Xreferat.com » Рефераты по политологии » Тоталитарный режим: идейные истоки предпосылки черты и разновидности

А сколько
стоит написать твою работу?

цену

Вместе с оценкой стоимости вы получите бесплатно
БОНУС: спец доступ к платной базе работ!

и получить бонус

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту.

Если в течение 5 минут не придет письмо, возможно, допущена ошибка в адресе.

В таком случае, пожалуйста, повторите заявку.

Тоталитарный режим: идейные истоки предпосылки черты и разновидности

БАШКИРСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ И УПРАВЛЕНИЯ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН


КАФЕДРА ПОЛИТОЛОГИИ


КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по дисциплине: Политология

«ТОТАЛИТАРНЫЙ РЕЖИМ: ИДЕЙНЫЕ ИСТОКИ И ПРЕДПОСЫЛКИ ЧЕРТЫ И РАЗНОВИДНОСТИ»


Выполнила:

Слушатель 1 курса

специальность: маркетинг

группа МР2Д - вне бюджет

Дзюба Е.А.


Проверил:

ст. преподаватель Газизова Л.И.


г. УФА

2004г.


СОДЕРЖАНИЕ


Введение

3


1. Из истории термина «тоталитаризм»

3


2. Идейные истоки и предпосылки тоталитарного политического режима.

6


3. Абсолютная концентрация власти и отсутствие разделения властей в тоталитарном государстве


10


4. Однопартийная политическая система- как средство осуществления политической власти


12


5. Общественно-политическое движение –основа существования тоталитарного режима


15


6. Террор – логическое продолжение тоталитарной пропаганды

17


7. Экономическая автаркия, государственное планирование и принудительный труд в тоталитарном государстве.


17


8. Разновидности тоталитарного режима

19


9. Заключение

20


Список литературы

23



Введение.

ХХ век одарил человечество значительным расширением горизонтов знания, достижениями научно-технического прогресса. Возможно, еще более важен уникальный опыт духовного и социального развития.

В 20-30-е годы в группе государств - СССР, Германии, Италии, затем Испании, ряде стран Восточной Европы (а позднее и Азии) - сложились политические режимы, обладавшие целым комплексом сходных признаков. Провозглашая разрыв с традициями прошлого, обещая построить на его руинах новый мир, привести народы к процветанию и изобилию, эти режимы обрушили на них террор и репрессии, втянули мир в череду кровавых войн.

Режимы, получившие название тоталитарных, постепенно сошли со сцены. Важнейшими вехами крушения тоталитаризма были 1945 год, когда потерпела крах такая его форма, как фашизм, и 1989-1991 годы, когда тоталитарные режимы в Восточной Европе, а затем и в СССР, постепенно претерпевавшие эрозию после смерти И. В. Сталина, рухнули окончательно.

Что же представлял собой тоталитарный феномен? Как осуществлялась власть? Почему эти режимы просуществовали так долго? Можно ли найти модель тоталитарной системы? Однозначных ответов на эти вопросы современная политическая наука не дает.


1.История термина «тоталитаризм»

Термин «тоталитаризм» происходит от позднелатинского слова «totalitas» означающее «цельность» Он возник и получил распространение в 20-30 годы 20 века и использовался для обозначения политических систем в фашисткой Италии, нацисткой Германии и большевистском СССР, а так же так называемых народно-демократических режимов, установленных после второй мировой войны в ряде стран Восточной Европы и Азии.

Тоталитаризм - это полный (тотальный) контроль и жесткая рег­ламентация со стороны государства над всеми сферами жизнедея­тельности общества и каждым человеком, опирающиеся на средства прямого вооруженного насилия. При этом власть на всех уровнях формируется закрыто, как правило, одним человеком или узкой группой лиц из правящей элиты Осуществление политического господства над всеми сферами жизнедеятельности общества воз­можно лишь в том случае, если власть широко использует разви­тую карательную систему, политический террор, тотальную идео­логическую обработку общественного мнения.

Однако значительно раньше тоталитаризм развивался как направление политической мысли, обосновывающее преимуще­ства этатизма (неограниченной власти государства), автократии (от греческого «самовластный», «имеющий неограниченное пра­во»). В далекой древности идеи тотального подчинения инди­вида государству были реакцией на развившееся многообразие человеческих потребностей и форм разделения труда. Счита­лось, что примирить различные интересы и тем самым достичь справедливости можно только с помощью сильного государст­ва, которое будет управлять всеми социальными процессами.

Представитель одной из основных философских школ Древнего Китая - школы закона («фа-цзя») Шан Ян (середина 4 тыс. до н. э.) отмечал, что истинная добродетель «ведет свое происхождение от наказания». Установление добродетели воз­можно лишь «путем смертных казней и примирения справед­ливости с насилием». Государство, по Шан Яну, функциониру­ет на основе следующих принципов: 1) полное единомыслие; 2) преобладание наказаний над наградами; 3) жестокие кары, внушающие трепет, даже за мелкие преступления (например, человек, обронивший по дороге горящий уголек, карается смертью); 4) разобщение людей взаимной подозрительностью, слежкой и доносительством.

Автократическая традиция в управлении обществом была свойственна политической мысли не только Востока, но и Запада. Тоталитарные идеи обнаруживаются в политической философии Платона и Аристотеля, Так, для формирования нравственно совершенного человека, по Платону, необходимо правильно организованное государство, которое способно обеспечить общее благо. Для правильно организованного госу­дарства главное состоит не в том, «чтобы лишь кое-кто в нем был счастлив, но так, чтобы оно было счастливо все в целом». Ради блага целого, т. е. справедливости, запрещается или упразд­няется все, что нарушает государственное единство: запрещается свободный поиск истины; упраздняются семья, частная собствен­ность, поскольку они разобщают людей; государство жестко рег­ламентирует все стороны жизни, в том числе частную жизнь, включая половую; утверждается унифицированная система вос­питания (после рождения дети не остаются с матерями, а посту­пают в распоряжение специальных воспитателей).

Всякий раз, когда в развитии человеческого общества про­исходили заметные сдвиги в системе разделения труда и появ­лялись новые группы потребностей, это приводило к определенной потере управляемости социальными процес­сами. Заметно усложненное и дифференцированное общество далеко не сразу находило адекватные способы регуляции, что вызывало рост социальной напряженности. Власти на первых порах пытались преодолеть возникающий хаос начального этапа структурных изменений системы простыми решениями, поиском идеи, способной объединить все группы общества. Так происходило теоретическое приращение идей тоталитаризма.

Позже, в начале XX в., тоталитарная мысль воплотилась в политическую практику в ряде стран, что позволило система­тизировать и выделить признаки тоталитаризма, сформулиро­вать его видовую специфику. Правда, практика социально-экономического и политико-культурного развития тоталитарных систем привела ряд ученых к выводу о том, что тоталита­ризм представляет собой не только политический режим, но и определенный тип общественной системы. Однако домини­рующей в политической науке является трактовка его как по­литического режима

Термин «тоталитаризм» широко использовал Б.Муссолини, который придавал ему положительный смысл в своей «теории органистского государства»(stato totalitario) олицетворяющего мощь официальной власти и призванного обеспечить высокую степень сплочения государства и общества. Муссолини говорил: «Мы первыми заявили, что чем сложнее становится цивилизация, тем более ограничивается свобода личности...»

В более широком смысле положенная в основу данной теории идея всесильной и всепоглощающей власти разрабатывалась теоретиками фашизма Дж. Джентиле и А. Розенбергом, встречалась в политических сочинениях «левых коммунистов», Л. Троцкого. Параллельно пред­ставители «евразийского» течения (Н. Трубецкой, П. Савицкий) вы­работали концепцию «идеи-правительницы», освещавшую установ­ление сильной и жестокой по отношению к врагам государства влас­ти. Настойчивая апелляция к сильному и могучему государству способствовала вовлечению в теоретическую интерпретацию этих иде­альных политических порядков и трудов этатистского содержания, в частности, Платона с его характеристикой «тирании» или произве­дений Гегеля, Т. Гоббса, Т. Мора, создавших модели сильного и со­вершенного государства. Но наиболее глубоко предлагавшаяся систе­ма власти описана в антиутопиях Дж. Оруэлла, О. Хаксли, Е. Замятина, которые в своих художественных произведениях дали точный образ общества, подвергшегося абсолютному насилию власти.

В 1939 г. на организованном симпозиуме Американским философским обществом была сделана попытка дать научную трактовку тоталитаризму. В одном из докладов он был определен как "восстание против всей исторической цивилизации Запада. "1.

Вторая мировая война, а затем разгром фашистских режимов и начало "холодной войны" дали новый импульс теоретическому осмыслению тоталитаризма.

В 1952 году в США была проведена конференция, посвященная этому социальному феномену, где был сделан вывод, что "тоталитарным можно назвать закрытое общество, в котором все – от воспитания детей до выпуска продукции контролируется из единого центра"2.

Спустя несколько лет вышел ряд фундаментальных работ на эту тему, важнейшими из которых являются: книга Х. Арендт "Происхождение тоталитаризма" и совместная монография К. Фридриха И З. Бжезинского "Тоталитарная диктатура и автократия".

Авторы последнего исследования предлагают для определения "общей модели" тоталитаризма пять признаков:

  • единая массовая партия, возглавляемая харизматическим лидером;

  • официальная идеология, признаваемая всеми;

  • монополия власти на СМИ(средства массовой информации);

  • монополия на все средства вооруженной борьбы;

  • система террористического полицейского контроля и управления экономикой.3

Концепция Фридриха и Бжезинского, получившая в историографии название "тоталитарный синдром", оказала большое влияние на последующие исследования в этой области. В то же время неоднократно указывалось на несовершенство их формулы, что, впрочем, признавали и сами авторы.

Сложность создания приемлемой концепции привела к критике самой идеи моделирования тоталитаризма, основные положения которой сводились к следующему:

  • с помощью концепции тоталитаризма нельзя исследовать динамику процессов в социалистических странах (Г. Гласснер);

  • не бывает целиком контролируемой или неконтролируемой системы (А. Кун);

  • модели тоталитаризма нет, так как взаимоотношения между отдельными ее элементами никогда не были разъяснены (Т.Джонс);

  • тоталитарная модель игнорирует "источники общественной поддержки " тоталитаризма в СССР(А. Инкельс).

Однако поиск оптимальной модели продолжается по сей день.


2. Идейные истоки и предпосылки тоталитарного политического режима

Отдельные элементы тоталитарной системы исторически обнаруживаются во многих типах диктатур так в восточных деспотиях можно было видеть жестокость правления и абсолютный авторитет владыки, в средневековых государствах Европы требования церкви придерживаться одних и тех же верований от рождения до смерти. Однако в целостном виде все то, что органично присуще этому политическому порядку проявилось в определенный исторический период.

Целостные тоталитарные политические системы сформировались исторически, самостоятельно и качественно из соответствующих диктаторских режимов, которые искусственно выстроили однотипные юридические, социальные и экономические отношения. В целом тоталитаризм являлся альтернативой которая была у стран оказавшихся в условиях кризиса.

Депрессия, утрата населением социальных ориентиров, распространение нищеты, преступности, экономический упадок при наличии деятельности хорошо организованных партий с жесткой дисциплиной, а также распространением идеологических доктрин, при наличии этих и многих других факторов общество становиться на путь создания тоталитарных систем.

Важными предпосылками и условиями утверждения тоталитарной системы является размывание традиционной социальной стратификации, достижение культурной, нравственной, социальной и даже этно -национальной (в теории) однородности путем уничтожения всех объединений, организаций, классов, сословий, союзов, которые могли служить для человека прибежищем и опорой. Подрубанием всех органических корней связывающих отдельного человека с обществом иначе говоря идеологи и вожди тоталитаризма сделали все для того чтобы фрагментировать и атомизировать общество лишить человека унаследованных от прошлого социальных и иных связей и тем самым изолировать людей друг от друга. В результате каждый отдельной взятый индивид оставался один на один перед лицом всемогущего государства. Как отмечалось выше в тоталитарной политической системе преобладает господство государства над обществом и индивидуумом, несмотря на то, что во главе государства стоит порой харизматическая личность. Соответственно разрушается или не возникает вообще гражданское общество. Государство не нуждается в нем и отвергает его как несовместимое с полным подчинением личности. На его месте создается формализированная структура, представляющая собой инструментарий тоталитарного государства. Государство доминирует над обществом. Более того имеет место поглощение и общества и государства одной единственной господствующей партией которая превращается в осевой институт государственной системы. Партия в свою очередь, всецело отождествлялась с ее фюрером или вождем. Гитлер декларировал в 1935г. : «Партия есть моя частица, а я -часть партии»4 Характерно, что, несмотря на различие в идеологических целях режимов, методы, применявшиеся ими для борьбы с идейными про­тивниками, были практически одними и теми же: изгнание из стра­ны, помещение в концентрационные лагеря, физическое уничтоже­ние. Непрерывность идеологической борьбы за чистоту помыслов вы­ражалась в систематическом применении репрессий против целых социальных и национальных слоев. Уничтожив или подавив на время кон­курентов в обществе, правящие партии неизменно переносили ост­рие очистительной идейной борьбы внутрь своих рядов, преследуя недостаточно лояльных членов, добиваясь более полного соответствия их поведения и личной жизни провозглашаемым идеалам. Такая важ­нейшая для сохранения режимов политика сопровождалась кампа­ниями «по промыванию мозгов», поощрению доносительства, конт­ролю над лояльностью.

В угоду укоренению новой системы ценностей тоталитарные ре­жимы использовали собственную семантику, изобретали символы, создавали традиции и ритуалы, предполагавшие сохранение и упро­чение непременной лояльности к власти, умножение уважения и даже страха перед нею. На основе идеологий не только проектировалось будущее, но и переосмыслялось, а точнее, переписывалось прошлое и даже настоящее. Как метко писал В. Гроссман, «...государственная мощь создавала новое прошлое, по-своему двигала конницу, наново назначала героев уже свершившихся событий, увольняла подлинных героев. Государство обладало достаточной мощью, чтобы наново пе­реиграть то, что уже было однажды и на веки веков совершено, пре­образовать и перевоплотить гранит, бронзу, отзвучавшие речи, из­менить расположение фигур на документальных фотографиях. Это была поистине новая история. Даже живые люди, сохранившиеся от тех времен, по-новому переживали свою уже прожитую жизнь, превра­щали самих себя из храбрецов в трусов, из революционеров в агентов заграницы».

Как утверждал, например С. Нунцио государство является единственным и конечным источником власти. Фашисты отвергали, какие то ни было ограничения власти государства. Оно по своей сущности интегрально и тотально в его рамках нет места частному в отрыве от публичного. Эта идея нашла доктринное выражение в следующем афоризме Б.Муссолине: «Все внутри государства, ничего вне государства и ничего против государства».

Эта установка проявлялась в частности, в том, что в общих главных разновидностях тоталитаризма все без исключения ресурсы будь то материальные, человеческие или интеллектуальные, были направлены на достижение одной универсальной цели: тысячелетия рейха в одном случае и светлого коммунистического царства всеобщего счастья - в другом. Единая универсальная цель обуславливает моно идеологию в лице единой государственной идеологии. Все что не согласуется с единомыслием в отношении данной цели предавалась анафема и ликвидировалось. Отсюда вытекают провозглашенные большевиками принципы «кто не снами – тот против нас» или «враг не сдается его уничтожают» В подобном духе в одном из своих выступлений в 1935 г. Гитлер говорил: «В нашей борьбе возможен только один исход: либо враг пойдет по нашим трупам, либо мы пойдем по его». Неизменным атрибутом тоталитаризма является тесная взаимосвязь истины и силы: здесь сила определяет истину. Особым фактором, способствавшим ориентации общества на построение тоталитарных порядков и обладавших существенным значением именно в России были традиции подпольной деятельности террористических организаций революционизировавших политическую активность населения и легитимизировавших в общественном мнении идей насильственного передела и богатства, избавления от лиц мешавших прогрессу и установлению справедливости. Это традиции, утверждавшие презрение к ценности человеческой жизни и авторитету закона, в последствии послужили одним из самых мощных источников распространения повседневного «стукачества», бытового доносительства оправдывающего предательства людьми своих родных и близких во имя «идеалов», из страха и уважения к власти.

В принципе тоталитарной можно, очевидно, признать такую идеологию, которая в той или иной форме обосновывает исключительность роли какой либо общности людей (класса, нации, приверженцев той или иной религии, мировоззрения) связывает с данной общностью выполнение особой миссии, а так же содержит убедительные для ее членов аргументы в пользу того, что лишь одна определенная политическая сила призвана их возглавить. Как правило, в тоталитарной идеологии содержится и понятие «образ врага», ибо борьба «против» часто сплачивает людей, чем за достижение чего либо.

В тоже время при определенных условиях любая идея может получить тоталитарное

толкование. Скажем стремление развития национальных культур, традиций зыка к

восстановлению в своих правах ранее угнетенной или униженной нации легко трансформируются в воинствующий национализм, доходящий в своей крайней форме до провозглашения той или иной нации «высшей» призванной руководить другими. Религиозная идея обладает способностью превращаться из проблемы веры каждого отдельного человека в основу оправдания нетерпимости по отношению к исповедующим иные религии и атеистам.

Антропологический компонент тоталитаризма состоит в стремлении к полной переделки и трансформации человека в соответствии со своими идеологическими установками конструирование нового типа личности - некоего homo totalitaricus с особым политическим складом, особой ментальностью мыслительным и поведенческим характеристиками путем стандартизации унификации индивидуального начала, его растворения в массе сведения всех индивидуумов к некому среднестатистическому знаменателю, стерилизации или, во всяком случае, подавлению индивидуального, личностного начала в человеке. При этом следует особо подчеркнуть, что тоталитаризм как особый общественно политический феномен невозможен без массовой базы, массовости как таковой. Он предполагает полную и безусловную лояльность индивидуального человека, общества к режиму, партии или вождю. Здесь вождь-фюрер и массы слиты в неразрывном единстве: вождь-фюрер зависит от масс в такой же степени, в какой они зависят от него, без него они останутся аморфной толпой, лишенной внешнего представительства, в свою очередь, сам вождь-фюрер без масс нечто.

Первоначальная системная характеристика тоталитарных политических порядков шла по пути выделения наиболее важных принципиальных черт тоталитаризма. Так к. Фридрих и З. Бзежинский в своей работе «Тоталитарная диктатура и автократия» выделили основные признаки:

  • наличие «тоталитарной» идеологии;

  • существование единственной партии, возглавляемой сильным лидером;

  • секретной всесильной полиции

  • монополию государства над массовыми коммуникациями, а так же над средствами вооружения

  • монополию над всеми организациями общества включая экономические

Тоталитаризм не возникает случайно он имеет свои социальные предпосылки и причины. К важнейшим из них относятся:

  1. Само индустриальное общество, усложнение общественных связей и взаимозависимости;

  2. Нарастание рационализма и организованности в жизни общества, новые возможности для манипулирования общественным сознанием ( радио, средства связи , СМИ);

  3. Появление монополий и их срастания с государством;

  4. Этатизация общества, усиление в общественном сознание культа государства, распространение коллективистских взглядов;

  5. Массовая эмоциональная уверенность в возможность быстрого улучшения жизни с помощью планирования и рациональных преобразований;

  6. Массовая психологическая неудовлетворенность, отчуждением личности ее незащищенностью и одиночеством. Тоталитарные движения дают иллюзию приобщения к «вечным ценностям»: классу, нации, государству;

  7. Острые социально-экономические кризисы ведут к маргинализации общества, появлению многочисленных люмпенских и полулюмпенских слоев особо восмприимчевых к тоталитарной идеологии и склонных к политическому радикализму;

Основными свойствами люмпена являются: нигилизм по отношению к прошлому и настоящему, беспокойство, агрессивность, честолюбие, чувствительность, стесненность, эгоцентричность. На все это делали ставку вожди тоталитарных режимов. Следует иметь в виду различие в программных установках между элитой движения и основной массой: у первых – расчетливое, рационально -индустриальное видение цели, у вторых- стремление слиться с организацией , традиционно-общинный коллективизм . Адресаты у различных движений , слои на которые они упираются , тоже отличаются: в России, у большевиков это были пролетариат и беднейшее крестьянство, у нацистов Германии – служащие и мелкая буржуазия, пострадавшие от экономического кризиса. В любом случае интересы и нужды этих слоев очень мало связаны с задачами таких движений и нужны им лишь как предлог для прихода к власти.

У носителей тоталитарного сознания выделяются следующие отличительные черты: нетерпимость к любому инакомыслию, стремление политически или даже физически уничтожить несогласных или их насильственно перевоспитать в духе правильного учения, все остальные идей, их плюрализм они рассматривают как заблуждение или сознательную ложь Им присуще стремление к «математическому безошибочному всеобщему счастью».


3. Абсолютная концентрация власти и

отсутствие разделения властей в тоталитарном государстве.

Отталкиваясь от результатов анализа, прежде всего тоталитарных структур гитлеровской Германии и сталинского СССР, которые можно назвать "тоталитарным максимумом"5, выделим пять основных признаков тоталитаризма. Поскольку в настоящем исследовании мы исходим в первую очередь из анализа "тоталитарного максимума", то и все эти признаки являются в определенной степени идеальными и проявляются в различных тоталитарных режимах в неодинаковой степени, вплоть до тенденций.

Итак, первый признак - абсолютная концентрация власти, реализуемая через механизмы государства и представляющая собой этатизм, то есть вмешательство государства в экономическую и политическую жизнь страны, возведенное в высшую степень. Такая концентрация власти с точки зрения формы правления непременно представляет собой автократию, для которой характерны:

  • Соединение исполнительной и законодательной власти в одном лице при фактическом отсутствии независимой судебной власти.

  • Принцип "вождизма", причем вождь харизматического, мистического типа.

Тоталитарное государство не могло и не может стать правовым, то есть таким, где суд не был бы зависим от властей, а законы реально соблюдались. Такого государства система не приемлет. Незыблемость суда и торжество законности неизбежно открывали путь появлению оппозиции.

Признавая формально гражданские свободы, тоталитарные режимы ставили одно, но решающее условие: пользоваться ими можно было исключительно в интересах той системы, которую проповедовали вожди, что означало бы поддержку их владычества.

Отсюда вытекала необходимость сохранения формы законности и одновременно монополии правления. Главным образом по этой причине законодательная власть не могла отделиться от исполнительной. При однопартийной системе это как раз и был один из источников, питающих произвол и всемогущество правителей. Точно так же практически невозможно было отделить власть полицейскую от судебной.

Так зачем в таком случае тоталитарная диктатура прибегала к закону, зачем прикрывалась законностью?

Кроме внешнеполитических и пропагандистских резонов немаловажно и то, что тоталитарный режим обязан был обеспечить правовые гарантии тем, на кого он опирался, то есть партии. Формально законы охраняли права всех граждан, но в действительности только тех, кто не попал в разряд "врагов народа" или "врагов рейха".

В силу вышеизложенного политические судебные процессы-инсценировки, где доминировал политический тезис; от суда требовалось уложить в рамки права заготовленный политический вывод о враждебных происках обвиняемого.

При таком способе судить важнейшую роль играло признание обвиняемого.

Если он сам называл себя врагом, тогда тезис подтверждался. "Московские процессы" -это наиболее гротескный и кровавый пример судебно-юридического фарса в коммунизме. Обычно политические процессы затевались по "разнарядке". Тайная полиция (НКВД, ГПУ, и др. ) получала число требуемых к аресту "врагов народа" и начинала действовать. Никаких доказательств не требовалось - нужно было лишь признание.

Работа полиции в СССР чрезвычайно упрощалась всемогущей 58-й статьей Уголовного Кодекса 1926 года. Она состояла из 14 пунктов. Но главное в этой статье было не её содержание, а то, что её возможно было истолковать "расширительно", "диалектически". Один пример - пункт 3 :"способствование каким бы то ни было способом иностранному государству, находящемуся с СССР в состоянии войны". Этот пункт давал возможность осудить человека за то, что, находясь под оккупацией, он прибил каблук немецкому солдату.6 Но главный принцип коммунистического суда выражен в одной фразе председателя ревтрибунала г. Рязани (1919 г. ): "Мы руководствуемся НЕ ЗАКОНАМИ, а нашей революционной совестью. "7.

Теперь подробнее о принципе "вождизма". Дело в том, что ко второму десятилетию ХХ века республика с ее демократическими институтами еще не стала привычной формой государственного устройства в большинстве промышленно развитых и развивающихся стран. Отдельные государства еще сохраняли монархию, а иные совсем недавно установили республиканский строй. Этим, по-видимому, и объяснялась тоска уставших от революционных потрясений и войны народов по подобной монарху политической фигуре как объединительном начале нации. И если в фашистской Германии фюрер смог заместить ушедшего императора Вильгельма II в душах немецких граждан, то в Италии Б. Муссолини этого сделать не смог, главным образом из-за существования в Италии всеми признанного монарха, хотя и не игравшего большой роли в итальянском обществе.

В Испании Ф. Франко через фалангу пытался возвыситься в общественном сознании испанцев до уровня свергнутого короля; однако это ему удавалось плохо. Придя к власти, Франко восстановил монархию, но ...без монарха. В 1945 году испанский король в эмиграции издал манифест, осудивший диктатуру, чем окончательно испортил отношения с Франко.

В сущности, тоталитаризм и монархия - взаимозамещающие системы, для которых "вождизм" не является чем-то пришедшим извне. Он возникает из низкого уровня развития демократического сознания и потребности людей в вожде как в символе единства нации, особенно в период национальной нестабильности.

Пример - принцип "фюрерства" в фашистской Германии. Фюрер стоит во главе государства и выражает его волю: сила государства исходит от фюрера. Верховный фюрер наделяет всех других фюреров определенными полномочиями в строго иерархическом порядке. Каждый из фюреров подчиняется своему непосредственному начальнику, но при этом, по сути, имеет неограниченную власть над своими подчиненными.8

Авторитет вождя, таким образом, зиждется не на осознанном доверии, и связь вождя с массами носит скорее мистический, личностный характер.

4. Однопартийная политическая система - как средство осуществления политической власти

Второй признак - однопартийная политическая система, не допускающая никаких иных политических организаций. Такая политическая система тесно связана с двумя моментами.

Во-первых, основой однопартийной политической системы обязательно становится монистическая-единая, господствующая идеология, исходящая исключительно от правящей партии и не терпящая никакой оппозиции или критики. В самой партии также поддерживается идейное единство.

Основным методом монистической идеологии является массовая оболванивающая пропаганда, базирующаяся на социально - классовой(СССР), расово - националистической (Германия) или религиозной (Иран времен аятоллы Хомейни) демагогии. В годы консервации режима руководящая роль партии была узаконена 6-й статьей конституции СССР.

Весь механизм власти был сведен к следующему :политические структуры - это исключительная привилегия партийцев, во всех остальных органах и учреждениях партийцы либо непосредственно хозяйничали, либо держали управление под своим надзором.

Достаточно было центру провести заседание или опубликовать статью, как мгновенно приводился в действие весь государственно-общественный механизм. А чуть где сбой, партия и полиция в кратчайшие сроки устраняли "неисправность" -отклонение от общего мнения.

В последующем подробнее будет рассмотрена коммунистическая партия, находившаяся у власти как в Советском Союзе, так и в странах Восточной Европы.

Коммунистическая партия партией особого типа являлась не только потому, что была централизованна, по-армейски дисциплинированна, стремилась к определенным целям и т. п.

Между тем лишь в коммунистической партии идеологическое единство, тождественность мировоззрений и взглядов были обязательны для всех без исключения членов, хотя данный императив касался скорее головных органов и высших инстанций партии. Тем, кто пониже, только формально было вменено в обязанность соблюдать единство, "блюсти идейную чистоту своих рядов"; их прямой задачей было выполнять решения. Однако и низы должны были усваивать взгляды вождей.

Во времена Сталина идейное единство, то есть обязательное философское и прочее, стало условием пребывания в партии. Единогласность стала законом для всех компартий.

Раз в любой партии власть сосредоточена в руках вождей и высших инстанций, то идейное единство как приказ несло с собой владычество центра над умами рядовых партийцев.

Прекращение всякой идейной борьбы в партии означало паралич свободы в обществе, так как общество целиком и полностью в ее власти, а внутри самой партии - ни проблеска свободы.

Идеологическое единство-духовная основа личной диктатуры, которую без него невозможно представить. Одно порождает другое.

Идеи - плод творчества отдельных людей, а приказной идейный монополизм, осуществляемый с помощью пропаганды и террора, придает этим идеям характер закона.

Устранение идейной разноголосицы в среде высших руководителей автоматически упразднило фракции и течения , а с тем и всякую демократию в коммунистических системах.

В коммунизме возобладал принцип "вождь знает все»: идеологами партии становились обладатели власти - партийной и прочей - вне зависимости от скудоумия таких лидеров. Получилось так, что надо было быть не просто марксистом , а марксистом в соответствии с предписаниями верхов, центра.

Коммунисты воспитывались на убеждении, что идейное единство, идейное подчинение есть неприкосновеннейшая из святынь, а фракция в партии - черное злодейство.

В борьбе за власть над умами не гнушались никакими средствами, широко применяли террор, запугивание, пропаганду или круговую поруку по обстоятельствам.

Конечно, Сталин знал , что Троцкий, Бухарин и Зиновьев никакие не иностранные шпионы или предатели социалистического отечества. Но нужно было свалить на кого-то вину за нерешенные вопросы, в частности продовольственный, благо они еще и "чистосердечно" признались, и устранить несогласных, инакомыслящих.

Идеологическое единство, прошедшее немало фаз и приобретшее на этом пути разнообразные формы, было самой отличительной чертой партии большевистского, коммунистического типа.

Во-вторых, однопартийная политическая система сопровождалась фактическим отсутствием демократических институтов, таких как парламент, Советы депутатов и др. , в результате чего достигалось тотальное отчуждение индивида от политической власти.

Индивид мог получить политическую власть только вступив в партию и "съев", "подсидев", то есть тем или иным образом устранив вышестоящего сотрудника, тем самым заняв его кресло.

Возможное существование некоторых общественных организаций ничего не меняло, так как они контролировались партийными и государственными органами. Примером могут быть созданные фашистами профсоюзы, основной задачей которых было внедрение идеологических мифов в массовое сознание и контроль за ним.

Отрицанием демократических институтов режим реализовывал важную задачу - ликвидацию тех промежуточных звеньев, которые стоят между индивидом и государством, в результате чего происходит полное поглощение индивида государством, превращение его в "винтик" огромной государственной машины.

Тоталитарный режим - детище ХХ века, так как в предыдущие годы техника не была столь развита, чтобы человек быстро получал и усваивал пропаганду идейного единства-поддержки режима. До ХХ века политическая деятельность была, как правило, уделом интеллигенции, грамотных слоев общества, умеющих через прессу и телеграф, почту обращаться к себе подобным. Научно-технический прогресс значительно расширил возможности общения.

Исключительная роль здесь принадлежит радио, повсеместное распространение которого позволило приобщить к политике широкие слои неграмотного населения, люмпен-пролетариат, что весьма расширило базу политической борьбы. Кто не умел читать, мог слушать. А когда