Xreferat.com » Топики по английскому языку » Метафора как средство выражения оценки в современном немецком и русском языках

Сколько стоит написать твою работу?

Работа уже оценивается. Ответ придет письмом на почту и смс на телефон.

?Для уточнения нюансов.
Мы не рассылаем рекламу и спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, возможно, допущена ошибка в адресе.
В таком случае, пожалуйста, повторите заявку.

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, пожалуйста, повторите заявку.
Хотите промокод на скидку 15%?
Успешно!
Отправить на другой номер
?Сообщите промокод во время разговора с менеджером.
Промокод можно применить один раз при первом заказе.
Тип работы промокода - "дипломная работа".

Метафора как средство выражения оценки в современном немецком и русском языках

Оценка социального статуса, уровня образованности, профессиональной принадлежности (социокультурный критерий).

4. Оценка пола и возраста (демографический критерий).

5. Оценка эмоционально-психического состояния (кондициональный критерий).


3.1.1 Анализ критериев, лежащих в основании оценочности метафор немецкого языка

Остановимся более подробно на анализе критериев, лежащих в основании оценочности метафор немецкого языка, выявленных нами в ходе осуществления выборки из указанных выше источников.

Следует отметить, что в ходе данного анализа автором были выявлены метафоры, относящиеся ко всем критериям, предложенным Л.Н. Гридасовым [18] (см. Приложение В).

Так, например, были обнаружены 124 метафоры с характерологической оценкой. К их числу относятся такие как die Krдmerseele (копеечная душа), der Spaβvogel (шутник), der Roboter (“рабочая лошадь”).

Среди этого вида метафор нами были выделены метафоры, в основании оценочности которых находится оценка морально-этических качеств референта. Общее количество такого рода метафор составило 45 единиц. Примером могут служить такие метафоры как der Angsthase (трус), der Hamster (скупой человек), fuchsen (надувать, обманывать).

Что касается метафор, в основании оценочности которых лежит оценка интеллектуальных качеств референта, то их общее количество составило 15 единиц. К их числу относятся такие как Froschperspektive haben (иметь узкий кругозор), ein zweiter Solomon (мудрый человек).

Среди отобранных нами оценочных метафор немецкого языка присутствуют и метафоры, в основании оценочности которых лежит оценка эмоционально-психологических качеств референта, его темперамента. Нами было выявлено 45 таких метафор, например die Flamme (вспыльчивый человек), der Feger (темпераментная, лёгкая на подъём женщина).

Имеют место и метафоры, в основании оценочности которых находится оценка деятельности референта. Их общее количество составило 19 единиц, например die Arbeitsmaschine (“человек, выполняющий свою работу механически”), bienenfleiβig arbeiten (работать “как лошадь”).

Осуществляя анализ метафор по экстернальному критерию, нами было установлено, что в нашей выборке присутствуют 37 метафор, где объектом оценки выступает физическое строение человека; где в рамках доминантной семы “красивый / некрасивый” можно выделить контекстуальное значение “опрятный, имеющий вкус / неопрятный, не имеющий вкуса”. Например: die Tonne (“бочка”, полная женщина), die Adlernase (“орлиный нос”), der Floh (“блоха”, человек низкого роста), ein Fliegengewicht haben (быть очень лёгким, худым).

Что касается социокультурного критерия, то имеют место 16 метафор, в основании оценочности которых находятся оценка социального статуса, уровня образованности, профессиональной принадлежности. Среди них такие как Crиme der Gesellschaft (сливки общества), ein groβes Tier (важная птица, “шишка”), der Holzknecht (человек по профессии лесник).

По демографическому критерию нам удалось выявить 10 метафор, в основании оценочности которых лежит оценка пола и возраста. Например: alte Ziege (старуха), der Grьnschnabel (“птенец”, “молокосос”, “юнец”).

Еще одним критерием, лежащим в основании оценочности, согласно Л.Н. Гридасову [18], является оценка эмоционально-психического состояния, то есть кондициональный критерий. Данному критерию соответствуют 17 отобранных нами метафор. Примером могут служить wie ein gehetztes Tier (“загнанный зверь”), fuchswild (взбешенный).

Используя метод статистического анализа, мы определили, метафоры какого критерия оценочности используются наиболее часто (см. Приложение Г).

Так, было выявлено, что лидирующую позицию (≈ 21%) занимают метафоры, выражающие оценку эмоционально-психологических качеств референта и его темперамента (ein stilles Wasser – “ягненок”, “тихоня”; sanft wie ein Schaf – кроткий как овца). Такую же позицию (≈ 21%) занимают метафоры, выражающие оценку морально-этических качеств референта (grob wie Bonnenstroh – грубиян; die Rabemutter – плохая мать).

Вторыми по частоте использования (≈ 18%) являются метафоры, выражающие оценку внешности человека (dьrr wie ein Hering – тощий как палка; das Schreckgesspenst – “пугало, чучело”; der Dickwanst – “толстяк”, “толстушка”).

В ходе исследования нами было установлено, что метафоры, выражающие оценку деятельности референта (der Lцwe des Tages – герой дня; das beste Pferd im Stall – лучший работник; die Drone – лентяй, дармоед); оценку социального статуса, уровня образованности и профессиональной принадлежности (Abschaum der Gesellschaft – “отбросы”, “бедняки”; die Perle – толковая домработница); оценку эмоционально-психического состояния (fuchswild – взбешенный) и интеллектуальных качеств референта (eine lange Leitung haben – быть тугодумом) занимают практически одинаковую позицию по частоте употребления (9%, ≈ 8%, ≈ 8%, 7% соответственно).

Из полученных данных становится очевидным, что метафоры, выражающие оценку пола и возраста (die alte Ziege – старуха, das Kьсken – карапуз) употребляются не так часто (≈ 5%) как метафоры, в основании оценочности которых лежат критерии, указанные выше.

Следует отметить и тот факт, что нами были обнаружены метафоры, которые можно отнести к разным вышеуказанным критериям оценочности (das schwarze Schaf – “белая ворона”; den Krebsgang gehen – деградировать). Они характеризуются единичными случаями употребления (≈ 1%).

Таким образом, нами был подтвержден тот факт, что метафоры можно разделить на определенные группы согласно той оценке, которую они выражают. В данных группах имеет место оценка морально-этических качеств, интеллектуальных качеств, эмоционально-психологических качеств, оценка деятельности референта, оценка внешности, оценка социального статуса, уровня образованности, профессиональной принадлежности.

Проведенный анализ критериев оценочности метафор немецкого языка даёт основание утверждать, что наибольшей частотой употребления характеризуются метафоры, выражающие оценку эмоционально-психологических качеств референта и оценку его морально-этических качеств.


3.1.2 Анализ критериев оценочности метафор русского языка

В ходе исследования нами был осуществлен отбор метафор русского языка в количестве 248 единиц, которые используются для оценки человека и его деятельности.

Выявленные метафоры в дальнейшем были распределены по критериям оценочности, предложенным Л.Н. Гридасовым [18] (см. Приложение Д).

Так, в ходе анализа оценочных метафор русского языка, были обнаружены 132 метафоры с характерологической оценкой. К их числу относятся такие как крепкий орешек, рыцарь, шляпа.

Среди этого вида метафор нами были выделены метафоры, в основании оценочности которых находится оценка морально-этических качеств референта. Общее количество такого рода метафор составило 31 единицу. Примером могут служить такие метафоры как кукушка, змея, мать Тереза, чистый лист.

Что касается метафор, в основании оценочности которых лежит оценка интеллектуальных качеств референта, то их общее количество составило 10 единиц. К их числу относятся такие как энциклопедия, ума палата, дубовая голова.

Среди отобранных нами оценочных метафор русского языка присутствуют и метафоры, в основании оценочности которых лежит оценка эмоционально-психологических качеств референта, его темперамента. Нами было выявлено 57 таких метафор, например черепаха, смола, тряпка.

Имеют место и метафоры, в основании оценочности которых находится оценка деятельности референта. Их общее количество составило 34 единицы, например пчёлка, папа Карло, как от козла молока.

Осуществляя анализ метафор по экстернальному критерию, нами было установлено, что в нашей выборке присутствует 51 метафора, где объектом оценки выступает физическое строение человека; где в рамках доминантной семы “красивый / некрасивый” можно выделить контекстуальное значение “опрятный, имеющий вкус / неопрятный, не имеющий вкуса”. Например: пугало, мокрая курица, дядя Стёпа.

Что касается социокультурного критерия, то имеют место 22 метафоры, в основании оценочности которых находятся оценка социального статуса, уровня образованности, профессиональной принадлежности. Среди них такие как сливки общества, ноль без палочки, играть первую скрипку.

По демографическому критерию нам удалось выявить 6 метафор, в основании оценочности которых лежит оценка пола и возраста. Например: зелень, развалюха, желторотый птенец.

Еще одним критерием, лежащим в основании оценочности, согласно Л.Н. Гридасову [18], является оценка эмоционально-психического состояния, то есть кондициональный критерий. Данному критерию соответствуют 27 отобранных нами метафоры. Примером могут служить ржать как лошадь, сонная муха.

Следует отметить, что, используя метод статистического анализа, мы определили, что лидирующую позицию по частоте употребления (23%) занимают метафоры, выражающие оценку эмоционально-психологических качеств референта и его темперамента (пила, тряпка, тюфяк, черепаха, юла, ягненок).

Вторыми по частоте использования (≈ 21%) являются метафоры, выражающие оценку внешности человека (пугало, конфетка, каланча, кукла).

Проведенный анализ свидетельствует о том, что достаточно частое употребление (≈ 14%) характерно для метафор, выражающих оценку деятельности референта (пчёлка, папа Карло, белка в колесе).

Основываясь на полученных данных статистического анализа, можно говорить о том, что метафоры, выражающие оценку морально-этических качеств референта (свинья, чудовище, рыцарь), оценку эмоционально-психического состояния (сонная муха, мрачнее тучи, выжатый лимон) и оценку социального статуса, уровня образованности и профессиональной принадлежности референта (стреляный воробей, отбросы общества, важная птица), находятся примерно на одинаковом уровне по частоте их употребления (≈ 12%, ≈ 11%, ≈ 9%).

В ходе исследования нами было установлено, что для метафор, выражающих оценку интеллектуальных качеств референта (энциклопедия, чурбан неотесанный, ума палата) и оценку пола и возраста (молокосос, развалюха, желторотый птенец) характерно довольно редкое употребление (4%).

Следует отметить, что единичными случаями употребления (≈1%) характеризуются метафоры, используемые для обозначения разных качеств референта (белая ворона, обезьяна, собака). Очевидно, что метафоры такого рода могут относиться к разным критериям оценочности.

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что по результатам статистического анализа наибольшей частотой употребления характеризуются метафоры русского языка, выражающие оценку эмоционально-психологических качеств референта (см. Приложение Е).


3.1.3 Сопоставительный анализ критериев оценочности метафор немецкого и русского языков

В процессе сопоставления критериев оценочности метафор немецкого и русского языков нами были составлена диаграмма (см. Приложение Ж), позволяющая увидеть сходства и различия в частотности употребления тех или иных критериев, лежащих в основании оценочности метафор немецкого и русского языков.

Исходя из полученных данных сопоставительного анализа, очевидно, что большая разница наблюдается в частотности использования метафор немецкого и русского языков, выражающих оценку морально-этических качеств референта. Имеют место и существенные отличия в частотности употребления метафор вышеназванных языков, относящихся к критерию оценочности, в основе которого лежат интеллектуальные качества референта. Довольно высокая разница по частоте использования характерна для метафор немецкого и русского языков, выражающих оценку деятельности референта и оценку его эмоционально-психического состояния (кондициональный критерий).

Сравнительно одинаковая частотность использования присуща метафорам обоих языков, выражающих оценку эмоционально-психологических качеств референта, его темперамента; oценку внешности; oценку социального статуса, уровня образованности, профессиональной принадлежности; oценку пола и возраста и метафорам, используемым для обозначения разных качеств.

Таким образом, частотность употребления многих критериев, лежащих в основании оценочности метафор во многом совпадает в русском и немецком языках. Но, тем не менее прослеживается и некоторая специфика, характерная для указанных языков. Следует отметить, что типичность использования метафор, относящихся к определенным оценочным критериям, зависит от многих факторов, в частности от целей, личностных качеств, намерений коммуникаторов, а так же от места и времени осуществления коммуникации.


3.2 Метафорическое переосмысление обозначений разных тематических групп


В ходе исследования мы рассматриваем метафоры, характеризующие человека, на основе двух языков – русского и немецкого. Нам представляется интересным проанализировать выявленные нами метафоры на предмет принадлежности их к тематическим группам обозначений, которые послужили основой метафорического переноса.


3.2.1 Метафорическое переосмысление обозначений разных тематических групп в немецком языке

В ходе работы в этом направлении нами первоначально были установлены те тематические группы обозначений, которые имеют место в отношении оценочных метафор немецкого языка. При этом был выявлен следующий спектр (см. Приложение И):

бытовые предметы (утварь, посуда, инструменты, предметы обихода): der Feger (темпераментная, лёгкая на подъём женщина), die Tonne (“бочка”, полная женщина), der Lappen (“тряпка”, бесхарактерный человек);

механизмы: der Gruppenmotor (заводило), der Roboter (“рабочая лошадь”), die Dampfwalze (очень полная женщина);

предметы для организации досуга: die erste Flцte spielen (быть главным), die Scharteke (“развалина”, “старушенция”), ein Buch mit sieben Siedeln (книга за семью печатями), ein Spielball (безвольный человек);

предмет: die Marionette (несамостоятельный человек), die Perle (толковая домработница);

литературные персонажи: die Aschenputtel (золушка), die Hexe (ведьма, злая женщина);

мифология: Appol (Апполон);

религия: Susanna (скромная, порядочная женщина), ein zweiter Solomon (мудрый человек);

профессия, род деятельности: der Athlet (крепко сложенный мужчина; der Lakai (покорный человек); der Prediger (“проповедник”, человек, постоянно читающий нотации); die Nonne (“монашка”);

физиология человека: quadratische Augen machen (делать квадратные глаза);

природные явления: die Flamme (вспыльчивый человек);

растительный мир: blьhen (процветать), die Kartoffelnase (нос картошкой);

животный мир: alt wie ein Rabe (очень старый), bдrenstark (сильный); brьllen (рычать), das Lamm (“овца”, кроткое существо);

еда: die Torte (“куколка”, симпатичная девушка), drei Kдse hoch (от горшка два вершка), kдsebleich (бледный как полотно);

здание, сооружение: die Ruine (состарившаяся театральная актриса);

национальность: alter Schwede (студент старшего курса);

одежда, обувь: der Schьrzenjдger (ловелас, бабник), die Hosen anhaben (заправлять всеми делами в доме (о женщине));

социальный слой: der Holzknecht (человек по профессии лесник);

деятельность: Holz sдgen (храпеть);

ландшафт: auf dem Trocknen sitzen (быть на мели).

Из полученных нами материалов становится очевидным, что разные тематические группы представлены в немецком языке неодинаково (см. Приложение К). Наиболее часто метафорическому переносу подвергаются обозначения, относящиеся к тематической группе “животный мир”. Такого рода обозначения встречаются 92 раза, что составляет около 44 % по отношению ко всем оценочным метафорам немецкого языка, которые рассматриваются нами в данной работе.

Менее значительными по своему использованию оказались обозначения, относящиеся к таким тематическим группам как “физиология человека” (16 единиц или 9,4 %), “еда”(12 единиц или 5,7 %), “механизмы”, “растительный мир” (по 11 единиц или 5,3 %).

Единичными случаями употребления (по1единице) характеризуются обозначения, относящиеся к следующим тематическим группам: “национальность”, “ландшафт”.

Таким образом, собранный нами материал позволяет констатировать тот факт, что при оценке человека и его деятельности метафорически переосмысляются обозначения разных тематических групп, но обозначения одних их них употребляются значительно чаще, другие – реже.


3.2.2 Метафорическое переосмысление обозначений разных тематических групп в русском языке

Подобному анализу мы подвергли и оценочные метафоры русского языка. В зависимости от того, обозначения каких тематических групп встречаются в их компонентном составе, они были отнесены к той или иной группе. Всего нами было установлено 26 групп (см. Приложение Л):

бытовые предметы (утварь, посуда, инструменты, предметы обихода): жердь, кадка, как полотно, кубышка, от горшка два вершка, пила;

предметы для организации досуга: барби, играть в прятки, игрушка, книга за семью печатями, кукла, пешка;

предметы: жемчужина, заноза, марионетка;

имена исторических персонажей: мать Тереза;

исторические события: войной идти;

литературные персонажи: баба яга, ведьма, великан, дюймовочка;

мифология: Апполон, богиня, идол;

религия: ангел, бог;

животный мир: белая ворона, белка в колесе, блоха, жаворонок;

механизмы: вертолёт, тормоз;

профессия, род деятельности: академик, актриса, баснописец;

физиология человека: встать на ноги; комок нервов, скелет;

природные явления: ждать попутного ветра;

растительный мир: колючка, процветать;

еда: выжатый лимон, ни рыба ни мясо, отрезанный ломоть;

здание, сооружение: каланча, крепость;

природный материал: каменное лицо;

одежда, обувь: два сапога пара;

социальный слой: аристократ, барин;

эмоции: быть в шоке;

сплав, металл: железная леди; железное здоровье;

семья: маменькин сынок;

деятельность: зайти в тупик, заметать следы, спать;

ландшафт: гора, сидеть на мели;

болезнь: язва;

математика: ноль без палочки.

Проанализировав численный состав вышеуказанных тематических групп, мы определили те позиции, которые занимает в данном списке каждая из них (см. Приложение М). Наиболее часто применялись обозначения, относящиеся к тематической группе “животный мир”, количество которых составило 81 единицу, что составляет 32,7 % от общего количества рассматриваемых нами оценочных метафор русского языка.

Далее со значительным отрывом следует тематическая группа “бытовые предметы”, в которую вошли 25 обозначения (10,1 %), на основе которых был осуществлен метафорический перенос.

Единичными случаями употребления (0,5 – 1%) были отмечены те обозначения, которые относятся к таким тематическим группам как “имена исторических персонажей”, “эмоции”, “семья”, “болезнь”, “ландшафт”, “математика”.

Осуществленный анализ позволяет признать наличие обозначений, относящихся к разным тематическим группам и послуживших основой метафорического переноса при образовании метафор, служащих для оценки человека и его деятельности. Сопоставив разные тематические группы по их численному составу, можно сделать заключение, что наибольшей частотой употребления характеризуются обозначения, относящиеся к тематической группе “животный мир”.


3.2.3 Сопоставительный анализ метафорического переосмысления обозначений разных тематических групп в немецком и русском языке

Проанализировав выше изложенный материал, можно говорить о том, что, как для немецкого, так и для русского языка характерно использование обозначений, послуживших основой метафорического переноса при образовании метафор для оценки человека и его деятельности, из разных тематических групп. В обоих языках палитра этих групп довольно широкая, но, тем не менее, присутствует ряд особенностей, характерных для каждого из указанных языков.

Следует отметить, что в ходе данного исследования автором был установлен тот факт, что для немецкого языка характерно наличие не всех тематических групп, имеющих место в отношении русского языка. Так, например, в немецком языке отсутствуют такие тематические группы обозначений как “имена исторических персонажей”, “исторические события”, “природный материал”, “эмоции”, “сплав, металл”, “семья”, “математика”, “болезнь”.

В то же время в немецком языке выделена такая тематическая группа как “возраст”, не замеченная в ходе нашего исследования в русском языке.

Несмотря на наличие одинаковых тематических групп в обоих языках, нами были выделены некоторые отличительные черты внутри этих групп, касающиеся, например, частотности употребления тех или других обозначений, относящихся к одной и той же тематической группе как в русском, так и в немецком языке (см. Приложение Н).

Так, что касается тематической группы “животный мир”, то она представлена 44% в немецком языке и лишь 32,7 % в русском языке, хотя в обоих языках занимает лидирующую позицию.

Исходя из полученных данных проведенного нами сопоставительного анализа в этом направлении, очевидно, что большая разница наблюдается в частотности использования обозначений немецкого и русского языков, представляющих тематическую группу “бытовые предметы (утварь, посуда, инструменты, предметы обихода)”, количество которых в русском языке по сравнению с немецким превалирует (10,1% и 3,3 % соответственно).

Неодинаковая частота использования наблюдается и среди обозначений, соответствующих тематической группе “предмет для организации досуга” (4,8 % в русском языке и 2,9 % в немецком языке).

Имеют место и отличия в частотности употребления обозначений вышеназванных языков, относящихся к группе “литературные персонажи” (6 % в русском языке и 4,8% в немецком языке).

Нам представляется интересным сравнить значение принадлежащих к идентичной тематической группе и аналогичных по внутренней форме метафор в русском и немецком языках на предмет установления сходств или различий в их семантике.

Нужно отметить, что ряд метафор имеет как идентичную внутреннюю форму, так и схожее значение. Так, например, в тематической группе “предмет” многие наименования являются эквивалентными также и по своему переносному значению. Это, например: марионетка (человек, правительство и т. п., слепо действующие по воле других) и Marionette (несамостоятельный человек, используемый другими как инструмент). Идентичность семантики этих метафор объясняется общим происхождением (и в русский, и в немецкий язык это слово пришло из французского языка), сходством функционирования и ограниченной сферой использования.

В ходе произведенного анализа в этом направлении нами были выявлены факты наличия ряда особенностей.

Рассмотрим это на примере метафор русского и немецкого языка, производных от обозначений механизмов. В русском языке “машина” означает человека, лишенного каких-либо эмоций, действующего машинально, автоматически. Метафора из немецкого языка с аналогичной семантикой “Arbeitsmaschine” (рабочая машина) так же обозначает человека, выполняющего свою работу тупо, механически. В немецком языке выделены также две другие метафоры со сходной внутренней формой, но с другой семантикой. “Dampfwalze” (паровой вал), “Maschine” (станок) имеют сходное значение и обозначают крупную, очень полную женщину.

Очевидно, что в основе метафорического переосмысления сходных обозначений русского и немецкого языков из тематической группы “механизмы“ лежат разные семантические признаки. В русском языке это – бездушие, в немецком языке – внешний признак, крупный размер. Таким образом, значение аналогичных по внутренней форме метафор в русском и немецком языках оказывается различным. Кроме того, следует отметить, что обозначение “машина” в русском языке используется и по отношению к женщине, и к мужчине, в то время как в немецком языке названные метафоры характеризуют преимущественно женщину.

Сходными, но не эквивалентными по семантике являются и такие пары как руина (дряхлый, совершенно немощный человек) и die Ruine (состарившая театральная актриса). Ограничение семантики у метафоры из немецкого языка объясняется тем, что значение было сформировано в рамках языковой игры посредством трансформации слова Heroine (героиня). К этой подгруппе можно отнести также: жемчужина (тот, кто (или то, что) выделяется своими достоинствами среди других, является лучшим украшением, сокровищем) и die Perle (толковая домработница).

Следует отметить и тот факт, что нередко встречаются пары метафор немецкого и русского языков, у которых разная внутренняя форма (и в основе могут лежать обозначения, принадлежащие к разным тематическим группам), но схожая семантика. Например: белая ворона и das schwarze Schaf, от горшка два вершка и drei Kдse hoch, стреляный воробей и der alte Hase.

Определенный процент рассмотренных нами метафор, соотносимых с человеком, составляют единицы, у которых отсутствуют эквиваленты в одном из взятых языков. Это, например, в русском языке: заноза (человек, который постоянно всех задирает, ко всем придирается, язвит); в немецком языке: Schrapnell и Scharteke (непривлекательная пожилая женщина). В русском языке зафиксировано два обозначения навязчивой женщины (ржавчина, смола), в немецком языке аналогичных обозначений не выявлено. В свою очередь в немецком языке существует такое наименование женщины “со странностями” как die Schraube (шуруп), а в русском языке таких характеристик нет.

Таким образом, на основе полученных данных можно сделать вывод о том, что частотность употребления обозначений большинства тематических групп, которые послужили основой метафорического переноса, совпадает как в русском, так и немецком языках, но наряду с эти имеется и ряд различий в количественном составе отдельных групп. Имеются так же тематические группы, присутствующие в одном языке и отсутствующие в другом.

Что касается совпадения внутренней формы и семантики оценочных метафор русского и немецкого языка, принадлежащих к выделенным нами тематическим группам, то здесь наблюдаются как общие черты, так и различия. В ряде случае имеет место совпадение формы и значения метафор, но присутствуют и различия, заключающиеся либо в полном совпадении формы, но различии в семантики, либо в сходстве значения, но разной внутренней форме. Определенный же процент метафор, соотносимых с человеком, составляют единицы, у которых отсутствуют эквиваленты в одном из взятых языков.


3.3 Анализ метафор немецкого и русского языков, выражающих положительную, отрицательную и нейтральную оценку


Нам представилось интересным сравнить какой вид оценки (положительная, отрицательная или нейтральная) доминирует в следуемых нами метафорах немецкого и русского языков.

С этой целью мы распределили все отобранные метафоры на 3 группы (см. Приложения П, Р):

1. метафоры, выражающие положительную оценку;

2. метафоры, выражающие отрицательную оценку;

3. метафоры, выражающие нейтральную оценку.

При этом в ходе исследования было выявлено, что в каждом из указанных языков имеют место метафоры как с положительной, так с отрицательной и нейтральной оценкой.

По результатам проведенного нами статистического анализа было установлено, что лидирующую позицию среди оценочных метафор немецкого языка занимают метафоры с отрицательной оценкой, общее количество которых составило 150 единиц или 71 %. На втором месте расположились, выражающие положительную оценку (39 единиц или 19 %). Замыкают этот список метафоры с нейтральной оценкой (21 единица или 10 %), (см. Приложение С).

При анализе оценочных метафор русского языка на предмет преобладания положительной, отрицательной ил нейтральной оценки было обнаружено сходство с метафорами немецкого языка, то есть, первое место по количеству единиц занимают метафоры с отрицательной оценкой (171 единица или 69 %), за ними следуют метафоры, выражающие положительную оценку (51единица или 21 %), и на третьей позиции находятся метафоры с нейтральной оценкой (26 единиц или 10 %), (см. Приложение Т).

Наблюдается лишь незначительная разница в количестве метафор, входящих в состав каждой из вышеназванных групп.

Таким образом, нами была выявлена тенденция преобладания метафор с отрицательной оценкой как в немецком, так и в русском языке.


ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 3


Проанализировав вышеизложенный материал, можно говорить о том, что метафорические обозначения являются неотъемлемой частью языковой картины мира, поскольку не только называют, но характеризуют и оценивают объект.

Таким образом, нами был подтвержден тот факт, что метафоры можно разделить на определенные группы согласно той оценке, которую они выражают. В данных группах имеет место оценка морально-этических качеств, интеллектуальных качеств, эмоционально-психологических качеств, оценка деятельности референта, оценка внешности, оценка социального статуса, уровня образованности, профессиональной принадлежности.

На основе полученных данных очевидно, что частотность употребления многих критериев, лежащих в основании оценочности метафор во многом совпадает в русском и немецком языках. Но, тем не менее прослеживается и некоторая специфика, характерная для указанных языков. Следует отметить, что типичность использования метафор, относящихся к определенным оценочным критериям, зависит от многих факторов, в частности от целей, личностных качеств, намерений коммуникаторов, а так же от места и времени осуществления коммуникации.

Что касается совпадения внутренней формы и семантики оценочных метафор русского и немецкого языка, принадлежащих к выделенным нами тематическим группам, то здесь наблюдаются как общие черты, так и различия. В ряде случае имеет место совпадение формы и значения метафор, но присутствуют и различия, заключающиеся либо в полном совпадении формы, но различии в семантики, либо в сходстве значения, но разной внутренней форме. Определенный же процент метафор, соотносимых с человеком, составляют единицы, у которых отсутствуют эквиваленты в одном из взятых языков.

При анализе оценочных метафор русского языка на предмет преобладания положительной, отрицательной ил нейтральной оценки было обнаружено сходство с метафорами немецкого языка, то есть, первое место по количеству единиц занимают метафоры с отрицательной оценкой, за ними следуют метафоры, выражающие положительную оценку, и на третьей позиции находятся метафоры с нейтральной оценкой.

Наблюдается лишь незначительная разница в количестве метафор, входящих в состав каждой из вышеназванных групп.

Таким образом, нами была выявлена тенденция преобладания метафор с отрицательной оценкой как в немецком, так и в русском языке.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Теоретическое обобщение научного материала, посвященного рассмотрению категории оценки и метафоры как средства выражения оценки в современном немецком и русском языках, ее природы, функций и видов, а также практическое исследование и дальнейший сопоставительный анализ оценочных метафор немецкого и русского языков на предмет установления их специфики позволили сформулировать следующие выводы.

Познавая мир и взаимосвязь реального мира в практической деятельности, человек не просто отражает явления действительности и их признаки и качества, но одновременно выражает свое отношение к реальной действительности, причем отношение человека к предметам, явлениям обусловлено конкретным историческим состоянием практики.

Ценность и система ценностей, детерминирующие отношения человека к экономическим, политическим, моральным, эстетическим сферам жизни общества, не являются чем-то постоянным, они развиваются вместе с обществом и изменяются вместе с ним.

Что касается средств выражения оценки в современном немецком и русском языке, то следует отметить их большое разнообразие. Оценочная функция характерна для фонетики и интонации предложения, фразеологизмов, пословиц и поговорок, метафор.

Проанализировав различные определения метафоры, можно сделать вывод, что большинство источников определяют это явление как скрытое сравнение, осуществляемое путем применения названия одного предмета к другому и выявляющее таким образом какую-нибудь важную черту второго. Метафора заставляет обратить внимание на некоторое сходство – часто новое и неожиданное – между двумя и более предметами. Делая какое-то буквальное утверждение, метафора порождает или подразумевает определенный взгляд на предмет, а не выражает его открыто.

Процессы метафоризации, таким образом, часто протекают в противоположных направлениях: от человека к природе, от природы к человеку, от неодушевленного к одушевленному и от живого к неживому. Перенос от предметных категорий к абстрактным инвентируется редко.

Согласно видовой классификации метафор, предложенной представителями когнитивного подхода ДЖ. Лакоффом и М. Джонсоном метафора выступает не только как способ получения выводного знания через призму старого, но и сама при этом интерпретируется на основе накопленного опыта.

Проанализировав все функции метафоры, нельзя не согласиться с тем, что метафора – незаменимый источник эмоционального воздействия, так как она может создать в сознании человека ситуации, затрагивающие его лично и вызывающие нужные адресанту чувства.

Результаты сопоставительного анализа критериев, лежащих в основании оценочности метафор русского и немецкого языка, дают основание утверждать, что частотность употребления многих из них совпадает, в большей степени это касается метафор, выражающих оценку эмоционально-психологических качеств референта.

Следует отметить, что типичность использования метафор, относящихся к определенным оценочным критериям, зависит от многих факторов, в частности от целей, личностных качеств, намерений коммуникаторов, а так же от места и времени осуществления коммуникации.

Частотность употребления обозначений большинства тематических групп, которые послужили основой метафорического переноса, совпадает как в русском, так и немецком языках, но наряду с эти имеется и ряд различий в количественном составе отдельных групп. Имеются так же тематические группы, присутствующие в одном языке и отсутствующие в другом.

Что касается совпадения внутренней формы и семантики оценочных метафор русского и немецкого языка, принадлежащих к выделенным нами тематическим группам, то здесь наблюдаются как общие черты, так и различия. В ряде случае имеет место совпадение формы и значения метафор, но присутствуют и различия, заключающиеся либо в полном совпадении формы, но различии в семантики, либо в сходстве значения, но разной внутренней форме. Определенный процент метафор, соотносимых с человеком, составляют единицы, у которых отсутствуют эквиваленты в одном из взятых языков.

Следует отметить, что в ходе исследования нами была выявлена тенденция преобладания метафор с отрицательной оценкой как в немецком, так и в русском языке.

Полученные результаты позволяют сделать вывод о том, что метафоры русского и немецкого языка, выступающие в качестве средства выражения оценки, имеют как ряд общих свойств, так и ряд различий.

Следовательно, гипотеза, выдвинутая автором дипломной работы, подтверждается лишь частично.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


Агеев, С.В. Метафора как фактор прагматики речевого общения / С.В. Агеев. – Автореферат диссертации на соискание ученой