Xreferat.com » Рефераты по юриспруденции » Основные правовые системы современности

Основные правовые системы современности

МОРДОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ ИНСТИТУТ
КУРСОВАЯ РАБОТА
на тему:
ОСНОВНЫЕ ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ
Выполнил: Халилова Ю.К.
студент 1-го курса
факультет юридический
специальность юриспруденция
Проверил: Наумова И.А.
Саранск, 1998



СОДЕРЖАНИЕ

Введение
1. Романо-германская (континентальная) правовая семья
1.1. История создания романо-германской (континентальной) семьи
1.2. Общая характеристика современного континентального права
2. Англосаксонская правовая семья
2.1. Правовая система Англии.
2.2. Правовая система США.
3. Мусульманская правовая семья
3.1. Исторические корни мусульманского права.
3.2. Мусульманское право в современном мире.
4. Индусское право
5. Обычное право Африки
Заключение


История и современный мир характеризуются многообразием правовых систем государств различных типов, форм, режимов.

Национальных правовых систем, как и государств, в современном мире много. Но все они могут быть объединены в определенные правовые семьи. Сравнительная характеристика правовой системы нашей планеты, анализ особенностей основных правовых семей, существующих на земном шаре, дает базу для установления общих закономерностей и тенденций развития права.

Профессор С.С. Алексеев выделяет четыре основных семьи национальных систем (регионов) права: романо-германское право, англосаксонское общее право, религиозно-общинные (неотдифференцированные) юридические системы ряда стран Азии и Африки, заидеологизированные правовые системы при авторитарных политических режимах. Он считает, что на особенности правовых систем, быть может, не меньшее значение, чем экономический базис (собственность), влияет политический режим, прежде всего в зависимости от того, относится ли он к демократическому или же авторитарному. Одна из групп правовых систем (четвертая) потому и обособляется, что исходным систематизирующим фактором в ней оказывается заидеологизированный авторитарный политический режим. [1]

Другие авторы выделяют пять основных правовых систем: романо-германская (континентальная) правовая семья, англосаксонская правовая семья, мусульманская правовая семья, индусское право, обычное право Африки. [3]

Существенное значение имеет понятие “семья правовых систем”. В пределах одной или разных исторических эпох национальные правовые системы нередко специфичны со стороны своего юридического содержания. Это и позволяет рассматривать ту или иную группу правовых систем в качестве некоторого единства — семьи. Наиболее важной чертой, выделяющей группу систем с юридической стороны, является свойственное ей построение трех ее основных компонентов — права как системы юридических норм, практики, правовой идеологии, — обусловленное особенностями способа правообразования, историческими условиями.

Если ранее в советской юридической науке понятие “семья правовых систем” рассматривалось как вторичное, вспомогательное (после понятия “исторический тип”) основание для подразделения национальных правовых систем на группы, то ныне ему придано более высокое значение. Ибо как раз в юридических особенностях права в немалой мере объективируются его черты как явления цивилизации и культуры. [1]

1.Романо-германская (континентальная) правовая семья

1.1.История создания романо-германской (континентальной) семьи

К романо-германской семье относятся правовые системы, возникшие первоначально в континентальной Европе на основе древнеримского права, а также канонических и местных правовых обычаев. Они как бы продолжают римское право, являются результатом его эволюции и приспособления к новым условиям. Господствующая роль в таких системах принадлежит закону и в первую очередь кодексу.

Романо-германская правовая семья, существовавшая первоначально в странах континентальной Европы, затем распространилась на всю Латинскую Америку, значительную часть Африки, страны Востока, Японию. Этот процесс объясняется как колонизаторской деятельностью многих европейских стран, так и высоким уровнем кодификации в этих странах в XIX в., которую можно было использовать как образец для создания собственного права.

История создания и развития континентальной правовой семьи довольно длительна. Она сложилась на основе изучения римского права в итальянских, французских и германских университетах, создавших в XII-XVI вв. на базе Свода законов Юстиниана общую для многих европейских стран юридическую науку.

Постепенно основные нормы римского права начинают восприниматься законодателем. В условиях господства в феодальной Европе натурального хозяйства, отсутствия товарного производства и рынка не было нужды в такого рода нормах. Однако по мере роста капиталистических отношений, развития товарного обмена тщательно разработанное римское право, рассчитанное на общество, где доминирует частная собственность, все больше использовалось нарождающейся буржуазией.

Буржуазные революции коренным образом изменили природу права, отменили феодальные юридические институты, превратили закон в основной источник романо-германского права.

Кодификация завершает формирование романо-германской правовой семьи как целостного явления. Во Франции в 1804 г., в Германии в 1896 г., в Швейцарии в 1881-1907 гг. были приняты гражданские кодексы. В течение XIX в. были приняты и другие кодексы в большинстве стран европейского континента. Самой значительной была роль французской кодификации, особенно гражданского кодекса (кодекса Наполеона), оказавшей заметное влияние на процесс утверждения принципов права во многих государствах Европы и за ее пределами.

Романо-германское право (национальные правовые системы Франции, ФРГ, Италии, Испании и др.) — семья правовых систем, характеризуемая таким высоким уровнем нормативных обобщений, который достигается при помощи кодифицированных актов законодательных или иных правотворческих органов и выражен в абстрактно формулируемых нормах, в формировании логически завершенной структурно замкнутой (“закрытой”) нормативной системы. В соответствии с этим правовые системы данной группы имеют облик нормативно-законодательных и в массовом правосознании воспринимаются в качестве таких, где право выступает преимущественно в виде “закона”. [1]

1.2.Общая характеристика современного континентального права

Во всех странах романо-германской семьи есть писаные конституции, за нормами которых признается высший юридический авторитет, выражающийся в том числе и в установлении большинством государств судебного контроля за конституционностью обычных законов.

В большинстве стран приняты и действуют гражданские (либо гражданские и торговые), уголовные, гражданско-процессуальные, уголовно-процессуальные и некоторые другие кодексы. Весьма разветвлена система текущих законов, регулирующих все важнейшие сферы общественных отношений. Среди источников романо-германского права велика (и все более возрастает) роль подзаконных актов: регламентов, административных циркуляров, декретов министров и др. В них формируются нормы, принятые во исполнение законов. Кроме того, в случае необходимости административные органы осуществляют самостоятельную регламентацию отношений; для ее осуществления законодатель предоставляет им соответствующие полномочия (делегированное законодательство).

Таким образом, право стран романо-германской семьи характеризуется единой схемой иерархической системы источников права. Что касается обычая, то за редкими исключениями он потерял характер самостоятельного источника права.

Определенное, хотя и довольно скромное значение придается в континентальном праве судебной практике. Право включает в себя не только правовые нормы, сформулированные законодателем, но и их толкование судьями. Французский исследователь правовых систем современности Р. Давид говорит о так называемых “вторичных правовых нормах”, создаваемых судьями, о том что содержание положений закона истолковывается в том смысле, который в наибольшей степени отвечает требованиям справедливости в момент применения закона [3]. Любое судебное решение, основанное, например, на аналогии закона или на общих принципах, может восприниматься другими судами после прохождения решения через кассационную инстанцию как фактический прецедент.

Существенную роль при отправлении правосудия играют и зафиксированные в законе общие принципы права, которые также могут быть в определенных условиях основанием для решения дел. Например, в публичном праве Франции возможно обращение к общим принципам административного права. Федеральный верховный суд и Федеральный конституционный суд ФРГ в целой серии своих решений объявили, что конституционное право не ограничено текстом Основного закона, а включает “некоторые общие принципы, которые законодатель не конкретизировал в позитивной норме”.

С развитием интернациональных связей большое значение для систем права отдельных стран приобретает международное право. В некоторых государствах международным договорам придается большая юридическая сила, чем внутренним законам. Конституция ФРГ 1949 г., например, устанавливает, что “общие нормы международного права” имеют преимущество перед законами и непосредственно порождают права и обязанности для жителей федеральной территории (ст. 25). [4]

Во всех странах романо-германской семьи признается деление права на публичное и частное. Такое деление в определенной степени потеряло за последнее время то значение, которое имело на первых этапах развития континентального права, но тем не менее все еще остается важной характеристикой структуры современных национальных правовых систем. В общем виде к публичному праву относятся отрасли и институты, определяющие статус и порядок деятельности государственных органов, и отношения индивида с государством, а к частному — отрасли и институты, регулирующие отношения индивидов и юридических лиц (организаций, предприятий, фирм, кооперативов и др.) как равноправных партнеров. Обычно к публичному праву относят такие отрасли, как конституционное, административное, финансовое, уголовное, уголовно-процессуальное, гражданско-процессуальное, международное публичное. Частное право состоит из отраслей: собственно гражданское, включающее в себя и семейное, торговое, авторское, международное частное.

Некоторые отрасли доктрина права относит к так называемым “смешанным правам”, где нормы публичного и частного права тесно переплетаются. Это трудовое, сельскохозяйственное, морское, воздушное и некоторые другие отрасли.

Стирание в современный период границы между публичным и частным правом связано в первую очередь с усилением государственного вмешательства в сферу экономики. Все большая административно-правовая активность, обусловленная расширением социальной деятельности государства в сфере защиты прав трудящихся, социального обеспечения, регулирования цен, здравоохранения и т.д., затронула такие отношения, которые ранее находились в исключительном ведении частного права. Произошло вторжение государства в сферу договоров — ранее “вотчину” частного права. Появился институт обязательного договора, заключенного по предписанию государственных органов. Условия обычного договора также могут в ряде случаев устанавливаться и предписываться административным актом, как в случае установления цен и квот. Если добавить, что частное предпринимательство, профессиональная и торговая деятельность подчинены многочисленным административным установлениям, регулирующим торговлю, здравоохранение, социальное обеспечение, государственную безопасность, то можно получить представление о масштабах “экспансии” публичного права в области, которая ранее считалась неприкосновенной зоной частного права.

Одновременно можно наметить и другую, противоположную тенденцию, порожденную расширением круга государственных обязанностей, особенно в сфере социальных и коммунальных услуг, — применение институтов и средств частного права для выполнения публично-правовых действий. Об этом свидетельствует деятельность разного рода промышленно-торговых образований государственного характера, в частности, национализируемых предприятий.

Внутри романо-германской правовой семьи выделяют две правовые группы: романскую, опирающуюся в первую очередь на право Франции и включающую в себя также правовые системы Бельгии, Люксембурга, Голландии, Италии, Португалии, Испании, и германскую, объединяющую наряду с ФРГ правовые системы Австрии, Швейцарии и некоторых других стран.

2.Англосаксонская правовая семья

Англосаксонское общее право (национальные правовые системы Англии, США, ряда других стран), если рассматривать его в чистом виде, — самобытная семья правовых систем. Оно характеризуется тем, что юридическое регулирование строится, обобщенно говоря, на юридической практике, на “праве судей”, а точнее, на прецедентах — судебных решениях, юридическую суть, логическо-юридические принципы которых суды обязаны применять при рассмотрении аналогичных жизненных проблем; повышенное значение придано процедурно-процессуальным правилам; правовая система выражена не в абстрактно формулируемых нормах — обобщениях высокого уровня, не в структурно-сложном, логически замкнутом построении. Она носит характер “открытой” системы методов решения юридически значимых проблем. В соответствии с этим правовые системы данной группы имеют облик нормативно-судебных и в массовом правосознании воспринимаются в качестве таких, где во многих случаях на первое место выступает “субъективное право”, защищаемое судом. [1]

2.1.Правовая система Англии.

Эта система развивалась автономно, и связь с европейским континентом не оказала на нее существенного влияния. Английские юристы любят подчеркивать историческую самобытность и преемственность своего права.

В первую группу английского права, наряду с Англией, Северная Ирландия, Канада, Австралия, Новая Зеландия, бывшие колонии Британской империи (в настоящее время тридцать шесть стран являются членами Содружества). Сегодня почти треть населения мира живет в значительной мере по принципам, сформулированным в английском праве.

Ко второй группе относится США. Имея своим источником английское общее право, в настоящее время в этой стране право является практически самостоятельным.

Сегодня английское право традиционно продолжает оставаться в основном судебным, разрабатываемым судьями в процессе рассмотрения конкретных дел. Такой подход делает нормы общего права более гибкими и менее абстрактными, чем нормы права романо-германских систем, но одновременно придает праву большую казуистичность и меньшую определенность.

В английском праве отсутствует деление на публичное и частное. В нем значительно в меньшей степени восприняты категории и понятия римского права. Нет в Англии и кодексов европейского типа.

Отрасли английского права выражены не столь четко, как в континентальных правовых системах, и проблемам их классификации и на практике, и в научных доктринах уделяется несравненно меньше внимания. Дело в том, что суды в Англии имеют общую юрисдикцию и рассматривают разные категории дел: и гражданские, и торговые, и уголовные, и др.

При рассмотрении дела английский судья должен выяснить, не было ли аналогичное дело рассмотрено ранее, и в случае положительного ответа руководствоваться уже имеющимся решением. Степень обязательности прецедента зависит от места в судебной иерархии суда, рассматривающего дело, и суда, чье решение может стать при этом прецедентом. Так, решения высшей судебной инстанции — палаты лордов — обязательны для всех судов. Апелляционный суд, состоящий из гражданского и уголовного отделений, обязан соблюдать прецеденты палаты лордов и свои собственные, а его решения обязательны для всех нижестоящих судов. Высокий суд (все его отделения, включая и апелляционные) связан прецедентами обеих вышестоящих инстанций. Его решения обязательны для всех нижестоящих судов, а также влияют на рассмотрение дел в отделениях Высокого суда, не будучи, однако строго обязательными для них. Окружные и магистратские суды обязаны следовать прецедентам всех вышестоящих инстанций, а их собственные решения прецедентами не являются. Не считаются прецедентами и решения Суда короны, созданного в 1871 г. для рассмотрения особо тяжких уголовных преступлений. Таким образом, в английском праве существует огромное количество прецедентов, разобраться в которых бывает довольно трудно.

Судебная инстанция не может отказаться от созданного ранее прецедента, который подлежит изменению лишь вышестоящей инстанцией или парламентским актом. Однако поскольку полное совпадение обстоятельств разных дел случается не так часто, от чего зависит применение той или другой прецедентной нормы. Судья вправе констатировать совпадение обстоятельств и тогда, когда они, на первый взгляд, различаются. Наконец, он вообще может не найти никакого сходства обстоятельств, и, если вопрос не регламентирован статутным правом, сам создает правовую норму, становится как бы законодателем [3]. Таким образом, пределы усмотрения судьи в английском праве вправе весьма значительны и во многом предопределяют результаты рассмотрения дел.

Большое значение наряду с судебной практикой придается в английской правовой системе статутному праву (законы и