Xreferat.com » Рефераты по зарубежной литературе » Сны и сновидения в русской литературе

Сны и сновидения в русской литературе

Реферат на тему

СНЫ И СНОВИДЕНИЯ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ


Гришуковой Алены

11 «А» класс

Гимназия 1577


Москва. 2008 год

Оглавление


Введение

Евгений Онегин

Преступление и наказание

Тихий Дон

Мастер и Маргарита

Заключение

Список литературы


Введение


Мир снов и сновидений издревле интересовал человека как что-то столь же близкое нашему пониманию сколь далекое от него. Бодрствуя, мы видим и понимаем, что происходит вокруг, оцениваем происходящее - наше сознание работает так, как мы этого хотим. Но что происходит с сознанием человека во сне? Тайна, покрытая мраком ночи...


(из энциклопедии)

Сновидение — субъективное восприятие некоторой реальности, которая может включать в себя изображения, звуки, голоса, слова, мысли или ощущения во время сна. Сновидящий обычно не понимает, что находится во сне, принимая окружающее за реальность, и обычно не может сознательно воздействовать на сюжет сна. Издавна считалось, что сновидение несёт некое зашифрованное сообщение. Как правило, в древних и традиционных культурах бытовала вера в то, что это послание имеет отношение, прежде всего, к будущему человека или его окружения. Сновидения посылались человеку высшими существами (богами и проч.) именно с этой целью.

Прочитав приведенную выше статью из энциклопедии, трудно не проникнуться глубоким таинством сновидений. Это таинство подобно трясине: узнав немного, хочется узнавать еще и еще, постигать новые глубины. Так же, как и сами сны, это знание заполняет сознание и никогда нельзя пресытиться этим знанием, как нельзя пресытиться сном. Поэтому, коснувшись однажды темы сновидений, стремишься изучить эту тему как можно больше. Так, однажды я заинтересовалась эзотерикой, в частности феноменом гипноза, а гипноз и сон связаны между собой более чем тесно. Мне стало интересно, имеют ли сны и сновидения столь же большую роль в литературе, и поэтому я выбрала именно такую тему для своего реферата.

Есть одна старинная притча. Философу приснилось, что он стал мотыльком. И, проснувшись, он уже не знал, кто он: мудрый старец, видевший во сне, будто он стал мотыльком, или мотылёк, которому снится, что он — мудрый старец.

В этой притче сон и явь переплетаются. И если даже философ не может провести между ними чёткую грань, чего же тогда ожидать от простых смертных? Иногда приходится слышать, что мы живём в мире иллюзий или в каком-то придуманном мире. Люди часто говорят о том, что им хотелось бы забыться и уйти от повседневных забот. Желание уснуть и не видеть ничего вокруг, так или иначе, возникает у каждого человека. Сон — это всегда что-то загадочное, необъяснимое.

В русской литературе сны всегда играли не меньшую, а иногда и большую роль, чем реальная действительность. Многие авторы делали сон полноценным “действующим лицом” своих произведений. Сны героев позволяют лучше понять характеры их героев, причины их поступков, отношение к людям и к себе. Ведь, по сути, сон — это время, когда освобождается подсознание человека. А оно не сковано внешними условностями, не позволяет лгать, притворяться и прикрываться масками. Наверное, именно по этим причинам авторы так часто прибегают к следующему приему: раскрытие личности персонажа через его сон.

Проблематика сновидений, использованных в произведениях художественной литературы, широка и разнообразна. Часть из них имеет ярко выраженную политическую окраску, в других случаях сны помогают глубже понять субъективные переживания героев, есть сны-иносказания, а иногда сон выступает в произведении как средство, помогающее сделать текст более занимательным. Но как бы то ни было, сны в художественной литературе всегда служат для того, чтобы ярче отразить связь творческой фантазии писателя с реальной жизнью.

В своем реферате я рассмотрю роль снов в русской литературе и выявлю, какую функцию они выполняют в произведениях наших классиков. Будут рассмотрены сновидения из четырех романов:

«Евгений Онегин» А.С. Пушкина

«Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского

«Тихий Дон» М.А. Шолохова

«Мастер и Маргарита» М.А. Булгакова

Евгений Онегин


Роман А.С. Пушкина «Евгений Онегин» - весьма своеобразен и необычен: большое количество причудливых героев, лирических отступлений, присутствие автора в строках произведения, да и сам жанр «роман в стихах», определенный лично Пушкиным и доселе не существовавший, делает роман не похожим ни на один другой. Немалую роль в произведении играет каждый прием, использованный гениальным автором. Сон Татьяны Лариной – не исключение. Вообще, особенность сна литературного героя заключается в том, что читатель, имея возможность сравнить его содержание с последующими событиями в судьбе персонажа, может угадать логику автора и раскрыть значения символов.

Эпизод сна Татьяны встречается читателю в середине романа – к этому моменту он уже достаточно знаком с главными героями. Остался позади визит Онегина в дом Лариных, знакомство Евгения и Татьяны, уже написано любовное письмо и получен отказ... Продолжаются лишь страдания несчастной девушки. Не в силах справиться с переполнившими ее чувствами, Татьяна заболевает:


Увы, Татьяна увядает,

Бледнеет, гаснет и молчит!

Ничто ее не занимает,

Ее души не шевелит.


Терзая собственное сердце и силясь найти разгадку Евгения Онегина, в ночь на святки она идет гадать.


Татьяна верила преданьям

Простонародной старины,

И снам, и карточным гаданьям,

И предсказаниям луны.


Но, ни одно гаданье не дает результата. Тогда Татьяна, по совету няни, кладет под подушку свое девичье зеркало и засыпает.

«И снится чудный сон Татьяне...»

Татьяне снится, будто бы она идет по мрачному лесу, и на пути встречается ей ручей, который она боится перейти: мостик из двух жердочек, склеенных льдом, кажется ей «гибельным». В этот момент из сугроба появляется медведь, протягивает руку и переводит Татьяну через ручей. После чего она продолжает свой путь, но уже не одна, а преследуемая медведем. В попытке убежать Татьяна падает, и медведь поднимает ее и несет в шалаш своего «кума» - Евгения Онегина. Внутри – шум, точно «как на больших похоронах», и страшные чудовища-гости. События сменяются очень резко, и вот, Татьяна уже сидит наедине со своим возлюбленным... Стук в дверь – входят Ленский и Ольга... Евгений бранится на незваных гостей; спор, нож, и – Ленский убит. Раздался нестерпимый крик...

«И Таня в ужасе проснулась...»

Увиденное во сне мучит Татьяну, она принимается искать в соннике значение увиденного, однако приходит к выводу, что «ее сомнений Мартын Задека не решит; но сон зловещий ей сулит печальных много приключений».

На самом деле сон Татьяны – очень символический эпизод романа. Этот сон – не просто вещий - он в мельчайших подробностях отражает судьбы главных героев и помогает понять всю глубину переживаний девушки. Для осмысления значения этого эпизода, выделим слова-символы и обратимся к соннику.

В первой строфе сна выясняется, что действие происходит зимой: Татьяна сначала идет по "снеговой поляне", затем - по "жердочкам, склеённым льдиной", переходит протекающий в сугробах ручей, "не скованный зимой", и попадает в заснеженный лес, где "дороги нет; кусты стремнины метелью все занесены, глубоко в снег погружены". Таким образом, первое ключевое слово – «зима».

Согласно толкованию снов, зима (а также снег, сугроб, лед, метель) – означает «печаль» или «смерть». Так, в описании смерти Ленского надвигающаяся кончина героя сравнивается с глыбой снега, которая катится с вершины горы: "Так медленно по скату гор, на солнце искрами блистая, спадает глыба снеговая... младой певец нашел безвременный конец"

Быть скованным льдом - значит «быть скреплённым смертью». Разгадка этого символа в описании могилы Ленского, где две сосны "скреплены смертью", т.е. под ними похоронен Ленский: "Две сосны корнями срослись; под ними струйки извились ручья соседственной долины".

Оказаться в заснеженном лесу - 'попасть в царство смерти, т.е. в потусторонний мир, мир душ. Если лес - царство душ, то хозяин леса - 'хозяин царства душ'. А так как медведь считается хозяином леса, то он также и проводник в царстве мертвых, в которое попадает Татьяна.

Все эти картины предсказывают смерть Ленского, однако нельзя не отметить и очевидные пророчества этой гибели. Например, находясь в сенях «шалаша», Татьяна слышит «крик и звон стакана, как на больших похоронах...». Более того, в конце сна у Онегина с Ленским случится спор, который выльется в дуэль. На этой дуэли Онегин убьет Ленского – впоследствии же, в реальной жизни, события будут развиваться именно так, то есть Татьяна практически увидела во сне будущее.

Другое пророчество сна Татьяны – ее замужество.

Слово «снег», помимо смерти, имеет также значение «приносящий плодородие». Отсюда покрыть снегом - 'покрыть свадебным покрывалом'. По всей видимости, глубокий снег, сугробы, в которых Татьяна вязнет, падает и где её настигает и берет на руки медведь, предвещает будущее замужество.

Согласно народной традиции, перейти девушке через ручей - значит 'выйти замуж'. Мостик из двух жердочек символичен – одно из святочных гаданий на жениха (как раз то, которое применила той ночью Татьяна) заключается в том, что девушки делают из прутиков мостики на зеркале и кладут его под подушку, загадывая: "Кто мой суженый, кто мой ряженый, тот переведет меня через мост". В романе же "мостком" к замужеству стала смерть Ленского, ведь именно после дуэли и отъезда Онегина Татьяна уехала в Москву, где и вышла замуж за генерала.

Медведь же - 'будущий жених Татьяны - генерал'. Дело в том, что медведь издревле ассоциировался у народа с женихом как символ богатства и плодородия, к тому же Пушкин подчеркивает, что медведь был "косматый", "большой взъерошенный" – как сам генерал.

Более того, во сне медведь приносит Татьяну к хижине Онегина со словами "здесь мой кум". И действительно, в Москве, на приеме, генерал знакомит Онегина, "родню и друга своего", с Татьяной - своей женой.

Получается, что гадание сбылось – Татьяна действительно видела во сне своего суженого, правда, скрытого от нее в образе медведя. Об этом можно догадаться и без помощи толкования снов, ведь возле ручья медведь подает Татьяне руку – то же самое делает жених, когда сватается – предлагает «руку и сердце».

Третий немаловажный символ сна Татьяны – «шалаш», который в результате оказывается вполне благоустроенной хижиной, с сенями, столом и лавками. Иными словами, это «дом».

Слово «дом» издавна имеет значение «человек» - такое сопоставление пошло из языческого «огонь – душа человека» (а домашний очаг, как известно, - душа дома). С помощью такого символа раскрывается тайна внутреннего мира Евгения Онегина – тайна, давно мучившая Татьяну. По соннику, смотреть в дверную щель хижины снаружи – значит «пытаться понять внутренний мир Онегина».

Войдя в комнату, Татьяна видит, что Онегин правит домовыми и своими гостями-демонами. Простая логическая цепочка: если "хижина" - Онегин, то все, что внутри (и в частности домовые) - части его внутреннего мира. Отсюда эпизод управления демонами символизирует властность героя: "Он знак подаст - и все хлопочут; он пьет - все пьют и все кричат; он засмеётся - все хохочут; нахмурит брови - все молчат".

Смотреть на дверь изнутри дома - 'избегать самого себя' ("Онегин за столом сидит и в дверь украдкою глядит"). Возможно, речь идет о хандре Онегина, заставившей его, "томясь душевной пустотой", охладеть к жизни и ненавидеть самого себя.

Проникнуть в дом - 'стать предметом мыслей и чувств. Онегина'. Появление Татьяны в хижине символизирует будущую любовь к ней Евгения. Впоследствии уже влюбленный Онегин увидит во сне тот же сюжет: "сельский дом - и у окна сидит она... и всё она!".

Исчезновение "домовых" - 'избавление от прежних пороков'. После того, как Татьяна проникла в хижину, домовые сначала смутились, а потом и вовсе скрылись. Очевидно, любовь к Татьяне полностью изменила внутренний мир Евгения, избавила его от "демонов".

И наконец, разрушение дома - 'болезнь Онегина'. В финале сна "хижина шатнулась". И действительно, в конце романа Онегин заболевает. («Бледнеть Онегин начинает... Онегин сохнет - и едва ль уж не чахоткою страдает») Кроме того, герой переживет огромную душевную трагедию, когда осознает всю безнадежность своей любви к Татьяне. Интересно, что на эпизоде разрушающейся хижины сон обрывается так же неожиданно, как на эпизоде объяснения Татьяны и Онегина обрывается весь роман.

Таким образом, в эпизоде сна Татьяны также раскрывается внутренний мир человека, на которого она гадала в ту ночь, ее возлюбленного – Евгения Онегина.

Значение приема сна в романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин» поистине велико: этим приемом автор не только раскрывает внутренний мир главных героев, но и дает внимательному читателю заглянуть вперед, приоткрывает завесу тайны.

Преступление и наказание


Федор Михайлович Достоевский – очень талантливый психолог. В своих произведениях он ставит героев в сложные, экстремальные жизненные ситуации, в которых обнажается их внутренняя сущность, открываются глубины психологии и внутреннего мира. Для отражения психологического состояния главного героя в романе “Преступление и наказание” Достоевский использовал разнообразные художественные приемы, среди которых немаловажную роль играют сны, так как в бессознательном состоянии человек становится самим собой, теряет все наносное, чужое и, таким образом, свободнее проявляются его мысли и чувства.

В романе «Преступление и наказание» читателю ярко рассказывается всего три сна Родиона Раскольникова, хотя этот герой настолько погружен в себя, что грань между сном и реальностью здесь в принципе практически стерта. Однако без этих снов невозможно до конца понять его душевное состояние. Они не только являются осмыслением жизненной ситуации героя, но и предвещают грядущие перемены в жизни.

Первый сон Раскольников видит незадолго до убийства, заснув в кустах в парке после “пробы” и тяжелой встречи с Мармеладовым. Перед тем, как заснуть, он долго блуждает по Петербургу и думает о полезности убийства старухи-процентщицы, которая отжила свой век и «заедает» чужой.

Раскольникову снится его детство, еще в родном городке. Он гуляет с отцом и проходит мимо кабака, из которого выбегают пьяные мужики. Один из них, Миколка, приглашает остальных прокатиться не его телеге, в которую впряжена «маленькая, тощая, саврасая крестьянская клячонка». Мужики соглашаются и садятся. Миколка бьет лошадь, принуждая ее тянуть телегу, но она из-за слабости не может даже идти шагом. Тогда хозяин начинает бить клячу с остервенением и в результате убивает ее. Раскольников-ребенок в первый момент смотрит на все происходящее в ужасе, потом бросается защищать лошадь, но слишком поздно.

Главная мысль этого эпизода заключается в неприятии убийства натурой человека, и в частности натурой Раскольникова. Мысли и заботы о матери и сестре, желание доказать свою теорию об «обыкновенных» и «необыкновенных» людях на практике побуждают его думать об убийстве, заглушать муки натуры и в конечном счете приведут в квартиру старухи-процентщицы.

Этот сон символичен:

Раскольников-мальчик любит ходить в церковь, олицетворяющую небесное начало на земле, то есть духовность, нравственную чистоту и совершенство.

Однако дорога в церковь проходит мимо кабака, который мальчик не любит. Кабак — это то жуткое, мирское, земное, что губит в человеке человека.

- эти символы показывают, что внутри героя происходит постоянная борьба души и разума, которая будет продолжаться еще долго после преступления и только в эпилоге романа душа одержит победу.

Отголоски первого сна Раскольникова встречаются на протяжении всего произведения:

Раскольников, содрогнувшийся перед тем, что он задумал, все-таки убьет старуху и еще Лизавету, такую же беспомощную и забитую, как кляча: она не осмелится даже поднять руку, чтобы защитить лицо от топора убийцы;

Умирающая Катерина Ивановна выдохнет вместе с чахоточной кровью: «Уездили клячу!»;

Спрятав под камень украденные у старухи драгоценности, Раскольников возвртится домой “дрожа, как загнанная лошадь”;

Встретившийся Раскольникову кабатчик Душкин будет рассказывать «бабушкин сон» и при этом «врать как лошадь»...

Все эти мимолётные указания звучат как назойливая нота, однако же не раскрывают глубокой символики загадочного сна.

Первый сон Родиона Романовича Раскольникова является также вещим. Этот сон - предзнаменование того, что ему не следует идти на преступление, что у него ничего не получится. Так же, как во сне маленький Родя пытается защитить лошадь, но оказывается бессильным против жестоких пьяных мужиков, в жизни он – маленький человек, не способный изменить общественный строй. Прислушайся Раскольников не к зову ума, а к зову сердца, прозвучавшему во сне, — страшное преступление не свершилось бы.

Таким образом, в первом сне Раскольникова не только показаны истинные душевные качества героя, но и дано предзнаменование неминуемой ошибки, пророчество грядущей смерти («я себя убил или старушонку?»).

Между первым и вторым снами, непосредственно перед убийством, Раскольникову приходит видение: пустыня и в ней оазис с голубой водой (здесь используется традиционная символика цвета: голубой — цвет чистоты и надежды, возвышающий человека). Раскольников хочет напиться, значит, для него еще не все потеряно, есть возможность отказаться от “эксперимента над собой”. Однако, вновь не принимая во внимание зов сердца, Раскольников все же идет к Алене Ивановне с топором, болтающимся в петле под пальто...

Второй сон Раскольников видит уже после убийства, непосредственно перед приходом Свидригайлова - образа демонического и своеобразно олицетворяющего зло. Перед сном Раскольников думает о драгоценностях, спрятанных им во дворе старого дома под камнем.

Раскольникову снятся уже пережитые события: он идет к старухе-процентщице. “...На стуле в уголку сидит старушонка, вся, скрючившись и наклонив голову, так что он никак не мог разглядеть лица, но это была она. Он стоял перед ней: “боится!” — подумал он, тихонько высвободил из петли топор и ударил старуху по темени, раз и другой. Но странно: она даже не шевельнулась от ударов, точно деревянная. Он испугался, нагнулся ближе и стал ее разглядывать; но и она еще ниже нагнула голову. Он пригнулся тогда совсем к полу и заглянул ей снизу в лицо, заглянул и помертвел: старушонка сидела и смеялась,— так и заливалась тихим, неслышным смехом... Бешенство одолело его: изо всей силы начал он бить старуху по голове, но с каждым ударом топора смех и шепот из спальни раздавались все сильнее и слышнее, а старушонка вся так и колыхалась от хохота”.

Этот сон удивителен по своей психологической точности и художественной силе. Достоевский нагнетает, сгущает краски (смех у старухи “зловещий”, гомон толпы за дверью явно недоброжелательный, злобный, насмешливый), чтобы как можно более четко и достоверно отразить состояние отчаявшейся души героя, особенно усилившееся после провала «эксперимента над собой».

Раскольников оказывается не Наполеоном, не властелином, имеющим право с легкостью переступать через чужие жизни ради достижения своей цели; муки совести и страх разоблачения делают его жалким, и смех старухи — это смех и торжество зла над не сумевшим убить в себе совесть Раскольниковым.

Второй сон Родиона Романовича - это сон человека, который удостоверился, что он не старуху убил, а себя убил. И убийство это столь же напрасно, как попытки убить старушку. Эпизод сна дает ответ главному герою и читателю, что эксперимент был затеян зря; предчувствие того, что напрасное убийство повлечет за собой наказание.

В действительности наказание вступило в силу еще задолго до совершения преступления и продолжится сразу после пробуждения главного героя – Раскольникова ожидает встреча со Свидригайловым...

Свидригайлов — человек, стоящий по ту сторону добра и зла, находящийся на грани нормальной и больной психики. Его образ является двойником образа Раскольникова. У Свидригайлова много грехов, но он о них не задумывается, потому что для него преступление — нормальное явление. После того, смерти жены он подвержен видениям: Марфа Петровна является ему везде, разговаривает с ним; ему постоянно снится сон, в котором жена напоминает ему о незаведенных часах. Свидригайлов не может вынести страданий и решается на последний в своей жизни, самый страшный грех, – самоубийство.

Образ Свидригайлова также очень глубоко показан Достоевским через сны и видения и олицетворяет путь, по которому мог бы пойти Раскольников, если бы был слабее душой.

Но Раскольников оказывается выше и, поддерживаемый Сонечкой Мармеладовой, признается в своем преступлении и отправляется на каторгу.

Последний, третий сон главный герой видит на каторге, уже на пути к нравственному возрождению, глядя на свою теорию другими глазами. Раскольников болен, лежит в бреду. Под подушкой – Евангелие, принесенное Соней по его(!) просьбе (однако ни разу доселе им не открытое).

Ему снятся картины апокалипсиса: «Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали. Все были в тревоге и не понимали друг друга, всякий думал, что в нем в одном и заключается истина, и мучился, глядя на других, бил себя в грудь, плакал и ломал себе руки. Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать злом, что добром. Не знали, кого обвинять, кого оправдывать. Люди убивали друг друга в какой-то бессмысленной злобе...»

В этом сне Раскольников смотрит на свою теорию по-новому, видит ее антигуманность и расценивает ее уже как возможную причину возникновения ситуации, угрожающей по своим последствиям (этот апокалипсис – и есть последствия воплощения теории Раскольникова в жизнь). Именно теперь, при осмыслении третьего сна, происходит переосмысление героем смысла жизни, изменение его мировоззрения, постепенное приближение к духовному совершенству - то есть совершается нравственное возрождение Раскольникова, трудное, болезненное, но все же очистительное и светлое, купленное ценой страдания, а ведь именно через страдание, по мнению Достоевского, человек может прийти к настоящему счастью.

Сны в романе имеют разное содержание, настроение и художественную функцию, но их общее назначение, одно: наиболее полное раскрытие основной идеи произведения — опровержения теории, убивающей в человеке человека при осознании этим человеком возможности убийства им другого человека.


Тихий Дон


Во второй книге романа Михаила Шолохова «Тихий Дон» мы встречаемся с эпизодом, в котором генерал Корнилов рассказывает о сне, увиденном им накануне. Хотя возможность того, что нечто подобное действительно могло присниться генералу Корнилову и каким-то образом стать известным автору романа, не исключена, я склонна предполагать, что этот сон скорее был попросту сочинен Михаилом Шолоховым. Таким образом, в моем понимании сон Корнилова – литературный.

Как известно, основной особенностью литературного сна является то, что он иносказателен, что в нем в образной форме выражаются переживания человека, дается его оценка или представляется значение происходящих событий. И в этом смысле сон очень близок образной природе литературы. Потому, видно, сны столь часто в ней и встречаются. Но сон вовсе не повторяет жизненную ситуацию, как этому учат бульварные сонники. Здесь иная закономерность, о которой можно сказать стихами К. Бальмонта:


«Он с жизнью был несходен,

Но с жизнью сопряжен».


На первый взгляд сон, о котором рассказывает генерал Корнилов в тексте романа, сюжетно немотивирован, даже вроде бы неуместен. Однако первое мнение зачастую бывает ошибочным. Обращаясь к изображению сна, автор, конечно же, разрешает какую-то свою эстетическую и мировоззренческую задачу, передать которую иными средствами он не может. То есть то, что изображается с помощью сна, в какой-то иной форме более в тексте не повторяется, не дублируется декларативно, но так или иначе связано со смыслом и значением постигаемого в произведении. А потому можно с уверенностью сказать, что сон является ключевым местом для понимания произведения в целом. Ничего не значащим, «лишним» в тексте художественном он быть не может, тем более в таком произведении, как «Тихий Дон».

Книга вторая, часть четвертая, глава шестнадцатая – пересказ сна Корниловым:


«Сегодня я видел сон. Будто я – бригадный командир одной из стрелковых дивизий, веду наступление в Карпатах. Вместе со штабом приезжаем на какую-то ферму. Встречает нас пожилой, нарядно одетый русин. Он потчует меня молоком и, снимая войлочную белую шляпу, говорит на чистейшем немецком языке: «Кушай, генерал! Это молоко необычайно целебного свойства». Я будто бы пью и не удивляюсь тому, что русин фамильярно хлопает меня по плечу. Потом мы шли в горах, и уже как будто бы не в Карпатах, а где-то в Афганистане, по какой-то козьей тропе… Да, вот именно козьей тропкой: камни и коричневый щебень сыпались из-под ног, а внизу за ущельем виднелся роскошный южный, облитый белым солнцем ландшафт…»


Пересказ происходит во время совещания Корнилова с Романовским, когда Корнилову становится уже абсолютно ясно, что «дело вооруженного переворота погибло», и он делится столь печальным положением с генералом Романовским. Тот, пытаясь, то ли успокоить главнокомандующего, то ли действительно веря, что не все еще потеряно, отвечает ему: «По-моему Лавр Георгиевич, пока у нас нет еще оснований быть пессимистически настроенными. Вы неудачно предвосхищаете ход событий…». В ответ же на такую реплику Романовского Корнилов, «задумчиво и хмуро улыбаясь», рассказывает свой сон, и таким образом наводит на предположение, что в этом сне и есть его оценка сложившейся ситуации.

Некоторая странность сна Корнилова состоит в том, что для военачальника он был бы более уместен перед сражением, как знамение и предсказание на возможный ход событий. Здесь же сон появляется тогда, когда все уже проиграно. Вероятно, однако, что таким своим положением сон и указывает на то, что Корнилову еще предстоит долгий и тернистый путь. Как потом и оказалось, до самого Екатеринодара, когда генерал был убит шальным снарядом, залетевшим в хату, где находился его штаб. Впрочем, об этом предстоящем ему пути говорится и в тексте романа: «Бесславно закончилось ущемленное корниловское движение. Закончилось, породив новое». Но и новое движение, как известно, потерпело поражение.

Как видим, в данном сне соединены два сюжета: галицийский, европейский – западный, и афганский – восточный, связанные между собой биографией генерала, тем, что он был участником там и там происходивших событий. Можно сказать, что в его судьбе проявилась судьба России, ее извечная, трудная, мучительная участь быть между разными мирами –