Xreferat.com » Рефераты по истории » Трагедия евреев на Беларуси во время фашистской оккупации (1941-1944 гг.)

Сколько стоит написать твою работу?

Работа уже оценивается. Ответ придет письмом на почту и смс на телефон.

?Для уточнения нюансов.
Мы не рассылаем рекламу и спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, возможно, допущена ошибка в адресе.
В таком случае, пожалуйста, повторите заявку.

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, пожалуйста, повторите заявку.
Хотите промокод на скидку 15%?
Успешно!
Отправить на другой номер
?Сообщите промокод во время разговора с менеджером.
Промокод можно применить один раз при первом заказе.
Тип работы промокода - "дипломная работа".

Трагедия евреев на Беларуси во время фашистской оккупации (1941-1944 гг.)

Белорусский государственный университет

Исторический факультет

Русскоязычное течение


Курсовая работа

Трагедия евреев на Беларуси во время фашистской оккупации (1941-1944 гг.)


Минск, 2008

Оглавление


Введение

1. Предпосылки начала Холокоста и его этапы

2. Участие вермахта и местного населения в Холокосте

3. Гетто на территории Беларуси

4. Сопротивление евреев

Заключение

Список литернатуры


Введение


1 сентября 1939 года началась 2 Мировая война. Это была самая ужасная война в истории, и ужасна она не только большими потерями на фронтах, но и огромным количеством жертв среди мирного населения. К этому привела политика нацистов, которые исходили из расовой теории. Целью этой политики было освобождение Европы от "низших" рас путем их уничтожения. Частью этой политики был Холокост, и частью Холокоста была трагедия еврееев Беларуси.

Период (с 1941г.—начало оккупации—до 1944г.—конец оккупации) Холокоста достаточно подробно рассмотрен в зарубежной историографии (в основном, работы про общеевропейский Холокост), чего нельзя сказать про отечественную. В Советском союзе Холокост не признавался, поэтому литературы про трагедию евреев не было. Публиковались только документы, но в контексте общей политики нацистов по отношению к мирному населению. В наше время в Беларуси усилился интерес к теме Холокоста, появляется множество работ на эту тему. Но так как тема Холокоста очень велика, а её исследование началось относиткльно недавно, данная тема является актуальна в белорусской исторической науке.

Целью данной работы является исследование Холокоста в Беларуси.

Задачи данной работы:

1) выявить предпосылки начала Холокоста и его этапы;

2) исследовать степень участия в нем вермахта и местного населения;

3) исследовать создание и уничтожение гетто;

4) рассмотреть ход еврейского сопротивления.

Источники по данной теме достаточно многочисленны. Это документы и мемуары. Лучшая подборка источников в сборнике документов, составленном под редакцией Р. Черноглазовой и А. Лейзерова "Трагедия евреев Беларуси в годы немецкой оккупации". В книгу вошли директивы германского государственного, партийного, военного руководства, использованы материалы местных оккупационных органов власти, органов местного самоуправления, оперативные сводки, сообщения полиции безопасности и СД о ходе уничтожения евреев, использованы работы немецких авторов, воспоминания узников гетто и списки узников. Этот сборник уникален тем, что в нем абсолютное большинство документов публикуется в Беларуси впервые, при переводе с немецкого языка особое внимание уделено точной передаче стилистических особенностей подлинника.

При изучении источников по Холокосту нельзя обойти вниманием мемуары А. Файтельсона "Побег из форта смерти", И. Гальперина "Свет не без добрых людей", А. Роговского "Боль и память". В книге Г. Смоляра "Мстители гетто" дана описания погромов минского гетто, показана деятельность антифашистского подполья в Минске.

Отдельным видом источников по данной теме являются протоколы допросов и судов над участниками расправ.

Как уже было отмечено, в советской историографии не было работ по данной теме. В современной белорусской историографии можно выделить работу Я. Розенблат "Нацыянальная палітыка генацыду у адносінах да яурэйскага насельніцтва заходніх абласцей Беларусі". В этой работе дается достаточно полная картина политики нацистов в отношении евреев, методов ее реализации, имеются списки гетто. Но в этой книге мало внимания уделяется участию армии и местной полиции в Холокосте. Эта работа охватывает только территорию Западной Беларуси. Поэтому ее нельзя назвать полным обзором политики Холокоста.

Проблеме геноцида белорусских евреев в 1941 – 1944 гг. и их борьбе против нацизма посвящены научные работы белорусского историка Э. Г.Иоффе "Белорусские евреи: трагедия и героизм ", " Так начинался Холокост", "Катастрофа белорусского еврейства в отечественной историографии" и др. В них раскрываются различные аспекты рассматриваемой проблемы.

М. Б. Ботвинник в своей работе "Памятники геноцида евреев Беларуси" сделал попытку создать свод памятников геноцида. Он приводит сведения о гетто и могилах. Кроме того, по каждой области прилагается свод памятников и списки концлагерей.

Среди работ отечественных авторов следует также отметить работу С. Новикова "Беларусь у кантэксце германскай гістарыяграфіі гісторыі Другой Сусветнай вайны". В ней глазами немцев представлено отношение к трагедии евреев.

Наиболее полное освещение проблемы Холокоста, в том числе Холокоста на территории Беларуси, принадлежит зарубежным авторам, хотя большинство из этих авторов являются выходцами с территории СССР. В этом плане можно отметить работу Иосифа Гальперина – "Холокост в Польше и Западной Белоруссии в годы Второй Мировой войны".

Также следует отметить работу Д. Михмана "Истребление евреев. Нацистская индустрия смерти". Хотя эта работа посвящена Холокосту в целом, в ней есть также раздел, посвященный геноциду в Беларуси.

Большой вклад в изучение темы Холокоста внесли И. С. Еленская, Б. П. Жерман, М. С. Рывкин, и др.

Эта курсовая работа состоит из введения, четырёх глав и заключения.

В первой главе рассматриваются предпосылки Холокоста, его этапы и политика "окончательного решения еврейского вопроса".

Во второй главе определяется участие вермахта в Холокосте, сотрудничество вермахта с полицией безопасности и СД. Рассматривается помощь коллаборационистов в проведении политики геноцида.

Третья глава раскрывает условия жизни в гетто, облавы и погромы, деятельность юденратов.

Четвёртая глава посвящена еврейскому Сопротивлению и восстаниям узников гетто.

В заключении подведены итоги работы.


1. Предпосылки начала Холокоста и его этапы


1941- 1944 годы были самым трагическим периодом в семисотлетней истории белорусского еврейства. Большая часть евреев была зверски уничтожена фашистскими оккупантами. Огромные потери понёс белорусский народ. Немецкие фашисты обрекли евреев на исчезновение. Их убивали только за то, что они были евреями.

Гитлеровское нападение на СССР 22 июня 1941 г. Было последней стадией в "окончательном решении еврейского вопроса". В основу последнего, как и в политике "Дранг нах Остен", в стремлении поработить славянские народы, лежала фашистская расовая теория, утверждавшая, что германский народ принадлежит к высшей расе и потому вправе и должен господствовать над другими народами. Эта теория реализовалась в Германии с приходом фашистов к власти в 1933 году. С подготовкой нападения на СССР гитлеровцы поставили задачу полного уничтожения евреев на всех оккупированных территориях. Для её решения была предназначена огромная гитлеровская военная машина, репрессивные органы - полиция безопасности, СД, СС, полиция порядка, органы местного "самоуправления".

Расправа и принудительное выселение евреев из Германии. А затем из захваченных европейских стран, концентрация их на территории польского генерал-губернаторства, уничтожение с началом войны против Советского Союза-- всё это этапы нацистского геноцида евреев. Планы гитлеровцев были чудовищны - уничтожить 11 миллионов евреев.

Уже в мае 1941 года ведомством Гиммлера было создано 4 оперативные группы по 500-800 человек в каждой для выполнения "особых заданий" - массовых казней на территории СССР. Каждая из них была придана одной из армейских групп. На территории Беларуси и на московском направлении действовала оперативная группа "В" под командованием начальника уголовной полиции А. Небе. В неё входили подразделения: зондеркоманды № 7-а и № 7-б, а также передовая команда "Москва". Они носили название "отряды смерти". В результате экзекуций, проведённых этой группой на 1 февраля 1942 года на территории Прибалтики и Белоруссии, было уничтожено 240410 евреев, полу-евреев, коммунистов и т. д.

Гитлеровцы разделили республику по различным рейхскомиссариатам. В административном отношении она была подчинена власти Прибалтийской рейхскомендатуры "Остланд" (гауляйтер Лозе). Однако Белостокская, северная часть Брестской, Гродно и часть Гродненской областей входили в комиссариат Белосток – Бецирк и включались в восточную Пруссию. Южная часть Брестской, Пинская, Полеская и юго-западная часть Гомельской областей оказались в рейхскомиссариате "Украина".

Генеральный округ Белоруссия (генерал-бецирк Вайсрутениэн) состоял из Барановичской, западной части Минской, северных районов Пинской, северо-западных районов Брестской, а также восточных районов Вилейской областей (гауляйтер Кубе).

Витебская, Могилёвская, почти вся Гомельская области, восточные районы Минской и несколько районов Полесской областей относились к "армейскому тылу" группы армий "Центр". Они получали приказы от штаба тыла группы армий "Центр". Северо-западные районы Вилейской области включались в округ "Литва".

"Специальные задачи " предусматривали массовое уничтожение еврейского населения. Верховное германское командование определило предстоящую войну против СССР как тотальную, не признающую любые сдерживающие факторы, когда международные соглашения о военнопленных, об отношении к гражданскому населению и т. д. признаются лишёнными всякой силы. В том же месяце, в марте 1941 года, состоялись переговоры между шефом имперского управления безопасности Гейдрихом и начальником тыла вермахта Вагнером. Участники переговоров обсудили способы решения поставленной перед ними задачи – уничтожения руководящих слоёв советского общества. При этом особое внимание было уделено определению форм взаимодействия вермахта и полиции безопасности. Соглашение, заключенное между Вагнером и Гейдрихом было подтверждено 28 апреля 1941 года Верховным Главнокомандующим сухопутными войсками генералом фон Браухичем и разослано в войска в форме приказа. В приказе детально определялись формы деятельности подразделений полиции безопасности и СД в соединениях вермахта, взаимодействия зондеркоманд и командования тыловых районов.

В мае — июне 1941 года Верховное командование вермахта в дополнение к директиве от 13 марта 1942 года издало три приказа, определявшие различные террористические задачи частей вермахта: приказ от 13 марта 1941 года о военной юрисдикции в зоне осуществления плана "Барбаросса", 19 мая 1941 года был издан приказ о принятии на территориях СССР "строгих и решительных мер против большевистских агитаторов, партизан и евреев", приказ от 6 июня 1941 года об уничтожении комиссаров. Директивы Верховного главнокомандования вермахта от 13 марта 1941 года предоставили органам СС полную свободу действий на оккупированных территориях. Германская армия стала соучастницей чудовищных преступлений нацизма.

В развитие указанных директив 2 июля 1941 года Гейдрих разослал директиву, адресованную высшим начальникам СС и полиции, в которой говорилось о том, что экзекуции (т. е. расстрелам) подлежат партийные и государственные активисты, комиссары и евреи.

Военная обстановка первых месяцев войны, характеризовавшаяся быстрым продвижением немецких войск на Восток, исключала возможность организованной эвакуации населения. Более того, население, как правило, не извещалось о предстоящем оставлении войсками того или иного города, местности. Подобная практика имела место не только в ходе отступления 1941 года, но и 1942 года. Если позволяла обстановка, проводилась лишь плановая эвакуация оборудования предприятий и обслуживающего персонала с семьями. Здесь следует отметить и следующее. Евреев, бежавших от немецкого нашествия, было бы, несомненно, больше, если бы они, были осведомлены о судьбе евреев в оккупированных немцами странах, в частности, в Польше. Однако информация о гонениях на евреев в этих странах после начала Второй мировой войны в прессе не появлялось. Некоторые публикации об этом появились лишь вскоре после 22 июня 1941 года. Каких-либо обращений к еврейскому населению прифронтовых районов о грозящей ему опасности не было. Следует отметить и то, что евреи старшего и среднего возраста, пережившие немецкую оккупацию Белоруссии в 1918 году помнили о сравнительно цивилизованном поведении оккупантов. И в последующие месяцы информация в печати о преследованиях евреев на оккупированных территориях была отрывочной, скудной, не дававшая представления о тотальном характере уничтожения евреев. Это было одной из причин того, что в ходе немецкого наступления в 1942 году большая часть евреев осталось на оккупированной территории и была уничтожена.

Уничтожение евреев Белоруссии, как об этом свидетельствуют оперативные сообщения, сводки полиции безопасности и СД, буквально в первый день войны и не прекращалось до освобождения Белоруссии в июле 1944 года.

Привлечения белорусов к массовым акциям, в том числе к погромам, немцы избегали. В связи с этим они вынуждены были привлекать привезённых в Белоруссию украинские и литовские полицейские батальоны.

"Очищение" оккупированных советских территорий от евреев шло с Востока на Запад, в силу того, что восточные районы Белоруссии составляли прифронтовой тыл вермахта. Его безопасность достигалась путём истребления "нежелательных элементов". До конца 1942 года на оккупированной территории были уничтожены почти все евреи. В Могилёве- 10 тысяч, Витебске и Бобруйске – по 20 тысяч, Борисове – 8 тысяч, Полоцке—7 тысяч… На запад от прифронтового тыла шла изоляция евреев от местного населения. Их сгоняли в крупные местечки, районные центры и города. Часть расстреливали сразу, другую загоняли в специально выделенные места – гетто. Более ста населённых пунктов республики были связаны с трагедией еврейского населения.

Двенадцать довоенных областей Беларуси были поделены между гитлеровской гражданской и военной администрациями. Гитлеровское руководство (Гиммер, Гейдрих, Эйхман) давало указания об уничтожении евреев, организовывало их транспортировку в лагеря смерти, требовало полного использования душегубок и расстрелов еврейского населения на местах. Однако известно, что каждый фашистский окружной комиссар проводил свою политику по отношению к еврейскому населению, стараясь либо ускорить уничтожение евреев, либо сохранить рабочий контингент узников гетто. В литературе о геноциде на территории бывшего СССР, принято различать три периода проведения акции уничтожения. Без каких-либо исключений они полностью характерны и для Белоруссии.

1. Период с 22 июня 1941 года до начала зимы 1941/1942 годов, когда большинство евреев Белоруссии и её границ до 17 сентября 1939 года было уничтожено. Затем, как об этом свидетельствуют немецкие архивные документы, массовые акции были прекращены поскольку наступившие холода и замерзание почвы затрудняло рытьё ям, траншей для захоронения расстрелянных евреев.

2. Второй период – с весны 1942 года до конца 1942 года. В этот период было уничтожено большинство евреев в Западной Белоруссии.

3.Третий период – с начала 1943 года до отступления немцев в июне—июле 1944года. Были уничтожены все оставшиеся в живых евреи.

Таким образом в основе Холокоста лежала фашистская расовая теория о превосходстве германцев над другими народами. Трагедия еврейского народа явилась результатом неосведомлённости о судьбе евреев в оккупированных немцами странах. Это было одной из причин того, что в ходе немецкого наступления в 1942 году, большая часть евреев осталась на оккупированной территории и была уничтожена.

2. Участие вермахта и местного населения в Холокосте


Теперь уже не надо никому доказывать, что самое активное участие в Холокосте в первые месяцы войны приняли части вермахта. Анализ сохранившихся дневников военных действий частей вермахта свидетельствует о том, они были хорошо информированы об уничтожении евреев айнзатцгруппой "В", и во многих местах сами приняли непосредственное участие в массовых убийствах белорусских евреев. В Акте Белорусской республиканской комиссии содействия работе Чрезвычайной Государственной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и учета причиненного ими ущерба по Видзовскому району, составленный в м.Видзы 18 апреля 1945 г., отмечено: "...В июне 1941 года немецкие войска в районе Видзовского озера расстреляли около 50 евреев, в том числе детей, стариков и женщин. Перед расстрелом их предварительно зверски пытали, женщин и девушек раздевали догола, насиловали, избивали, а потом всех, подлежащих расстрелу, загнали в озеро. Часть евреев утонула, остальные были расстреляны на берегу озера. Названия воинских частей и карательных отрядов, а также фамилии немецких офицеров и солдат, принимавших непосредственное участие в уничтожении советских граждан, не установлены".

Очевидец преступлений вермахта в Витебске Г.П.Оберемко свидетельствовал: "Через две недели после оккупации города немецкий комендант издал приказ, согласно которому все лица еврейской национальности должны были переселиться на правый берег Западной Двины и расположиться прямо на берегу реки. Переправа евреев, проживающих на противоположной стороне реки, производилась на лодках. когда перегруженные людьми лодки достигали середины реки, то немцы опрокидывали лодки, а люди, среди которых были в большинстве дети, старики и женщины, тонули. Пытавшихся спастись вплавь немцы расстреливали или добивали прикладами..."

В литературе эта помощь вермахта по уничтожению восточно-европейских евреев - на фоне стремительно развивающихся событий первых недель войны и начавшейся позже организованной резни, проводимой карательными отрядами, ставшими к тому времени стационарными,- в большинстве случаев замалчивается. Если и встречаются короткие – в одно-два предложения – упоминания о ней, то они касаются организованного аспекта этой помощи. И если частичное сотрудничество вермахта и СД довольно основательно освещёно, то другая сторона участия вермахта в проведении прямых акций осталась в тени. Речь идёт о деятельности, которая упоминается в отчёте окружного комиссара Эррена как "очистка территории".

"Очистка территории" не была произвольным актом вермахта, а осуществлялась, по всей видимости, по согласованию с гражданской администрацией.

В конце ноября вермахт прервал данную программу. Катастрофическое военное положение на фронте потребовало, чтобы вермахт занялся своими основными, военными задачами. Вместо уничтожения евреев на местах, вермахт должен был осуществлять перевозку евреев из сельской местности в близлежащие гетто в более крупных населённых пунктах. Когда комендант Слонима сообщил окружному комиссару о новой ситуации, комиссар ответил по почте. Обмен письмами очень чётко выявляет активную роль вермахта при осуществлении холокоста. Как раз в то время, когда гражданская администрация и местные службы СД находились на стадии формирования, вермахт выступил гарантом реализации этой программы. Окружной комиссар Эррен писал подчинённому коменданту Глюку 4 декабря 1941 года: "Я благодарю Вас за поддержку, которую Вы оказали мне в решении моей политической, направленной на благо народа задачи. Один бы я со своими слабыми силами полиции решить её не смог, и поэтому я вынужден просить Вас обратиться к Вашему командованию с ходатайством о том, чтобы Вам и впредь предоставили возможность использовать Ваши силы для решения германских задач на Востоке". Жертвами решения германских задач на Востоке, выполнявшимися воинскими частями "командира в Белорутении", к этому времени стали примерно 20000 евреев.

Следует также выделить формулировку еврей-партизан. Как утверждало немецкое командование партизаны представляли огромную опасность и часть этой взрывчатой смеси составляют евреи и те, кто им симпатизирует. Даже критически настроенные военные историки рассматривают такие формулировки, в которых евреи и партизаны представлены естественными союзниками, как в пресловутых приказах генералов фон Райхенау и фон Манштейна, как тактический маневр командиров воинских частей, которые использовали такие псевдовоенные обоснования якобы для того, чтобы избежать возможного сопротивления своих солдат против геноцида или, как утверждают, что таким путём они не хотели ставить под угрозу сотрудничество с командами убийц из СД и Ваффен-СС, которые проводили акции по установлению мира и спокойствия на оккупированных территориях. В любом случае они исходят из предположения, что никто из командующих не верил в собственные призывы. Несмотря на то, что воинские части вермахта не испытывали проблем с осуществлением холокоста, а наоборот, осуществляли эту программу охотно и по своей собственной инициативе, формулировка о евреях-партизанах возникла ещё задолго до проведения массовых акций по уничтожению еврейского населения поздней осенью 1941 года и карательных операций, которые были предприняты после начала партизанской войны. Эта формулировка возникла уже в первые недели войны и ни в коей мере не была подвержена каким-либо тактическим соображениям.

Каким бы жестоким не было проведение учений по борьбе с партизанами, ещё более явное доказательство состояния уровня сознания войск продемонстрировали события, которые произошли в октябре—ноябре 1941 года в Белоруссии— первые акции по уничтожению узников гетто. Начались они операцией командующего группы Остланд генерал-лейтенантом Бремером в Риге. 4 октября он направил 2 роты 11-го резервного полицейского батальона, усиленных литовскими "охранными командами" в Минск. После нескольких небольших акций против евреев в районе Минска 14 октября жители гетто в Смолевичах—1338 евреев—были убиты, 21 октября последовала такая же акция в Койданово, жертвами стали 1000 человек. В завершение были убиты 5900 евреев в Слуцком гетто 27 и 28 октября. Кровавая экспедиция, уничтожившая три гетто, послужила сигналом для проведения 2-го этапа "окончательного решения еврейского вопроса в Белоруссии". И гражданская администрация Кубе при этом обнаружила, что её опередил неожиданный союз вермахта и СД.

Для того, чтобы понять неожиданный сигнал к началу геноцида в Белоруссии, который был дан командующим вермахта в Остланде, уместно вспомнить, как осуществлялся проект "окончательного решения" в рамках большой политики. В первой половине июля 1941 года, когда в районе Смоленска наметилась грандиозная победа германских войск, Гитлер решил принять решение о радикальном уничтожении русских евреев. Проживавшие там евреи должны быть отправлены для уничтожения на Восток- в Ригу, Талин и Минск. 8 ноября транспорт из Гамбурга положил начало депортации из Германии, конечный пункт следования—гетто в Минске.

Генерал-лейтенант Бремер, верховный командующий в оккупированном Остланде, благодаря своей дружбе с руководством СС в Риге заблаговременно узнал о запланированном поступлении транспорта. То, что трудно было выполнить непосредственно в сфере власти "рейхскомиссара" Лозе, в "Белорутении" решить было проще: совместная акция вермахта и СД с целью уничтожить до прибытия первых транспортов значительную часть существующих гетто для того, чтобы резко уменьшить мнимый потенциал опасности. 20 октября при участии вермахта 7000 евреев были уничтожены в Борисове. В ноябре ещё 5000 евреев в Бобруйске стали жертвами такой акции, и в это же время командующий войсками тыла под угрозой применения вооружённого сопротивления запретил доставку еврейских транспортов на территорию, находящуюся под его командованием. И в "Белорутении" после вывода 11-го полицейского батальона вермахт в виде уже известного 727-го пехотного полка взял на себя задачу уничтожения гетто. 30 октября 8-я рота очистила гетто в Несвиже и уничтожила 4500 евреев. 2 ноября эта рота уничтожила неизвестное количество евреев в Ляховичах, 5 ноября – 1000 евреев в Туреке и Свержине, 9 ноября, в национальный день чести, солдаты 8-ой роты отпраздновали тем, что ликвидировали всех 1800 евреев в населенном пункте Мир, в Слониме 6-я рота активно поддержала осуществлённое СД и полицией 13-14 ноября убийство 9000 евреев, 7-я рота 8 декабря осуществляла поддержку при уничтожении 3000 евреев в Новогрудке.

Большинство из перечисленных акций по "ликвидации" евреев подразделениями вермахта – начиная с мелких облав и заканчивая крупными акциями по уничтожению узников гетто — были проведены до 3 декабря 1941 года. В этот день танковые группы 3 и 4 приняли решение прервать наступательные операции на Москву. 5 декабря такое же решение приняла 2-я танковая армия. "Блицкриг" провалился, вермахт увяз на Востоке. Отметить эту дату особенно важно отметить потому, что для военных историков, таких как Омер Бартов, начиная с этого момента, характер военных действий изменился, и воинские части стали "идеологически мотивированным инструментом преступного режима", а война приняла варварский характер.

Но при всей важности поставленных Бартовым вопросов и его оценок ментальности войск на Востоке и позиционной войне, отмеченный им момент перехода к варваризации войны и его обоснование в корне не верны. Преступления вермахта, которые были совершены на ограниченной территории и за непродолжительный период времени, произошли до этих критических дней накануне 1941 года. Первые решающие меры по проведению геноцида в отношении евреев осуществлялись не в контексте поражения, а были заранее спланированы и осуществлены в период величайших побед. Не зимой 1942 года вермахт сделал шаг от повседневного преследования к массовому уничтожению, от облав к холокосту. "Примерно 19000 партизан и преступников, т. е. по большей части евреев", сообщалось в донесении оперативной группы "А", уничтожил вермахт до декабря 1941 года в Белоруссии. А в отчёте командира СД Буркхарда в Минске, который был написан тоже в конце 1941 года, отмечается, что это произошло не случайно: "Между вермахтом и генеральным комиссариатом существуют принципиальные разногласия, поскольку вермахт рассматривает решение еврейского вопроса по причинам установления всеобщей безопасности, как необходимое, а гражданская администрация считает по экономическим причинам решение еврейского вопроса в ближайшее время нецелесообразным". Поэтому можно было ожидать нового вмешательства воинских частей в отношении евреев, и в течение 1-го полугодия 1942 года вермахт на территории Беларуси уничтожил ещё не менее 20000 евреев.

Можно сказать, что вермахт нанёс белорусским евреям "первый удар". Действия вермахта лишили евреев значимости как индивидов, унизив их достоинство, и превратили сотни тысяч в "отбросы", которые потом систематически убирались карательными отрядами, полицией и войсками СС. Коменданты полевых и местных комендатур знали, что проводимые ими меры против евреев— только подготовительная работа к Холокосту.

Говоря о холокосте необходимо отметить роль белорусских, литовских, латышских, украинских коллаборационистов, которые принимали в нём активное участие.

В книге В. Романовского есть такие строки: "Гитлеровские пособники и полицейский аппарат принимали самое активное участие в массовом уничтожении советских людей еврейской национальности. Вместе с оккупантами они создавали гетто, загоняли туда еврейское население, грабили его имущество и непосредственно участвовали в расстрелах мирных советских граждан".

Израильский историк Леонид Смиловицкий, характеризуя обстановку в Западной Белоруссии в годы войны, замечает: "Города и местечки покрылись сетью военных гарнизонов, в которых рядом с немецкими военными, находились польские, белорусские, украинские, литовские и латышские полицейские части. Например, в Слониме в 1942 г. полицейский гарнизон состоял из отряда польской и белорусской полиции в 300 человек, украинского карательного батальона – 300 человек, литовского карательного батальона – 120 человек и 30 немецких жандармов. В Поставах общее число коллаборационистского гарнизона достигало 2000 человек, в Вилейке – 800, Зельве – 210. В дополнение к этому существовала сеть малых опорных пунктов от 100 до 200 человек".

Особым садизмом и жестокостью к евреям отличались действия 11-го резервного полицейского батальона Импулявичюса, состоявшего из литовских коллаборационистов, или, как называли их немцы, "литовских партизан". Их расправа с евреями г. Слуцка поразила даже немецкое гражданское руководство. Расстрел в Слуцке 5000 ни в чём не повинных мирных жителей всколыхнул всю Белоруссию; весть о страшном преступлении разнеслась далеко за её пределы. Батальону Импулявичюса не грозила перспектива остаться безработным. Вот кровавый след, оставленный палачами. Осень 1941 г. В г. Несвиже расстреляно 1500 евреев; в Клецке замучено 3000 человек; в местечке Березино расстреляна 1000 евреев; в Дзержинске за 2 часа уничтожено 1920 человек. "Литовские партизаны" участвовали в ликвидации Минского гетто.

От литовских коллаборационистов не отставали и белорусские. Первый крупный еврейский погром в г. Слониме провели 27 ноября 1941 г. пьяные немецкие жандармы и слонимские полицейские, которые с утра шарили по еврейским кварталам. Детей выбрасывали через окна, были случаи, когда их живыми разрывали… Около 8000 было расстреляно в этот день; на месте казни с ума сошло более 50 человек. 29 июля 1942 г. была проведена вторая массовая расправа над еврейским населением. Немцы и белорусская полиция бросали живых людей в огонь. За неделю было истреблено 9000 человек.

С первых дней оккупации территории Кореличского района немцы создали районную полицию в 100-150 человек, управляемую белорусами и состоящую из них. Вместе с жандармерией эти карательные органы начали истреблять евреев. Их арестовывали в Кореличах и направляли в Новогрудское гетто, где всех расстреляли (всего 700 человек).

При прямом содействии и соучастии бургомистра Борисовского района Станкевича только в ноябре 1941 г. было уничтожено 8000 евреев. Костяк непосредственных палачей евреев Борисова также составляли добровольцы.

Сёстры-партизанки Куксинские (г. Городок ) рассказывали: "Третьим мероприятием немцев и полиции был погром. Показывали русские предатели. Вообще предателей было много, и полицаи были хуже немцев. Во-первых, их труднее было обмануть; во-вторых, они были злее…".

До сих пор "белым пятном" в исторической науке остается место и роль коллаборационизма на территории Беларуси в 1941-44 гг. Одно очевидно, что без активного участия местных коллаборационистов нацистам не удалось бы в полной мере осуществить свою политику геноцида еврейского населения Беларуси.

Анализируя действий вермахта можно сделать вывод, что участие вермахта в холокосте осуществлялось на всех уровнях военного командования— от командующих войсками тыла группы