопрос о единицах синтаксиса решался по-разному.

В традиционном логическом (Ф.И. Буслаев) и психологическом (А.А. Потебня) направлениях лингвистики в качестве основной и единственной синтаксической единицы выдвигалось предложение, которое определялось как «психологическое суждение при помощи слов».

Представители формально-грамматического направления (Ф.Ф. Фортунатов, М.Н. Петерсон, А.М. Пешковский) основной синтаксической единицей считали словосочетание. Эта единица выделялась на формальной основе (синтаксическая связь) и рассматривалась широко: под словосочетанием понималось всякое объединение слов на основе синтаксической связи. При таком подходе словосочетание - это и подчинительное сочетание слов (летящая птица), и сочетание на основе сочинительной связи (птицы и звери), и предложение (Птица летит). Такой подход по сравнению с логическим имеет преимущества: он является грамматическим в своей основе и учитывает различные синтаксические образования. Но вместе с тем в этой теории не акцентируется принципиальное различие между предикативной единицей – предложением и различными непредикативными синтаксическими образованиями. Предложение рассматривалось как частный случай словосочетания, а такие языковые факты, как однословные предложения (Пожар! Тишина. Вечереет) вообще не получали адекватного объяснения.

Следующий этап развития синтаксической науки связан с именем акад. А.А. Шахматова, который, рассматривая предложение как основную синтаксическую единицу, выделял и словосочетание, но только на основе предложения, а не как самостоятельное образование.

Совершенно новый подход к синтаксическим единицам представлен в концепции академика В.В. Виноградова (середина 20 века), который построил синтаксическую теорию как учение о двух синтаксических единицах – словосочетании и предложении. Принципиально новым и важным в теории Виноградова является установление особого статуса словосочетания как синтаксической единицы, которая существует не как часть предложения, а независимо от него – на основе синтаксической валентности слова. Словосочетания образуются на основе способности знаменательных слов распространяться различными словоформами. Например, имя существительное сочетается с прилагательным, независимо от его лексического значения, это его принципиальное, «частеречное» свойство (дом – большой, каменный, свой, белый, новый; способности – большие, редкие, индивидуальные); точно так же любой глагол сочетается с наречием, а любой переходный глагол – с существительным в винительном падеже без предлога и т.д. Словосочетание, по Виноградову, - это единица номинативная, оно, как и слово, называет предметы, действия, признаки, только это наименования расчлененные и конкретизированные. Предложение, в отличие от словосочетания, - единица предикативная, сообщающая, и организуется оно иначе. Если словосочетание – это слово плюс словоформа, то в основе предложения всегда находится соотношение словоформ (N1 – Vf, N1 – cop Adj) или одна словоформа (Vf 3s, Inf).

Теория В.В. Виноградова развивалась другими учеными. В современном синтаксисе выделяют три синтаксические единицы (В.А. Белошапкова). Центральной синтаксической единицей является простое предложение – предикативная единица. Другие единицы противопоставлены ей. Словосочетание – непредикативная единица, сложное предложение – полипредикативная единица.

Существует проблема иерархии синтаксических единиц. Что считать минимальной единицей? Словосочетание? Но словосочетание может быть больше предложения, если предложение выражено одной словоформой: Ветрено, Дождь, Тишина. Минимальная единица должна входить в состав следующей единицы – более высокого уровня. Словосочетание – это единица элементарная, но не минимальная. В качестве минимальных, первичных единиц синтаксиса называют слово и словоформу. Действительно, и слово, и словоформа входят в состав словосочетания и предложения и в составе этих единиц имеют синтаксические значения. Г.А. Золотова выделяет минимальную синтаксическую единицу - синтаксему. Это словоформа с определенным синтаксическим значением. Например, морфологическая форма дательного падежа существительного может представлять разные синтаксемы: синтаксему с объектным значением (написать письмо другу), синтаксему с субъектным значением (Моему другу очень повезло). Однако возможность присвоения слову и словоформе статуса единицы – вопрос спорный, поскольку они не представляют собой синтаксические образования, это компоненты синтаксических единиц. Если признать слово и словоформу синтаксическими единицами, мы должны признать единицами и служебные слова – союзы, предлоги, которые так же, как и словоформы, являются компонентами синтаксических образований.

Другой вопрос, касающийся иерархии синтаксических единиц, - вопрос о максимальной синтаксической единице. По существующей классификации такой единицей является сложное предложение, полипредикативная единица. Но есть образования, превышающие предложение (в том числе и сложное), - текстовые единицы: сложное синтаксическое целое (сверхфразовое единство), линейные синтаксические цепи и др. Если синтаксис понимать широко, как синтаксис не только словосочетания, предложения, но и текста, то такие единицы тоже следует признать синтаксическими. Но есть существенное различие между предложением, в том числе сложным предложением, и компонентами текста. Текст – это объединение высказываний, не имеющее конструктивного характера - в грамматическом значении. Это явление коммуникативного плана, и оно изучается в особом разделе лингвистике – лингвистике текста.

До сих пор мы говорили о единицах конструктивного синтаксиса. В других аспектах синтаксиса – свои единицы, о которых уже шла речь в соответствующих разделах. Единица коммуникативного синтаксиса - высказывание. Единица семантического синтаксиса – пропозиция.


§ 1.1.2. Словосочетание: разные теории словосочетания


В предыдущем параграфе мы уже затронули вопрос о разных подходах к словосочетанию и можем назвать три разных подхода.

1. В формально-грамматическом направлении словосочетание – любое грамматически оформленное соединение слов, предложение – частный случай словосочетания.

2. В теории В.В. Виноградова словосочетание – особая синтаксическая единица, представляющая собой результат синтаксического распространения знаменательного слова. Поэтому словосочетание существует только на основе присловной подчинительной связи и имеет номинативную функцию.

3. В синтаксисе В.А. Белошапковой словосочетание противопоставлено предложению (простому) как единица непредикативная единице предикативной. При таком подходе к словосочетаниям относятся не только подчинительные, но и сочинительные соединения слов как непредикативные образования.

Покажем эти различные трактовки словосочетания на простых примерах:

Птица летит

Летящая птица

Птицы и звери.

С точки зрения формально-грамматической все три примера представляют собой словосочетания. В синтаксисе В.А. Белошапковой к словосочетаниям относятся непредикативные образования (т.е. 2) и 3)) В теории В.В. Виноградова к словосочетаниям следует отнести только пример 2) – как подчинительное сочетание, результат распространения слова.

Каждая из концепций имеет свои основания и право на существование. Но самой объективной, отражающей природу синтаксических единиц является концепция В.В. Виноградова. Поэтому именно она получила наибольшее распространение в синтаксической науке и в учебной практике.

§ 1.1.3. Словосочетание в теории В.В. Виноградова. Синтаксическая валентность слова. Правила образования словосочетаний

Итак, в теории В.В. Виноградова словосочетание – это распространенное слово. Знаменательные слова обладают свойством синтаксической сочетаемости или синтаксической валентности. Это значит, что слово в силу своих категориальных свойств сочетается с определенными словоформами. Синтаксическая валентность слова определяется рядом факторов, которые В.В. Виноградов назвал правилами образования словосочетаний. Перечислим эти факторы, или правила.

Общая категориальная характеристика слова, принадлежность его к определенной части речи. Например, имена существительные сочетаются с прилагательными (N + Adj), глаголы сочетаются с наречиями (V + Adv) и с падежными или предложно-падежными формами существительных (V + N4, V + N5, V + C N5 и др.).

Частные морфологические свойства слова. Например, переходные глаголы сочетаются с формой винительного падежа со значением прямого объекта: V + N4 (писать письмо, собирать грибы, изучать историю), компаратив любой части речи сочетается с формой родительного падежа: Comp + N2 (быстрее ветра, страшнее смерти).

Словообразовательные связи слова. Например, имена существительные, образованные от переходных глаголов, сочетаются с родительным падежом: N + N2 (составление программы, сбор урожая) или с предложно-падежной формой «с + дат. падеж», если существительное обозначает проявление отношения: N + К N2 (любовь к родителям, презрение к предателю).

Принадлежность слова к определенной семантической группе. Например, глаголы со значением опасения сочетаются с родительным падежом: V + N2 (бояться, опасаться, остерегаться кого-то/чего-то); глаголы речемыслительной деятельности сочетаются с предложно-падежной формой «о + предл. пад.»: V + O N6 (рассказывать, беседовать, сообщить, думать, размышлять о ком-то/чем-то) и др.

Морфемная структура слова, конкретно – наличие в слове приставки, предопределяющей определенную зависимую предложно-падежную форму. Например, приставка «с-», имеющая значение направления сверху вниз, предполагает зависимую предложно-падежную форму «с + род. пад.» (спуститься с лестницы, спрыгнуть с обрыва, сбежать с пригорка ), приставка «при-» предсказывает предложно-падежную форму «к + дат. пад.» (прибить, прикрепить, примкнуть к чему-то).

Наконец, фактором, предопределяющим синтаксическую валентность слова, может быть индивидуальное лексическое значение слова. Например: надеяться на лучшее, верить в себя, превосходство над противником, преимущество перед кем-то.


§ 1.1.4. Типология словосочетаний: типы словосочетаний по главному компоненту и по структуре


1. Типы словосочетаний по морфологической принадлежности главного слова

Любое знаменательное слово сочетается с определенным кругом распространяющих его (зависимых) словоформ. Следовательно, типология словосочетаний по главному слову должна соответствовать классификации знаменательных слов как частей речи. На самом деле вопрос этот гораздо сложнее. Существуют бесспорные, общепризнанные типы словосочетаний по главному компоненту: глагольные (вербальные): заметить ошибку, уехать во Францию, тренироваться на стадионе, с главным словом существительным (субстантивные): вишневый сад, дом с мезонином, встреча выпускников, с главным словом прилагательным (адъективные): необыкновенно талантливый, темный от загара, полный решимости и с главным словом наречием (адвербиальные): очень тихо, слишком откровенно, далеко от дома. Конечно, у разных частей речи разные сочетательные свойства и возможности. Самая широкая сочетаемость у глагола и имени существительного, гораздо более ограниченная у прилагательного и наречия, в особенности сочетаемость ограниченна у слов с некачественным значением.

Кроме бесспорных четырех основных типов словосочетаний, есть и такие, само выделение которых или причисление к тому или иному типу является проблематичным. Рассмотрим спорные случаи.

Существуют ли словосочетания на основе местоимений? На этот вопрос следует ответить отрицательно: местоимения, местоименные слова не обозначают предметов, признаков, а указывают на них. Поэтому не могут распространяться как слова личные местоимения, нельзя сказать «умный он», «несчастный я» (Правда, в художественном тексте возможно окказиональное употребление таких словосочетаний: Не понять не ждавшим им, Как среди огня Ожиданием своим Ты спасла меня - Симонов). И тем не менее некоторые местоимения образуют словосочетания. Это неопределенные местоимения «что-то», «кто-то», «некто» и др. Например: некто в сером, что-то непонятное. Такие словосочетания семантически нечленимы, тем не менее мы можем представить их структуру как Pron + Adj. Но можно такие словосочетания объединить с субстантивными N + Adj, как это сделано в «Русской грамматике» 1980 г.

Следующий вопрос касается словосочетаний имен числительных. Не вызывает сомнений способность числительных сочетаться с формами существительных. Но известно, что сочетаемость эта необычная, единой парадигмы такие словосочетания не имеют: в именительном и винительном падежах числительное является главным словом в словосочетании с существительным Numer + N2 (три страницы), а в косвенных падежах главным становится существительное N + Numer(Adj) – трех страниц, трем страницам, тремя страницами..

Наконец, спорным является вопрос о словосочетании компаратива: особый тип словосочетания или это одно из словосочетаний наречия? Основанием для признания компаративного словосочетания отдельным типом является синтаксическая валентность, свойственная именно компаративу, - это зависимая словоформа N2, характерная не для наречия (или прилагательного), а именно для компаратива (данная словоформа выражает объект сравнения): умнее других, белее снега, стройнее тополя. Напомним, что именно характерная синтаксическая сочетаемость является одним из важнейших оснований для выделения компаратива в особую часть речи.

2. Типы словосочетаний по составу (по количеству компонентов).

Данная классификация представлена в «Русской грамматике» 1980 г. По этому признаку словосочетания делятся на простые, сложные и комбинированные.

Простые словосочетания, в свою очередь, делятся на двучленные и трехчленные. Двучленные словосочетания образуются на основе одиночной сильной или слабой связи. Например: солнечный день, строить дом, идти пешком, звонок из редакции. Трехчленные словосочетания образуются на основе двойной сильной связи. Например: снабдить экспедицию снаряжением, вбить гвоздь в стену.

Сложные словосочетания образуются на основе двух и более связей, исходящих от одного главного слова. Например: новая квартира со всеми удобствами, взять письмо со стола, лежать на диване с книгой.

Комбинированные словосочетания образуются на основе связей. исходящих от разных стержневых слов. Например: увлеченно читать интересную книгу, удобный для работы стол, хороший друг моего отца.


§ 1.1.5. Словосочетание как синтаксическая конструкция: формальная и семантическая характеристика


1. Структура словосочетания (структурная схема, модель).

Рассмотрим структуру простого (двукомпонентного) словосочетания. Каждый из компонентов – главный и зависимый – имеет свои релевантные признаки.

Для главного компонента релевантна прежде всего принадлежность к части речи. Главный компонент – это слово (!), и ни в коем случае не словоформа. Соответственно он изображается в модели символом части речи: V (глагол), N или S (существительное), Adj (прилагательное), Adv (наречие). Кроме того, релевантными могут быть частные категориальные свойства слова (см. Правила образования словосочетаний): частная морфологическая особенность, семантика и др. Поэтому в записи модели словосочетания следовало бы отмечать и эти признаки, например, переходность глагола, семантические, морфемные особенности. Допустим, так: Vtrans (переходный глагол) + N4 (читать книгу), Vfaz (фазисный глагол) + inf (начать рассказывать). Но в сложившейся практике частные категориальные признаки не принято записывать. При этом мы, конечно, имеем их в виду для характеристики главного компонента.

Для зависимого компонента релевантна словоформа. В записи модели она обозначается в соответствии с синтаксической связью: при согласовании – часть речи (Adj), поскольку эта словоформа уподобляется форме главного слова; при управлении - падежная или предложно-падежная форма; при примыкании – неизменяемая часть речи или особая неизменяемая словоформа. Например, словосочетание «мой дом» имеет модель N + Adj, словосочетание «его дом» имеет модель N + N2, словосочетание «способный понять» - Adj + Inf и т.д.

2. Парадигма словосочетания. Словосочетание существует в парадигме. Формами словосочетания являются формы главного компонента. Таким образом, парадигма словосочетания совпадает с парадигмой главного слово. Это двенадцать форм нормального имени существительного или 6 форм существительного Singularia или Pluralia tantum, 24 формы имени прилагательного (плюс краткие формы для качественных прилагательных). Проблему составляет компаратив, который имеет характерную именно для этой формы сочетаемость. Например, прилагательное «быстрый» имеет парадигму из 24 форм положительной степени. Компаратив «быстрее» образует словосочетания, подобно всякому компаративу, с существительным в родительном падеже («быстрее ветра»), и это словосочетание уже не входит в парадигму прилагательного.

Особым образом стоит вопрос о парадигме количественных и собирательных числительных. Числительные в сочетании с именами существительными представляют собой не одну парадигму, а совмещение двух разных парадигм: N + N 2 (три товарища) и N + Numer (Adj)/(трех товарищей, трем товарищам и т.д.).

3. Синтаксическое значение словосочетания (типы синтаксических отношений в словосочетаниях). В словосочетании возможны только отношения субординативного типа. Синтаксические отношения и их классификации было рассмотрены в соответствующей теме. Повторим только то, что актуально для словосочетания, а именно виды субординативных отношений: определительные, объектные, обстоятельственные, восполняющие. Первые три типа проявляются в частных разновидностях.

Определительные: признак и его носитель (определительно-субъектные): совет врача, распоряжение директора, свежесть лица, белизна снега. Такие словосочетания легко трансформируются в предложения: Врач посоветовал, Директор распорядился, Снег белый;

- часть и целое: рукав пальто, ступенька лестницы;

- принадлежность предмета лицу: дом отца, поэма Пушкина;

- отношение лица к учреждению, организации: директор завода, студент университета

и другие. Эти разновидности даны в теме «Синтаксические отношения. Виды субординативных отношений» (Глава 1.2).


§ 1.1.6. Функционирование словосочетания в предложении


Словосочетание – особая синтаксическая конструкция, которая существует автономно от предложения на основе синтаксической валентности слова. Но в то же время словосочетание употребляется в предложении. В одних случаях словосочетание входит в состав предложения без изменений. Например: Темные окна дрожали от сырого восточного ветра. В предложение включены три словосочетания: «темные окна», «дрожать от ветра», «сырой восточный ветер».

В других случаях словосочетание претерпевает те или иные изменения:

а) Изменения могут быть связаны с коммуникативным заданием, с актуальным членением: изменяется порядок компонентов словосочетания, происходит нарушение их контактности:

Ср.: Он пил некипяченое молоко и Молоко он пил некипяченое; Вокруг него образовалась странная компания и Странная образовалась вокруг него компания. При этом словосочетание не разрушается, его можно «восстановить», потому что сохраняются те же самые синтаксические отношения – субординативные определительные.

б) Изменения могут носить конструктивный характер: изменяются синтаксические отношения - словосочетание разрушается. Например: Очередь, серая, каменная, была несокрушима, как греческая фаланга (Ильф и Петров). Между компонентами «очередь» и «серая, каменная» отношения уже не субординативные определительные, а полупредикативные, что выражается порядком слов и интонацией

в) Может происходить расширение сочетаемости слова в предложении, снятие ограничений на сочетаемость. Например, в русском языке есть глаголы, выражающие адресованное действие, адресат выражается дательным падежом: вручить подарок юбиляру, написать письмо матери. В предложении адресат может появляться и у таких глаголов, значение которых не предполагает адресата: нарисовать, сшить (Мать сшила дочке платье, Нарисуй мне ёжика). Пример из стихотворения А. Твардовского: Паровозы, горячась, грохочут под уклон (ср.: мчатся под уклон).

г) В предложении словосочетание может употребляться в неполном составе: пропускается зависимый компонент или главный компонент. В первом случае главное слово может не иметь необходимых распространителей. Например, глагол жаловаться имеет две валентности - два распространителя с объектным значением: жаловаться кому-то на что-то. Но вполне возможно такое предложение: Нужно лечиться, а не жаловаться. В других случаях возможен пропуск главного компонента: У Тани не было ручки, и я дала ей свою.


§ 1.1.7. Семантическая структура словосочетания


В семантическом аспекте словосочетание выражает пропозицию, если содержит предикатное слово. Актантная структура обычно представлена не полностью. Например: вставить стекло в раму. Предикат «вставить» имеет два объектных актанта, субъектный актант в словосочетании не представлен. Посещение общежития деканом. В этом словосочетании представлены и объектный актант («общежития»), и субъектный («деканом»). Открытие Америки. Представлен только объектный актант. Если в составе словосочетания нет предикатного слова, то нет и пропозитивного значения: крыша дома, хрустальная ваза.

Существуют словосочетания, пропозитивную семантику которых создает предлог-суперпредикат. Например, предлог «для» имеет значение предназначения: альбом для марок = ‘альбом, предназначенный для марок’. Предлог «без» соответствует по значению глаголам с отрицанием «не иметь, не быть»: дверь без замка = ’дверь, не имеющая замка‘.

Подведем итог. Словосочетание – это номинативная синтаксическая единица, существующая на основе синтаксическое валентности слова. В грамматическом аспекте словосочетание – особая, элементарная синтаксическая конструкция, имеющая формальную модель и синтаксическое значение. Словосочетание – не коммуникативная единица, но оно включается в состав предложения и может претерпевать изменения, коммуникативно обусловленные. В семантическом плане словосочетание отражает пропозицию, если содержит предикатное слово или предлог с предикатным значением.

Глава 1.2. Предикативная единица: основные понятия


§ 1.2.1. Определение ПЕ. Понятие предикативности как грамматической категории простого предложения


Предикативная единица – это центральная единица конструктивного синтаксиса. Она представляет собою синтаксическое построение, образованное словоформой или соединением словоформ, синтаксическое значение которых составляет предикативность.

Предикативность – особое и обязательное значение предложения (ПЕ), которое связано с понятием предикации – соотнесенности сообщаемого с действительностью. Приведем пример. Дождь помешал закончить работу. Слово «дождь», употребленное в этом предложении, выполняет номинативную и денотативную функцию, оно называет определенное явление природы, которое представлено здесь как конкретный референт. В контексте: Сегодня работать в поле невозможно. Дождь - то же самое слово употребляется иначе, не только как номинативная единица. Оно является предложением, сообщающим: «дождь есть, существует в данное время», и выполняет здесь сигнификативную функцию. Это значит, что произошел акт предикации - ситуация представлена как реально существующая в настоящем.

Предикативность – грамматическая (формально-синтаксическая) категория, которая складывается из двух обязательных частных категорий: объективной модальности и темпоральности (синтаксического времени).


§ 1.2.2. Объективная модальность и темпоральность. Понятие субъективной модальности


Объективная модальность – это модальность грамматическая, имеющая грамматическое формальное выражение. Значение объективной модальности – отношение сообщаемого к действительности: сообщаемая ситуация может быть представлена как реально существующая во времени или нереальная, а желаемая, возможная, требуемая. Это значение есть в каждом предложении. Например: Я отдохнул. Скоро я отдохну. Я бы отдохнул… Отдохнуть бы! В первых двух случаях ситуация представлена как реальная, в третьем и четвертом случаях – как возможная или желательная. Ирреальность проявляется как возможность, желательность, волеизъявление и др. А.А. Потебня так характеризовал эти значения: «Ирреальное – не действительное событие, а идеальное».

Средства выражения объективной модальности: финитные формы глагола (глагол в одном из наклонений), финитные формы глагольной связки «быть» и других связок («казаться», «слыть», «стать», «становиться»), независимый инфинитив – часто в сочетании с частицами «бы», «не», «только бы», «вот бы» и др. (Увидеться бы еще раз! Только бы не опоздать!) Надо отличать модальность грамматическую от модальности, выраженной лексическими средствами («хочу», «могу», «должен», «надо», «можно» и др.). Например, предложение Мне надо отдохнуть выражает значение необходимости благодаря лексическому значению слова «надо», но объективная модальность здесь реальная, потому что грамматическое средство ее выражения – нулевая связка, имеющая значение реальности и настоящего времени (ср. в других временных формах с вербализованной связкой: Мне надо было отдохнуть, Мне надо будет отдохнуть).

Кроме значений объективной модальности, обязательных для каждого предложения, существуют значения субъективно-модальные - выражение отношения говорящего к содержанию высказывания. Субъективная модальность создается неграмматическими показателями – вводно-модальными словами (может быть, наверное, кажется, разумеется, скорее всего и под.), модальными частицами (вряд ли, едва ли, разве что, хотя бы, вроде бы, буквально, просто, прямо и др.), а также повторами, порядком слов и интонацией. Например, предложение Кажется, он уже приехал имеет значение реальной объективной модальности и прошедшего времени («приехал»). Вводное слово «кажется» создает значение субъективной модальности, выражает неуверенное предположение говорящего по поводу сообщаемой ситуации. Это значение относится к семантическому аспекту – к модусу предложения.

Темпоральность – это значение синтаксического времени, которое проявляется как отношение сообщаемого к моменту речи или как отсутствие такого отношения. В соответствии с этим существует два основных значения темпоральности: временная определенность и временная неопределенность. Временная определенность – отношение сообщаемого, представляемого как реальное, к моменту речи. Это значение выражается только грамматически – временными формами глагола (Vf) или связки (cop). Временная неопределенность – отсутствие отношения к моменту речи, выражается формами ирреальных наклонений. Значения временной неопределенности имеют предложения с Vf в сослагательном и повелительном наклонениях, с теми же формами связки, а также с независимым инфинитивом. Например, в предложении Пришел бы он! нет грамматического выражения времени (хотя другими средствами его можно выразить: сейчас, вчера, завтра), поэтому оно имеет значение временной неопределенности. Такое временное значение возможно и в некоторых предложениях с реальной модальностью: Ушедший день не догонишь, Слезами горю не поможешь. Морфологическое время – будущее, а синтаксическое – вневременность.


§ 1.2.3. Парадигма ПЕ


Парадигма предикативной единицы – совокупность его модально-временных форм. С точки зрения значений объективной модальности в парадигме существует противопоставление: реальная модальность (или синтаксический индикатив) – ирреальная модальность (ирреальные синтаксические наклонения). Синтаксический индикатив имеет значение временной определенности и проявляется в трех временных формах: настоящее, прошедшее и будущее. Ирреальные наклонения имеют значение временной неопределенности. Всего существует 5 форм ирреальных наклонений:

Сослагательное – возможность в неопределенном временном плане. Например: Я бы пришел пораньше (т.е. мог бы прийти). Выражается формой сослагательного наклонения глагола.

Условное – стимулирующая причина в неопределенном временном плане. Например: Если бы я пришел пораньше, всех бы застал. Выражается формой сослагательного наклонения в условных придаточных или формой повелительного наклонения в бессоюзных предложениях: Приди я пораньше – всех бы застал. Очевидно, что вторая форма стилистически отмечена как разговорная.

Желательное – выражает желание действия, ситуации. Это значение создается формой сослагательного наклонения (Приходил бы ты почаще!), составными частицами, включающими «бы» (Лучше бы ты посидел дома! Хоть бы дождь пошел!), независимым инфинитивом с частицей «бы» (Съездить бы в деревню!).

Побудительное – выражает волеизъявление в разных проявлениях: просьба, совет, приказ и др. Создается формами повелительного наклонения, частицей «пусть», а также формой глагола с суффиксом «л» в сочетании с частицей «чтоб»: Ты приходи пораньше. Пусть он придет пораньше. Чтоб больше он не приходил!

Долженствовательное наклонение – выражает действие вынужденное. Это значение стилистически окрашено как разговорное и употребляется очень ограниченно. Например: Все в гости пошли, а я дома сиди. Создается формой повелительного наклонения глагола.

§ 1.2.4. Вопрос о категории лица как одной из предикативных категорий и включении форм лица в парадигму ПЕ


Относительно этой категории существуют разные точки зрения. В семантическом аспекте такая категория, безусловно, существует (персонализация). Есть основания признать категорию лица и грамматической категорией: существуют такие предложения, в которых эти значения выражаются грамматически – личными формами глагола: Я читаю. Ты читаешь. Он читает. Но далеко не все виды предложений имеют это значение. Есть предложения, в которых значение лица специфическое - неопределенное, обобщенное (Тебя не переспоришь. Победителя не судят). Личная парадигма для таких предложений невозможна, поскольку обобщенно-личное значение создается только формой 2 лица единственного числа, а неопределенно-личное значение – только формой 3 лица множественного числа.

Наконец, существуют предложения, в которых лицо вообще не выражено никакими средствами: предикат не соотносится с носителем предикативного признака. Например: В комнате душно. Духота. Тишина. Смеркается. Все это свидетельствует о небесспорности данной категории как категории предикативной.


§ 1.2.5. Грамматический предикат как конституирующий компонент предикативной единицы


Предикативные значения (объективная модальность и синтаксическое время) воплощаются в особом компоненте – грамматическом предикате, конституирующем компоненте ПЕ. В основе грамматического предиката – предикат семантический, грамматическим он становится в результате актуализации (отнесенности ко времени и представлении его как реального или ирреального). Например: Его согласие было для всех неожиданным. – Он согласился, что было для всех неожиданным. – Если бы он согласился, все бы очень удивились. Как правило, грамматический предикат имеет предикатную семантику: физическое действие, состояние, качество и др. Но функцию предиката могут выполнять и слова с предметной семантикой – в позиции предиката. Например, в предложениях со значением тождества типа «Это дерево – ель» предикатом является слово «ель», особенностью которого в позиции предиката является сигнификативное, а не денотативное значение: «ель» в данном предложении – не предмет, а класс.

Формы выражения грамматического предиката. Основная форма – Vf (любая спрягаемая форма глагола). Другие формы – имя или слово категории состояния в сочетании со связкой: cop N1/5, Adj 1/5, f, comp, Praed; предикативное слово Нет ( Нет времени), независимый инфинитив – Inf (Отдохнуть бы!). Инфинитив становится предикативной формой именно в синтаксически независимой позиции: он выражает значение объективной модальности (обычно ирреальность) и синтаксического времени (временная неопределенность).


§ 1.2.6. Структурная схема предикативной единицы


1. Понятие минимальной структурной схемы. Ее релевантные признаки.

Минимальная структурная схема – это модель, отвлеченный образец, отражающий способ выражения предикативности. Примеры структурных схем: N1 – Vf, cop Praed, Vf3s, Vf3pl и др. Какие формы релевантны для структурной схемы?

Если в структуре предложения есть форма N1 (подлежащее), то форма грамматического предиката координируется с формой подлежащего, она вариативна (род, число, лицо). Например:

Зима наступила.

Вечер наступил.

Холода наступили.

Эти три предложения представляют одну и ту же структурную схему N1 – Vf. Для грамматического предиката релевантна только предикативная форма глагола, все остальные частные формы определяются связью с подлежащим и поэтому в структурной схеме нерелевантны.

Если же в структуре предложения только один грамматический предикат, то всегда релевантна его определенная форма, которая и делает предложение односоставным. Например: Скоро похолодает. Из окна сильно дует. Мне нездоровится. Грамматический предикат – единственный главный компонент структурной схемы, и он выражен определенной грамматической формой: Vf3s.

В «Русской грамматике» 1980 года представлена система структурных схем, важнейшим различием которых является количество компонентов: двукомпонентные и однокомпонентные. Причем, эта классификация не совпадает полностью с традиционным делением простых предложений на двусоставные и однососотавные. В состав компонентов структурной схемы могут включаться и так называемые второстепенные члены, если без них данная схема не может функционировать. Например: Нет N2 (Нет работы, Нет друзей). Форма родительного падежа в таких предложениях обязательна: между этой формой и грамматическим предикатом существует предикативное отношение, которое можно выявить, сопоставив данные отрицательные структуры с утвердительными: Есть друзья, Есть работа.

Каждая структурная схема представляет собой совокупность модально-временных форм, объединяющихся в парадигму. Большая часть структурных схем имеет полную парадигму (7- или 8-членную), есть структурные схемы с неполной парадигмой. Например, большая часть инфинитивных предложений имеет только одну форму (Встать! Молчать! Только бы

Похожие рефераты: