Xreferat.com » Рефераты по историческим личностям » Петр Аркадьевич Столыпин и его реформы

А сколько
стоит написать твою работу?

цену

Вместе с оценкой стоимости вы получите бесплатно
БОНУС: спец доступ к платной базе работ!

и получить бонус

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту.

Если в течение 5 минут не придет письмо, возможно, допущена ошибка в адресе.

В таком случае, пожалуйста, повторите заявку.

Петр Аркадьевич Столыпин и его реформы

Пётр Аркадьевич Столыпин был человеком странной судьбы. Он не рвался к власти, но неожиданно для всех вдруг оказался у ее вершин.

Подлинного Столыпина мы до сих пор не знаем. Имя его оказалось прочно связано с одной из немногих реализованных реформ, автором которой, строго говоря, он не был, хотя она входила в систему задуманных им преобразований. Реформа, не самой удачной из этой серии, и ее судьба тоже оказалась странной. Сначала ее беспощадно поносили, в ней не разобравшись, а с недавнего времени стали восхвалять, так и не потрудившись разобраться. И еще имя Столыпина прочно связано с репрессиями, которыми были отмечены окончание первой русской революции и начало последующего периода, известного как годы «столыпинской реакции». К сожалению, в проведении политики репрессий он видел свой долг, свой крест, непременное условие для осуществления программы реформирования. Они сильно отягощали его совесть, но он, зажав свою человечность, проводил их жестко и непреклонно, слишком поздно заметив, что пора, пожалуй, остановиться. И с этим вошел в историю. Хотя несправедливо сводить его деятельность только к репрессиям. Потому что не по его вине ему удались репрессии, и не удались реформы. В драме русской истории начала ХХ века ему была отведена видная, и вместе с тем незавидная роль. По ходу драмы он попытался вырваться из этой роли, сделал несколько шагов и оказался не в силах преодолеть путы сцепившихся обстоятельств, узких интересов и непонимания.

Его действительно не понимали ни при жизни, ни после смерти. Не понимали его ни сподвижники, ни враги. И при том не был он слишком сложным, недоступным для понимания человеком и политиком. Дело же было в том, что его действия, всегда определенные и целенаправленные, ударяли по очень многим людям, из разных классов и общественных групп, и вызывали всплеск отрицательных эмоций. В такой обстановке трудно было рассчитывать на объективную оценку.

Наше время вынесло из глубин отечественной истории, многие имена и факты, прежде известные только определенному кругу специалистов. Вспомнили и о Столыпине, и вновь его постигла странная участь. Вокруг его имени взвихрился шквал суетливого почитания и восторженных эмоций. Ссылаясь на него и вкривь и вкось, его спешат записать себе в союзники даже те, с кем он ни в какой союз не пошел бы. Однако такой энтузиазм не прибавляет знания, и Столыпин остается непонятным и в наши дни.

Дворянский род Столыпиных известен с конца XVI в. поколенная роспись ведется с Григория Столыпина. С течением времени род сильно разветвился, владея многочисленными поместьями в разных землях.

Отец Петра, Аркадий Дмитриевич был женат дважды. От первого брака остался сын Дмитрий, о котором мало что известно. В браке с Натальей Михайловой родились сыновья Михаил, Петр и, Александр и дочь Мария. Михаил Аркадьевич прапорщик лейб-гвардии Преображенского полка, был убит на дуэли князем Шаховским седьмого сентября 1882 г. Наталья Михайловна умерла в 1889г. на 10 лет раньше своего мужа. Сыновья Петр и Александр унаследовали имение и родовой герб: «В щите имеющим поле в верхней половине красное, а в нижней голубое, изображен одноглавый серебряный орел, держащий в правой лапе свисшего змея, а в левой серебряную подкову с золотым крестом. Щит увенчан дворянским шлемом и короной с тремя страусовыми перьями. Намет на щите красный и голубой, подложен золотом. Щит держат два единорога». Под щитом девиз: «Deo spes tea» (Надеюсь на бога). Орел в геральдике является символом власти и господства, а также вечнодушие и прозорливости.

Пётр Аркадьевич Столыпин родился 2 апреля 1862 г. в Дрездине, куда его мать ездила к родственникам. Детство и раннюю жизнь провел в основном в Литве. Купили дом в Вильне, когда детям пришла пора учиться. Он окончил Виленскую гимназию. В 1881г. он поступил на физико-математический факультет Петербургского университета.

Петр Аркадьевич Столыпин рано женился, оказавшись чуть ли не единственным женатым студентом в университете. Ольга Борисовна, его жена, раньше была невестой его старшего брата, убитого на дуэли. С убийцей своего брата стрелялся и Петр Аркадьевич Столыпин, получив ранение в правую руку, которая с тех пор плохо действовала.

Тесть Столыпина Б.А. Нейдгардт почетный опекун Московского присутствия совета учреждений императрицы Марии, был отцом многочисленного семейства. Впоследствии план Нейдгардтов сыграл большую роль в карьере Столыпина. Молодые супруги мечтали о сыне, а на свет одна за другой появились девочки. В 1885г. родилась Мария, в 1891- Наталья, в 1892- Елена, в 1895- Ольга, в1897- Александра, 1903- родился долгожданный сын названный Аркадием.

Внешне Столыпин сильно походил на отца. Он был также высок, подтянут и подвижен. Но его привычки жизненный уклад был во многом другим. Он не курил (даром что написал дипломную работу о табаке), почти не употреблял спиртное и редко играл в карты. Рознило его с отцом и отсутствие музыкального слуха, но литературу и живопись Пётр Аркадьевич Столыпин любил, отличаясь, правда, несколько старомодными, чисто дворянскими вкусами.

В литературе тех лет часто противопоставлялись мятежное поколение, сформировавшееся в 60е годы, и законопослушное поколение 80х годов. Столыпин был типичным «восьмидесятником» Он никогда не имел недоразумений с полицией. 1884 г. ещё до окончания университета его зачислили на службу в МВД. Вслед за этим, правда, получил полугодовой отпуск, в течение которого он, по-видимому, завершал дипломную работу. Вернувшись на службу, Столыпин подал прошение о переводе в Министерство государственных имуществ. 1887-1889г. Столыпин просидел в Департаменте земледелия и сельской промышленности на скромной должности помощника столоначальника, имея чин секретаря. Однако, как оказалось, скромный чиновник имел неплохие связи в верхах. В 1888г. он получил придворное знание камер-юнкера. В министерстве государственных имуществ положение Столыпина было рутинным, и в 1889 г. он снова перешёл в МВД. Его назначили новенским уездным и предводителем дворянства. О его деятельности на этом посту мало что известно. Вспоминая те годы, он писал что он, «служил себе просто, исполнял свои обязанности и не мудрил» но в тоже время старался не быть статистом. А все же основным заклятием Столыпина в те годы было хозяйствование в Колноберже, к которому примыкали фольварки Петровский и Ольгино. Столыпину удалось превратить своё имение в образцовое хозяйство с многопольным севооборотом и развитым животноводством. Однако, он, не был вполне удовлетворён экономическими итогами своих дел. В Ковенской губернии у Столыпина было ещё одно имение, на границе с Германией. Дороги российские всегда были плохи, а поэтому самый удобный путь в это имение пролегал через Пруссию. Именно с образцовыми немецкими хуторами.

В 1899 Столыпин был назначен Новенским губернским предводителем дворянства. Одно из первых его дел на этом посту заключалось в создании ковенского общества сельского хозяйства. Организационное его собрание состоялось 8 октября 1900г. председателем единогласно стал П.А. Столыпин. Среди ста с небольшим членов общества, блистательно выделялись представители русской, польской и немецкой аристократии. По существу это было собрание наиболее влиятельных в губернии помещиков.

Летом 1902г. П. А. был назначен гродненским губернатором. В Гродно Столыпин пробыл всего 10 месяцев. В это время по всем губерниям были созданы местные комитеты по нуждам сельскохозяйственной промышленности. Председательствуя на заседаниях Гродненского комитета, Столыпин изложил свои взгляды по крестьянскому вопросу.

16 июля 1902г. открывая заседание комитета, он перечислил те факторы, которые считал перспективными для подъема сельского хозяйства. Среди них он поставил на первое место уничтожение чересполосности крестьянских земель и расселение крестьян на хутора. При этом губернатор подчеркнул, что не следует цепляться за «устоявшиеся, веками освященные способы правопользования землею, раз эти способы ведут к сохранению хотя бы, например, трехпольной системы хозяйства… т.к. они выразятся, в конце концов, экономическим крахом и полным разорением страны.

Вслед за этими замечательными по проницательности словами последовала еще одна тирада, которая как казалось Столыпину, была логически связана с предыдущей.

«Ставить в зависимость от доброй воли крестьян момент наступления ожидаемой реформы, рассчитывать, что при подъеме умственного развития народонаселения, которое настанет неизвестно когда, жгучие вопросы решатся сами собою это, значит, отложить на неопределенное время проведение тех мероприятий, без которых немыслимы ни подъем доходности земли, ни спокойное владение земельной собственностью». Иными словами, народ темен, пользы своей не разумеет, а потому следует улучшать его быт, не спрашивая его о том мнения. Это убеждение Столыпин пронес через всю свою государственную деятельность.

В 1903г. был назначен саратовским губернатором. Осознав, каким потрясением является современная война, Столыпин в дальнейшем всячески препятствовал втягиванию России в новую войну. Много труда потратил он на формирование в Саратове отряда Красного Креста для отправки на Дальний Восток.

В мае 1904г. в Саратовской губернии начались крестьянские беспорядки – явление, с которым новый губернатор еще не сталкивался. В Царицыне его ожидал тюремный бунт. Из тюрьмы доносились революционные песни.

Струсившее начальство боялось пускать губернатора в очаг волнений. Два дня Столыпин разбирался с положением в тюрьме и беседовал с заключенными. В конце концов, политические обещали «не петь и вести себя разумно». Дело кончилось отсидкой в карцере двух уголовников. Против крестьян Столыпин действовал напористо и бесцеремонно. Выступая на сельских сходах, губернатор употреблял много бранных слов, грозил Сибирью, каторгами и казаками, сурово пресекал возражения. Производились повальные обыски и аресты, разгонялись все самостоятельные крестьянские организации (артели, сельскохозяйственные общества). События в деревне заставили Столыпина вновь задуматься о существовании «какого-то коренного неустройства в крестьянской жизни». В соответствии со своими семейными традициями он усматривал причины этого «неустройства» во «всепоглощающем влиянии на весь уклад сельской крестьянской жизни общинного владения землею, общинного строя». Русский крестьянин, утверждал Столыпин, никак не может отделаться от желания «всех уровнять, все привести к одному уровню, а так как массу нельзя поднять до уровня самого способного, самого умного и деятельного, то лучшие элементы должны быть принижены к пониманию, к устремлению худшего, инертного большинства».

Вряд ли в неожиданном взлете П.А. Столыпина сыграли роль его «всеподданнейшие отчеты», ведь и другие губернаторы предлагали различные меры к разрешению аграрного вопроса.

До сих пор не вполне ясно, какие пружины вытолкнули Столыпина, сравнительно молодого и малоизвестного в столице губернатора, на ключевой в Российской администрации пост. Впервые его кандидатура обсуждалась в октябре 1905г. на совещании С.Ю. Витте с общественными деятелями.

Обер-прокурор Синода князь А.Д. Оболенский, родственник Столыпина, предложил его на пост министра внутренних дел, стараясь вывести переговоры из тупика. Но Витте не хотел видеть на этом посту никого другого, кроме П.Н. Дурново, общественные же деятели мало что знали о Столыпине.

Вторично вопрос о нем встал в апреле 1906г., когда уходило в отставку правительство Витте. Исследователи считают, что своим назначением Столыпин во многом был обязан своему шурину Д.Б. Нейдгардту, удаленному с поста Одесского градоначальника (в связи с еврейским погромом), но сохранившему влияние при дворе. Особо активную роль в выдвижении Столыпина сыграл управляющий кабинетом его величества князь Н.Д. Оболенский. По-видимому, сказал свое веское слово и Д.Ф. Трепов. Занимая пост товарища министра внутренних дел, он прославился тем, что в октябре 1905г. издал приказ «Холостых залпов не давать, патронов не жалеть». Когда его перевели на более скромную должность дворцового коменданта, он неожиданно приобрел огромное влияние на царя.

«Достигнув власти без труда и борьбы, силою одной лишь удачи и родственных связей, Столыпин всю свою недолгую, но блестящую карьеру чувствовал над собой попечительную руку провидения» - вспоминал С.Е. Крыжановский. И действительно, Столыпину сразу же повезло на новом посту. Разгорелся конфликт между правительством и думой, и Столыпин сумел выгодно отличиться на фоне других министров. При посредничестве Крыжановского Столыпин завязал негласные контакты с председателем Думы С.А. Муромцевым. Состоялась встреча Столыпина с лидером кадетов П.Н. Мироновым. В либеральных кругах создалось впечатление, что Столыпин благосклонно относится к такому варианту, который предполагал создание думского министерства с сохранением за Столыпиным портфеля.

В мае 1906г. собрался первый съезд уполномоченных дворянских обществ. Он был созван при содействии правительства, представители которого участвовали в заседаниях. На съезде был избран постоянно действующий совет объединенного дворянства. Во время частных переговоров со Столыпиным, он обещал поддержку правительству на условиях:

  1. Роспуск Думы

  2. Введение «скорорешительных судов»

  3. Прекращение переговоров с либеральными деятелями о восхождении их в правительство

  4. Изменение избирательного закона

Дума была распущена 8 июля 1906г. Соглашение правительства с представителями поместного дворянства, постепенно исполнялось, и налицо была определенная консолидация контрреволюционных сил, чему немало содействовал министр внутренних дел.

Это было замечено в верхах, где Трепов продолжал свои комбинации. Роспуск Думы был новым вызовом общественному мнению. Председателем совета министров стал Столыпин, сохранивший за собой пост министра внутренних дел.

После роспуска Думы и «Выборгского воззвания» отношения с кадетами были вконец испорчены, и Столыпин попытался опереться на либералов правее кадет.

Тем не менее, не желая обрывать переговоры, земские деятели выдвинули ряд условий о своем вхождении в правительство. Столыпин отвечал что «теперь не время для слов и для программ, сейчас нужны дело и работа», что в ближайшее время необходимо дать «каждой крупной общественной группе удовлетворение их насущных потребностей и тем самым привлечь их на сторону правительства». Собеседники возражали, что правительство не должно заменять собой Думу и издавать законы по своему усмотрению. Столыпин продолжал настаивать на том, что общественность должна верить царю и его правительству.

Драматические события в августе 1906г. показали, что правительство по-прежнему на первый план ставит борьбу с революционным движением. 12 августа к министерской даче на Аптекарском острове подкатило ландо с двумя жандармскими офицерами и человеком в штатском. Они швырнули портфели, и дачу разметало взрывом. Сам Столыпин не пострадал. Покушение на Столыпина еще более укрепило его престиж в правящих кругах. По предложению царя Столыпин переехал вместе со всей своей семьей в Зимний дворец, охранявшийся более надежно.

Сам Столыпин очень изменился. Когда ему говорили, что раньше он вроде бы рассуждал иначе, он отвечал: «да, это было до бомбы Аптекарского острова, а теперь я стал другим человеком». И действительно, с этого времени он подавил в себе ту гуманность, которую нередко проявлял, например, в Саратове до начала революции.

Большинство мемуаристов и историков не считает Столыпина «генератором идей». Хотя мы помним, что он имел достаточно твердые взгляды, относительно общины, хуторов-отрубов, рабочего страхования и народного просвещения. Оказавшись во главе правительства, он затребовал из всех ведомств те первоочередные проекты, которые были разработаны, но лежали без движения, вследствие бюрократической привычки откладывать любое крупное дело. В итоге Столыпину удалось составить более или менее целостную программу умеренных преобразований. Реформистская деятельность правительства, заглохшая после отставки Витте, вновь оживилась. В отличие от Дурново и Горемыкина, Столыпин стремился не только подавить революцию при помощи репрессий, но и снять ее с повестки дня путем реформ, имевших целью в угодном для правительства и правящих кругов разрешить основные вопросы, поставленные революцией.

24 августа правительство опубликовало декларацию, в которой пыталось оправдать свою политику массовых репрессий.

Первое место в своей программе правительство отводило аграрному вопросу. По существу он сводился к общим обещаниям насчет «устройства быта малоземельных крестьян» с использованием «наличного земельного запаса». Это вполне можно было истолковать как бесплатная прирезка земли из государственных фондов.

На втором месте в декларации стоял вопрос о проведении «некоторых неотложных мероприятий в смысле гражданского равноправия и свободы вероисповедания». Предполагалось уравнять крестьян в правах с другими сословиями, урегулировать положение старообрядцев и отменить «явно отжившие» ограничения для евреев. Важное место в декларации занимали реформы местного управления и суда. Кроме того, говорилось о введении земства в западных губерниях, Прибалтике, Польше, о государственном страховании рабочих, реформе средней и высшей школах.


Столыпинская аграрная реформа, о которой в наше время много говорят и пишут - понятие условное. В том смысле условное, что она, во-первых, не составила цельного замысла, и при ближайшем рассмотрении распадается на ряд мероприятий, между собой не всегда хорошо состыкованных. Во-вторых, не совсем правильно и название реформы, ибо Столыпин не был ни автором основных ее концепций, ни разработчиком. Он воспринял проект в готовом виде и стал как бы его приемным отцом. Он дал ему свое имя, последовательно и добросовестно защищал его в высшей администрации, перед законодательными палатами и обществом, очень им дорожил. И, в-третьих, у Столыпина были и собственные замыслы, которые он пытался реализовать. Но случилось так, что они не получили значительного развития, ходом вещей были отодвинуты на задний план, зачахли, а приемный ребенок после недолгого кризиса снова начал расти и набирать силу.

Помнится, что Столыпин, будучи Саратовским губернатором, предлагал организовать широкое содействие созданию крепких индивидуальных крестьянских хозяйств на государственных и банковских землях. Эти хозяйства должны были стать примером для окружающих крестьян, подтолкнуть их к постепенному отказу от общественного землевладения.

Когда Столыпин пришел в МВД, оказалось, что там на это дело смотрят несколько иначе. Длительный период, когда власти цеплялись за общину, как за оплот стабильности и порядка, уходил в безвозвратное прошлое. Подспудно и постепенно брали верх иные тенденции. В течение ряда лет группа чиновников МВД во главе с В.И. Гурко разрабатывала проект, который должен осуществить крутой поворот во внутренней политике правительства.

В отличие от Столыпинского замысла, проект Гурко имел в виду создание хуторов и отрубов на наделенных (крестьянских) землях, (а не на государственных и банковских). Разница была существенной. Впрочем, не это было самое главное в проекте Гурко. Образование хуторов и отрубов даже несколько притормаживалось ради другой цели – укрепления надельной земли в личную собственность. Каждый член общины мог заявить о выходе из нее и закрепить за собой свой чересполосный надел, который отныне община не могла ни уменьшить, ни передвинуть. Зато владелец мог продать свой укрепленный надел даже постороннему для общины лицу. Проект Гурко представлял собой удобную площадку, с которой правительство могло приступить к форсированной ломке общины. Столыпин не ставил вопрос о такой ломке.

Конечно, Столыпин не мог не считаться с проделанной в министерстве до его прихода работой. Не мог он не учитывать и настроений поместного дворянства, которое по ходу революции оказалось едва ли не единственным классом, верным режиму. В мае 1906г. на первом съезде уполномоченных дворянских обществ с докладом «Основные положения по аграрному вопросу» выступил Д.И. Пестржецкий, чиновник МВД, принимавший участие в разработке аграрных проектов. Докладчик утверждал, что в целом по стране «за последнее время никакого реального основания для огульного наделения землею крестьян не возникло». В общем же должны быть предприняты меры «к улучшению и более полному использованию надельной площади» (введение многопольных севооборотов, лучшая обработка и удобрение земли, переход от общинной и личной собственности, расселение крупных деревень, уничтожение внутринадельной чересполосицы, создание хуторов). «Инициатива по введению улучшений в крестьянском хозяйстве, - подчеркивалось в докладе, - должна составить предмет главнейших забот государства и земства. Следует отрешиться от мысли, что когда наступит время к переходу к иной, более культурной системе хозяйства, то крестьяне перейдут к ней по собственной инициативе». Во всем мире переход крестьян к улучшенным системам хозяйства происходил при сильном давлении сверху. Нечто подобное говорил Столыпин на заседании Гродненского комитета.

Эту же мысль он проповедовал и в министерстве. Однако большинство уполномоченных было настроено решительно против общины. Вопрос о хуторах не вызвал больших прений. Сами по себе хутора и отруба мало интересовали дворянских представителей. Правительство предложило раздробить общину при помощи хуторов и отрубов, и дворянство охотно согласилось.

Между тем обстановка в стране была неопределенная. Давление дворян уравновешивалось давлением думы и правительства. После роспуска I Думы ситуация еще более обострилась.

В конце августа 1906г. Столыпин провел мероприятия по передаче крестьянскому банку части государственных и удельных земель для продажи крестьянам. Тем самым он приступил к исполнению своего замысла, созревшего еще в Саратове. По существу речь шла о приватизации части государственного имущества.

Эти мероприятия вызвали возражения со стороны Гурко. Он считал, что казенные земли итак почти всецело были в руках крестьян, которые многие годы снимали их в аренду. Проведение такой меры, опасался он, оживит у крестьян надежды на то, что в дальнейшем они заберут в свои руки и помещичьи земли.

Столыпин не допускал и мысли о полной ликвидации помещичьего землевладения. Иное дело – частичное его ограничение. В 1909г. когда обстановка в стране коренным образом изменилась, Столыпин вновь коснулся этого вопроса в интервью с корреспондентом газеты «Волга»: «Вероятно, крупные земельные собственники несколько сократятся, вокруг нынешних помещичьих усадьб начнут возникать многочисленные средние и мелкие крестьянские хозяйства, столь необходимые как оплот государственности на местах».

Частичное отчуждение помещичьей земли фактически уже идет. Многие помещики, напуганные революцией, продают имения. Важно, чтобы Крестьянский банк скупал все эти земли, разбивал на участки и продавал крестьянам. Из перенаселенной общины работники уйдут на банковские земли. Идет перенаселение в Сибирь. Под воздействием определенных производственных мер, община прекратит эти свои бесконечные земельные переделы. Наделенная земля перейдет в частную собственность. Некоторые крепкие хозяйства станут заводить хутора и отруба на общинных землях. Примерно так у Столыпина сложилась общая концепция реформы.

10 октября 1906г. когда этот проект рассматривался в Совете министров, Столыпин сам, без помощи Гурко, его докладывал и защищал. Все члены правительства находили, что «община не заслуживает далее покровительства закона». Разногласия возникли лишь насчет того, надо ли проводить этот проект без обсуждения в Думе.

9 ноября 1906г. проект «Особого журнала» Совета министров был доложен царю, который написал резолюцию: «Согласен с мнением председателя и 7 членов». Столыпинской аграрной реформе был дан зеленый свет. Первая статья указа 9 ноября 1906г. наиболее известная и часто цитируемая, устанавливала, что «каждый домохозяин, владеющий надельною землею на общинном праве, может во всякое время требовать укрепления за собою в личную собственность причитающейся ему части из означенной земли».

Тогда же в ноябре 1906г. у Гурко произошли крупные неприятности, он был уволен со службы. Это вызвало недовольство царя, который ценил Гурко. Столыпин отнесся к этому довольно спокойно.

В это время едва ли не главной заботой председателя Совета министров стало положение, в которое попал Крестьянский поземельный банк. Он скупил у помещиков много земли, а крестьяне не спешили ее раскупать, поэтому у него скопилось много земли, с которой он не в состоянии справится и мало денег. Для поддержки его правительство использовало даже накопления пенсионных касс.

Только после революции аграрная реформа пошла быстрее. Прежде всего, правительство предприняло энергичные действия по ликвидации земельных запасов Крестьянского банка. 13 июня 1907г. этот вопрос разбирался в Совете министров, было решено образовать на местах временные отделения совета банка, передав им ряд важных полномочий.

Отчасти в результате принятых мер, а больше того вследствие изменения общей обстановки в стране дела у Кредитного банка пошли лучше. Всего за 1907-1915гг. из фонда банка было продано 3909 десятин земли разделенных примерно на 280000 хуторских и отрубных участков. Наладив деятельность Кредитного банка, правительство вплотную занялось реализацией указа 9 ноября 1906г. На места заспешили министерские ревизоры, потребовавшие от губернских и уездных чиновников, чтобы все их силы сосредоточились на проведении аграрной реформы. Земские начальники, уличенные в нерадивости, увольнялись в отставку. Это резко подхлестнуло активность тех, кто оставался на службе.

Года за 3 до речи в Государственном совете, 9 декабря 1906г. за подписью Столыпина был разослан циркуляр МВД, в котором устанавливалось следующее правило: домохозяин, подавший заявление о выходе из общины, поле принятия на сходе приговора об очередном переделе, но до утверждения его уездным советом, укрепляет свой надел в прежнем размере. Фактически это равнялось запрещению всех общих переделов, ибо всякий, теряющий часть надела, мог подать заявление о выходе, удержать за собой весь надел и расстроить передел. И правительству было известно, что многие крестьяне держатся за общину только потому, что она периодически переделяет землю. В те времена это было для крестьянства то, что сейчас называют социальной гарантией: каждый крестьянский юноша, как бы ни сложилась его судьба, мог рассчитывать на свою долю в земельном наделе родной деревни. Циркуляр МВД, изданный всего лишь через месяц после указа 9 ноября 1906г. наносил еще один очень сильный удар по общине.

Столыпин поддержал предложение объявить перешедшими к подворному владению общины, длительное время не совершавших общих переделов. Он лишь уточнил: пусть таковыми считаются те общины, которые не переделялись после наделения их землей по реформе 1861г. Эта норма была закреплена в законе 14 июня 1910г. заменившем собою указ 9 ноября 1906г. и в последствии стала для многих общин источником многих насилий.

Многообразное и неустанное, законное и незаконное давление центральных и местных властей на общину с целью выталкивания из нее крестьян, началось сразу же после указа 9 ноября 1906г. Столыпин, отрицавший такое давление, выглядит в невыгодном свете. Возможно, он что-то не знал или не помнил и вообще недостаточно трезво представлял политику собственного министерства. Он не освежил МВД. Гурко был удален, но «дух Гурко» в министерстве остался. На словах как бы отдавая дань прежним своим взглядам, Столыпин и сам вскоре проникаться этим духом.

Третьеиюньский государственный переворот коренным образом изменил обстановку в стране. Крестьянам пришлось оставить мечты о скорой «прирезке». Темпы реализации указа 9 ноября 1906г. резко возросли. В 1908г. по сравнению с 1907г. число укрепившихся домохозяйств увеличилось в 10 раз. В 1909г. был достигнут рекордный показатель 579,4 тыс. укрепившихся.

С 1910г. темпы укрепления стали снижаться. Искусственные меры, введенные в закон 14 июня 1910г. не выправили кривую. Численность выделяющихся из общины крестьян стабилизировалась только после выхода закона 29 мая 1911г. «О землеустройстве». Однако вновь приблизиться к показателям 1908-1909гг. не удалось.

За эти годы в некоторых южных губерниях, например в Бессарабской и Полтавской, общинное землевладение было почти совсем ликвидировано. В других губерниях, например в Курской, оно утратило первенствующее положение. Но в губерниях северных, северо-восточных, юго-восточных, а отчасти и в центрально-промышленных, реформа лишь слегка затронула толщу общинного крестьянства.

Сами крестьяне, выходя из общины, первостепенное значение предавали не закреплению за собой конкретных полос,