Сколько стоит написать твою работу?

Работа уже оценивается. Ответ придет письмом на почту и смс на телефон.

?Для уточнения нюансов.
Мы не рассылаем рекламу и спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, возможно, допущена ошибка в адресе.
В таком случае, пожалуйста, повторите заявку.

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту .

Если в течение 5 минут не придет письмо, пожалуйста, повторите заявку.
Хотите промокод на скидку 15%?
Успешно!
Отправить на другой номер
?Сообщите промокод во время разговора с менеджером.
Промокод можно применить один раз при первом заказе.
Тип работы промокода - "дипломная работа".

Теплый Стан

Теплый Стан, местность на юго-западе Москвы, в пределах Теплостанской возвышенности, между современным Ленинским проспектом, Профсоюзной улицей и Московской кольцевой автодорогой. Соседствует на востоке с Узким и Ясеневом. С 1960 - Теплый Стан в черте Москвы. С 1972 застраивается жилыми домами.

Энциклопедия ⌠Москва■, 1980

⌠Представьте, больше решительно нечего сказать. Было подмосковное Троицкое в юности Тютчева. Было, вероятно, и в детстве. Но каким образом появилось в его семье, когда и почему исчезло, об этом семейный архив не говорит ничего.⌠Вы имеете в виду Троицкое  Теплый Стан? ⌠Вот именно. Только и здесь своя загадка  путаница названий: село, деревня, Троицкое, Теплый Стан.

Значит, непрочитанная страница в жизни поэта, к тому же глава в истории уголка новой Москвы  кому, как не К. В. Пигареву, известному литературоведу, прямому потомку Ф. И. Тютчева, бессменному директору мемориального музея-усадьбы ⌠Мураново■, знать об этом. Проложить новую борозду в исторической науке трудно, вдвойне трудно, когда речь идет об известных лицах, всеми любимых именах. Правда, имя Тютчева появилось для меня совершенно случайно. Сначала все дело было в думном дьяке Автономе Иванове.

...Последний год правления царевны Софьи, властной и крутой нравом старшей сестры Петра. Неудача Крымских походов и отчаянная попытка организовать еще один, новый поход, на этот раз с участием малороссийских войск. Посольство направленного к гетману Мазепе Федора Шакловитого должно обеспечить необходимый союз. После казни возглавлявшего стрельцов князя Хованского Шакловитый не только занял его место  он доверенный советник правительницы по внешнеполитическим делам, главная опора царевны в мечтах о самодержавной власти. Там, где Софья еще может колебаться, Шакловитый не признает никаких препон: правительница должна стать монархиней, ненавистные Нарышкины должны быть уничтожены.

Федор Шакловитый не умеет ждать ни в придворных интригах, ни в плате, которую собирается получить за свое усердие. Назначенный на место Хованского, он немедленно, в том же 1687 году, приобретает среди других материальных наград теплостанские земли. Но попытка Федора поднять стрельцов против Нарышкиных, на что делает последнюю свою ставку правительница, оказывается безуспешной. Знаменитое ⌠Дело Шакловитого■ заканчивается смертной казнью излишне ретивого сторонника теперь уже опальной царевны. Теплостанская земля переходит во владение Автонома Иванова, одного из тех старших дьяков, которые подписали отрешение правительницы от власти. Риск не слишком большой, но сторицей себя окупивший. В качестве вотчинника Автоном заканчивает строительство Троицкой церкви, начатой еще предшественниками Шакловитого ≈ Стрешневыми. Тем самым деревня превращается в село.

Стояла церковь возле ⌠вотчинникова двора■, образуя вместе с ним и избами дворовых село Троицкое, окруженное с трех сторон деревнями с подобными же названиями: Починок Теплого Стана, или Кузнецы,  на вершине крутого Кузнецкого оврага, Нижний Теплый Стан, отнесенный к соседнему селу ⌠Новгородскому, Усково тож■ (современному Узкому. Н. М.), и Верхний Теплый Стан  на краю Неракова оврага. В прошлом были это поселки ордынцев, иначе ⌠числяков, или ⌠делюев,  московских тяглых людей, обслуживавших послов Золотой орды. Здесь же послы непременно останавливались перед въездом в Москву или по выезде из нее.

Конечно, настоящих гор не было. О Теплостанской возвышенности вспоминают разве географические словари. Большинству же москвичей сегодня невдомек, что составила эта возвышенность самую высокую точку нашего города, что ее северным отрогом стали Воробьевы Ленинские горы, а другим отрогом Татаровские высоты, где в районе Крылатского сто лет назад добывался песчаник для облицовки набережных и тротуаров столицы. Рассеченная множеством оврагов и балок, звенела она именами забытых в наши дни речушек. Да и как их считать речками  впадающую в Пахру Битцу, которая всего-то один километр тянется по Москве, почти полностью скрытую в трубе Чертановку или даже Городню, наполнившую своими водами ожерелье прудов  Нижний и Верхний Царицынские и Борисовский. Другое дело начинающаяся в Воронцовском парке все еще тенистая Раменка, которая через каскад шести прудов парка приходит к другим двум живописным прудам своей поймы. К тому же есть у нее веселый приток Очаковка с собственным притоком Самородинкой. От былых густых лесов остались здесь в долинах и балочках редкие сосны, в междуречьях дубы, липы, березы.

Ценилась в Подмосковье теплостанская земля особенно высоко. Одно из наиболее ранних известных нам ее упоминаний  духовная грамота Ивана Калиты. Называют Теплые Станы в своих завещаниях и .другие московские князья. Но обезлюдевшие и выгоревшие в Смутное время, они переходят в 1628 году к московскому служилому дворянину Максиму Федоровичу Стрешневу как ⌠пустошь Возцы, Теплые Станы тож  награда за участие в освобождении Москвы от полков королевича Владислава. Часть земель Стрешневу удалось переписать в вотчину, иначе говоря, в наследственное владение, часть  собственно Верхние Теплые Станы  оказалась со временем во владении Ф. Л. Шакловитого, затем Автонома Иванова. Вот отсюда дорога вела  и это самое невероятное!  прямо к Ф. И. Тютчеву. Почти прямо.

Богатства Автонома Иванова, поразившие воображение автора биографической заметки в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, рассеялись едва ли не так же быстро, как появились. Верхний Теплый Стан вместе со двором на Ваганькове унаследовал сын Николай, женатый на Анне Ивановне Тютчевой. Николай Автономович рано умер, вдова поспешила снова выйти замуж, разделив ивановское наследство с пятью дочерьми. Владелицей Верхнего Теплого Стана стала Дарья Николаевна Салтыкова  пресловутая Салтычиха. Вдова в двадцать пять лет, она к тридцати двум годам сумела буквально вогнать в гроб 139 из 600 принадлежавших ей крепостных. Деревни Д. Н. Салтыковой были и в Вологодской, и в Костромской губерниях, но всем своим владениям она предпочитала ⌠вотчинников двор в селе Троицком. Главными ее жертвами стали крестьяне Верхнего Теплого Стана. Это их безымянные могилы, наспех выкопанные, еще поспешнее зарытые, и окружили старую Троицкую церковь.

Возмущавшая современников и историков снисходительность властей  семь лет была Салтычиха полновластной хозяйкой своих ⌠душ, шесть лет последующих находилась под следствием  имела совершенно особые причины. Первые годы вдовства Дарьи  последние годы правления Елизаветы Петровны. Усиливающаяся болезнь императрицы пророчит скорую смену правительства. Около престола есть объявленный наследник  будущий Петр III, но ни для кого не секрет, что Елизавета Петровна не желает его видеть, всерьез подумывает о высылке его супруги  будущей Екатерины II. Ходят слухи о передаче власти малолетнему сыну незадачливой четы Павлу Петровичу при регентстве последнего фаворита императрицы И. И. Шувалова. Верно и то, что по приказу императрицы в Петербург тайно привозили находившегося почти от рождения в одиночном заключении императора Иоанна Антоновича  даже он оказался в числе возможных кандидатов на престол, а пришедшая затем к власти Екатерина II допускала возможность своего брака с полупомешанным человеком.

Но ветвь старшего брата Петра, внуком которого был Иоанн Антонович,  это и ветвь Салтыковых, в семью которых вошла Дарья Иванова. В подобной ситуации связи ее сестер  Марфы, вышедшей замуж за полковника В. И. Измайлова, Феодоры, жены генерал-поручика А. С. Жукова, Аграфены, супруги действительного статского советника И. Н. Тютчева, или Татьяны Муравьевой бесконечно уступают значению салтыковской семьи.

Существовала у Дарьи и иная связь с потомками старшего брата Петра I. Родная ее тетка Аграфена Автономовна Иванова и царевна Прасковья Иоанновна были золовками  женами братьев Дмитриевых-Мамоновых Ивана Ильича-старшего и Ивана Ильича-младшего. Именно поэтому следствие по делу Салтычихи Екатерина II начнет, только полностью перехватив власть, а разрешит довести до конца лишь после убийства Иоанна Антоновича. Со смертью императора-арестанта суровость суда над Салтычихой приобретала смысл и как прямая угроза связанной с престолом семье, и как свидетельство человеколюбивых начинаний нового правления в духе принципов французских просветителей, с которыми так упорно заигрывала Екатерина II.

Первоначальный смертный приговор императрица заменила пожизненным одиночным заключением. Перед тем как отвезти Салтычиху в приготовленную для нее особую подземную тюрьму под сводами церкви в московском Ивановском монастыре (нынешняя улица И. Е. Забелина), преступницу поставили на один час на эшафот с надписью на груди: ⌠Мучительница и душегубица. Отныне Дарья Салтыкова-Иванова лишалась всего своего состояния, дворянства, самого права называться фамилией отца или мужа и даже считаться женщиной.

В 1778 году Салтычиху перевели в застенок, пристроенный к монастырской церкви и имевший закрывавшееся снаружи зеленой занавеской окно, через которое желающие могли смотреть на преступницу. Москвичи часто распевали здесь специально сочиненную песенку:

Салтычиха, Балтычиха,

И Высоцкая дьячиха;

Власьевна, Герасимовна,

Дмитревна, Васильевна,

Савишна≈давишня барышня!

А у нас пироги

Горячи, горячи,

С рыбкой, с вязичкой,

С говядиной, с яичком.

Пожалуйте, у нас для вас

В самый раз!

В нашей лавке

Атлас, канифас,

Ситцы, полуситцы,

Шпильки, булавки,

Чирьи, бородавки...

Салтычиха просидела в своем застенке 22 года. Она умерла в 1801 году и похоронена в Донском монастыре вместе с членами семьи Салтыковых. Застенок же ее вместе с церковью был разобран в 1860 году.

...Это могло быть простым совпадением, могло быть и свидетельством того, что Тютчевы издавна располагались на теплостанских землях. Во всяком случае, в самом начале 1750-х годов Салтычиха обращает благосклонное внимание на своего соседа секунд-майора Николая Андреева  сына Тютчева. Воспылав к нему ⌠любовною страстию, как писал в жалобе на имя властей незадачливый майор, Дарья Салтыкова решила сначала избавиться от его молодой жены Пелагеи Денисовны Панютиной. Но, не встретив взаимности со стороны Тютчева, перенесла и на него свою ненависть. Над молодоженами нависла смертельная опасность. Не доверяя вмешательству властей, Тютчевы бежали из родных мест, ночью, лесными тропами, обманув выставленных Салтычихой вокруг их деревни соглядатаев. Дорога беглецов лежала на Брянщину, в поместье Овстуг, где спустя полвека и родился Ф. И. Тютчев. А между тем их фамилия продолжала вновь и вновь возникать в связанных с Теплым Станом документах.

Тютчевы кашинские, иначе  во многих поколениях служившие по дворянскому списку города Кашина. К ним относится бежавший на Брянщину секунд-майор. Среди его прямых предков рейтар времен царя Алексея Михайловича, сыновья рейтара  стольник Тимофей и стряпчий Даниил, участники Крымских походов, продолжавшие службу и при Петре I, дед секунд-майора Андрей Данилович, уволенный при Екатерине I от военной службы ⌠с назначением в Военную коллегию и к полицейским делам. Были также причастны к теплостанским землям и Тютчевы брянские, куда менее заметные по служебным успехам. В ходе следствия по делу Салтычихи над двумя ее малолетними сыновьями устанавливается родственная опека. При первой же возможности опекуны пускают в продажу ⌠за долги Троицкое и Верхний Теплый Стан и сами выступают покупателями. Владельцем салтычихиных земель становится муж ее сестры Иван Никифорович  из Тютчевых брянских.

На портрете кисти Ф. С. Рокотова трудно угадать преуспевающего чиновника, ловкого дельца  щегольской, светлого бархата кафтан, золотое шитье, кружевное жабо и равнодушное, туповатое лицо. И. Н. Тютчев почетный опекун Московского воспитательного дома, действительный статский советник и рачительный хозяин благоприобретенного поместья. Он успевает и перестроить ⌠вотчинников дом, и разбить регулярный с копаными прудами парк, остатки которого угадываются и в наши дни, и собрать в Троицком множество гостей, среди которых появляется и несколько литераторов, связанных с Тютчевыми родством.

⌠Дворянин-философ  под этим псевдонимом современники знали двоюродного брата Салтычихи Федора Дмитриева-Мамонова.

Писательские интересы Ф. И. Дмитриева-Мамонова очень разнообразны, а трудолюбию его может позавидовать иной профессиональный литератор. Он выступает в роли переводчика ⌠Любви Псиши и Купидона Лафонтена, появившейся в печати в 1769 году, и в роли поэта  с поэмой в семи песнях ⌠Любовь (1770). Ему принадлежит своеобразная по форме ⌠Эпистола генерала к его подчиненным, или Генерал в поле со своим войском и оригинальный исторический труд ⌠Слава России, или Собрание медалей дел Петра Великого и пр., снабженный многочисленными воспроизведениями образцов медальерного искусства.

С Троицким связана юность и известного баснописца В. В. Измайлова, обратившегося к литературе, правда, уже по выходе в отставку с военной службы в чине премьер-майора. Издатель журналов ⌠Патриот, ⌠Вестник Европы, ⌠Европейский музеум, приходился Измайлов родным племянником и тогдашней хозяйке Троицкого, и Салтычихе. Еще один причастный к литературе потомок дьяка Автонома Иванова! И почем знать, не теплостанскими ли впечатлениями был навеян нашумевший в конце XVIII века роман Измайлова ⌠Евгений, или Пагубные следствия дурного воспитания и сообщества?

Герой романа, Евгений Негодяев, сын уездного дворянина, бывшего подьячего, сумевшего сколотить на службе немалое состояние. Живя в благоприобретенной деревеньке, Негодяев-старший ⌠казалось, жил для услуг рода христианского: кладовая и бумажник его были отверзты для каждого неимущего, который только давал хороший заклад и хорошие проценты. Он был также весьма богобоязлив и, не сотворив крестного знамени, не выпивал ни одной рюмки водки и не писал ни одной челобитной. А чего стоит вереница воспитателей Евгения  злая пародия на царившие во времена Екатерины II нравы. Здесь и гувернер из числа беглых французских каторжников, который, в конце концов, исчезает из дома хозяев вместе с их горничной и шкатулкой с фамильными драгоценностями, и бывший парикмахер, и учитель русского языка из ⌠безместных студентов, оставивших семинарию. В окружении приехавшего в Петербург Евгения оказывается, между прочим, прототип грибоедовского Молчалина  Подлянков-старший. И если роман Измайлова был достаточно сдержанно встречен критикой тех лет, то виной тому господствовавшие вкусы, которые отдавали предпочтение сентиментальным произведениям перед острой сатирической зарисовкой.

Ко времени появления ⌠Евгения в печати в 1790-х годах Верхний Стан еще раз сменяет хозяев. На этот раз ими оказались Тютчевы кашинские, мало того, сам некогда бежавший от ⌠любовной страсти Салтычихи секунд-майор. Владения Тютчевых настолько значительны по числу принадлежащих им душ, что в 1812 году вдова секунд-майора снаряжает от Теплых Станов четырех ополченцев. К тому времени внуку Пелагеи Денисовны Тютчевой-Панютиной, будущему поэту, было девять лет. Родители поэта≈сын Пелагеи Денисовны, гвардии поручик Иван Николаевич, с женой Екатериной Львовной, урожденной Толстой, жили в старом родовом гнезде Овстуге.

Овстуг... Место рождения поэта, память детства, первые, самые яркие впечатления и все же, по его собственным словам, ⌠места немилые, хоть и родные. Душевная привязанность к ним так и не пришла. Другое дело  Москва и Подмосковье.

Ах, нет, не здесь, не этот край безлюдный

Был для души моей родимым краем ≈

Не здесь расцвел, не здесь был величаем

Великий праздник молодости чудной...

Зимы проходили в Москве, в великолепной городской усадьбе в Армянском переулке (╧ 11), которую историки склонны связать с именем прославленного московского зодчего М. Ф. Казакова. С началом серьезных занятий, появлением в доме университетских учителей не было смысла оставлять старую столицу и летом. Опустевшее после смерти бабки Троицкое лежало всего в двенадцати верстах от Калужской заставы  первая почтовая станция по Старой Каширской дороге, памятная москвичам только что пережитым бегством Наполеона. В Теплых Станах менял он лошадей, отсюда бросил последний взгляд на не покорившуюся ему Москву. История далекая и история близкая, отделенная всего несколькими годами.

В 1816 году тринадцатилетний Тютчев становится вольнослушателем Московского университета, спустя два года сотрудником  членом Общества любителей российской словесности. Высокая литературная одаренность подростка ни у кого из современников не вызывала сомнений. В трудах общества будет опубликовано и первое увидевшее свет его произведение  ⌠Послание Горация к Меценату, в котором приглашает его к сельскому обеду. Литературные увлечения были во многом связаны с домашним учителем поэта С. Е. Раичем (Амфитеатровым), который провел с ним семь долгих лет, и собиравшимся вокруг Раича кружком молодежи.

⌠С каким удовольствием,  напишет Раич,  вспоминаю я о тех сладостных часах, когда, бывало, весною и летом, живя в подмосковной, мы вдвоем с Ф[едором] И[вановичем] выходили