Xreferat.com » Топики по английскому языку » Типы иллюстрирования значения слова в толковых словарях разного типа

Типы иллюстрирования значения слова в толковых словарях разного типа

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ.

Филологический Факультет.

Кафедра общего языкознания.


ТИПЫ ИЛЛЮСТРИРОВАНИЯ ЗНАЧЕНИЯ СЛОВА В ТОЛКОВЫХ СЛОВАРЯХ РАЗНОГО ТИПА


Зачетная работа по лексикографии

студентки первого курса

отделения теории языкознания

Николаевой Настасьи.

Научный руководитель:

доц. Фонякова О.И.


Санкт-Петербург.

2003 г.


Содержание.


Введение. Стр. 2

Теоретические принципы иллюстрирования значений слова в словарях:

литературного языка Стр. 3

диалектных Стр. 12

языка писателей Стр.15

исторического профиля. Стр. 21

Заключение. Стр. 23


Введение.


Предметом лексикологии является лексика (словарный состав) того или другого конкретного языка или группы языков. Таким образом, и предметом русской лексикологии является лексика русского языка во всем ее своеобразии.

Тот факт, что лексика какого-либо конкретного языка представляет собой совокупность многих тысяч отдельных единиц (слов и эквивалентных им словосочетаний), из которых каждая в той или иной степени индивидуальна, неповторима и заслуживает, как будто, некоторого особого внимания, составляет главную трудность не только построения курса лексикологии, но и самого формирования ее как отдельной отрасли научного языковедения. До последнего времени словари, в сущности, остаются наиболее ценными и серьезными лексикологическими трудами, если не считать очень специальных монографий и статей, посвященных отдельным лексикологическим вопросам и деталям лексики.

Основное достоинство любого словаря – адекватность языковой действительности – проявляется: а) в полноте запаса слов, вводимого в словарь, б) в полноте семантической характеристики каждого из слов, вошедших в словарь. Особым достоинством словаря признается, если он не только показывает, что то или иное слово значит, но и указывает как его употреблять.

Задача создания полного, исчерпывающего словаря впервые была поставлена и принята филологами для мертвых классических языков (латинского и греческого) на том основании: 1) что там любое слово требует объяснения, 2) что нет роста, дальнейшего обогащения латинского и греческого языков античной поры, а следовательно, ни искать предела, ни спорить о пределе отбора слов не приходится.

Однако еще в первой половине 19-го века идея полного словаря стала вдохновлять и лексикографов живых языков. Немецкие филологи закончили великое словарное начинание братьев Гримм. Англичане создали словарь-тезаурус английского языка, выпустив Большой Оксфордский словарь (на свой лад делают это американцы в непрерывно повторяющихся изданиях большого словаря Вебстера). Наконец, и академический семнадцатитомный словарь современного русского литературного языка относится к тому же типу.



Выдающиеся русские филологи давно считали, что прямой задачей академического словаря является не только истолкование значения слов, но и их употребление.И.И.Срезневский в 1854 г. в связи с началом работ над новым словарем писал: “Когда предприятие исполнится, в руках русских будет словарь, в котором будет место объяснению всего, в чем можно нуждаться для уразумения значения и употребления слов и выражений родного языка.” Не оставлялась без внимания и проблема нормативности, с которой связана проблема определения значения слова. Разработкой понятийной специфики в содержании каждого типа словарей занимается теоретическая лексикография.

Уже само создание словаря литературного языка – это нормирование его лексического фонда. Некоторые из слов признаются лишними в том или ином словаре.

Выборочно относятся не только к словам, но и значениям или оттенкам слов. Дифференциальный подход может распространяться и на те слова, которые в словарь вводятся. Может отличаться, например, уместность употребления слова в одной речевой обстановке и неуместность в другой. Сравним, например, функционально-стилистическое использование обращения к кому-либо “на ты” и “на вы”. Указания подобного рода при словах стали обычными в словарях русского языка после появления Толкового словаря под редакцией Д.Н. Ушакова и не без его влияния. В задачу Нового Академического словаря входило основательно пересмотреть стилистическую квалификацию слов, даваемую прежними словарями, и выработать совершенно новый подход к характеристике употребления слова нашими современниками. Рекомендации и оценки, предлагаемые в новом словаре, носят объективный характер и опираются не на показания предшествующих словарей, а на материалы языковой действительности. “Отсутствие объективного материала, то есть зарегистрированных у авторов фактов языка, ведет к замене его материалом субъективным”.

В характеристике словоупотребления Толковый словарь под ред. Д.Н.Ушакова весьма субъективен, что и неудивительно: схема нормативно-стилистических оценок слова, применяемая в нем, была предложена априорно и, по словам ее автора, “была направлена не столько в будущее, сколько в прошлое” и таким образом была обречена на быстрое устарение. Позднейшие словари русского языка в сущности не вырабатывали самостоятельной позиции в этом вопросе и шли в фарватере своего предшественника. Отсюда исключительная пестрота, непоследовательность и сбивчивость стилистической характеристики слова даже в сравнительно простых случаях.

Задача Толкового словаря русского языка под ред. Д.Н.Ушакова в основном совпадает с целями двух последующих словарей – Словаря современного русского литературного языка (Л., 1948-1965) и Словаря русского языка (М., 1957-1961). Их цель – “показать современное состояние русского литературного языка и представить с необходимой полнотой его лексику” в хронологических границах “от Пушкина до наших дней”.


В основу Словаря современного русского литературного языка положена общеупотребительная нормативная лексика, представляемая наиболее важными литературными и научно-политическими источниками. В Словарь не включаются: диалектная лексика, явно устаревшие слова, узкоспециальная научная и техническая терминология и т.п.

Являясь толковым и нормативным, Словарь основывается на том, что: 1)он дает филологические толкования слов, отмечая устойчивые сочетания, речевые обороты, выражения; 2)иллюстрирует значения, оттенки значений и особенности употребления слов цитатами из авторитетной художественной, научной и общественно-политической литературы 19–20в.в., идя от современности к прошлому; 3)характеризует слово со стороны грамматической, включая указания на особенности его произношения и написания; 4)дает нормативные указания при словах ограниченного употребления (спец., в простор., устар. и др.); 5) дает в справочном отделе, на основании русских лексикографических трудов и других источников, сведения по истории языка: словообразованию, правописанию, ударению слов и т.п., а также справки об этимологическом составе слова, о заимствовании данного слова из другого языка и т.п.

Каждое слово словарной статьи получает определение своего значения или ряда своих значений и оттенков. Из этого общего положения исключаются некоторые типы производных слов, лексические значения которых вполне соответствуют значению основного слова.

Определения слов соответствуют характеру их значения и не являются поэтому однотипными. Одни слова требуют более широкого, развернутого определения, для других достаточно краткого указания; для одних общее определение необходимо пополнить конкретными данными, для других достаточно ограничиться приведением одного-двух синонимов; иногда значение слова глубже раскрывается при противопоставлении ему его антонима.

При наличии в слове нескольких значений расположение этих значений в статье определяется по следующим основаниям:

1)более употребительное и более актуальное для современного сознания значение выдвигается на первое место, а за ним следуют менее употребительные и менее актуальные;

2)прямое значение указывается раньше соответствующих ему распространительного и переносного.

Специальные научные определения даются лишь при словах-терминах, относящихся к определенной области знания: логарифм, гелий, предсердие и т.п.

Образное употребление данного слова или употребление его в сравнении отмечается в словаре в тех случаях, когда такое употребление широко свойственно литературному языку или закрепилось в нем как устойчивое сочетание. Выражения и устойчивые сочетания помещаются после иллюстративного материала того значения слова, с которым данное выражение связано по смыслу.

Для показа не только значения слов, но также характера и сферы их употребления, слова сопровождаются стилистическими пометами: перен., распростр. Отмечается шутливое, ироническое или бранное значение или употребление слова; соответствующая помета дается перед определением значения слова или же перед соответствующим иллюстративным примером; сравните, например, бранное значение слова осел (в отличие от его основного значения). Если слово не имеет общелитературного употребления или если оно ограничено исторически, то оно сопровождается пометами: в просторечии, областное, церковное, устарелое, новое; слова-термины сопровождаются указаниями на соответствующую область их употребления: Бот. (ботаническое), Мед. (медицинское), Техн. (техническое) и т.п.

Значение слова выясняется из его определения. Но для большинства слов значение их выступает полнее и ярче лишь в развернутом синтаксическом окружении, в составе предложения; так раскрывается живое употребление слова в речи. Такой показ значения и употребления слова в речи дается в иллюстративном материале Словаря – в цитатах известных классиков и отчасти в речениях (кратких сочетаниях в два-три слова, используемых для пояснения значения или особенностей употребления слова).

Принятое в Словаре правило цитатной “триады” (каждое значение и даже оттенок иллюстрируется, как правило, тремя цитатами разного периода), призванное осуществить принцип историзма и оправдать введение слова в словарь, привело к помещению значительного количества цитат, лишь констатирующих применение того или иного слова в художественной литературе. Возникает вопрос, так ли необходимо документированно оправдывать введение в словарь, например, слов стол и стул или доказывать каждый раз тремя цитатами (стол – Пушкин, Писемский, Жаров; стул – Пушкин, Тургенев, Емельянова) наличие у этих слов прямых, номинативных значений (род мебели)? Думается, что многие приведенные цитаты (например: Встает со стула старый князь. Пушкин, Руслан и Людмила) могли бы быть без потери преобразованы в речения: встать со стула, сидеть на стуле. Следует также заметить, что приведение трех и даже четырех (часто пространных) цитат при разного рода производных словах, имеющих в Словаре сокращенные, типовые определения (например, Угодница: Женск. к угодник. Цитаты: Вигель, Белинский, Добролюбов, Некрасов) нередко “съедает” до 80-85% производственной площади словарных статей.

Неэкономичность сверхобильного цитирования усугубляется еще и тем, что многие цитаты содержат в себе такое количество избыточной информации, что она, занимая большую часть полезной площади, не только не способствует толкованию слова, но и отвлекает внимание читателя от существа дела.

Таким образом, наряду с положительными сторонами цитирования (авторитетность и документированность текста, раскрытие значения слова и его стилистических особенностей), этот прием иллюстрирования в словаре нормативного типа имеет и свои недостатки (неэкономичность, избыточность конкретных сведений, наличие устарелых или ненормативных сопутствующих слов, форм и сочетаний).

Сокращение общего количества цитат во втором издании Словаря касается в первую очередь иллюстрирования прямых значений у таких общеупотребительных слов, как Вафля, Ветчина, Висеть, Ватный, Войлочный, Вдали и т.п. В этих случаях соединение нескольких типичных речений с одной-двумя цитатами оказывается обычно достаточным для смысловой характеристики слова. С другой стороны, при наличии у слова избирательной сочетаемости, несколько нормативно допустимых (или устарелых) вариантов или других индивидуальных особенностей употребления может возникнуть необходимость привлечения и большего количества цитат. Поэтому было бы неправильным устанавливать строгую единую норму в соотношении речений и цитат. Комбинированный прием иллюстрирования сделает словарную статью более компактной, а лингвистическую информацию о слове более концентрированной и обозримой.


Традиции Словаря современного русского языка (в плане нормативности и толкования слов) продолжил Словарь русского языка (М., 1957-1951). Его основной задачей было введение в словарный состав новых слов и значений, а также пополнение и обновление примеров-цитат, иллюстрирующих употребление слов в речи. При подготовке второго издания продолжилась работа над характеристикой, даваемой слову, как в отношении полноты сообщаемых о нем сведений, так и с целью достижения большей точности в определении значений слова и его оттенков. Особое внимание было обращено на истолкование тех значений, которые ограничены какими-либо условиями употребления.

Значение слова раскрывается путем краткого его толкования, например:

БЕСПОРЯДОК, -дка, м. 1.Отсутствие или нарушение порядка.

БЛИЗКИЙ, -ая, -ое… 1.Находящийся неподалеку, на небольшом расстоянии; противоп.: далекий.


Ввиду ограниченного объема Словаря некоторые категории слов и их значения не иллюстрируются, например, слова-термины, названия специальных приборов, инструментов, устройств, некоторые категории производных слов и т.п. Фразелогические обороты и сочетания не иллюстрируются, за исключением тех случаев, когда выражение имеет два или более значений или когда оно имеет некоторые особенности в употреблении, не отмечаемые ни в его объяснении, ни в сопровождающей помете.

Остальные приемы толкования следуют методам описания, применяемым в Словаре современного русского языка.

Как показывает история русской лексикографии, специальное назначение любого большого словаря русского языка определяется временем его создания. Но независимо от этого все капитальные словари русского языка отражают успехи развития нации, ее общественного устройства, науки и искусства, ее духовного склада. Однако не стоит забывать также и о том, что никакие словари, даже как будто и вполне удовлетворительные в своем замысле, не бывают обыкновенно безукоризненны в первых изданиях. Те же словари, которые создаются долго, в ходе работы изменяют свой план: их издатели, обычно преемники начинателей работы, от некоторых задач отказываются вовсе, а другие постепенно преобразуют. Такова была и судьба Словаря современного русского литературного языка, который задуман был как книга для чтения с целью постижения “духа русского языка” – дань замыслу Даля,- его национального своеобразия, что связывалось прежде всего со словорасположением. Отсюда и возврат к гнездовому расположению слов на основе живых ассоциаций. Начиная с четвертого тома этот словарь меняет свой тип, становится алфавитным, а постепенно все отчетливее приобретает облик филологического словаря-справочника, не свободного от крена в сторону энциклопедизма.


На материалах той же картотеки был

Похожие рефераты: