Xreferat.com » Рефераты по международным отношениям » Международное сотрудничество в области борьбы с терроризмом

А сколько
стоит написать твою работу?

цену

Вместе с оценкой стоимости вы получите бесплатно
БОНУС: спец доступ к платной базе работ!

и получить бонус

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту.

Если в течение 5 минут не придет письмо, возможно, допущена ошибка в адресе.

В таком случае, пожалуйста, повторите заявку.

Международное сотрудничество в области борьбы с терроризмом

Оглавление


Введение

Глава 1. Проблемы определения терроризма

§1. Понятие терроризма

§2. Понятие международного терроризма

§3. Виды терроризма

Глава 2. Международное сотрудничество в области борьбы с терроризмом

§1. Определение основных направлений деятельности

§2. Роль Управления ООН по наркотикам и преступности (ЮНОДК)

§3. Контртеррористический комитет (КТК)

§4. Региональное сотрудничество

4.1 Сотрудничество в рамках Содружества Независимых Государств (СНГ)

4.2 Шанхайская Организация Сотрудничества (ШОС)

4.3 Европейская деятельность

4.4 Информационная помощь

Глава 3. Актуальные проблемы борьбы с терроризмом в современности

§1. Терроризм и права человека

§2. Вовлечение личности в ряды радикльной организации.

Заключение

Список использованной литературы


Введение


Первые проявления терроризма возникли задолго до появления слова, их обозначающего. Террористы были всегда. Самая ранняя террористическая группировка – секта сикариев, которая действовала в Палестине в I веке нашей эры и истребляла представителей еврейской знати, выступавших за мир с римлянами. В качестве оружия сикарии использовали кинжал или короткий меч – сику. В действиях сикариев прослеживается сочетание религиозного фанатизма и политического терроризма: в мученичестве они видели нечто приносящее радость и верили, что после свержения ненавистного режима Господь явится своему народу и избавит их от мук и страданий.

В эти же времена в Индии действовали различные тайные общества. Члены секты «душителей» уничтожали своих жертв с помощью шелкового шнурка, считая этот способ убийства ритуальным жертвоприношением богине Кали. Один из членов этой секты сказал: «Если кто-нибудь хоть раз испытает сладость жертвоприношения, он уже наш, даже если он овладел разнообразными ремеслами, и у него есть все золото мира. Я сам занимал достаточно высокую должность, работал хорошо и мог рассчитывать на повышение. Но становился самим собой, только когда возвращался в нашу секту»1.

Систематические террористические акции начинаются во второй половине XIX века: в 70-е – 90-е годы анархисты взяли на вооружение «пропаганду делом» (террористические акты, саботаж), а их основная идея состояла в отрицании всякой государственной власти и проповеди ничем не ограниченной свободы каждой отдельно взятой личности. Главными идеологами анархизма на различных этапах его развития были Прудон, Штирнер, Кропоткин. Анархисты отвергают не только государственную, но любую власть вообще, отрицают общественную дисциплину, необходимость подчинения меньшинства большинству. Создание нового общества анархисты предлагают начать с уничтожения государства, они признают лишь одно действие – разрушение.

Начало XX века ознаменовалось высокой степенью потенциала напряженности и конфликтности. Причиной тому были изменения в способе организации промышленности, социальных отношений, рост роли средств массовой коммуникации.

Возвышение уровня политической социализации проявляющегося в двух аспектах: интерес и участие широких слоев в политике, в том числе и международной. Появляется феномен «общественного мнения». Фактически был дан старт тому процессу, который можно обозначить в современном термине «глобализация»; в тот период наиболее употребительном (не только в марксистском дискурсе) был «империализм». На рубеже веков очень остро встал национальный вопрос, по-прежнему и даже более конфликтно, наблюдалась идеологическая борьба, появлялись теории геополитики. Последние были призваны решать двойственную функцию: попытаться дать новую трактовку генезису и динамике международных отношений и одновременно «обслуживать» внешнюю политику того или иного государства.

Именно в рамках национальной, идеологической и геополитической борьбы получил свое развитие в первой половине XX века терроризм. В этот период он выходит на международную арену как средство осуществления политики.

Закончив краткий исторический экскурс, необходимо перейти к сути данной работы. В свете событий происходящих на протяжении последних десятилетий проблема терроризма встает действительно остро. Средства массовой информации за этот же промежуток времени превратила проблему в, своего рода, «шумовую бомбу», предоставив обывателю список ужасающих по масштабу террористический акций. Иногда, в форме сухого изложения сообщается об антитеррористической деятельности.

В своей работе я бы хотел осветить и проанализировать основные спорные вопросы, связанные с контртеррористической деятельностью. Любое явление реальной действительности для понимания человеком требует точного определения. Существует ли определение терроризма отвечающее потребностям человечества на данном этапе? Считаю необходимым осветить этот вопрос первоочередно. Хотя теоретическая деятельность безусловно ведется и в нормативных актах закреплено несколько вариаций определения указанного явления, практическая деятельность радикально настроенной группы людей не дают мирно существовать населению почти всего мира. В связи с этим возникает справедливый вопрос о механизме работы системы по борьбе терроризмом, который впоследствии необходимо также осветить.

В этой связи, можно выделить цель проводимого исследования, которую необходимо определить как установление и определение ключевых моментов борьбы с международным терроризмом и общий анализ деятельности.


Глава 1. Проблемы определения терроризма


§1. Понятие терроризма


Понятия «терроризм» и «террорист» появились в конце 18-го века. Если верить одному французскому словарю, якобинцы часто употребляли это понятие устно и письменно по отношению к себе - и всегда с положительным оттенком. Однако уже в ходе Великой французской революции слово «террорист» стало носить оскорбительный смысл, превратившись в синоним «преступника». Впоследствии термин получил более расширенное толкование и стал означать всякую систему правления, основанную на страхе. Затем, до самых недавних пор, слово «терроризм», употреблялось очень широко и означало весь спектр различных оттенков насилия.

Вместе с тем, анализ ряда работ отечественных авторов по определению понятия терроризма свидетельствует о том, что общим практически для всех исследователей при разработке определения является стремление более четко разграничить понятия "террор" (насилие сильных над слабыми (государства над оппозицией)), "терроризм" (применение насилия и устрашения слабыми (оппозицией) по отношению к сильному (государству)), "террористический акт". При этом среди ученых нет единого мнения по вопросу уголовно-правового определения понятия терроризма. Одни авторы (С.А. Эфиров, А.В. Наумов) полагают, что более плодотворно не искать универсальное определение терроризма, а следует ограничиться лишь некоторыми его признаками1. По мнению других, (А.Э. Жалинский), полезно было бы попытаться дать рабочее определение терроризма на правовом уровне2. Некоторые зарубежные авторы (например, В. Малиссон, С. Малиссон), напротив, не считают террор и терроризм понятиями, которые идентифицируются с четко определенными фактическими событиями, в силу широкого смыслового значения этих терминов.1

В словаре по правам человека, Шмида и Лонгмана дается следующее определение. «Терроризм - это подающее повод для сильного беспокойства неоднократное насильственное действие, которое осуществляется лицом, находящимся на нелегальном (или полулегальном) положении, группой или лицами, действующими от имени государства по политическим, уголовным причинам или по причине неприятия окружающего мира.

Терроризм "подпитывается" неприемлемой системой ценностей, моральным кодексом поведения, основанных на применении грубого насилия. Способы ведения военных действий, считающиеся чрезмерными (умышленные нападения на гражданское население, захват заложников, убийство заключенных), типичны для терроризма. Террористические акты, следовательно, можно рассматривать как аналоги военных преступлений в мирное время или, во время войны, просто как военные преступления» 2.

Некоторые утверждения указанного выше определения я считаю весьма спорными. Во–первых, это утверждение о том, что деятельность террористов осуществляется от имени государства, во–вторых, последний вывод о том, что терроризм можно рассматривать как аналог военного преступления. Относительно первого пункта, предполагается выделение так называемого государственного терроризма, когда теракты организуются или осуществляются при непосредственном участии государства против другого государства, как это имело место в период идеологического противостояния, например, в 1986 г. в отношении Ливии (понятие государственного терроризма тоже достаточно спорно, поскольку в подобных случаях более правильным является понятие акта агрессии одного государства против другого, тем не менее, стоит лишь констатировать существование первого в реальной действительности).3

В целом, в подтверждение нахожу необходимым привести рассуждение С.Е. Шилова, члена президиума Академии парламентского корпуса РФ, автора многих аналитических статей: «Террор (терроризм) - историко-правовое явление, историко-правовой институт. Его понятие не исчерпывается преступной деятельностью транснациональных криминальных групп. Историко-правовая разработка концепции терроризма является предпосылкой понимания его сущности. Террор должен быть раскрыт как деструктивный, но объективно-исторический институт, явление. Институт революции и институт государства изучены на историческом опыте и в анализе. Опыт этого изучения должен быть распространен и на террор.

Подобно институту революции, тоталитарного государства, институт террора имеет свой, отличный от цивилизованного (и противостоящий ему) способ воспроизводства, свои социально-экономические, правовые, информационные и иные отношения, административно-территориальную организацию, идеологию, собственное жизненное, геополитическое, этнонациональное пространство. Так, террор не тождественен войне: террор может вести войну, как может вести войну революция, как может вести войну тоталитарное государство. Но, когда террор войны не ведет, он существует, не прекращает существовать во всех институциональных смыслах»1.

Наиболее подходящим определением, отвечающим требованиям реальной действительности, считаю следующее: терроризм - это преступное деяние, состоящее в применении насилия или в угрозе насилием в отношении отдельных лиц либо группы лиц, сопровождающееся устрашением населения и преднамеренным созданием обстановки страха, подавленности, напряженности с целью оказания воздействия на принятие решений, выгодных для террористов и отличающееся повышенной общественной опасностью и публичным характером его совершения. При этом, цели террористов могут быть различными: религиозными, политическими, экономическими и т.д. Здесь присутствует один немаловажный термин – «общественная опасность». Он, безусловно, тесно связан с самим понятием «терроризм». Неоспоримо, что этот термин является антонимом по отношению к «общественной безопасности»:

Общественная безопасность - это состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Жизненно важные интересы - совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства.1


§2. Понятие международного терроризма


С 1970-х годов широко используется термин «международный терроризм», который проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества ООН определяет как «совершение, организацию, содействие осуществлению, финансирование или поощрение агентами или представителями одного государства актов против другого государства или попустительство с их стороны совершению таких актов, которые направлены против лиц или собственности и которые по своему характеру имеют цель вызвать страх у государственных деятелей, групп лиц или населения в целом»2.

Тем не менее, несмотря на широкое использование этого термина до настоящего момента, не существует общепринятого определения международного терроризма.

До сегодняшнего дня не принято всеобъемлющей конвенции по борьбе с международным терроризмом. Правовую базу в этой сфере составляют 12 универсальных и 7 региональных конвенций, акты Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН, которые «решительно осуждают все акты, методы и практику терроризма как преступные и неоправданные, где бы и кем бы они ни совершались»1. Попытки разработать определение международного терроризма предпринимались начиная с III Международного конгресса по унификации уголовного законодательства (Брюссель, 1930). Так, например, Конвенция Лиги Наций по предотвращению и наказанию актов терроризма (1937) предписывала рассматривать как международный терроризм "всякое умышленное противоправное действие, направленное против государства и имеющее своей целью создание состояния террора в умах отдельных людей, групп лиц или общества в целом"2.

Действующие соглашения не содержат общего определения международного терроризма. Круг противоправных деяний очерчивается исходя из целей соответствующей конвенции (например, ст. 1 Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (16.12.1970г.), ст. 1 Конвенции по борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (23.09.1971г.), ст. 2, пар. 1, Конвенции о предупреждении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой (14.12.1973), ст. 2 Конвенции о пресечении бомбового терроризма (15.12.1997), ст. 2 Международной конвенции о пресечении финансирования терроризма (9.12.1999), ст. 2 проекта Всеобщей конвенции по терроризму, представленного Комитетом по терроризму в 2002 г.).

Международные соглашения, в большей своей массе, не регламентируют международный терроризм в целом, а направлены на борьбу с отдельными его проявлениями, такими, как незаконный захват и угон воздушных, морских и речных судов, преступления в отношении лиц, пользующихся международной защитой, взятие заложников, использование определенных отравляющих или взрывчатых веществ для террористических целей и др. Отдельные региональные акты, как, например, Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (принятая 15.06.2001г.), также очерчивают только круг противоправных деяний, рассматриваемых как терроризм, хотя и в более общей форме.

По моему мнению, единственный орган, способный решить каким-либо образом проблему определения международного терроризма – это Совет Безопасности ООН (далее СБ). СБ, к сожалению, часто отводится не основная, а вспомогательная роль в законотворчестве. По объективным причинам ранее страны избегали передавать спор на его рассмотрение из-за боязни насторожить государства, оказывающие помощь террористам, или ввиду возможности наложения вето постоянных членов СБ. Государства предпочитают опираться на решение о существовании угрозы международному миру и безопасности, чем нарушать прямой запрет СБ, даже в случаях, когда Совет демонстрирует свою готовность рассмотреть сложившуюся ситуацию. Данная тактика использовалась Израилем во время захвата заложников в аэропорту Ентеббе (1976г.), при бомбардировке атомной станции в Ираке, странами НАТО в Югославии (1999г.). Схожая ситуация сложилась в отношении Афганистана (2001г.) и Ирака (2003г.). В первом случае США использовали неопределенность резолюции Совета и начали военную операцию без прямой санкции СБ. В ситуации с Ираком мнение СБ просто игнорировалось.

Резолюции СБ, принятые за последнее время и касающиеся случаев терроризма, имеют следующие общие черты:

Во-первых, признается, что международный терроризм представляет собой угрозу для международного мира и безопасности и является вызовом всем государствам и всему человечеству1. На государства налагается обязанность отыскать и привлечь к ответственности исполнителей, организаторов и спонсоров террористических нападений1. При этом Совет Безопасности подчеркивает актуальность принципа aut dedere aut judicare2

Во-вторых, международный терроризм квалифицируется как преступление3.

В-третьих, акцентируется необходимость сотрудничества, а не принуждения в вопросах выдачи4.

Анализ международного законодательства в целом позволяет выделить следующие закономерности:

во-первых, кодификация законодательных норм в области борьбы с терроризмом способствует его более эффективному применению;

во-вторых, внутреннее право стран должно своевременно реагировать на изменение в международной договорной практике в этом направлении, последовательно отражая все ее позитивные начала;

в-третьих, при подготовке и принятии законодательных и иных нормативных актов, регламентирующих борьбу с терроризмом, целесообразно исходить из особенностей складывающейся общественно-политической и криминогенной ситуации в стране или регионе, а не придерживаться принципа так называемой модельности, то есть построения нормативно – правового акта на основании уже существующего, как правило имеющего большую юридическую силу, с закрплением правил, содержащихся в нем без каких – либо изменений, необходимых применительно, допустим, к региону, имеющему специфические черты.


§3. Виды терроризма


Институт борьбы с терроризмом (Израиль) выделяет три вида терроризма:

Международный терроризм - место совершения терактов не имеет значения; террористическая группа состоит из лиц разной национальности и (или) вероисповедания; объектом борьбы являются либо политические и религиозные взгляды, либо международные организации, соглашения, институты; террористическая деятельность спонсируется иностранным (по отношению к территории деятельности) государством (государствами) или частными лицами, организациями, не являющимися резидентами территории (страны) деятельности группы.

Внутренний терроризм - место совершения террористических акций - страна пребывания; террористическая группа состоит, как правило, из граждан одной страны, национальности, вероисповедания; объектом борьбы являются внутренние проблемы страны пребывания.

Объектный терроризм - террористические акты совершаются в отношении определенных объектов жизнедеятельности, которые террористические группы считают вредными или опасными (анти-атомный терроризм, экологический терроризм).

Федеральное Бюро Расследования выделяет также такой вид терроризма, как вооруженная борьба за независимость, принимающая формы терроризма. К ней относится террористическая деятельность повстанцев (insurgents) против военных и полицейских объектов колониальной стороны. Впрочем, отмечается в отчете ФБР, в случае нанесения ущерба гражданским лицам или применения силы в отношении "невиновных", такая форма борьбы может также расцениваться как терроризм.1

Российский ученый Яхлов А.В. в своей статье «Терроризм и международные отношения в первой половине XX века»2 дает собственную классификацию видов терроризма, выделяя национальный, идеологический и геополитический. Не объясняя сути собственной классификации автор приводит несколько примеров данных видов терроризма:

Говоря о национальном терроризме, автор приводит следующее историческое событие. «Ярчайший пример - убийство 28 июня 1914 года в Сараево наследника австро-венгерского престола Франца Фердинанда и его супруги. Террористический акт произошел на территории Боснии, которая в тот момент (и это было признано на международном уровне) входила в состав Дунайской империи. Поскольку преступник был пойман, то стало ясно, кого он представляет: организацию «Млада Босна», ставившую цель отторжение данной территории и присоединение к Сербскому королевству. (... принцип территориальной целостности (и, соответственно суверенитета) был закреплен в международном праве еще Венским Конгрессом 1815г.) Предварительное следствие выявило, что покровители Гаврилы Принципа и всей организации находятся в соседней Сербии».

Другим ярким примером национального терроризма была волна убийств в Веймарской Германии в начале 20-х годов политиков, выступавших за сотрудничество с Западом, сам факт которого рассматривался как национальное предательство, что не удивительно в условиях распространения «теории заговора» и, как следствие ксенофобии, глубочайшего экономического кризиса, культурной дезориентированности, социального отчаяния. Все это питательная среда терроризма. Правда, здесь убийства проходили на территории самой республики. В 1920 году был убит М. Эрцбергер, который подписал от имени Германии Версальский мирный договор и выступал за его соблюдение, в 1921 произошло покушение на первого канцлера республики Ф. Шейдеманна, в 1922 убит крупный промышленник, министр иностранных дел, еврей по национальности В. Ратенау, проводивший политику баланса между Западом и Востоком …. Это только наиболее яркие примеры политического экстремизма. Следствием стало то, что внешняя политика Германии с середины 20-х (еще при демократии) ориентировалась на реванш. Данный импульс в полной мере был задействован нацистами.

Яркими примерами идеологического терроризма была серия убийств русскими эмигрантами советских дипломатов. Первым актом такого рода стало убийство В. Воровского в Лозанне (1923 г.). Потом последовали убийства Т. Нетте в Латвии (1926 г.), П. Воейкова в Варшаве (1927 г.). Все они в качестве главной цели имели обострение отношении Советской России с Западом, провоцируя ее на жесткую реакцию и конфликт. Стимулом была ненависть к коммунистам. Все исполнители были на момент совершения преступления маргиналами. В случае с В. Воровским цель была достигнута, впоследствии СССР предпочитал более мягкую реакцию на произошедшее. Примечательно, что ни один из террористов не был наказан. Своеобразным отклонением от идеологического терроризма стало убийство в 1932 году президента Франции П. Думера, опять-таки русским эмигрантом В. Горгуловым. Цель помешать наметившемуся сближению двух государств. Террорист был застрелен на месте, что, само по себе, подозрительно. Впрочем, и цель реализована не была. Противоположная идеологическая сторона также стала использовать террористические методы, создав специальную структуру в недрах НКВД под руководством П. Судоплатова. Похищение во Франции и последующее убийство в России генералов Кутепова (1930) и Миллера (1937), а уж тем более убийство Л. Троцкого в Мексике (1940) – типичные случаи терроризма.

Геополитический терроризм пересекается с национальным и идеологическим, но имеет свою глубинную цель: расширение «жизненного пространства», реализацию соответствующей концепции. В этой связи терроризм как средство осуществления политики был активно задействован нацистской Германией и ее структурами (в том числе и государственными) для устранения знаковых фигур-препятствий. Уже в 1934 году произошла серия дерзких актов. 25 июля переодетые члены СС прямо в государственной резиденции убили канцлера соседней Австрии Э. Дольфуса и предприняли попытку переворота. Этому предшествовали акты диверсий на транспорте и убийство ряда мелких чиновников Австрийской республики. Радиостанция из Мюнхена прямо подстрекала к терроризму. Гитлер с трудом сдерживал демонстрацию радости от происходящего. Впрочем, путч провалился, а некоторые его участники казнены. 9 октября была реализована операция «Тевтонский меч»: убийство в Марселе короля Югославии Александра и министра иностранных дел Франции Луи Барту. В организации убийства напрямую были задействованы, в том числе и дипломатические структуры Германии, а непосредственным убийцей был македонец В. Георгиев. Убийство имело далеко идущие последствия. Сорван план реанимации Малой и Балканской Антанты как противовес нацистской политики, замедлилось франко-советское сближение.

В юридической литературе можно встретить понятие суицидный терроризм, который определяют как готовность пожертвовать своей жизнью в интересах достижения определенной политической цели. В настоящее время существует около десяти религиозных и светских террористических групп, способных использовать суицидный терроризм как тактический прием в борьбе против своего или иностранного правительства. К таким группам относятся: Исламское движение сопротивления ("Хамас") и "Палестинский исламский джихад", на оккупированных Израилем территориях; "Хезболлах" ("Партия Аллаха") в Ливане; "Египетский исламский джихад" и "Гамайя исламия" ("Исламская группа") в Египте; "Вооруженная исламская группа" (GIA) в Алжире; международная группа "Барбар Халса" (BKI) в Индии; "Тигры освобождения Тамила" (LTTE) в Шри-Ланке; Рабочая партия Курдистана (РКК) в Турции; сеть ячеек террористической организации Усамы бен Ладена "Аль-Каида" в Афганистане. Примером суицидного терроризма могут служить известные трагические события, произошедшие в Нью-Йорке, Вашингтоне и Пенсильвании (США) 11 сентября 2001 года, когда пассажирские самолеты, захваченные террористами-смертниками были направлены в жизненно важные объекты1.

По мнению В.В. Лунеева существующий терроризм можно подразделить на: политический; международный; национальный и религиозный; государственный; стихийный и организованный; воздушный; уголовный.1 Как нам представляется, подобная классификация построена на нарушении принципа одинаковости логического основания: смешиваются виды терроризма и их формы. Многие из указанных видов терроризма не могут быть предметом правового регулирования (например, государственный внутренний терроризм в отношении граждан своего государства). Поскольку международное право не признает государство в качестве субъекта преступлений - понятие "государственный терроризм" представляется некорректным и об этом было сказано выше. В этой классификации смешиваются виды терроризма и формы его реализации.


Глава 2. Международное сотрудничество в области борьбы с терроризмом


Говоря о международном сотрудничестве в области борьбы с терроризмом, линию рассуждений необходимо начинать с Организации Объединенных Наций, как центра сосредоточения сил и воль её участников.


§1. Определение основных направлений деятельности


На протяжении последнего десятилетия 20 века был проведен ряд мероприятий по определению основных направлений деятельности, созданию базы для осуществления конкретных мероприятий. Не умоляя важности деятельности ООН в предыдущие периоды по указанному вопросу, следует отметить, что именно в этот период необходимость решения вопроса, касающегося терроризма, встала наиболее остро.

Декларация и Программа действий, принятая на Всемирной конференции ООН по правам человека 25 июня 1993 г. в Вене, определила, что акты, методы и практика терроризма во всех его формах и проявлениях являются деятельностью, которая направлена на уничтожение прав, основных свобод и демократии, создает угрозу территориальной целостности и безопасности государств и дестабилизирует законные правительства1.

В продолжение данных тезисов на 49-й сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций (1994) принята Декларация о мерах по ликвидации международного терроризма, в которой выражается убежденность в целесообразности более тесной координации и сотрудничества между государствами в борьбе с преступлениями, связанными с терроризмом, включая оборот наркотиков, незаконную торговлю оружием, "отмывание денег" и контрабанду ядерных и других потенциально смертоносных материалов. В этом контексте государствам предлагается в срочном порядке провести обзор сферы применения существующих международно-правовых положений о предупреждении, пресечении и ликвидации терроризма во всех его формах и проявлениях с целью обеспечить наличие всеобъемлющих правовых рамок, включая все аспекты этого вопроса.

В свою очередь, на совещании по борьбе с терроризмом (Париж, 30 июля 1996 г.) министры стран «большой восьмерки» приняли итоговый документ, в котором заявили о своей решимости уделять первостепенное внимание борьбе с терроризмом, сделали обзор новых тенденций развития терроризма в мире. Участники форума представили на итоговой пресс-конференции согласованный ими список из 25 мер по борьбе с терроризмом, значительная часть которых касается национальной компетенции государств. Одна из рекомендаций относится к "улучшению взаимодействия между отдельными органами и ведомствами, которые занимаются различными аспектами данной проблемы"1. Речь идет также об улучшении подготовки квалифицированных специалистов по антитеррористическим действиям, в том числе для "предотвращения терроризма с использованием радиоактивных, химических, биологических и отравляющих веществ"(цитата из того же Заявления).

С учетом большого числа террористических актов на транспорте правительствам стран "большой восьмерки" предлагается срочно начать консультации о повышении безопасности общественного транспорта.

Особого внимания требуют поиск и разработка методов обнаружения и маркировки взрывчатки и других средств, которые могут привести к гибели или ранению людей.

"Восьмерка" призывала все государства взять под свой контроль неправительственные организации (гуманитарной, культурной или социальной направленности), которые могут служить прикрытием для террористической деятельности.

Предметом пристального внимания должны стать новейшие средства коммуникации, которые террористы используют для пропаганды собственных идей и общения между собой. Подразумеваются прежде всего компьютерная сеть Интернет и частные средства кодирования передаваемой по ней информации.

В отдельный пункт выделено принятие национальных законов с целью более эффективного контроля за производством, торговлей и экспортом оружия и взрывчатки.

Документ обязывает подписавшие его страны отказаться от любой пассивной или активной поддержки террористов; ужесточить юридические меры преследования за террористическую деятельность; отдавать под суд любое лицо, обвиняемое в совершении, подготовке террористических актов или оказании помощи в их осуществлении.

"Восьмерка" рекомендовала всем государствам препятствовать передвижениям групп террористов и их отдельных членов и в этих целях ввести более строгий пограничный контроль и правила оформления удостоверений личности и визовой документации.

Организация Объединенных Наций осуществляет программы борьбы с терроризмом в рамках своих департаментов, подразделений и учреждений, включая:

• Контртеррористический комитет (КТК), который контролирует осуществление резолюции 1373 (2001) и представляет доклады Совету Безопасности;

• Совет Безопасности, который занимается вопросом терроризма как угрозы международному миру и безопасности. Он встречается для рассмотрения структуры и деятельности КТК на регулярной основе и при необходимости обсуждает более широкие вопросы, связанные с терроризмом;

• Рабочую группу Организации Объединенных Наций по разработке политики в отношении терроризма, которая была учреждена Генеральным секретарем в октябре 2001 года и уполномочена изучать последствия и широкие аспекты политики борьбы с терроризмом применительно к Организации Объединенных Наций и сформулировать рекомендации. Рабочая группа по разработке политики определила порядок интеграции деятельности Организации Объединенных Наций в рамках трехсторонней стратегии в поддержку глобальных усилий, чтобы не допустить вовлечения в терроризм недовольных групп населения, закрыть доступ группам или отдельным лицам к средствам совершения актов терроризма и поддерживать широкое сотрудничество в борьбе против терроризма;

• В резолюции 56/261 Генеральная Ассамблея утвердила План действий по осуществлению Венской декларации о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века. Центру по международному предупреждению преступности в рамках Управления Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности было предложено в сотрудничестве при необходимости с другими соответствующими международными и региональными организациями и в координации с Управлением по правовым вопросам Секретариата и в соответствии с настоящей резолюцией:

а) предпринять шаги по повышению осведомленности о соответствующих международных документах, побуждать государства подписать и ратифицировать такие документы и, когда это возможно, оказывать помощь государствам по их просьбе в осуществлении таких документов;

b) в сотрудничестве с государствами-членами принять меры по повышению информированности общественности о характере и масштабах международного терроризма и его связи с преступностью, включая организованную преступность, когда это уместно;

с) продолжать вести существующие базы данных по терроризму;

d) оказывать аналитическую поддержку государствам-членам в сборе и распространении информации о связи между терроризмом и преступной деятельностью;

е) если дальнейшие события того потребуют, подготовить конкретные предложения для рассмотрения государствами-членами в целях укрепления потенциала Центра в рамках его мандата в области разработки компонента предупреждения терроризма его деятельности и управления этой работой.1


§2. Роль Управления ООН по наркотикам и преступности (ЮНОДК)


В контексте влияния ООН на предотвращение терроризма и борьбу с ним, ЮНОДК расширил программу работы для технической помощи по контртеррористической деятельности, которая основана на предписаниях, рекомендованных Комиссией ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию. В своей резолюции 59/153 от 20 декабря 2004 года Генеральная Ассамблея просила ЮНОДК активизировать свои усилия по оказанию технической помощи в области предупреждения терроризма и борьбы с ним на основе осуществления универсальных документов, касающихся терроризма.

На основе Руководства по разработке законодательства, касающегося универсальных конвенций и протоколов о борьбе с терроризмом, был подготовлен проект руководства по включению в законодательство положений универсальных документов, касающихся терроризма, и их выполнению. В дополнение к этому руководству планируется также разработать пособие. По проблематике международного сотрудничества ЮНОДК завершило составление типового закона о выдаче и приступило к работе над проектом типового закона о взаимной правовой помощи. Оба типовых закона являются важными дополнениями к существующим документам ЮНОДК по международному сотрудничеству в области технической помощи.

Кроме этого ЮНОДК осуществляет практические мероприятия по техническому сотрудничеству. В качестве примера можно привести деятельность комиссии в 2005 году.

В 26 стран, по их просьбе, были направлены миссии по налаживанию прямого двустороннего сотрудничества, основное внимание в ходе которых уделялось предоставлению юридических консультативных услуг по включению соответствующих положений международных документов в национальное законодательство, а также оказанию помощи в осуществлении законодательства, включая механизмы международного сотрудничества. Во исполнение резолюции 1373 (2001) Совета Безопасности в некоторых случаях эксперты ЮНОДК помогали государствам собирать материалы, необходимые для завершения работы над их докладами, которые будут представлены Контртеррористическому комитету.

«В соответствии с запросом, изложенным правительством Афганистана в своем дополнительном докладе Контртеррористическому комитету (S/2003/353), и во взаимодействии с афганскими властями ЮНОДК направило в Кабул миссию технической помощи на период с 5 по 12 июня 2004 года в целях предоставления афганским властям консультаций по вопросам принятия законодательных мер, необходимых для борьбы с терроризмом и транснациональной организованной преступностью…»1.


§3. Контртеррористический комитет (КТК)


Представляется, что результатом совместных действий государств стало решение о сосредоточении определенных полномочий в едином центре для эффективной реализации мер.

Резолюция Совета безопасности ООН от 28 сентября 2001 года № 1373, устанавливая определенные обязанности для государств, призывая к действиям во исполнение указанных в ней обязанностей, постановляет «учредить, в соответствии с правилом 28 своих правил процедуры, комитет Совета Безопасности, состоящий из всех членов Совета, для контроля за осуществлением настоящей резолюции, с использованием необходимых экспертов».

Структура органа представляет собой следующую систему. Комитет Совета Безопасности состоит из 15 членов Совета Безопасности. Во исполнение резолюции 1373 (2001) от 28 сентября 2001 года были избраны Председатель и заместители Председателя Комитета. В рамках органа учреждены подкомитеты: A, B и C. Все члены распределены по указанным подкомитетам следующим образом:

А: Бразилия, Дания, Российская Федерация, Филиппины, Франция;

В: Греция, Китай, Румыния, Соединенные Штаты Америки, Танзания;

С: Алжир, Аргентина, Бенин, Соединенное королевство Великобритании и Ирландии, Япония.1

В резолюции 1535 (2004) от 26 марта 2004 года Совет Безопасности одобрил доклад Контртеррористического комитета (КТК) об активизации его работы (S/2004/124) и учредил Исполнительный директорат Контртеррористического комитета (ИДКТК), с тем чтобы усилить способность Комитета контролировать осуществление резолюции 1373 (2001) и эффективно продолжать работу по наращиванию потенциала, которой он занимается. 2

Необходимость активизации работы КТК, о которой говорится в вышеупомянутом докладе, особенно актуальна, поскольку КТК стал играть более инициативную роль в таких областях, как диалог с государствами-членами, оценка хода выполнения резолюции 1373 (2001), содействие оказанию технической помощи государствам-членам и поощрение более тесного сотрудничества и координации с международными, региональными и