Xreferat.com » Топики по английскому языку » Понятие лингвокультурного концепта

Понятие лингвокультурного концепта

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого

Институт непрерывного педагогического образования

Кафедра социологии и билингвального образования


ПОНЯТИЕ ЛИНВОКУЛЬТУРНОГО КОНЦЕПТА


Курсовая работа по дисциплине «Филология»

по специальности 050303 Иностранный язык

с дополнительной специальностью Педагогика и психология


Руководитель:

к.ф.н., доцент

Рыжкова Е.В.


Выполнила:

студентка гр.6263

Кукушкина А.Г.


Великий Новгород

2009

СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. Лингвокультурный концепт как основная единица отражения культуры в сознании человека и в языке

1.1. Представление культуры в языке и речи

1.2. Лингвокультурный концепт как ключевое понятие лингвоконцептологии и культурологической лингвистики

1.3. Сущностные характеристики лингвокультурных концептов

Выводы по I главе

ГЛАВА II Английский концепт TRADITION: опыт лингвокультурологического исследования

2.1. Модели и методы исследования лингвокультурного концепта

2.2. Лингвокультурный концепт TRADITION и его объективация

средствами английского языка

Выводы по II главе

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЯ

Приложения

ВВЕДЕНИЕ


Говоря о состоянии современной науки нельзя не упомянуть о конкретных тенденций, которые влияют на вектор её развития. Cреди них интеграция отдельных отраслей знаний, образование новейших дисциплин на стыке наук, гуманитарная и антропоцентрическая направленность.

Определенное преломление данные тенденции получили и в лингвистике. C установлением господства антропоцентрической, когнитивной парадигмы познания в структуре лингвистики возникают психолингвистика, этнолингвистика, лингвоконцептология и т.д.

Признание тесной взаимосвязи культуры и языка активизировало комплексное изучение феноменов ментальности, культуры и языка с использованием единой системы инструментальных категорий. Определённой вехой в разработке данного направления лингвистики стало появление новой дисциплины — лингвокультурологии, а признаком повышенного интереса к лингвокультурным концептам — появление огромного количества научных исследований [4, 6, 9,13, 33, 39 и др.].

Изучение любого лингвокультурного концепта как единицы языковой картины мира представляет ценность для выявления особенностей культуры и мировидения конкретной лингвокультурной общности. Тем не менее, существуют концепты, представляющие особую значимость в когнитивном пространстве и в культуре языкового сообщества. Подобной базовой единицей английской лингвокультуры, на наш взгляд, является абстрактное имя традиция (tradition).

Актуальность исследования выражается в противоречии между важностью понятия лингвокультурного концепта и отсутствием единства подходов и методов его описания.

Выбор лингвокультурного концепта TRADITION для практической части исследования объясняется его важностью для изучения английской лингвокультуры и отсутствием работ, посвящённых изучению данного концепта.

Научную новизну исследования представляет данный впервые лингвокультурологический анализ концепта TRADITION, включающий комплексное исследование языковых единиц его манифестации.

Объектом исследования является лингвокультурный концепт как явление культурологической лингвистики.

Предмет исследования — сущностные характеристики лингвокультурного концепта, его понятийная, ценностная и образная составляющие.

Целью исследования является комплексный анализ понятия «лингвокультурный концепт» и рассмотрение выявленных положений на примере английского лингвокультурного концепта TRADITION.

Задачи исследования:

Проанализировать литературу по исследуемой проблеме;

конкретизировать определение понятия «лингвокультурный концепт» в современной лингвистике;

рассмотреть основные сущностные характеристики лингвокультурных концептов в лингвокультурологии и культурологической лингвистике;

провести лингвокультурологическое исследование английского концепта TRADITION.

В основу теоретической базы исследования лег ряд принципов и положений когнитивной семантики и лингвокультурологии, а именно: принцип единства и взаимовлияния языка, мышления, сознания и культуры (Н.Д. Арутюнова, А. Вежбицкая, Г. В. Елизарова, В.Н. Телия, Р. Якобсон и др.), положение о наличии в составе культурного концепта понятийной, образной и ценностной составляющих (С.Г. Воркачев, В.И. Карасик), принцип вариативности концептов культуры (С.Г. Воркачев).

В исследовании применялись следующие методы: дефиниционный анализ, компонентный анализ, контекстуальный анализ, этимологический анализ, анализ синонимов и дериватов ключевого слова; анализ сочетаемости ключевого слова, паремий и афоризмов; приём количественных подсчетов.

Методологической базой настоящей работы является концептуальное положение о диалектической взаимосвязи языка, мышления, познания и культуры, их взаимной обусловленности [1,8,17,37].

Эмпирическая база исследования стали данные толковых, идеографических, энциклопедических, этимологических, фразеологических словарей, словарей синонимов и антонимов современного английского языка. Фактологический материал был получен при анализе данных англоязычных интернет-сайтов, содержащих пословицы и афоризмы на тему традиций. В общей сложности проанализировано более 160 контекстов (См. Приложение 1).

Теоретическая значимость — определённый вклад полученных результатов в разработку теоретических проблем лингвоконцептологии и лингвокультурологии, связанных с изучением языковой картины мира и лингвокультурного концепта.

Практическая значимость исследования состоит в том, что данные, полученные в ходе анализа лингвокультурного концепта TRADITION, могут быть использованы при изучении британской культуры и менталитета, а методика лингвокультурологического исследования может быть использована при изучении других концептов.

ГЛАВА I Лингвокультурный концепт как основная единица отражения культуры в языке


В данной главе представлена попытка анализа взаимосвязи культуры и языка, а также рассмотрены различные теории исследования лингвокультурных концептов в современной лингвистике.

Для реализации поставленной в исследовании цели предлагается:

проанализировать теоретические аспекты взаимосвязи языка и культуры;

уточнить определение понятий «языковая картина мира», «лингвокультура», «концептосфера» и др.;

рассмотреть основные подходы к определению понятия «концепт» в современной лингвистике;

дать рабочее определение понятию «лингвокультурный концепт» для данного исследования;

определить ключевые компоненты структуры лингвокультурного концепта;

проанализировать основные классификации лингвокультурных концептов;

описать способы манифестации лингвокультурных концептов в языке.


1.1. Анализ представления культуры в языке


Взаимоотношения языка и культуры традиционно были объектом пристального внимания лингвистов и исследователей культуры. Однако в конце прошлого века интерес к исследованию данного «лингвокультурного» взаимодействия особенно возрос. Определёнными вехами в изучении связи культуры и языка стало появление таких научных дисциплин как этнолингвистика, лингвокультурология, культорологическая лингвистика.

Первым, кто утверждал о важнейшей роли языка среди средств манифестации культуры, был В. фон Гумбольдт. Он систематизировал представления о языке как картине мира, положив начало многочисленным теориям о взаимосвязи культуры и языка. Наиболее интересной из них, на наш взгляд, является теория (гипотеза) лингвистической относительности. [17, с. 39-43]

Лингвистическая относительность — центральное понятие этнолингвистики, области языкознания, изучающей язык в его взаимоотношении с культурой. Ключевым тезисом теории лингвистической относительности является положение о том, что существующие в сознании человека системы понятий, а, следовательно, и особенности его мышления определяются тем языком, носителем которого этот человек является. Данная теория утверждает, что ментальные представления могут изменяться под воздействием языковых и культурных систем и ведут к несовпадению этих представлений у носителей различных лингвокультур [16].

Основоположником теории лингвистического детерминизма (относительности) традиционно считают антрополога Ф. Баоса. В его трудах были выдвинуты следующие положения:

Невозможно понимание культуры без доступа к ее языку и изучения ее лингвистических систем.

Каждая исследуемая культура должна быть понята в ее собственных терминах, а не в системе координат исследователя.

Далее теорию культурного релятивизма развили Э. Сэпир и Б. Уорф. Для обоих исследователей различные языковые средства приводят к созданию различных картин мира и, таким образом, различных реальностей, между которыми невозможно установить покомпонентные соответствия. Как пишет Сэпир: “The worlds in which different societies live are distinct worlds, not merely the same world with different labels attached...” (Миры, в которых живут различные сообщества, являются различными мирами, а совсем не одним и тем же миром, к которому прикладываются различные ярлыки) [44].

В дальнейшем развитие культурной ориентации лингвистического знания привело к появлению культурологической лингвистики1 (термин Г. Пальмера), целью которой стало определение культурного компонента значения, а также исследование манифестации культуры в языковых единицах и структурах [17, с.44].

Культура в различной степени обязательно проявляется в грамматике, лексике и дискурсе. Так, в одном из языков североамериканских индейцев в глаголе обязательно выражается также грамматическая категория эвиденциальности, или засвидетельствованности: глагол снабжается суффиксом, который показывает, являлся ли говорящий свидетелем действия, описываемого данным глаголом, или узнал о нем с чужих слов. Таким образом, в «картине мира» носителей языка квакиютль особая важность придается источнику сообщаемой информации [16].

Особый интерес представляет исследование взаимосвязи лексических единиц и содержательных категорий культуры. По словам А. Вержбицкой, «Лексические вариации отражают культурные различия и представляют собой бесценный инструмент изучения культуры и общества» [Цит. по17, с.50].

Наиболее важны для изучения так называемые «ключевые слова», отражающие основные концепты определенной культуры. Раскрытие культурного компонента значения подобных слов позволяет вплотную подойти к пониманию той или иной культуры.

Для более полного понимания механизмов отражения культуры в языке, а также проведения лингвокультурологического исследования необходимо определение основных понятий, которыми оперирует культурологическая лингвистика, (лингвокультура, языковая картина мира, концептосфера, концепт, лингвокультурный концепт), а также рассмотрение связей между ними.

Непосредственным результатом взаимодействия или наложения двух семиотических систем (культуры и языка) может считаться оязыковленная культура или лингвокультура. Л. А. Городецкая определяет лингвокультуру как «часть культуры народа, представляющую собой совокупность явлений культуры и явлений языка, взаимосвязанных друг с другом и отраженных в сознании отдельной личности». В ней языковые единицы наделяются дополнительными культурными коннотациями — функционально значимыми для культуры смыслами, для адекватной дешифровки которых человек должен обладать культурно-языковой компетенцией. Эти коннотации выражают код культуры, членящий, категоризирующий, оценивающий мир [15].

На наш взгляд, с позиции лингвистики можно описать лингвокультуру как совокупность языковых единиц, средств и структур, отражающих особенности культуры конкретной языковой общности (в соответствии с этим выделают русскую, чешскую, английскую и др. лингвокультуры).

Для всех единиц лингвокультуры характерна воспроизводимость в дискурсивных практиках, включающая в себя закрепленные языком знаки и устойчивые образно — смысловые структуры [7].

Ещё одним базовым для лингвокультурологии понятием является языковая картина мира. На основе анализа дефиниций Ю.Д. Апресяна, В.Н. Телия и Ю.Л. Воротникова можно охарактеризовать языковую картину мира, как форму определённый продукт сознания или фиксации национально-культурного наследия, которая реализуется результате взаимодействия мышления, действительности и языка [14, 37, 42].

Так как основными структурными единицами языковой картины мира считаются концепты (к определению которых мы обратимся далее), своеобразной альтернативой термина «языковая картина мира» можно считать понятие концептосферы языка, введенное Д.С. Лихачевым. Концептосфера — совокупность концептов, из которых складывается миропонимание носителя языка. Отталкиваясь от совокупности концептосфер отдельной личности, исследователь приходит к концептосфере национального языка, которая тем богаче и обширнее, чем «богаче вся культура нации – ее литература, фольклор, наука, изобразительное искусство» [21, с.153].

Как уже говорилось ранее основной единицей концептосферы и языковой картины мира выступает концепт. Будучи ключевым понятием в различных областях лингвистики концепт и его определение являются объектом дискуссий различных исследователей [10, 21, 21, 25, 41]. Универсальной дефиниции данного понятия не существует до сих пор.


1.2. Лингвокультурный концепт как ключевое понятие лингвоконцептологии и культурологической лингвистики


В данном параграфе представлен анализ основных подходов к определению концепта в современной лингвистике, выявление основных функций и ключевых характеристик данного понятия.

По мнению С.Г. Воркачева концепт находится в стадии протермина, однако, по нашему мнению, нынешнее состояние научной базы и разработанности теоретических основ концепта позволяет говорить о его терминологизаци [9].

Впервые в отечественной лингвистике термин концепт в значении, отличном от термина понятие, использует С.А. Аскольдов-Алексеев: «Концепт есть мысленное образование, которое замещает нам в процессе мысли неопределенное множество предметов одного и того же рода». В полной мере термин концепт входит в научный обиход лишь в 90-х гг. прошлого века [3].

На сегодняшний день существуют десятки различных определений концепта, а также исследования, посвящённые анализу имеющихся дефиниций [10,12, 41].

Систематизируя различные определения концепта, С.А. Юлтимирова определяет три основных подхода к пониманию концепта: лингвистический, когнитивный, культурологический:

«Лингвистический подход к определению концепта представлен в исследованиях С.А. Аскольдова, Д.С. Лихачева, В.В. Колесова, В.Н.Телия. В целом, представители данного направления понимают концепт как весь потенциал значения слова вместе с его коннотативным элементом.

Приверженцы когнитивного подхода к пониманию сущности концепта относят его к явлениям ментального характера. Так З.Д. Попова, И.А. Стернин и другие представители воронежской научной школы относят концепт к мыслительным явлениям, определяя его как глобальную мыслительную единицу…

Представители третьего подхода при рассмотрении концепта большое внимание уделяют культурологическому аспекту. По их мнению, вся культура понимается как совокупность концептов и отношений между ними. Концепт трактуется ими как основная ячейка культуры в ментальном мире человека. Этого взгляда придерживаются Степанов Ю.С., Слышкин Г.Г.» [41]

Некоторый интерес представляет также подход Воркочева, который в своей статье «Методологические основы лингвоконцептологии» утверждает: (цитата представлена с сокращениями) «В лингвистическом понимании концепта наметились три основных подхода. Во-первых, в самом широком смысле в число концептов включаются лексемы, значения которых составляют содержание национального языкового сознания и формируют «наивную картину мира» носителей языка. Совокупность таких концептов образует концептосферу языка, в которой концентрируется культура, нации. В число подобных концептов попадает любая лексическая единица, в значении которой просматривается способ (форма) семантического представления.

Во-вторых, в более узком понимании к числу концептов относят семантические образования, отмеченные лингвокультурной спецификой и тем или иным образом характеризующие носителей определенной этнокультуры. Совокупность таких концептов не образует концептосферы как некого целостного и структурированного семантического пространства, но занимает в ней определенную часть — концептуальную область.

И, наконец, к числу концептов относят лишь семантические образования, список которых в достаточной мере ограничен и которые являются ключевыми для понимания национального менталитета как специфического отношения к миру его носителей» [12].

Наше исследование строится в русле культурологического подхода по С.А. Юлтимировой (что, на наш взгляд, соответствует второму подходу, указанному Воркачевым). Как наиболее адекватные для данной работы, были выделены определения, данные Ю.С. Степановым (…то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека. И… то, посредством чего человек… сам входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на нее.) [34, с.778], Арутюновой (аксиологически окрашенные и мировоззренчески ориентированные, культурно значимые единицы обыденного философского (преимущественно этического) сознания) [1, с.3-6; 2, с.617-631], а также Воркачевым (культурно отмеченные, вербализованные смыслы, представленные в плане выражения целым рядом своих языковых реализаций, образующих соответствующую лексико-семантическую парадигму [10]. На основе этих определений строится рабочее понятие концепта для данного исследования:

Концепт — культурно маркированная и мировззренчески ориентированная смысловая единица, являющаяся продуктом коллективного мышления, хранящаяся в сознании языковой личности и объективированная рядом языковых средств.

В процессе познания информация об окружающей действительности обобщается (концептуализируется) до уровня концепта. В виде концепта она хранится в сознании индивида, а его объективация происходит посредством редукции сложного ментального образования до упрощенного конкретного смысла в каждом акте общения и номинации [27, с. 389].

Непосредственно лингвокультурный концепт отличается от других ментальных единиц (в том числе от концепта в когнитивном плане) акцентуацией ценностного компонента.

Основанием для выделения лингвокультурных концептов можно считать систематизированные в исследовании О. А. Ипановой критерии: высокочастотность имени концепта, переживаемость, лингвокультурная маркированность, мировоззренческая ориентированность, номинативная плотность, этимологическая память и др [20].

Синтезируя определения данные Г.Г. Слышкиным и В.И. Карасиком, представительница казанской лингвистической школы, М.А. Солдатова описывает лингвокультурные концепты как базовые единицы картины мира, в которых фиксируются ценности как отдельной языковой личности, так и лингвокультурного общества в целом [32].

Таким образом, в нашем понимании, концепт приобретает статус лингвокультурного элемента при его культурной или национальной окрашенности, а также при наличии ярко выраженной ценностной составляющей в его структуре.

Наряду с концептами и специально культурными концептами в качестве единиц лингвокультурологии предложены такие термины, как логоэпистема, лингвокультурема, ценностные доминанты, прецедентные имена и пр.

Все указанные термины имеют право на существование и дальнейшее изучение, однако, на наш взгляд, основное внимание культурологической лингвистики и лингвокультурологии сегодня направлено на изучение лингвокультурных концептов.

В настоящее время существует ряд научных исследований, посвященных типологии, структуре и другим аспектам лингвокультурных концептов [4,6,10,18, 29 и др.]. Основные положения указанных исследований будут рассмотрены в следующем параграфе.


1.3. Сущностные характеристики лингвокультурных концептов


Постоянно возрастающий интерес к проблеме изучения концептов вообще и лингвокультурных концептов в частности, а также появление значительного количества научных исследований (З.Д. Попова, И.А Стерниным, Вежбицкая, Телия и др.) привели на данном этапе к становлению новой области научного знания — лингвоконцептологии. На сегодняшний день основными направлениями лингвоконцетологии считаются определение концептологической топологии и анализ концептологической аспектации [12].

Далее проанализированы результаты основных исследований в области классификации концептов, определения их структуры и описание способов манифестации лингвокультурных концептов в языке.

Основные подходы к классификации лингвокультурных концептов

В основе попытки классифицировать концепты по различным основаниям лежит желание, прежде всего, в очередной раз конкретизировать понятие лингвокультурного концепта, а также облегчить процесс описания конкретных концептов посредством отнесения их к какому-либо типу или классификационной группе.

На сегодняшний момент типология концептов находится в стадии разработки, а в исследованиях встречаются многочисленные классификации концептов по различным основаниям [5, 18, 30, 32, 35].

Известные типологии можно условно разделить на несколько групп:

1. Семантические классификации. Данные классификации рассматривают концепты с позиции сферы их употребления, делая акцент на смысловом значении. Так в работе Д. С. Лихачева «Концептосфера русского языка» представлено деление концептов с точки зрения их тематики. Подобные тематические совокупности образуют эмоциональную, образовательную, текстовую и другие концептосферы [21].

А.Я. Гуревич подразделяет лингвокультурные концепты на философские категории (время, пространство, причина, изменение, движение), и социальные, так называемые культурные категории (свобода, право, справедливость, труд, богатство, собственность) [Цит. по 32].

2. Классификации концептов на основе их выражения и функционирования в языке. В эту группу можно отнесли типологии концептов, данные Е.В. Образцовой, А.П. Бабушкиным, Н.Н. Болдыревым, и др.).

Анализируя динамику языковой объективации лингвокультурных концептов, Е.В. Образцова разделяет концепты на устойчивые — имеющие закрепленные за ними средства вербализации, и неустойчивые, глубоко личностные, редко объективируемые в языке [28].

Большую известность получила классификация лингвокультурных концептов А.П. Бабушкина, базирующаяся на семантико-структурном основании. В данном случае концепты подразделяются на лексические и фразеологические [5].

Среди лексических концептов выделены следующие типы:

мыслительные картинки (ромашка, петух, смерть, дьявол),

концепты-схемы — слова с “пространственным” значением (река, дорога, дерево),

концепты-гиперонимы отражают гипо-гиперонимические связи в лексике (обувь: туфли, ботинки, сандалии),

концепты-фреймы соотносятся с некоторой ситуацией или образом ситуации (базар, больница, музей);

концепты-сценарии реализуют в себе идею развития (драка, лекция)

концепты-инсайты содержат информацию о структуре, функции предмета (зонтик, барабан, ножницы);

калейдоскопические концепты «представляют концепты абстрактных имен социальной направленности (долг, порядочность, совесть)».

Такая классификация как бы разграничивает концепты, соответствующие разным словам. Однако автор подчеркивает, что не существует четкого разграничения между разными по типу концептами.

Классификацию А.П. Бабушкина Н.Н. Болдырев дополняет классом грамматических концептов, а также подразделяет концепты по содержанию и степени абстракции [6, с.36, 43].

Кроме вышеперечисленных существуют так же примеры функционально-социлогической (индивидуальные, микрогрупповые, макро-групповые, этнические, цивилизационные, общечеловеческие концепты) [31], структурной (одноуровневые, многоуровневые и сегментные концепты) и других классификаций лингвокультурных концептов, наличие которых в очередной раз подтверждает неоднородность и многомерность лингвокультурных концептов и сложность их исследования [35, с.59-60].

Базовые признаки и структура лингвокультурного концепта

Одна из удачных, по нашему мнению, попыток комплексного анализа аспектаций лингвокультурного концепта представлена в работах В.И. Карасика и Г.Г. Слышкина. Исследователи рассматривают функционирование, содержательный и структурный план концептов, а также динамику их существования, выделяя следующие характерные признаки лингвокультурных концептов:

комплексность бытования (лингвокультурный концепт — проекция элементов культуры, хранящаяся в сознании, представленная в языке);

ментальная природа, многомерность;

ценностность (центром концепта всегда является ценность, поскольку концепт служит исследованию культуры);

условность и размытость, изменчивость;

ограниченность сознанием носителя;

трехкомпонентность (наличие ценностного фактуального и образного элементов);

полиапеллируемость;

поликлассифицируемость, и др. [18,19]

Для нашего исследования определенный интерес представляет также концепция Ю.С. Степанова, который выделяет три «слоя» концепта:

основной, актуальный признак (как средство понимания и общения, используемое всеми или большинством носителей языка);

один или несколько дополнительных признаков, являющихся актуальными лишь для отдельных групп языковых личностей;

внутреннюю форму (этимологию концепта) [34, с.44].

Опираясь на указанные структурные модели можно предложить следующую концепцию структуры и функционирования концепта:


Понятие лингвокультурного концепта


Основным для данной модели является неразрывность понятийной составляющей от ценностной ориентации концепта, а также наличие тех периферийных элементов, которыми лингвокультурный концепт «обрастает» в процессе своего существования в сознании языковой общности в целом и носителя языка в частности.

На схеме также указано взаимовлияние концепта и языка, так как изменения структуры концепта под влиянием языковых структур, на наш взгляд, очевидно.

Таким образом, лингвокультурный концепт состоит из компонентов объективного или субъективного мира (концептуальных признаков), которые находят выражение на различных уровнях и в различных актах языка.

Способы репрезентации концепта с помощью языковых средств

Как правило, представительство концепта в языке приписывается слову а само слово получает статус имени концепта — языкового знака, передающего содержание концепта наиболее полно и адекватно [10].

Существуют различные термины для обозначения языкового выражения концепта: языковая апелляция, вход в концепт, также объективация или репрезентация концепта в языке [30, 35, 39].

Языковая репрезентация концепта осуществляется на различных уровнях языка и с помощью целой парадигмы средств. Это могут готовые лексемы и фразеосочетания; свободные словосочетания; структурные и позиционные схемы предложений, несущие типовые пропозиции (синтаксические концепты); тексты и совокупности текстов (при необходимости экспликации или обсуждения содержания сложных, абстрактных или индивидуально-авторских концептов) [28].

Так, например, для активизации в сознании носителя русского языка концепта 'алкоголь' можно использовать не только лексему «алкоголь», но и «выпивка», «огненная вода», «горячительные напитки», «аперитив» и т.п. К этому же концепту можно апеллировать паралингвистическими средствами: жестом пощёлкивания пальцами по горлу.

Нередко утверждают, что центральные концепты отражены в грамматике языков и что именно грамматическая категоризация создает каркас для распределения всего концептуального материала, выраженного лексически.

В.И. Карасик и Г.Г. Слышкин приводят примеры объективации концептов при помощи морфем (уменьшительно-ласкательные суффиксы — концепт «нежность») или словоформ (глагольная форма «ложить» — концепт «безграмотность»).

В исследовании способов репрезентации лингвокультурного концепта Карасик и Г.Г. Слышкин выдвигают ряд важных для изучения языковой объективации концепта положений:

На протяжении существования концепта совокупность способов его языкового выражения может в различной степени меняться;

Способы апелляции к одному концепту в различных культурах различны;

Чем многообразнее потенциал знакового выражения концепта, тем более древним является этот концепт и тем выше его ценностная значимость в рамках данного языкового коллектива [19].

Являясь предметным компонентом лингвокультурного концепта, который можно отследить и описать, языковое выражение, там самым открывает доступ к изучению концептов, их специфики и функционирования. Анализ вербальной объективации понятийной, ценностной и предметной-образной составляющих концепта позволяет достаточно полно описать конкретный концепт, его место в лингвокультуре и в сознании носителей языка.

Выводы по I главе

Теоретический анализ взаимосвязи культуры и языка, а также основных аспектов лингвокультурного концепта как культурно-окрашенной смысловой единицы позволяет сделать ряд выводов, соотносимых с поставленными в начале главы задачами:

К концу прошлого века традиционный интерес к проблеме взаимоотношений культуры и языка послужил основой для появления ряда дисциплин на стыке культурологи и лингвистики: лингвоконцептологи, лингвокультурологии, культурологической лингвистики и др. Ключевыми понятиями для этих дисциплин стали: «языковая картина мира» «лингвокультура», «концептосфера», «концепт» и т.д.

Как базовый термин категориального аппарата вышеуказанных наук лингвокультурный концепт представляет собой мировззренчески ориентированную ментальную единицу, хранящуюся в сознании языковой личности и объективированную в языке. Лингвокультурный концепт отличается от других понятий лингвокультурологии и лингвистики культурно-национальной и личностной окрашенностью, а также ярко выраженной ценностной составляющей.

Структура концепта представляет собой ядро, состоящее из понятийной и ценностной составляющих, и компоненты периферии (социально-культурные, этнические и личностные).

Языковая объективация лингвокультурного концепта может осуществляться на всех уровнях языка (включая экстралингвистические апелляции). Чаще всего входы в концепт осуществляются средствами лексики и фразеологии.

ГЛАВА II Английский концепт TRADITION: опыт лингвокультурологического исследования


Во второй главе исследования проведен лингвокультурологический анализ концепта TRADITION и способов его объективации в английском языке. Содержание главы определяется следующими исследовательскими задачами:

анализ методов лингвокультурологического исследования концепта;

соотнесение выработанных теоретических положений с материалом английского лингвокультурного концепта TRADITION.

определение понятийной, ценностной и образной составляющей концепта посредством анализа его языковой объективации.


2.1. Модели и методы исследования лингвокультурного концепта


В нашем понимании описание конкретного лингвокультурного концепта представляет некий прикладной результат теоретических исследований, посвященных лингвокультурным концептам.

Так как данная работа представляет собой лингвокультурологическое исследование (без углубленного анализа когнитивных и психических особенностей функционирования концептов), нами принимается положение о том, что для получения достоверной и полной информации о содержании исследуемого концепта, необходимо и достаточно проанализировать специфику употребления языковых единиц, его объективирующих, в различных контекстах (художественном, лексикографическом, метафорическом, паремическом) [30, 35]. В исследовании специфики языкового выражения концепта используется анализ лексем, фразеосочетаний, словосочетаний и других языковых единиц более высокого уровня.

Следует упомянуть, что единства мнений относительно числа семантических параметров, по которым возможно изучение концепта, на данный момент нет: сюда включаются понятийное, образное, ценностное, поведенческое, этимологическое и культурное "измерения", каждое из которых может быть приоритетным в исследовании [19, 22, с.18-19, 34].

Данное лингвокультурологическое исследование базируется на структурной модели В.И. Карасика (которую далее углубляет Г.Г. Слышкин) и модели И.А. Стернина [19, 30, 35].

По мнению Г.Г. Слышкина [30, с.30], основные характеристики концепта в лингвокультурологическом исследовании могут быть установлены с помощью комплексного изучения концепта в рамках следующих моделей:

модель взаимодействующих способов познания;

модель ассоциативных связей языковых единиц и значений;

модель разноуровневого языкового воплощения.

Далее будут рассмотрены первые две модели, представляющие интерес для нашего исследования.

Модель взаимодействующих способов познания основывается на трехкомпонентности структуры концепта (понятийная или факутульная, образная и ценностная составляющие), предложенной В. И Карасиком [19]. Исследование концепта в рамках данной модели можно свести к последовательному описанию каждого компонента его структуры.

Внутри ценностного компонента Г. Г. Слышкин далее выделяет компоненты оценочности (наличие оценочного аспекта в денотате имени концепта) и актуальности (выявляется при анализе частотности и продуктивности входов в концепт).

Факутальная составляющая включает в себя информационные совокупности трех видов:

повседневные знания (дефиниции слов);

элементы научного знания и общей эрудиции;

стереотипные и прототипные структуры.

Образный компонент представлен: внутренними формами языковых единиц и образами, заключенными в авторских или фольклорных прецедентных текстах.

Рассмотрение концепта в рамках модели ассоциативных связей языковых единиц и значений представляет собой анализ взаимодействия концепта как системы с другими концептами, где совокупность входа в концепт —считается интразоной концепта, а совокупность выходов — экстразоной (Сюда относят переносные и фразеологические значения, паремии и соответствующие им ассоциативные связи). Модель предполагает рассмотрение комплекса ассоциативных связей, в которые вовлечен конкретный концепт. Ассоциации характерные для интра- и экстразоны считаются сквозными [30].

Альтернативная, «двухуровневая» методика описана в работе И.А. Стернина. Основываясь на концепции ядерно-периферийной структуры концепта, он предлагает последовательное описание ярдра и интерпретационного поля различных концептов.

Автор предоставляет подробный алгоритм анализа концептного ядра, включающий выделение слов-репрезентов (анализ семантики имени концепта, синонимов, симиляров, антонимов ключевой лексемы), поиск выделенных семем в других языковых репрезентациях; выявление способов категоризации концептуализируемого явления и т. д.

В качестве анализа интерпретационного поля И.А. Стернин предлагает изучение паремий, афоризмов, различных толкований в художественных, научных и публицистических текстах [35].

Для систематического описания языковых средств объективации концепта T.В. Ухова предлагает выделение вертикального (парадигма слова-имени концепта) и горизонтального (синтагматические отношения лексем-объективаторов) модусов объективации концепта [39, c.166].

В исследовании английского лингвокультурного концепта «Tradition» используются комплекс методов и моделей, проанализированных выше, что позволяет более полно раскрыть различные компоненты и концептуальные признаки выбранного концепта.


2.2. Лингвокультурный концепт TRADITION и его объективация средствами английского языка


Исследование и описание такой многомерной и многослойной структуры, как лингвокультурный концепт предполагает различные аспекты и несколько этапов работы.

Сложная структура концепта может быть выявлена через анализ языковых средств его репрезентации методами семантико-когнитивного и лингвокультурологического анализа. Основная цель такого анализа — описать структуру концепта, его лингвокультурную специфику и сделать выводы относительно его значимости для языковой картины мира конкретной лингвокультурной общности. При этом мы опирались на основной постулат когнитивной лингвистики о том, что концепт как ментальная единица может быть описан через анализ средств его языковой объективации [33].

Выбор для анализа лингвокультурного концепта TRADITION объясняется его культурной значимостью для англоязычного этноса, по мнению автора. Концепт TRADITION представляет собой калейдоскопический многоуровневый концепт с устойчивыми средствами языковой объективации (Е.В. Образцова, А.П. Бабушкин). Его можно отнести к культурным категориям, принадлежащим к этно-культурной концептосфере (по Д.С. Лихачеву и А.Я. Гуревичу). Для рассмотрения языковой репрезентации концепта использовались лексемы tradition (имя концепта), custom и traditional.

Анализируя лингвокультурный концепт в рамках модели ассоциативных связей, можно сказать, что интразона концепта TRADITION довольно обширна (более 20 синонимов, около 25 дериватов). Концепт вовлечен в такие ассоциативные связи, как:

процесс передачи,

устная форма передачи, закрепленность,

знания, система верований,

древность,

повторяемость, общепринятость и т.д.

При обращении к экстразоне концепта, т.е. при анализе ключевой лексемы, были выделены ассоциации, представленные в ее вторичных, переносных значениях. Экстразона составляет следующие ассоциативные связи2:

устная форма передачи — древний способ устной передачи знаний, характерный для народного творчества (предание, устное — oral tradition)

система верований, закрепленность — религиозное учение (Holy Tradition)

процесс передачи — термин для передачи имущества и в юриспруденции,

повторяемость — заложенное кем-либо направление в науке, литературе и т.д., нашедшее последователей,

древность (на примере пословицы Tradition wears a snowy beard).

Как видно, все ассоциации являются сквозными.

Основная часть исследования представляет собой анализ лингвокультурного концепта TRADITION в рамках модели взаимодействующих способов познания, т.е. рассмотрение понятийной, образной и ценностной (здесь выделяются аспекты оценочности и актуальности/значимости) составляющих.

В начале анализа понятийной составляющей концепта, автор обратился к этимологии лексемы tradition. В английский язык слово tradicion было заимствовано в 14-м веке из французского, где оно, в свою очередь, появилось от латинского trādere ― передавать, предавать (to deliver, betray, give over, impart, surrender). В Среднеанглийском tradition являлось дублетом treason, что прослеживается в устаревших значениях лексемы. Таким образом, процесс передачи можно считать одной из наиболее древних сем, присутствующих в семантической структуре слова.

Для установления понятийной основы концепта были проанализированы дефиниции современных толковых словарей (в общей сложности 10 определений имени «tradition»). В результате дефиниционного анализа в совокупности с этимологическими данными, можно сделать вывод, что в семантическом содержании лексемы отражены следующие аспекты концепта TRADITION:

информационный (знание или комплекс верований),

деятельностный (форма, манера, принцип деятельности),

временной (традиция как нечто древнее, старинное),

процессуальный (передача из поколения в поколение, наследование),

культурный (традиция как элемент культуры),

социальный (принадлежность к определенной группе),

периодическая повторяемость, длительность,

абстрактность,

устная форма передачи.

Из них понятийную основу, на наш взгляд, составляют: информационный, процессуальный, временной и культурный аспекты.

Для выделения дополнительных концептуальных признаков были рассмотрены примеры сочетаемости имени концепта и основного деривата (см. Приложение1). Дополнительными конституентами понятийного поля концепта стали ценностный, функциональный (традиция как субъект жизнедеятельности), пространственный (local tradition), этническая отнесенность, восприятие традиции как нечто устаревшего и др.

Синтагматические отношения лексемы traditional реализуют такие семантические признаки концепта, как: общепринятость, обычность, повторяемость, стандартность, связь с народной культурой, связь с прошлым, постоянство и др. (см. Приложение1).

При анализе синтагматических отношений, а также контекстуального употребления лексем-объективаторов, были вычленены следующие концептуальные метафоры, которые формируют образную составляющую концепта TRADITION:

Традиция ― дерево (deep-rooted, eradicate tradition, etc.)

Традиция ― живой организм

Традиция ― ценность, мудрость

Традиция ― проводник, пастух

Традиция ― тюрьма

Традиция ― пережиток, невежество, необдуманность, косность

Традиция ― старость

Традиция ― стиль жизни

Традиция ― прошлое, предки, старые добрые времена

Традиция ― стабильность, нечто родное, знакомое (см. Приложение 6)

Очевидно, что когнитивные метафоры во многом связаны с концептуальными признаками, однако большинство из них (стабильность, старое доброе прошлое, опора, поддержка, объект уважения) позволяет заключить, что традиция представляет нечто глубоко почитаемое и ревностно хранимое в англоязычной языковой общности.

Ценностная составляющая концепта была проанализирована на нескольких уровнях: вывод о значимости или актуальности концепта в английской лингвокультуре был сделан на основе анализа дериватов имени концепта и синонимической парадигмы лексемы tradition, traditional. При рассмотрении синтагматических отношений основных слов-репрезентов (в основном глагольной и атрибутивной сочетаемости) были выявлены квалитативные признаки концепта. Оценочный компонент концепта также рассматривался при анализе употребления имени концепта в различных художественных и публицистических контекстах (на основе выбранных цитат).

Высокая значимость концепта TRADITION для английской лингвокультуры подтверждается большим деривационным полем (traditional, traditionally, traditionality, tradition-based, tradition-bound, tradition-conscious, tradition-laden, traditionary, traditionalize, traditionarily, и др.), а также обилием синтаксических конструкций, в которых используется ключевая лексема (by tradition, according to tradition, as tradition demands, in keeping with the best traditions, it is a tradition that, tradition has it that и т.д.).

То же самое подтверждает раскрытие синонимических отношений, в которые вступает концепт, позволяющее сделать вывод о его номинативной дробности и определить его место в лексико-семантическом пространстве английского языка.

Данные словарей синонимов и антонимов, а также анализ различных текстов, позволили выделить 20 синонимов ключевой лексемы, сгруппированных на основе номинации ключевых сем (см. Приложение 3).

Ядро лексико-семантического поля составляют лексемы с высокой частотностью, наиболее общие по значению, в прямом значении, стилистически нейтральные, без эмоционально-экспрессивной окраски (tradition, custom, convention и дериваты)

Основными признаками лексем, относящихся к ближней периферии, являются меньшая, по сравнению с ядром частотность, стилистическая нейтральность и большая зависимость от контекста (habit, legend, folk tale, usage, ritual, rite, ceremony, rule, observance, practice, usage, form, belief, manner).

Дальняя периферия включает в себя языковые единицы с невысокой частотностью (folklaw, consuetude, ordinance). К крайней периферии можно отнести единицы, которые являются низкочастотными и ярко эмоционально окрашенными, либо используются в специфических контекстах (heritage, inheritance, delivery, transmission, superstition, guise, lore, old wives' tale, unwritten law, dogma).

Что касается антонимической парадигмы, она лучше всего выражена для лексемы traditional, где имеет место симметрия практически всех

Похожие рефераты: