Xreferat.com » Топики по английскому языку » Специфика функционирования новой лексики в русском языке начала XXI века

Специфика функционирования новой лексики в русском языке начала XXI века

«В сети интернет заюзить несколько файлов одновременно можно при помощи Download master» (Комсомолец Каспия, 2006, №61).

Третью группу жаргонной лексики представляют слова, имеющие омонимы в составе литературного языка. Подобно тому, как в воровском жаргоне, например, слово «соловей» в результате переосмысления приобрело значение «свисток надзирателя», многие нейтральные по стилистической принадлежности русские слова, употребляясь и переосмысливаясь носителями компьютерного диалекта, приобретают дополнительные значения.

Во-первых, это русские слова, выбранные из соображений фонетического подобия английским оригиналам. Например:

Ария – (‘от англ, «агеа» ’) – Область на ВВС, в которой собраны файлы или сообщения по определенной тематике. Физически это обычно каталог на диске;

Апплет – (‘небольшая программа, приложение на языке Java, которая может быть встроена в HTML страницы’);

«Аплеты отличаются от полноценных Java приложений тем, что имеют ограничения по доступу к определенным локальным ресурсам компьютера пользователя и запрет коммуникаций с другими компьютерами в сети (кроме того, с которого данный аплет послан). В интернет можно найти готовые аплеты на специальных сайтах-коллекциях различных программ для веб» (АиФ, 2007, №16).

Баг – (‘Ошибка, сбой, дефект (в программе);

«В 8 версии программы Adobe Photoshop был выявлен ряд багов» (Комсомолец Каспия, 2006, №51).

Мылить – (‘писать или передавать сообщение по сети’).

«Отмыль мне, что там у вас происходит?» (Компьютерра, 2007, №18).

Во-вторых, это гораздо более многочисленная группа слов, приобретших новое значение в результате иронически-карнавального переосмысления уже существующей лексемы. Например:

Блин – (‘компакт-диск’);

«Современными «блинами» сильно не наешься, или CD в рот не поместиться, или DVD в зубах застрянет». (АиФ, 2008, №39).

Голдед или Голый дед – (‘от GoldEd – редактор сообщений’);

«Голдед «GoldEd» в последнее время утрачивает популярность у пользователей сети» (Компьютерра, 2008, №17).

Железо – (‘1. Любая «компьютерная» аппаратура. 2. «Внутренности» компьютера’).

«У меня проблемы с железом» (АиФ, 2007, №14).

Мама – (‘материнская плата компьютера’).

«Чтобы поменять маму необходимо прежде всего вскрытии корпус системного блока» (Домашний компьютер, 2005, №6).

Червяк – (‘сетевой вирус’).

«Некоторые антивирусные программы просто не видят сетевых червяков, что плачевно сказывается на простых пользователях» (АиФ, 2007, №62).

Ширинка – (‘плата расширения памяти’).

«Конечно, плата расширения оперативной памяти компьютера и ширинка на джинсах не имеют ничего общего, однако это ничуть не мешает активно использовать в речи данное выражение» (Компьютерра, 2006, №15).

Четвертая группа слов представлена акронимами. Это английские по происхождению и по способу образования сложносокращенные слова, пока еще не вовлеченные в процесс освоения их русским языком. Эти сложносокращенные слова иллюстрируют другую важную особенность компьютерного жаргона. Условия общения побуждают его носителей к возможно большей скорости приема и передачи информации, поэтому ему в большой степени присуща тенденция к упрощению, минимизации и стандартизации языковых средств. В комбинации с «карнавальностью» это вызывает в жизни такие необычные для русского языка слова, как «ЗЫ» – «PS» (post scriptum) (напомним, что на клавиатуре компьютера при переключении латиницы на кириллицу «Р» соответствует «З», а «S» – «Ы»).

Интересным и новым, ранее не характерным для русского языка представляется такой способ образования сложносокращенных слов, при котором слово заменяется тождественно звучащим названием буквы или цифры.

Последний способ осмысляется носителями компьютерного жаргона как универсальный. Существуют примеры его реализации на базе не только английского, но и других алфавитов, например, использование при рекламе в Интернете комбинации букв «q» и «π» в значении русского императива «купи».

Любой жаргон имеет ограниченную сферу распространения. Сфера действия компьютерного жаргона охватывает круг людей, профессионально работающих с компьютерами, и просто пользователей, т.е. она достаточно широка. Поэтому мы можем выделить ряд разнообразных функций, выполняемых жаргоном в зависимости от того, кто им пользуется.

1. Прежде всего, как и любой другой «язык», свойственный той или иной группе людей, компьютерный жаргон является средством самовыражения участников коммуникации, которых сближает общее дело, одна специальность. Использование жаргона позволяет свободно общаться специалистам и пользователям разного уровня. Часто речь специалистов бывает совершенно непонятна далеким от компьютеров людям и даже вызывает их раздражение.

2. Важнейшей функцией компьютерного жаргона является выражение эмоций, оценочного отношения (например, пренебрежительное бутявка – загрузочная дискета, принтанутъ – напечатать на принтере; уменьшительно-ласкательное бантик – «красивость» в программе). Использование эмоционально окрашенных жаргонных слов позволяет оживить скучную профессиональную беседу. Например: «Бутявка – загрузочная диске, предназначенная для восстановления компьютера после сбоя» (Компьютерра, 2008, №24).

3. Очень важна функция экономии языка, т. к. в компьютерном жаргоне существует множество слов, являющихся эквивалентами громоздких терминов, например: прополоть, или прополлитъ (от англ. Poll – опрос) – провести опрос пользователей сети; чат (от англ. chat – беседа) – специальная программа в Интернете, позволяющая вести диалог в режиме реального времени. Примером может служить следующее: «Как работящие дачники пропалывают свои грядки, так и трудолюбивые менеджеры прополливают просторы интернета» (АиФ, 2006, №19).

Таким образом можно с уверенность сказать, что чаще всего неологизмы техносферы встречаются в специальной, жаргонной и профессиональной лексике.

Большая часть техницизмов используется в специальной и жаргонной лексике. В сети интернет преобладает в большей части только жаргонная лексика. Это прежде всего связано с тем, что большинство пользователей интернет молодые люди в возрасте от 15 до 30 лет.


Выводы


Исследование источников формирования лексики техносферы в теоретическом аспекте позволяет прийти к следующим выводам:

1. Самой значительной группой в специальной лексике являются научные и технические термины, образующие разнообразные терминологические системы. К терминологической лексике относятся слова или словосочетания, используемые для логически точного определения специальных понятий, установления содержания понятий, их отличительных признаков.

Возникновение и функционирование подобной лексики обусловлено развитием науки, техники, искусства; оно имеет ярко выраженный социальный характер и находится под контролем общества.

2. Общеупотребительная лексика – основа общенационального литературного словаря, необходимейший лексический материал для выражения мысли на русском языке, тот фонд, на базе которого в первую очередь происходит дальнейшее совершенствование и обогащение лексики. Подавляющее большинство входящих в неё слов устойчиво в своём употреблении во всех стилях речи.

3. Одной из базовых составляющих лексики русского языка, которая по подсчетам составляет почти 1/4 среди общего потока лексики техносферы, является жаргонная лексика. Важнейшей функцией компьютерного жаргона является выражение эмоций, оценочного отношения говорящего. Использование эмоционально окрашенных жаргонных слов позволяет оживить скучную профессиональную беседу.

В результате анализа авторской картотеки было установлено, что преобладает среди названных источников:

1) специальная лексика 41%;

2) общеупотребительная 32%;

3) жаргонная лексика 27%;

2. Механизмы формирования лексики техносферы


2.1 Семантические преобразования как механизм формирования лексики техносферы


Основную лексическую базу номинативной сферы технических и информационных технологий составляют англоамериканизмы, так как зарубежные страны являются родиной различных терминов и понятий.

Новые СМИ с программами, устройствами и технологиями так быстро глобализовались, т.е. вошли в жизнь и быт народов мира, что лингвистический процесс номинации в других языках не успевает за таким темпом развития. Переняв новшества в технике, носители других языков не смогли быстро создать для них свои эквивалентные обозначения. Таким образом, потребность в словесном обозначении новых предметов и явлений данной технической сферы и отсутствие адекватных наименований в русском языке явились одной из причин заимствования англоамериканизмов.

Второй не менее важной причиной заимствования последних в русском языке является языковая экономия. Англоамериканизмы являются более краткими и точными обозначениями, а поэтому легко усваиваются, запоминаются, обеспечивают коммуникативную однозначность, что и делает их привлекательными и незаменимыми в других языках. Они приобрели практически статус интернационализмов во всех европейских языках, сохранив при этом свое лексическое значение и претерпев лишь незначительные орфографические и фонетические изменения.

В русском языке эта интеграция происходит с большими орфографическими и фонетическими преобразованиями (сравним: англ.chip, pager, e-mail, handfree; русск. чип, пейджер, электронная почта, беспроводное средство связи.), например:

«Пейджеры вышли из моды» (АиФ, 2008, №29); «В Китае выпустили самый маленький в мире электронный чип, его диаметр составляет всего 1/10000 долю миллиметра (!)» (Комсомолец Каспия, 2008, №22).

Некоторые англоязычные заимствования из сферы информационных технологий пока еще не смогли полностью адаптироваться в системе русского языка и вошли в нее в своей исконной форме, сохранив даже латинскую графику. Это названия некоторых программ, операционных систем, компьютерных устройств: Windows, www, UNIX, DVD, CD и др. Примерами могут служить следующие выдержки из газет: «CD диски уходят в небытие, олимп взял DVD» (Волга, 2007, №46); «Для Windows XP вышло новое обновление SP3» (АиФ, 2008, №21).

Заимствованные англоамериканизмы активно включаются в словообразовательный процесс заимствующих языков, служат базой для создания новых наименований по существующим в языке словообразовательным моделям с использованием его словообразовательных способов и средств.

Одной из нерешенных проблем неологии является проблема термина «неологизм». От традиционных канонических слов неологизмы отличаются особыми связями со временем, которые фиксируются коллективным сознанием. Новыми словами лексикологи и лексикографы считают единицы, которые появляются в языке позднее какого-то временного предела, полагаемого за исходный. Одни исследователи считают таким пределом конец второй мировой войны. Другие связывают появление новых слов с освоением космоса и определяют границу 1957 г. – годом запуска первого спутника. Таким образом, критерий неологизма, с одной стороны, произволен, с другой – объективен.

Любое новое слово имеет качество неологизма, т.е. временную коннотацию новизны, пока коллективное языковое сознание реагирует на него как на новое (Заботкина В.И., 1989, с. 75).

Единицей эволюции языка, как известно, является изменение номинации, т.е. соотношения между означаемым и означающим. По мнению В.Г. Гака, возможны четыре элементарных изменения в процессе наименования: использование данного знака для обозначения нового объекта, введение нового знака для обозначения объекта, уже имеющего название в языке, введение нового знака с новым обозначаемым и, наконец, неупотребление знака в связи с дезактуализацией обозначаемого. Иначе говоря, неологизм есть новое слово (устойчивое сочетание слов), новое либо по форме, либо по содержанию (и по форме, и по содержанию). Исходя из этого, в всоставе неологизмов можно выделить:

1) собственно неологизмы (новизна формы сочетается с новизной содержания): аудиотайпинг (‘аудиопечатание’), биокомпьютер (‘компьютер, имитирующий нервную систему живых организмов’), логический процессор (‘компьютер, логически выстраивающий и развивающий идеи’). Например: «В Японии ведущие институты ведут разработку логических процессоров нового поколения» (Комсомолец Каспия, 2007, №62);

2) трансноминации, сочетающие новизну формы слова со значением, уже передававшемся ранее другой формой. Например: «Блогеры занимают лидирующие позиции в сфере освоения IT технологий» (Новая газета, 2007, №42);

3) семантические инновации, или переосмысления (новое значение обозначается формой, уже имевшейся в языке): вэбмани (‘электронные деньги’). Например: «Вэбмани получили в России просто гигинтское распространение» (АиФ, 2004, №64).

В языке последних десятилетий преобладают единицы первой группы, что связано с возросшей потребностью общества дать названия новым реалиям, возникшим в связи с научно-техническим прогрессом. Например, бурное развитие компьютерной техники вызвало к жизни, помимо указанных выше примеров, такие единицы, как фриланс (‘работа на дому, с использованием интернетсвязи через компьютер с руководящим учреждением и клиентами’), фрилансер (‘человек работающий на дому через сеть интернет’).

Трансноминации, появляющиеся в языке с целью дать новое, более эмоциональное имя предмету, уже имеющему нейтральное наименование, отражают тенденцию к употреблению более экспрессивных форм. Данная тенденция наряду с другими отражает процессы, связанные с необходимостью улучшения языкового механизма.

Под семантическими инновациями понимаются новые значения уже существующих слов. При этом возможны следующие варианты:

1) старые слова полностью меняют свое значение, утрачивая ранее существовавшее;

2) в семантической структуре слова появляется еще один лексико-семантический вариант (ЛСВ) при сохранении всех традиционных.

Среди семантических инноваций последних десятилетий преобладают единицы второго типа.

Слово box развило несколько новых значений. В английском варианте оно обозначает (‘телевизор’). В американском варианте новый ЛСВ имеет значение ‘портативный магнитофон’. Большое распространение в сети интернет получило слово you tube (дословно переводится ‘твой телевизор’), благодаря тому, что есть сайт с одноименным названием, пользующийся огромной популярностью у молодежи.

В целом среди семантических инноваций наблюдается тенденция к образованию более абстрактных ЛСВ слова, преобладает расширение значения. Специализация значений менее характерна для последних десятилетий. Семантические неологизмы в большей степени, чем другие виды новообразований, употребляются в сленге.

Изложенная выше классификация не учитывает способ создания новых слов. Между тем, исследование новой лексики в функциональном аспекте предполагает анализ способов появления неологизмов, ибо подобный анализ готовит почву для перехода к прагматическому аспекту новых слов.

С учетом способа создания неологизмов В.И. Заботкина подразделяет их на:

1) фонологические;

2) заимствования;

3) семантические;

4) синтаксические, создаваемые путем комбинации существующих в языке знаков (словообразование, словосочетание).

Представляется целесообразным расчленить четвертый тип неологизмов на морфологические (словообразование) и фразеологические (словосочетания).

Рассмотрим подробнее каждый из типов неологизмов.

Фонологические неологизмы создаются из отдельных звуков. Они представляют собой уникальные конфигурации звуков. Такие слова иногда называются «искусственными» или «изобретенными». К группе фонологических неологизмов условно относятся новые слова, образованные от междометий, например, кверти-клавиатура (‘неофициальное название клавиатуры компьютера по первым буквам верхнего ряда стандартной клавиатуры компьютера q w e r t y’). Например: «Новая кверти-клавиатура от Sony VIO обладает улучшенной эргономикой» (АиФ, 2009, №5).

Данные неологизмы обладают самой высокой степенью коннотации новизны и могут быть отнесены к «сильным неологизмам». Высокая степень их новизны объясняется необычностью и свежестью их формы.

К сильным неологизмам можно отнести и заимствования, которые отличаются фонетической дистрибуцией.

Наибольшей степенью новизны отличаются варваризмы, неассимилированные единицы, которые преобладают среди новой заимствованной лексики. Различие между варваризмами и ксенизмами заключается в том, что первые имеют синонимы в языке-реципиенте, вторые обозначают явления, объекты, существующие только в стране-источнике и отсутствующие в принимающей стране. Следовательно, ксенизмы обладают большей степенью новизны, хотя они, по результатам нашего исследования, составляют лишь 14% от всех заимствований.

Одной из отличительных особенностей новой заимствованной лексики является заметное уменьшение пропорции калек. Среди всех заимствований наиболее употребительными в разговорной речи являются единицы из английского, немецкого и французского языков, именно они в большей степени, чем другие, маркированы в словарях новых слов пометой «сленг».

В меньшей степени неологичны морфологические неологизмы, создаваемые по образцам, существующим в языковой системе, и из морфем, наличествующих в данной системе. Речь идет о словообразовании, о таких регулярных словообразовательных процессах, как аффиксация, конверсия, словосложение, и о менее регулярных, таких, как сокращение, лексикализация и пр.

Впервые попытка создать таксономию словообразовательных средств была предпринята еще Платоном в его «Кратиле». И хотя в XX веке появилось несколько новых видов словообразования, таких, как акронимия и телескопия, мы можем говорить о существовании традиционной таксономии словообразования. Однако, несмотря на традиционность словообразования, долгое время оно не являлось предметом научных исследований и лишь в XX веке обрело свой лингвистический статус. Система словообразования – это результат действия тенденции к типизации.

Главное, что отличает морфологические неологизмы от фонологических и от заимствований, – это наличие аналогии и типизации в основе их образования. Рассмотрев основные особенности динамического развития новой лексики в русском языке, перейдем к рассмотрению жаргонной, специальной и профессиональной лексики, как основным источникам формирования новой лексики техносферы.


2.2 Заимствование как механизм формирования лексики техносферы


Лексика современного русского языка неоднородна с точки зрения её происхождения. Русскому народу на протяжении истории приходилось вступать в политические, экономические, торговые, научно-культурные и прочие связи с другими народами. В результате подобных разносторонних контактов русская лексика пополнялась иноязычными заимствованиями.

Под заимствованным словом в языкознании понимается всякое слово, пришедшее в русский язык извне, даже если оно по составляющим его морфемам ничем не отличается от исконно русских слов.

Подчеркнем, что процесс заимствования слов – явление нормальное, а в определенные исторические периоды даже неизбежное. В принципе освоение иноязычной лексики обогащает словарный запас принимающего языка.

Иноязычные слова в лексике современного русского литературного языка хотя и представляют довольно многочисленный пласт лексики, но тем не менее не превышают 10% всего его словарного состава. В общей лексической системе языка лишь небольшая их часть выступает в качестве межстилевой общеупотребительной лексики; подавляющее большинство из них имеет стилистически закрепленное употребление в книжной речи и характеризуется в связи с этим узкой сферой применения (выступая как термины, профессионализмы, варваризмы, специфические книжные слова и т.д.).

Несомненно обогащаясь за счет заимствований, русская лексика в своей основе остается индоевропейско-славянско-русской. Это является (наряду с оригинальным, своим развитием грамматики и звукового строя) одной из важных причин сохранения русским языком своеобразия, неповторимого национального характера.

В современной лингвистике исследования в области иноязычной лексики остаются актуальными.

Нуждается в более подробном изучении статус заимствованных элементов, процессы и результаты словообразования на базе иноязычных формантов.

Говоря о заимствованных словах, следует отметить о так называемых кальках. Калька (франц. calque) – слово или выражение, созданное из исконных языковых элементов, но по образцу иноязычных слов и выражений.

Есть лингвистический термин калькировать, т.е. переводить по частям. Слово полуостров калькировано с немецкого Halbinsel, слово дневник с французского journal, слово небоскреб – с английского skyscraper. Подобные материально исконные слова, которые возникли в результате перевода иноязычных слов по составляющим эти слова морфемам, в результате усвоения словообразовательной структуры чужих слов, называются словообразовательными. Они, как правило, являются продуктами книжного творчества, так как появились при переводах как новообразования переводчиков. Лишь потом некоторые из них стали достоянием устной литературной речи.

Кроме полных калек в лексике русского языка наблюдаются полукальки – слова, состоящие частью из русского материала, а частью из материала иноязычного слова, которое по словообразовательной структуре так же точно соответствует аналогичным словам языка-источника, из которого идет заимствование.

Заимствование из языка в язык может идти двумя путями: устным и письменным, через посредство книг. При письменном заимствовании слово изменяется сравнительно мало. При устном же облик слова часто изменяется сильнее: нем. Kringel – крендель, итал. (через немецкий) tartufolo – картофель.

Заимствования могут быть непосредственными, из языка в язык, и опосредованными, через языки-посредники (маляр, ярмарка – из немецкого через польский; сирень – из латинского через немецкий.
Основные причины заимствования, как считают исследователи этой проблемы, следующие: исторические контакты народов; необходимость номинации новых предметов и понятий; новаторство нации в какой-либо отдельной сфере деятельности; языковой снобизм, мода; экономия языковых средств; авторитетность языка-источника (это иногда приводит к заимствованию многими языками из одного и появлению интернационализмов); исторически обусловленное увеличение определенных социальных слоев, принимающих новое слово. Все это экстралингвистические причины.

К внутрилингвистическим причинам можно отнести:

1) отсутствие в родном языке эквивалентного слова для нового предмета или понятия: MP 3 плейр, мобильник, флэшка и др.). Эта причина является основной при заимствовании. Например: «Потрясающим объемным звуком обладает MP 3 плейер Exteo» (АиФ, 2006, №16); «На полках магазинов совсем не давно появились 32 гиговые флешки, до этого продвинутым покупателям приходилось довольствоваться лишь 16 гиговыми» (АиФ, 2008, №41).

2) тенденция к использованию одного заимствованного слова вместо описательного оборота, например: проигрыватель CD дисков – сидюк; зона охвата территории мобильным оператором – роуминг; и т.д.

Но, как часто бывает в языке, тенденции к замене русских описательных оборотов иноязычными словами противостоит другая, как бы сдерживающая действия первой. Так, с изобретением звукового кино в русском языке появилось заимствованное из немецкого языка слово тонфильм. Однако оно не смогло укрепиться в нашем словаре: этому препятствовало то обстоятельство, что в русском языке уже успела сформироваться группа описательных двусловных наименований: немой фильм – звуковой фильм, немое кино – звуковое кино;

3) потребность в детализации соответствующего значения, обозначение с помощью иноязычного слова некоторого специального вида предметов или понятий, которые до тех пор назывались одним русским (или заимствованным) словом.

Потребность в специализации предметов и понятий ведет к заимствованию многих научных и технических терминов: например, релевантный наряду с русским существенный, локальный наряду с русским местный, трансформатор наряду с русским преобразователь, компрессия наряду с русским сжатие, пилотировать наряду с русским управлять и др. 4) тенденция пополнять экспрессивные средства, ведущая к появлению иноязычных стилистических синонимов: обслуживание (администрирование) интернет сайта – адмсервис. Например: «На rambler адмсервис явно оставляет желать лучшего» (Компьютерра, 2007, №16);

5) Если в языке укрепляются заимствованные слова, которые образуют ряд, объединяемый общностью значения и морфологической структуры, то заимствование нового иноязычного слова, сходного со словами этого ряда, значительно облегчается.

Процесс освоения иноязычной лексики – это очень сложное взаимодействие фонетических, грамматических, семантических систем двух и более, иногда очень различных, языков. В связи с тем что фонетические, грамматические и другие явления в системах разных языков не совпадают, при переходе в русский язык иноязычные слова подвергаются обработке, приспосабливаясь к его нормам и законам: заимствованные слова подвергаются графическому, фонетическому, морфологическому и семантическому освоению.

Звуки, чуждые русскому языку, при заимствовании заменяются другими, имеющимися в фонетической системе русского языка, или исчезают. Так, в русском языке нет придыхательного звука [h], который есть во многих других языках. При заимствовании слова с таким звуком он заменяется и передается то как [г], то как [х].

Семантическое освоение

При заимствовании часто происходят изменения в семантике слов. Значение заимствованных слов может сужаться, т.е. заимствующим языком принимаются не все значения, имеющиеся в языке-источнике, или расширяться (в смысловом отношении). Процесс сужения значений наблюдаем, например, в словах: лат. globus – «шар», русск. глобус – «модель земного шара»; тюркск. balyk – «рыба», русск. балык – «хребтовая часть красной рыбы»; англ. boots – «ботинки, сапоги», русск. бутсы – «вид спортивной обуви»; англ. meeting – «встреча, собрание, митинг», русск. митинг – «массовое собрание для обсуждения политических и других вопросов текущей жизни».

Расширяются значения таких, например, заимствованных слов, как итал. caminata – «помещение с камином», русск. комната – «любое помещение для жилья»; лат. canicula – «в Др. Риме: период с 22 июня по 23 августа, когда солнце находится в пределах созвездия Пса» (canicula – буквально: собачка); русск. каникулы – «перерыв в занятиях». Семантика слова может меняться и в более значительной степени: греч. diploma – «лист, сложенный вдвое», русск. диплом – «документ», итал. pedante – «педагог, учитель», русск. педант – «тот, кто излишне строг в выполнении мелочных требований, буквоед».

Особым видом переосмысления иноязычных слов является так называемая народная, или ложная этимология – стремление искать в словах внутреннюю форму в качестве рационального объяснения значения слов без учета реальных фактов их происхождения. Желание осмыслить незнакомое слово, наполнить его определенным содержанием, связать с близкими, понятными русскими словами приводит к изменению звучания заимствованной лексемы: вместо бульвар звучит гульвар (место для гуляния), вместо полилкиника (греч. polis – «город», «городская клиника») – полуклиника, вместо мародер – миродер, вместо пиджак – спинджак, вместо спекулянты – скупулянты, вместо стресс (состояние напряжения организма человека или животного, возникающее как защитная реакция в ответ на воздействие различных неблагоприятных факторов – холода, голодания, физических и психических травм и т.д., от англ. stress – «напряжение») – стрясс (ср.: трясти) и т.д.

Графическое освоение

Графическое освоение заимствованного слова – это передача его на письме средствами русского алфавита, русскими буквами: нем. Jager – русск. егерь, польск. frant – русск. франт и т.п. Большинство иноязычных слов, становясь достоянием русского языка, сразу приобретает русский графический облик. Это особенно характерно для заимствования, происходящего в настоящее время. В некоторых случаях, однако, графическое освоение чужого слова происходило не сразу: в течение некоторого времени слово передавалось не русскими буквами, сохраняя на письме иноязычный облик.

Морфологическое освоение

Заимствованные слова, входя в состав русского языка, подчиняются его грамматическим нормам. Несвойственные русскому языку иноязычные суффиксы отбрасываются или заменяются русскими (греч. paradoxos – парадокс, paidagogos – педагог, лат. oraculum – оракул.

Иноязычные суффиксы и окончания, чуждые русскому языку, в отдельных случаях перестают осознаваться как суффиксы и окончания и выступают частью основы: лат. gradus, notarius, aquarium, colloquium – русск. градус, нотариус, аквариум, коллоквиум.

Некоторые французские и немецкие слова приобретают русские флексии, являющиеся показателями грамматического рода: существительные женского рода: нем. die Bucht – бухта, die Rakete – ракета.

При заимствовании в соответствии с имеющимся в слове окончанием меняется категория рода. Так, латинские слова на – ит, являющиеся в языке-источнике словами среднего рода, в русском языке перешли в категорию существительных мужского рода на твердый согласный без флексии: consilium, plenum, forum – консилиум, пленум, форум. Греческие слова на – а (среднего рода) стали словами женского рода: politika, thema, shema, axioma, problema – политика, тема, схема, аксиома, проблема.

Изредка при заимствовании происходит изменение грамматических форм числа. Формы единственного числа имен существительных локон, клапан, и др. в языке-источнике являются формами множественного числа (из нем. Locken, klappen).

Следует отметить, что процесс освоения охватывает не все слова. Некоторые заимствования надолго сохраняют присущие им фонетические и морфологические особенности. Так, в ряде слов сохраняется твердое произношение согласных перед е: ателье, полонез, коктейль, майонез, термос, отсутствует аканье: радио, какао, оазис, Вольтер, полонез, некоторые заимствованное русским языком существительные и прилагательные не изменяются: жюри, кино, пальто, кофе, мини, плиссе, хаки и др.

Интересна грамматическая адаптация слова Интернет. Стремительно расширив ареал своего функционирования, став достоянием активного словаря самых широких масс, слово Internet обрело среди русскоязычных носителей языка множестве новых, часто прямо противоположных грамматических характеристик. Одни продолжали писать его латинскими буквами, не склоняя: в Internet, без Internet, с Internet и т.д. Другие начали приписывать латинскому написанию слова русские окончания: в Internet'e, без Internet'a, с Internet'ом. Третьи приняли русское написание слова, но решительно отвергли возможность его склонения: с Интернет, без Интернет или даже в ИНТЕРНЕТ (наверное, в знак почтения к глобальности явления). Эта точка зрения распространилась особенно широко, так как позволяла избежать щекотливого вопроса о родовой принадлежности слова – все же речь идет о сети (существительном женского рода), несмотря на то, что желающих иметь дело с Internet’ой, нами так и не было зафиксировано.

Четвертые решили, что раз пишется по-русски, то и склоняться должно обязательно: в Интернете, без Интернета, с Интернетом и т.д. Причем эта неразбериха присутствовала не только на языковом поле в целом, но и на страницах одних и тех же изданий и даже в текстах одних и тех же авторов. К сожалению, она имеет место и в настоящее время, хотя для этого больше нет объективных причин.

По свидетельству руководителя группы словарей новых слов и значений Словарного отдела Института лингвистических исследований Российской Академии наук Е.А. Левашова, Интернет включен в состав словаря как русское слово – существительное мужского рода, которое звучит и изменяется как обычное слово русского языка и по законам этого языка: Интернет, Интернета, Интернету, Интернетом.

Более того, от него уже зафиксировано два прилагательных: интернетный и интернетовский, что, по свидетельству Е.А. Левашова, говорит об уверенном вхождении слова в основной состав языка.

Лексическое освоение

Под лексическим освоением мы имеем в виду освоение слова как единицы лексики. Лексически освоенным слово можно считать тогда, когда оно называет вещь, явление, свойственное нашей русской действительности, когда в значении его не остается ничего, что указывало бы на его иноязычное происхождение. Слово пальто, например, заимствовано из французского языка, но сам предмет, названием которого служит это слово, прочно вошел в наш быт и не осознаётся, конечно, как французская одежда. Спорт – слово английского происхождения, но это явление свойственно русской действительности, русской жизни в такой же мере, как и английской. Значит, слова пальто и спорт лексически освоены.

Большинство заимствованных слов в русском языке лексически освоено. Не напоминают ни о чем иностранном такие слова английского происхождения, как пиджак, аврал, комбайн, кекс, ринг, теннис, волейбол, рельс. Ничего специфически немецкого нет в значениях слов галстук, фартук, планка, стамеска, рубанок, локон, проба. Вполне освоены такие лексемы французского происхождения, как сезон, балет, трюмо, багаж, инвалид, котлета.

Наряду с лексически освоенными заимствованными словами в нашем языке есть некоторое количество экзотизмов. Это такие слова, которые хотя и употребляются в русском языке, но в значении своем имеют нечто не русское, напоминающее об их иноязычном происхождении. Например: сейм, меджлис, пиала, лаваш, хурал, сантим, кюре, аул, кишлак, фрау, джок, зурна, гопак.

Экзотизмы обычно используются авторами, когда речь идет не о русской действительности, а о жизни какого-нибудь другого народа.
Экзотизмы бывают заменимые и незаменимые. К заменимым отнесем такие слова, которые можно перевести на русский без особого ущерба для смысла: мистер – господин, фрау – госпожа, консьерж – привратник и т.д. Употребление таких экзотизмов вызывается только потребностью передачи местного колорита. Другое дело – экзотизмы «незаменимые», т.е. непереводимые. Нельзя слово франк перевести как рубль, лаваш заменить в тексте хлебом или лепешкой, хаши назвать просто супом. Ещё примеры непереводимых экзотизмов – сари, лявониха, чонгури, тамтам, чалма, иена, доллар. Например: «Курс доллара по отношению к японской йене за прошедший месяц вырос на 16%» (Новая газета, 2008, №54).

От экзотических слов надо отличать варваризмы. Варваризмы –

Похожие рефераты: