Xreferat.com » Топики по английскому языку » Лингвистические лакуны

Лингвистические лакуны

Курсовая работа Коробицына Дмитрия

Нижегородский государственный лингвистический университет

Кафедра французской филологии

1: Абсолютные лакуны:

При сопоставлении лексики русского и французского языков можно обнаружить пробелы, белые пятна в семантике одного из языков. Эти пробелы называются лексическими лакунами и появляются в результате отсутствия эквивалента в виде слова слову другого языка.

«Il y a lacune chaque fois qu’un signifie de langue de départ ne trouve pas de signifiant habituel dans langue d’arriveé».(J.P.Vinay, J.Darbelnet)

Лакунами для французского языка являются такие русские слова как «кипяток», «сутки», «именинник» и многие другие. Такие слова могут быть переданы во фр.языке только при помощи словосочетаний: «eau bouillante», «vingt quatre heures», «la personne dont on célèbre la fete».

Люди, говорящие на своем языке, постоянно используют определенный круг привычных для них понятий и суждений, которые создают привычные ассоциации. Для их выражения в языке существуют определенные лексические средства, которые могут быть выражены словом или устойчивым словосочетанием.

При обнаружении лакун правильнее говорить не только об отсутствии эквивалента в виде слова слову другого языка, но и об отсутствии эквивалента в форме устойчивого словосочетания этому слову (или фразеологизму) другого языка. Следовательно, лакуны это такие иноязычные слова и словосочетания, передача которых в другом языке осуществляется при помощи свободных словосочетаний (пространные объяснения их значения).

Однако, при ближайшем рассмотрении вышеперечисленных примеров видно, что словосочетания «eau bouillante» и «24 heures» не являются совершенно свободными, они обладают определенной степенью спаянности, взаимной предсказуемостью компонентов и регулярно употребляются в речи, чего нельзя сказать о свободных словосочетаниях типа «la personne dont on célèbre la fete».

Следовательно, можно говорить о том, что понятия, выражаемые русскими словами «кипяток» и «сутки» также зафиксированы во французской языковой норме, хотя они закреплены не за словами, а за устойчивыми словосочетаниями, в то время как понятия типа «именинник» могут быть пояснены во французском языке лишь на уровне речи при помощи пространных разъяснений. С этой точки зрения слова «кипяток» и «сутки» нельзя признать лакунами во французском языке. Точно так же можно сказать, что французские слова «confrontation» и «choucroute» не являются для русского лакунами, поскольку понятия, выражаемые ими, имеют эквивалентами в русском языке устойчивые словосочетания: «очная ставка» и «кислая капуста».

Лакунами являются слова «éditorialiste», «échangiste», e.t.c.-они выражают понятия, которые можно выразить по-русски лишь свободными словосочетаниями: «тот, кто пишет передовые статьи в газете» и «тот, кто обменивается».

2: Относительные лакуны:

В отличие от абсолютных лакун относительные лакуны выделяются при сравнении частоты употребления слов с общим значением в двух языках. Относительные лакуны существуют на уровне речи при общности понятий, выражаемых сравниваемыми словами. Лакуны могут быть и относительными, когда слово или словоформа, существующие в национальном языке, употребляются очень редко (Ю.Степанов). Например, такие слова как «лоб» и «хотя» редко употребляются во французском языке (их французские эквиваленты почти незаметны), следовательно, их можно считать относительными лакунами для французов.

Относительные лакуны-в одних и тех же грамматических категориях двух языков. Например, во французском языке очень часто употребляются притяжательные прилагательные: mon, ton, son, e.t.c. сравнительно с русским языком. Эти употребления необычны для русского языка, и, как следствие, типичные ошибки русских: «Bonjour, enfants!», вместо правильного «Bonjour, mes enfants!». Такие частые и необычные для русского языка употребления притяжательных прилагательных можно встретить повсеместно, а также в языке военных «mon général». Они же (употребления) встречаются в обращениях: «Monsieur, Madame, Mademoiselle»

Свидетельства слабой употребительности слова в одном из языков по сравнению с другим:

Слово не образует либо образует незначительное количество фразеологизмов в одном из языков и является излюбленным семантическим стержнем в другом.

Слово не имеет переносных значений в одном из языков и переосмысляется в другом языке.

Слово характеризуется слабой деривацией в одном языке и образует многочисленные производные в другом (в частности, при образовании имен собственных). При этом производные, в свою очередь, могут образовывать фразеологизмы.

Используя эти критерии выявления относительных лакун, можно определить, что слово «щука» является относительной лакуной во французском языке. В русском языке слово «щука» и ее производные являются стержневыми словами для нескольких фразеологизмов (на то и щука в море, чтобы карась не дремал; по щучьему велению; поучи щуку плавать и.т.д.). Это же слово в русском языке образует многочисленные производные: прозвища, фамилии, названия местностей, озер (дед Щукарь, Щукин, озеро Щучье и.т.д.). Во французском языке «brochet»- одно из рядовых, малозаметных слов- оно не образует ни фразеологизмов, ни производных, ни переносных значений.

3: Векторные лакуны:

Из всего этого следует, что лакуны (в определенном смысле, конечно) можно уподобить векторным величинам: выявляются они лишь при сравнении двух языков и характеризуются прежде всего направленностью (лакуна для русского или для француза). Кроме этого, при сравнении лексики двух языков можно обнаружить лакуны, которые имеют помимо всего и количественные различия в результате несовпадения понятийных объемов разноязычных слов.

Лексически фиксированные понятия в двух языках по объему далеко не всегда совпадают: часто случается, что понятия, находящие лексическое выражение в одном языке, оказываются шире соответствующих понятий другого языка, как бы включают в себя последние, т.е. оказываются родовыми относительно видовых понятий другого языка.

«Можно уподобить языки двум наблюдателям, один из которых рассматривает вещь издалека, в то время как другой находится вблизи предмета и различает более мелкие детали» (В.Л. Муравьев).

Например:

pouces horloge bougie

пальцы: doigts часы: montre свеча: cierge

orteils pendule chandelle

Русское слово «пальцы» является для французского языка родовой лакуной, поскольку во фр.языке не существует общего термина для обозначения как пальцев рук, так и ног в том числе и больших пальцев. В то же время фр. doigt, pouce, orteil не являются лакунами для русского языка- эти слова могут выражаться рус. «пальцы» либо при необходимости уточнения устойчивыми словосочетаниями: «пальцы рук», «пальцы ног», «большой палец». Аналогичны и другие соотношения.

Не меньше родовых лакун можно обнаружить в русском языке, рассматривая его глазами француза:

паста (для ручки) стакан

encre verre

чернила рюмка

сдача

monnaie

мелочь

В лексике русского и французского языков существуют также лакуны, которые носят чисто видовой характер:

gitan (испанский цыган)

цыган-bohémien- tzigane (о музыканте)

romanichel (уничижительно)

Русское слово «цыган» не является для французского языка родовой лакуной, так как ему полностью соответствует родовой термин «bohémien». Напротив, фр. «gitan» и «romanichel» являются для русского языка видовыми лакунами- ведь в русском языке не существует слов (или фразеологизмов), обозначающих только данные видовые понятия.

Аналогичны и следующие соотношения:

bruine (мелкий, холодный дождь, изморось)

дождь- pluie- crachin (моросящий дождь)

grain (внезапный короткий ливень с ветром)

gibouleé (короткий дождь с градом, снегом)

4: Стилистические лакуны:

Стилистические лакуны выделяются на основании отсутствия в одном из языков слова (или фразеологизма), имеющего ту же стилистическую окраску, что и слово с идентичным значением другого языка. Известно, например, насколько велик удельный вес во французском языке немотивированных слов типа dominical, verbal, domestique, maturité, cécité, calvitie, caténaire и.т.д.

Являясь книжными словами, они часто имеют определенную стилистическую отнесенность (профессионализмы, публицистический, официально-деловой стили речи и.т.д.).

В этом отношении многие из этих слов можно признать стилистическими лакунами для русского, поскольку в русском языке не существует соответствующих по значению слов с той же стилистической окраской. Слово «dominical» во французском является редко употребительным литературным, а в русском слово «воскресный» широко распространено. Таким же образом соотносятся слова «cécité» и «слепота»; «empreintes digitales» и «отпечатки пальцев»; русское четко мотивированное сочетание «мое второе я» и французский латинизм «mon alter ego».

Определенное количество стилистических лакун можно обнаружить среди французских слов, заимствованных из английского и других языков: «театр одного актера» и французское «one man show»; «комический трюк» и фр. «gag»; «смертник» и «kamikaze»; «мертвая петля» и «looping».

Русские слова и словосочетания достаточно четко мотивированы, чтобы быть понятыми всеми говорящими по-русски, в то время как понимание французских терминов требует специальных знаний.

Подобные лакуны можно обнаружить и в других стилистических пластах двух языков.

При первом же взгляде на французско-русский словарь нельзя не заметить, что нередко одному французскому слову соответствуют два русских, из которых одно является общеупотребительным, стилистически нейтральным, а другое относится к «возвышенному поэтическому стилю» (В.Гак):

oeil глаз око

bouche рот уста

marcher идти шествовать

trainer тянуть влачить

trembler дрожать трепетать

Подобные стилистические соотношения типичны, а совпадения типа

«воин»-«guerrier», «рок»-«fatum»- редчайшие случаи.

Отсутствие во французском языке слов с повышенной, поэтической окраской, соответствующих русским церковнославянизмам можно воспринять как существование стилистических лакун во французской лексике на месте данных русских слов.

Однако, к этому вопросу можно также подойти несколько иначе и рассматривать данные соотношения как стилистические векторные лакуны. Действительно, французское слово как бы включает в себя стилистически оба русских слова, т.е. соответствует как стилистически нейтральному, так и русскому поэтическому слову.

Во французском языке фамильярный стиль речи намного более развит и богат чем в русском. Во французском можно обнаружить ряд фамильяризмов, даже арготизмов, употребляемых в повседневной речи, которым невозможно найти в русском языке эквиваленты с той же стилистической окраской. Так, трудно передать по-русски фр. «bagnole», «sèche», «flic», «toubib», «flotte», «boulot», «bécane» и.т.д. В то же время частота их употребления достаточно велика. Следовательно, среди стилистических лакун можно обнаружить не только векторные, но и абсолютные и относительные.

Итак, незнание фамильяризмов (также как и просторечных конструкций) является одной из основных причин непонимания учащимися французской разговорной речи, хотя, как правило, им понятно идентичное высказывание, составленное из стилистически нейтральных слов. Следовательно, чтобы заговорить на французском языке нужно ‘перейти’ в другой стилистический регистр и чередовать стилистически нейтральные слова с фамильяризмами гораздо чаще, чем мы привыкли это делать в родном языке.

Лакуны следует исследовать не только в синхронном плане, но и с точки зрения их исторического развития, они не являются установившейся категорией, а эволюционируют вместе с развитием лексики языка и его бытовых понятий. Часто случается, что за определенный исторический период лакуны заполняются, что обычно происходит в результате процесса заимствования либо образования новых слов собственными средствами языка. Судя по французско-русскому словарю XVIII века, в русском языке в то время существовало довольно много абсолютных лакун  сравнительно с французским. Это выражалось в том, что многие французские слова переводились перифразами: «escrimeur»- боец шпажной, «comète»- звезда с хвостом и.т.д. В дальнейшем на месте этих лакун появились заимствования и национальные образования: (фехтовальщик и комета). Историческая лексикология русского и французского языков изобилует примерами взаимного влияния двух языков, многие русские фразеологизмы скалькированы с французских выражений: «лед сломан»- «la glace est rompue», «убить время»- «tuer le temps», «на войне как на войне»- «à la guerre comme à la guerre».

 Этнографические лакуны:

Все вышеприведенные виды лакун можно назвать лингвистическими потому что их наличие не зависит от внеязыковой действительности, которая предполагалась тождественной, но от того факта, что один язык выделяет и лингвистически оформляет одни стороны и определенный объем этой действительности, в то время как другой язык выделяет другие стороны и другой объем этой же реальности.

Однако, очевидно, что внеязыковая действительность двух цивилизаций может считаться тождественной лишь в общем плане.

Например, такие русские слова как «белоручка», «старшеклассник», «фельетон», «ухват», «компостировать» (билеты в транспорте) являются во французском языке лакунами- их французские эквиваленты не могут быть выражены ни словами, ни устойчивыми словосочетаниями, но лишь пояснительными перифразами: «qui ne veut pas se salir les mains», «élève de la classe supérieure», «article satirique», «sorte de fourche à retirer les pots du four» и.т.д.

Трудности передачи данных понятий на французском языке вызываются различными факторами- если отсутствие во французском языке фиксированных понятий соответствующих рус. «белоручка» и «старшеклассник» вызвано тем, что каждый язык по-своему членит окружающую человека действительность, то отсутствие фиксированных понятий, выражаемых русскими словами «ухват», «фельетон» и «компостировать» связано с экстралингвистическим фактором- отсутствием данных вещей и явлений во французской повседневной жизни. Таким образом, вышеуказанные лакуны носят различный характер.

Появление лакун объясняется следующими факторами:

«Ou bien la chose n’existe pas- ou n’est pas reconnue dans l’une des deux civilisations, ou bien elle existe dans les deux, mais une langue éprouve le besoin de nommer ce que l’autre passe sous silence»

(J.P.Vinay et J.Darbelnet, Stylistique compareé du français et de l’anglais)

Соответственно, первая причина порождает лакуны, которые можно назвать этнографическими, поскольку они порождаются непосредственно отсутствием тех или иных вещей в данной цивилизации, вторая причина вызывает языковые лакуны, уже разобранные выше.

Выделение этнографических лакун основывается на том факте, что действительность двух народов не бывает полностью идентичной.

«Было бы каким-то чудом, если бы при наличии различных условий жизни различные народы мыслили с помощью систем совершенно одинаковых понятий». (Б.В.Беляев, Психологические основы усвоения лексики иностранного языка)

Общепризнано, что понятие отражает действительность в самых общих чертах, абстрагируясь от несущественных деталей, беря лишь то общее, что является существенным для предметов и явлений.

Следовательно, понятия могут быть абсолютно тождественными лишь постольку, поскольку действительность жизни народов, носителей данных языков, является идентичной. Определенный элемент национальной окраски может входить в понятие, хотя и не всегда способен изменить его.

В этом смысле такие понятия как «кровать», «поле», «пища» и многие другие следует признать тождественными во всех развитых языках, в частности, в русском и французском. Возможные детали расхождения (русский в понятие «поле» вкладывает большую протяженность, чем француз; форма, размер и материал, из которого делают кровати во Франции и в нашей стране, могут быть различными и.т.д.) не влияют на содержание данных бытовых понятий, поскольку они не являются существенными.

Можно, однако, привести примеры понятий, которые уже труднее признать тождественными: например, насколько понятия, выражаемые русскими словами «журналист», «почтальон» и «аптекарь» тождественны понятиям, выражаемым фр. «journaliste», «facteur» и «pharmacien»? В данных случаях, помимо основной идеи, свойственной обоим языкам: «почтальон»- это человек, который разносит по домам корреспонденцию, «журналист»- тот, кто пишет статьи в журнале или в газете и.т.д. появляются различительные оттенки, которые уже труднее игнорировать: французский журналист работает в совершенно иных условиях, чем его русский

коллега- гонорар является единственным вознаграждением за его труд, французский почтальон, как правило, мужчина, французский аптекарь обычно является хозяином своего магазина и.т.д. При всех этих различиях основная идея все еще является общей для двух слов.

Такая окраска понятий еще не противоречит возможностям коммуникации, хотя мы осознаем, что данные понятия находятся на пути к расхождению.

«...множество понятий изменилось у нас в своем содержании, но как отразить это просто и понятно в переводе? Совершенно очевидно, например, что наш «прокурор» не то же самое, что во Франции, но тем не менее мы переводим его словом «procureur» и так в бесконечном ряде случаев». (Л.Щерба, М.Матусевич)

Таким образом, определенная социально-культурная окраска понятий еще не мешает им быть тождественными в двух языках. Можно, однако, привести примеры понятий, национальная окраска которых оказывается достаточно сильной, чтобы повлиять на их содержание и сделать соответствующее слово лакуной для другого языка. Так, французское «chansonnier», обозначающее поэта и композитора, исполняющего свои сатирические песни в кабаре Франции не находит свой полноценный эквивалент в русском слове «куплетист». Понятие, выражаемое этим французским словом, не имеет лексически закрепленного способа выражения в русском языке и «chansonnier» оказывается для русских абсолютной этнографической лакуной.

Естественно, что существование этнографических лакун, хотя и мешает, но не исключает взаимопонимания. Однако, для осуществления нормальной

Похожие рефераты: