Xreferat.com » Топики по английскому языку » Тактики и стратегии личностно-ориентированного дискурса

Тактики и стратегии личностно-ориентированного дискурса

Marvin.

“Well in that case, if you’ll just excuse me…” Six of the phones were now ringing. A million things awaited the insect’s attention.

“No one can help me,” intoned Marvin. (Adams 1980: 60)

Предложение помочь одно из наиболее распространенных. Оно располагает собеседника к себе, таким образом, позволяя адресанту в дальнейшем давать советы, с уклоном на то, что он хочет помочь.

Полной противоположностью этой, довольно нейтральной по эмоциональному окрасу, тактики, учитывающей мнение обоих коммуникантов, является тактика предупреждения и угрозы. Как правило, предупреждение сопровождается максимами действий из поля ментальных знаний продуцента о стандартных ситуациях, известных ему из общественной практики. Говорящий указывает на последствия, к которым приведет исполнение действий, планируемых реципиентом.

'Help! help! help!'

Out popped the farmer's head. `Drat you, dog! What be you a doing?' said he.

`Nothing,' said the dog.

`I'll give you nothing! I'll flay the skin off you in the morning,' said the farmer, slamming the window.

`Help! help! help!' cried the dog.

Out came Giles's head again. `I'll kill you, if you make another sound,' he said. (Tolkien 2000: 37)

В данном случае «угроза» и «предупреждение», как речевая тактика носит негативный характер. Отношение к слушающему обусловливает то, что говорящий посредством своего языкового действия прерывает на некоторое время процесс его действий или препятствует их начинанию. Языковое действие или жест предупреждения, которые высказывает адресант, имеют своей функцией известить адресата о последующих действий. Говорящий убежден, что адресат оценивает свои действия также негативно. В противном случае речь идет о рекомендации, как, например, в следующем диалоге:

“Harry Potter is valiant and bold! He has braved so many dangers already! But Dobby has come to protect Harry Potter, to warn him, even if he does have to shut his ears in the oven door later... Harry Potter must not go back to Hogwarts.”

“W-what?” Harry stammered. “But I've got to go back—term starts on September first. It's all that's keeping me going. You don't know what it's like here. I don't belong here. I belong in your world—at Hogwarts.”

“No, no, no,” squeaked Dobby, shaking his head so hard his ears flapped. “Harry Potter must stay where he is safe. He is too great, too good, to lose. If Harry Potter goes back to Hogwarts, he will be in mortal danger.” (Rowling 1999: 25)

Домашний Эльф советует Гарри остаться дома, в противном случае, не миновать страшных последствий. Положительный тон данного высказывания достигается так же посредством комплиментов: “Harry Potter is valiant and bold! He has braved so many dangers already... He is too great, too good, to lose.” Тактика комплимента реализуется тактическими приемами выражения симпатии, формирования эмоционального настроя, установления добрых отношений, управления дистанцией, смещение внимания особенно в ситуации коммуникативной неудачи, коммуникативного конфликта или дискомфорта.

Просьба и требование как речевая тактика относятся к разряду побуждений. С помощью побуждений актант хочет инициировать действия другого актанта. Сюда включаются речевые акты, к которым применим названный термин в собственном смысле слова: просьбы, приказы, требования, ходатайства, прошения и т.п. Например:

“Still,” he said, “you are ready for your task?”

“Yes.”

“Good. Destroy the ship immediately.”

“What about Beeblebrox?”

“Well,” said Halfrunt brightly, “Zaphod’s just this guy, you know?”

He vanished from the screen.

The Vogon Captain pressed a communicator button which connected him with the remains of his crew.

“Attack,” he said. (Adams 1980: 5)

Данный диалог – это разговор капитана космического корабля и самого корабля, точнее бортового компьютера. Высказывание адресанта воспринимается как передача плана действий слушающему и тем самым как призыв взять исполнение этого действия на себя. Побуждение к нему содержит, таким образом, информативный элемент, посредством которого сообщается план действий. Этот элемент соответствует пропозициональному содержанию побуждения и выражается императивной конструкцией.

Таким образом, исследовав стратегии и тактики аргументативного дискурса бытового диалога, можно сделать вывод, что комплекс подобных действий несет манипуляционную функцию, а адресант – манипулятор.


2.2 Тактики и стратегии адресата


Хотелось бы отметить, в настоящее время широко описаны коммуникативные тактики и стратегии говорящего как средства воздействия на слушающего в собственных целях. Тактики и стратегии слушающего же неоправданно обделены вниманием в научной литературе, хотя ни у кого не вызывает сомнения влияние второго коммуниканта на развитие дискурса. Т.В. Матвеева отмечает, что «оба участника диалога полноценно активны во время его протекания (вне зависимости от объема вербальной партии и актуальной роли на каждом участке речевого общения): пока один находится в фазе говорения, другой осуществляет контроль за речью собеседника». По мнению Т.В. Матвеевой, слушающий управляет речевой активностью говорящего, регулируя объем и качество его высказывания: он «либо поощряет речевую активность партнера, его право на инициативу и большой объем активной речи, либо действует противоположным образом, сдерживая речевую активность собеседника и оспаривая его право на развернутое высказывание по начатому поводу» [Матвеева Т.В.,2004: с. 152, 154]. Активному и искренне заинтересованному слушателю принадлежит важнейшая роль в создании кооперативной коммуникации. Отсутствие адекватной реакции слушающего на речь и поступки говорящего приводит к коммуникативной дисгармонии, непониманию, эмоциональному разладу собеседников.

Также, важным вопросом является мена коммуникативных ролей. «Власть» говорящего непостоянна: она может быть добровольно передана партнеру, либо партнер, не удовлетворенный пассивной позицией в диалоге, может взять контроль над диалогическим взаимодействием в свои руки.

Инициатива связана с таким понятием, как роли – нормативно одобряемые образцы поведения, ожидаемые партнерами друг от друга. В каждый момент диалога один из собеседников оказывается в роли ведущего, а другой – в роли ведомого.

Исследователи выделяют три типа мены коммуникативных ролей.

1. мена коммуникативных ролей с перебиванием, например:

“No one can help me,” intoned Marvin.

“Yes, sir, well…”

“Not that anyone tried of course.” The restraining metal hand fell limply by Marvin’s side. His head hung forward very slightly.

“Is that so,” said the insect tartly.

“Hardly worth anyone’s while to help a menial robot is it?”

“I’m sorry, sir, if…”

“I mean where’s the percentage in being kind or helpful to a robot if it doesn’t have any gratitude circuits?”…

“Listen, you miserable heap of maladjusted metal…”

“Aren’t you going to ask me what I want?” (Adams 1980: 36)

2. «гладкая» мена коммуникативных ролей, что является наиболее распространенным типом.

“You like Romania?” the Father asked …

 "Yes, of course," Zeffer replied.

 "Please do not feel you have to sin on my account," Sandru said, with a sideways glance.

 "Sin?"

"Lying is a sin, Mister Zeffer. Perhaps it's just a little one, but it's a sin nevertheless." (Barker 2009: 83)

мена коммуникативных ролей после паузы.

"I know it sounds ridiculous, kid," Aahz, began with sudden sincerity, "and it is, but a lot of things are ridiculous, particularly in this dimension. That doesn't mean we don't have to deal with them."

That gave me pause to think. To a lot of people, having a demon and a dragon for traveling companions would seem ridiculous. As a matter of fact, if I took time to think it through, it seemed pretty ridiculous to me!

"Okay, Aahz," I said finally, "I can accept the existence of ridiculousness as reality. Now try explaining the court magician thing to me again."(Asprin 1986: 56)

Итак, на примерах мы рассмотрели типы мены коммуникативных ролей. Так какие же стратегии и тактики использует адресат?

Исследователи так же не приходят к единому мнению и в этом вопросе, однако некоторые из тактик совпадают у большинства из них. Например, тактика поддержки-утверждения или тактика согласия. Она может реализовываться с помощью таких ходов, как подтверждение, одобрение, приведение положительного примера, прямой положительной оценки как с аргументацией, так и без нее.

‘Same to yourself, Jim,’ said Norman. ‘The daily, would it be?’

‘The very same, five Woodys and a Sporting Life. I think that today I am a little more than usually liable to pull off “The Big One”.’

‘Of course.’(Rankin 1992: 30)

Адресат полностью соглашается с утверждением, что придает диалогу положительную эмоциональную окраску, таким образом он поддерживает направление развития диалога, заданное адресантом. Так же как и в следующем примере:

"There are no marks of a canoe landing."

"We're careful. We-covered them up. Not like you." Bond gestured towards the rocks. "You ought to take more trouble. Did you use a sail? Right up to the reef?"

"Of course. Why not? I always do."

"Then they'll know you're here. They've got radar." (Fleming 2002: 59)

Контрастной тактике согласия является тактика несогласия. Адресата не устраивает курс беседы, и он намерен его изменить в удобном себе направлении.

Bond said obstinately, "I'm used to that gun, sir. I like working with it. What happened could have happened to anyone. With any kind of gun."

"I don't agree. Nor did the Court of Inquiry. So that's final.”(Fleming 2002: 107)

Тактика несогласия выражает несовпадение мнений, противоположную позицию и/или отрицательную оценку компетенции оппонентов. Эта тактика может осуществляться посредством коммуникативного хода возражения (с обоснованием или без него), неодобрения, запрещения, отказа, опровержения, возмущения, издевки, обвинения, порицания, негодования, сведения чужого мнения к абсурду и т.п. Возможна просто негативная оценка оппонента, но чаще за ней следует обоснование и доводы в пользу противоположной точки зрения.

Вопросительная тактика встречается нередко. Адресат на реплику адресанта отвечает вопросом, для достижения своей коммуникативной цели. Вопрос может требовать после себя прямой ответ или являться рычагом косвенного воздействия, показывая отношения адресата к утверждению. Например:

“That’s why I’m calling. It’s about our trip. I’ve got to postpone.”

Susan was suddenly wide awake. “What?”

“I’m sorry. I’ve got to leave town. I’ll be back by tomorrow. We can head up first thing in the morning. We’ll still have two days.”

“But I made reservations,” Susan said, hurt. “I got our old room at Stone Manor.”

“I know, but–”

“Tonight was supposed to be special –to celebrate six months. You do remember we’re engaged, don’t you?”

“Susan.” He sighed. “I really can’t go into it now, they’ve got a car waiting. I’ll call you from the plane and explain everything.”

“Plane?” she repeated. “What’s going on? Why would the university…?” (Brown 2008: 3)

В данном примере присутствует целый комплекс тактик, используемых адресатом и адресантом. Во-первых, следует отметить интенсивную мену коммуникативных ролей. Каждый из коммуникантов пытается одержать верх, здесь четко представлена стратегия убеждения в виде совокупности коммуникативных ходов. На реплику Дэвида девушка отвечает вопросом: “What?” Вопрос в данном контексте не требует прямого ответа. В данном случае вопросительная тактика используется, чтобы передать отношение слушающего к утверждению. Сюзан считает позицию Дэвида ошибочной и вопрос передает удивление и неодобрение. Далее следует «гладкая» мена ролей с тактикой утверждения: “But I made reservations…I got our old room at Stone Manor.” Данная аргументация – инструмент воздействия, используемый для убеждения собеседника. Однако он настроен принципиально, поэтому тактика не срабатывает. Далее напряжение в беседе нарастает и следующая мена ролей уже происходит с перебиванием:

“I know, but–”

“Tonight was supposed to be special –to celebrate six months. You do remember we’re engaged, don’t you?”

Опять используется вопросительная тактика. И завершается диалог серией вопросов: “Plane?...What’s going on? Why would the university…?” Эти коммуникативные ходы адресата придают напряженность разговору и указывают на намерения адресата перехватить инициативу.

Так же, очень яркую эмоциональную окраску имеет тактика повтора. Повтор, как коммуникативная тактика имеет разные функции, я бы хотела рассмотреть две наиболее распространенные из них.

Согласие, подтверждение.

Тактика выражения согласия с помощью повтора может быть согласием не только с предшествующей репликой собеседника, но возможно также выражение согласия как общая тональность и линия поведения в диалоге.

"Everything okay?"

"Everyting." Quarrel repeated, his voice careful. (Fleming 2002: 204)

Повтор лексического состава предшествующей реплики носит яркую окраску, что вызывает сильное эмоциональное воздействие на собеседника.

‘Guard?' said Harry. 'We have to go to King's Cross with a guard?'

'You have to go to King's Cross with a guard.' (Rowling 2004: 205)

Показатель коммуникативных затруднений в общении.

Данная функция повтора является средством организации отдельных этапов коммуникации, служит сигналом коммуникативных затруднений собеседников и появляется в диалоге в тот момент, когда гармоничность его развития находится под угрозой вследствие затруднения при передаче или получении информации или несогласованности стратегий коммуникантов.

". . . They didn't like you," Aahz finished. "So what?"

"What do you mean 'So what'?" I said. "Don't you want to be liked?"

Или:

"So what's your point?"

"What's my point." I echoed a little shrilly. (Asprin 2003: 10)

Такая тактика выяснения истинности сообщения побуждает собеседника подтвердить либо опровергнуть правильность полученной информации.

Итак, рассмотрев основные тактики и стратегии адресата, можно прийти к выводу, что слушатель играет важную роль в становлении коммуникативного успеха и изучение его коммуникативного поведение не должно оставаться на заднем плане.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Таким образом, в результате проделанной работы, можно сделать вывод, что в 60-70-е годы XX века в лингвистике, смежных с ней областях знания (социолингвистика, психолингвистика, когнитивная психология) и других гуманитарных науках (философия, история) выделяется автономный объект изучения – дискурс.

Дискурс – это языковое явление, обладающее речевыми свойствами конкретности, процессуальности, целенаправленности, актуальности, контекстной ситуативной обусловленности, интеракциональностью (диалогичностью) и вбирающее в себя экстралингвистические – паралингвистические, психологические, социокультурные, прагматические и другие факторы.

Особым видом личностно-ориентированного дискурса является бытовой диалог, который представляет собой совокупность нескольких фразовых единиц в их ситуативной, темпоральной и социологической зависимости. дискурс бытовой диалог коммуникативный

Дискурсивной сущностью языка является их диалогичность. Диалогичность характеризует коммуникативно-прагматичную природу текста и реализуется разными средствами, способами и формами, что зависит от лингвистичных и экстралингвистичных принципов коммуникации, необходимым минимальным и обязательным компонентом которой является эксплицитный адресант. Учет автором речи фактора адресата, его смысловой позиции является обязательным условием диалогичности. В речи автора, имеющей внешнее выражение, данная коммуникативная ориентация обозначается при помощи определенных языковых средств и приемов, называемых тактиками и стратегиями. Стратегия определяется как совокупность ходов и тактик для достижения поставленной коммуникативной цели.

Итак, к коммуникативным тактикам и стратегиям адресанта можно отнести отнесли:

– стратегия убеждения;

– тактика утверждения;

– тактика предложения и совета;

– тактика просьбы и требования;

– тактика угрозы и предупреждения.

Адресат в своих целях использует:

– тактику повтора;

– тактика вопроса;

- тактика согласия;

- тактика несогласия;

– использование различных по объему цитат.

Однако исследование данного вопроса продолжается, а это значит, что исследователи выделяют все больше новых классификации и дефиниций. Это говорит о том, что данная область исследования имеет несколько ветвей развития, а какой из них окажется более продуктивным, пока трудно сказать.


СПИСОК ИСТОЧНИКОВ ТЕКСТОВЫХ ПРИМЕРОВ


Adams D. The Restaurant at the End of the Universe. – М.: «Новое поколение», 1980.-208 с.

Asprin R. Sweet Myth-tery of Life. – СПб.: «SPb Press», 2003.- 223 с.

Asprin R. The myth conceptions. - СПб.: «SPb Press», 2000. – 217 с.

Barker C. Coldheart Canyon. - М.: «Moscow Paper Backs», 2009. – 704 с.

Brown D. Digital Fortress. - New York: «St. Martin’s Press», 2008. – 384 p.

Brown D. Angels & Demons. – New York: «Pocket Books», 2001 – 157 p.

Fleming I. Dr. No. – СПб.: «Pinguin», 2002. - 240

Rankin R. East Of Ealing. М.: «MoscowPublishers», 1992.-288 с.

Rowling J. K. Harry Potter and the Chamber of Secrets. London: «A. Levine Books», 1999.-352 p.

Rowling J. K. Harry Potter and the Order of Phoenix. London: «Scholastic Paperbacks», 2004.-870 p.

Tolkien J.R.R. Farmer Giles of Ham. М.: «Прогресс», 2000.-144 с.


БИБЛИОГРАФИЯ


Арутюнова, Н.Д. Дискурс [Текст]; Лингвистический энциклопедический словарь / Н.Д. Арутюнова. - М.: Сов. энцикл., 1990.- 247 с.

Горелов, И.Н., Седов, К.Ф. Основы психолингвистики [Текст] / И.Н. Горелов, К.Ф. Горелов. - М.: Лабиринт, 1997.- 224 с.

Григорьева, В.С. Дискурс как элемент коммуникативного процесса: прагмалингвистический и когнитивный аспекты [Текст] / В.С. Григорьева. - Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2007.- 180 с.

Дейк, Т.А. ван. Язык. Познание. Коммуникация [Текст]/ Т.А. ван Дейк / Пер. с англ. Благовещенск: Благовещ. гуманит. колледж, 2000.- 310 с.

Демьянков, В.З. Англо-русские термины по прикладной лингвистике и автоматической переработке текста [Текст] / В.З. Демьянков // Всесоюзный центр переводов. Тетради новых терминов, 39. – М.: ИНИОН РАН, 1982. – С. 3-11.

Еемерен, Ф.Х., Гроотендорст, Р. Аргументация, коммуникация и ошибки [Текст] / Ф.Х. Еемерен, Р. Гроотендорст. - СПб.: Васильевский остров, 1992.- 208 с.

Залевская, А.А. Введение в психолингвистику [Текст] / А.А. Залевская. - М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 1999.- 382 с.

Иссерс, О.С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи [Текст] / О.С. Иссерс.- Омск: Омск. гос. ун-т, 1999.- 285 с.

Карасик, В.И. Язык социального статуса [Текст] / В.И. Карасик. - М.: Ин-т языкозн. РАН, 1992.- 330 с.

Карасик, В.И. О категориях дискурса [Текст] / В.И. Карасик // Языковая личность: социолингвистические и эмотивные аспекты: Сб. науч. тр. Волгоград: Перемена, 1998.- С.185–197.

Карасик, В.И. О типах дискурса [Текст] / В.И. Карасик // Языковая личность: институциональный и персональный дискурс. Сб. науч. тр. / Под ред. В.И. Карасика, Г.Г. Слышкина. – Волгоград: Перемена, 2000. – С. 5–20.

Карасик, В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс [Текст] / В.И. Карасик. – Волгоград: перемена, 2002.- 385 с.

Кашкин, В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. Пособие [Текст] / В.Б. Кашкин. - Воронеж: Воронеж. гос. техн. ун-т, 2000.- 105 с.

Кубрякова, Е.С. О понятиях дискурса и дискурсивного анализа в современной лингвистике (Обзор) [Текст] / Е.С. Кубрякова // Дискурс, речь, речевая деятельность: функциональные и структурные аспекты: Сб. обзоров. - М.: ИНИОН РАН, 2000.- С.7–25.

Кубрякова, Е.С. Язык и знание: На пути получения знаний о языке: Части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира [Текст] / Е.С. Кубрякова. – М.: Яз. славян. культуры, 2004. – 280 с.

Макаров, М.Л Основы теории дискурса [Текст] / М.Л. Макаров.— М.: ИТДГК «Гнозис», 2003.- 403 с.

Матвеева, Т.В. Управление собеседником в диалогическом речевом общении [Текст] / Т.В. Матвеева // Проблемы речевой коммуникации: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 4. – Саратов, 2004.- С. 152 – 165

Плотникова, А.В. Дискурсивный диалогический повтор как средство реализации коммуникативных тактик слушающего [Текст] / А.В. Плотникова // Язык. Текст. Дискурс. Межвузовский научный альманах. – Вып. 3. – Ставрополь, 2005. С. 13-40.

Почепцов, Г.Г. Теория коммуникации [Текст] / Г.Г. Почепцов. – К., 1999. – 210 с.

Сергеев, В.И. Когнитивные методы в социальных исследованиях [Текст] / В.И. Сергеев // Язык и моделирование социального взаимодействия. – М., 1987. - С. 3 – 20.

Стернин, И.А. Коммуникативное поведение в структуре национальной культуры [Текст] / И.А. Стернин // Этнокультурная специфика языкового сознания: Сб. ст. / Ин-т языкознания. - М., 1996.- С.97–112.

Стернин, И.А. Введение в речевое воздействие [Текст] / И.А. Стернин. - Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 2001.- 252 с.

Степанов, Ю.С. Альтернативный мир, Дискурс, Факт и принцип Причинности [Текст] / Ю.С. Степанов // Язык и наука конца 20 века. – М.: Институт языкознания РАН: Издательский центр Российского государственного гуманитарного университета, 1995. – С. 35–73.

Тупикова, C.Е., Казакова, И.Е. Основные характеристики коммуникативной установки в общении [Текст] / С.Е. Тупикова, И.Е. Казакова / Дайджест 2009: Дипломные работы студентов факультета иностранных языков Пед. института СГУ им. Чернышевского / Под ред. Назаровой Р.З., Спиридоновой Т.А., Тупиковой С.Е. – Саратов: ИЦ «Наука», 2009. – Вып. 2. – С. 134-144.

Тупикова, С.Е., Ермакова, Ю.В. Универсальные стратегии коммуникативного акта (на примере английского и русского языков) [Текст] / С.Е. Тупикова, Ю.В. Ермакова / Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации: материалы докладов международной он-лайн конференции / под ред. Назаровой Р.З., Хижняк С.П., Радионовой О.С., Спиридоновой Т.А., Зоткиной Л.В. – Саратов: ИЦ «Наука», 2009.– С. 157-164.

Чернявская, В.Е. Дискурс как объект лингвистических исследований [Текст] / В.Е. Чернявская // Текст и дискурс. Проблемы экономического дискурса: Сб. науч. тр. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. гос. ун-та экономики и финансов, 2001.- С.11–22.

Яворская, Г.М. Прескриптивна лінгвістика як дискурс: мова, культура, влада [Текст] / Г.М. Яворская. – К., 2000.-117 с.

Якушкина, Л.Б., Горелова, Ю.Н. Мотивация поведения персонажей в современной английской литературе [Текст] / Л.Б. Якушкина, Ю.Н. Горелова / Дайджест 2009: Дипломные работы студентов факультета иностранных языков Пед. института СГУ им. Чернышевского / Под ред. Назаровой Р.З., Спиридоновой Т.А., Тупиковой С.Е. – Саратов: ИЦ «Наука», 2009. – Вып. 2. – С. 416-426.

Ярцева, В.Н. Большой энциклопедический словарь [Текст]: языкознание / В.Н. Ярцева. – М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 1998. – 687 с.

Harris, Z. S. Discourse analysis [Text] / Z.S. Harris // Language. — 1952. — Vol. 28. — P. 1—30; 474—494.

ИНТЕРНЕТ РЕСУРСЫ

Большой Энциклопедический словарь //natahaus

Кибрик А., Паршин П. О понятии Дискурс // krugosvet/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/DISKURS.html

Лингвистически словарь // mirslovarei

Мальцева В.А. Общение как воздействие и диалог // rl-online/articles.

Поттер Дж. Дискурс-анализ как метод исследования естественно-протекающей речи // myword

Bradbury R. The Veldt // mylibrary


Размещено на

Похожие рефераты: