Xreferat.com » Рефераты по статистике » История отечественной статистики

История отечественной статистики

АКАДЕМИЯ ТРУДА И СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Финансовый факультет


Научный доклад на тему:

«ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ СТАТИСТИКИ»


Кафедра статистики и экономического анализа


Выполнил: студент II курса гр.№7 Коваленко А.Е

Научный руководитель: Кандидат экономических

наук, профессор Сафронова В.П.


Москва 2000


Содержание:


АКАДЕМИЯ ТРУДА И СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ 1

ВВЕДЕНИЕ 3

I. СТАТИСТИКА В ЭПОХУ ФЕОДАЛИЗМА В РОССИИ 4

Зарождение учетных источников. 4

Писцовые и переписные книги 6

Развитие переписей в XVII веке 8

Государственные ревизии 9

II. ЗАРОЖДЕНИЕ СТАТИСТИЧЕСКОЙ НАУКИ В РОССИИ 12

Русская описательная школа 14

Русская академическая статистика в XVIII-первой половине XIX века 15

Русская школа политических арифметиков 16

III. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ЭТАПЫ ЗЕМСКОЙ СТАТИСТИКИ 18

IV. СТАТИСТИЧЕСКАЯ НАУКА В РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX И В НАЧАЛЕ XX в. 24

Вклад Н. Г. Чернышевского в развитие основных положений статистики. 24

Русская школа кетлианства 24

Русская социологическая школа 26

Социологическая школа русской академической статистики возникла 26

Русская философско-математическая школа 27

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 29




ВВЕДЕНИЕ

Каждая отрасль научного знания и практической деятельности имеет свою историю, т. е. процесс обогаще­ния общества этими знаниями, их становления. Корни статистической науки и практики уходят в глубокую древность. В процессе развития производительных сил и производственных отношений общества складываются и исторические черты познания массовых явлений и фор­мы их количественного измерения. Каждый этап в этом движении есть современность, и каждая современность есть отрезок по пути исторического развития. Знакомст­во с историей — ключ познания современности. Без зна­ния прошедшего нет вдохновляющих перспектив буду­щего.

Характер государственной статистики и основные направления ее развития неразрывно связаны с историей страны, во многом определяются задачами и способами управления экономикой.

Российская государственная статистика прошла длительный и разнообразный путь становления и развития, ее история была обусловлена особенностями социально-экономического уклада России, в первую очередь- длительным сохранением крепостничества.

Большой вклад в анализ становления русской статистической науки и практики внес М. В. Птуха в ряде фундаментальных монографий. Эти исследования, часто носившие хрестоматийный характер, доведены только до второй половины XIX века. В своих работах он не ка­сался истории земской статистики и тех исследований социологической и философско-математической школ, которые определили в советский период место русской статистики в мировой статистической науке.

К истории отечественной статистики обращался так­же Н. К. Дружинин, но его исследо­вания затрагивали лишь содержание и значение писцо­вых и переписных книг, государственных ревизий и обзо­ра развития статистической науки в России от К.Ф. Германа до Ю. Э. Янсона.

Отдельных вопросов истории статистики касались многие исследователи. Их фрагментарные исследования очень важны для воссоздания основных этапов развития отечественной статистики. Весьма ценным являются мо­нографии коллектива работников ЦСУ СССР и некото­рых вузов по истории советской государственной статис­тики за 40-летний, а позднее за 50-летний период.


I. СТАТИСТИКА В ЭПОХУ ФЕОДАЛИЗМА В РОССИИ

Зарождение учетных источников.

Собирание на Руси сведений, практически важных для государст­венного управления, относится к глубокой древности. Эти сведения были нужны для об­ложения населения податями и повинностями. Необходи­мость и значение сбора различных сведений целиком определялись государственным фиском. Еще во второй половине IX в. в летописях встречаются упоминания о сборе дани. Развитие государственного фиска сопровождалось сбо­ром сведений об объектах обложения, главным образом о сельском хозяйстве и в особенности о земледелии как основном занятии населения в древней Руси. Единицей обложения, а поэтому и единицей счета были дым (очаг), рало (плуг), что относится к оседлому сельскому хозяйству.

Немало учетных данных, ха­рактеризующих возникновение и развитие городских поселений, которые создавались в то время главным об­разом на водных торговых путях. К Х—XI вв. относятся летописи, которые сообщают о состоянии таких городских поселений в период Х—XI вв, где указывается о наличии в этих поселениях храмов, церквей, монастырей, крепостных сооружений, жилых строений из дерева и камня.

Наряду с летописями, учетно-статистическими источ­никами того периода были законодательно-правовые ак­ты Киевской Руси, которые отражали характер складываю­щихся обычаев, хозяйственный строй общества. Так, взимание дани зачастую принимало договорную форму, в которой содержались: единицы обложения, место и время сборов, вели­чина дани. Вначале князья сами собирали дань, позже они поручали сбор дани специальным лицам. Внешне­торговые отношения также оформлялись соответствую­щими грамотами, снабженными учетными реквизитами. Эти грамоты и другие договорные документы иногда принимали форму письменных оводов и постановлений. Выдающимся в этом отношении памятником является «Русская Правда» который представляет самобытное выражение русской общественной мысли древности. В различных редакциях «Русской Правды» отражаются экономические характе­ристики того периода и регламентируются имуще­ственные, кредитные и другие экономические отношения, сообщаются данные о классовых группировках, которые сложились в тот период. Главное внимание в ней уделя­ется положению смердов — владельцев мелких сельских хозяйств, которые являлись основными плательщиками княжеской дани. Здесь содержаться сведения о численности домашнего скота. Скот имел большое значение в хозяйстве, поэтому «Русская Правда» определяла высокие штрафы за его кражу. В «Русской правде» нашли отражение некоторые стороны феодального судопроизводства и меры наказания. Реше­ние княжеского суда, как правило, сопровождалось натуральными и денежными штрафами. За перепашку чу­жой межи устанавливался штраф 12 гривен, за кражу вола — штраф 1 гривна и возвращение вола, за убийство смерда — штраф 5 гривен, за убийство княжеского слуги или старшего дружинника — штраф 80 гривен и т. д.

«Русская Правда» помогает познать торговые поряд­ки древней Руси. Немало статей в «Русской Правде» от­водится установлению размера денежного процента («реза») и ссужаемого капитала («истое»). «Русская Правда» устанавливала порядок разрешения различных споров и, как всякий сборник законов, особое внимание обращала на уголовные дела. Немало учетно-статистических данных содержалось и в религиозно-нравствен­ных произведениях, касающихся хозяйственной политики.

Развивающееся феодальное землевладение порожда­ло, с одной стороны, 'крупные княжеские и боярские вотчины, с другой—распространение форм зависимости в виде отработочной ренты (барщины). В. И. Ленин от­мечал, что «отработки держатся едва ли не с начала Руси (землевладельцы кабалили смердов еще во време­на «Русской Правды»)».

В период феодальной раздробленности шел процесс довольно интенсивного экономического и политического развития отдельных земель и княжеств. Письменные источники того времени отмеча­ют, что в XI в. появилось свыше 60 новых городских цент­ров на Руси, а в XII в.—свыше 130. Многие из этих городов стали крупными центрами ремесла, торговли. Однако между феодалами велась постоянная борьба за владение землями, городами, крестьянами и ремесленниками, за политическое и экономическое пер­венство.

В начале XIII в. началась длительная борьба в свя­зи с проникновением на Русь монголо-татарских орд (войск). Русские княжества оказываются в исключитель­но трудном положении. К второй половине XIII в. мас­штабы агрессии расширяются. Монгольские ханы начинают проводить переписи населения с целью взимания с рус­ских земель дани. Так, летопись повествует, что пере­писи) в русских областях проводились в период 1246— 1259 гг. (в южной Руси— 1246 г., в Суздальской земле—1255—1256 гг., в Новгородской— 1256—1259 гг.). Такие переписи проводились также в 1273, 1287 гг.

Летопись отмечает, что «окояннии изочташа всю зем­лю русскую токмо не чтоша игуменов», т. е. привилеги­рованную часть населения. Такие переписи строились по системе опроса. Татарские баскаки (чиновники), приез­жавшие «по число», должны были «ездити по улицам писати дома хрестьянские».

Операции по включению в «число» осуществляли осо­бые «численцы», т. е. специальные лица, на обязанности которых лежал учет населения и хозяйства. К 70-м го­дам XIII в, относится и проведение переписей на терри­тории Армении, Азербайджана и Грузии с той же фис­кальной целью — наложение дани на крестьян и ремес­ленников.

В конце XIII и начале XIV в., когда Москва оконча­тельно упрочила свое положение как центр русских зе­мель, собирание дани снова переходит к русским князьям, но практика предварительного учета земель сохраняется. Объектом учета становятся те признаки хо­зяйства, по которым определялся размер податного об­ложения или повинности. Меняющийся характер едини­цы обложения (дым, плуг, соха и т. д.) отражался на порядке собирания сведений, на установлении счетной категории, а непосредственные фискальные задачи, пря­мо и открыто поставленные в хозяйственном учете древней Руси, определяли круг учитываемого податного населения. Далеко не всегда в этих учетах правильно отражалось состояние хозяйства, так как, по признанию летописца, «творяху бо себе бояре легко, а меньшим зло», что вызывало протесты облагаемых, сопротивление переписи и даже приводило иногда к серьезным волне­ниям.

Писцовые и переписные книги


Писцовые и переписные книги -драгоценный памятник русского быта XV—XVII вв. и богатейший ис­точник сведений о социально-экономических отношениях феодальной Руси.

Писцовые книги представляли собой первые опыты территориально-статистических описаяий. Они содержат материал для характеристики .положения крестьян XV— XVI вв., а также подробные описания отдельных горо­дов, их укреплений, улиц, населения, городских земель, лавок, церквей, монастырей, поместий, вотчин, сел, де­ревень и выполняемых крестьянами повинностей. Полно­той сведений особенно отличались писцовые книги нов­городских земель, составленные в конце XV в. (Дерев-ской пятины 1495 г., Водской пятины 1500 г. и др.). ,

Писцовые и переписные книги XV и XVI вв. были ис­ключительно местными переписями и охватывали, как правило, небольшие территории.

В писцовых и переписных книгах характеризовались многие сто­роны хозяйственной жизни городского и сельского насе­ления, указывались мощность хозяйства, размер обложе­ния в пользу государственной власти, в пользу феода­лов, перечислялось тягловое, а в писцовых книгах и от­части нетягловое население.

Возникшие из нужд государственной власти, из на­сущных потребностей господствующего класса феодалов, писцовые и переписные книги были направлены главным образом на определение земельного фонда хозяйственно­го назначения

Писцовые и переписные книги имели также крупное политическое значение, так как они являлись юридическим до­кументом во всех случаях, когда приходилось доказы­вать право собственности на описанную в них землю или на записанных в них крестьян. Свою ценность как историчес­кие источники писцовые и переписные книги сохранили и до настоящего времени, они важны для изучения эко­номической, финансовой и сословной истории России, ее материального быта, а также историко-статистических, историко-этнографических и колонизационных вопросов.

Среди многочисленных писцовых книг наибольший интерес представляют по своему содержанию три книги Тверского уезда.

В первой из них, относящейся к периоду 1539— 1540 гг., содержатся описания розданных в поместья зе­мель дворцовых, великого князя и черных земель. Такие земли перечисляются по каждому стану.

При описании земель всегда отмечалось число дворов в селениях и людей ,в них; поименно перечислялись все помещики и другие лица, владевшие землей; очень час­то наряду с крестьянами отмечались и холопы, люди страдные, половники и другие категории. Итогов по ста­нам, как правило, не было. Церкви не описывались, а только упоминались.

Вторая книга по этому уезду относится, видимо, к концу XVI в. В ней описываются земли поместные, зем­ли монастырские, церковные и частных лиц. Эти описа­ния очень подробны.

Последняя, третья, книга, относимая также к концу XVI в., содержит описание находившихся в разных ста­нах и волостях дворцовых сел и княжеских земель.

В XVI в. писцовые книги составлялись периодически. К этому времени, вероятно, за ними закрепляется и само название «писцовых». За период примерно в 100 лет, с 30-х годов XVI в. до 30-х годов XVII в., было проведено три «больших письма».Первое относится к промежутку 1538-1547 гг., второе – к 1550-1580 гг. и третье- к 1620 –1630 гг.

Писцовых книг XVI в. до нас дошло значительно меньше, чем писцовых книг XVII в., так как многие из них погибли во время польско-шведской интервенции и пожара Москвы 1626 года.

В 1680-х годах правительство приступило к составле­нию новых писцовых книг. В отличие от писцовых книг предыдущих трех переписей новые книги получили наз­вание «переписных».

Содержание переписных книг значительно отличается от содержания писцовых. Цель их—подворная перепись, а не описание земледельческого хозяйства. Поэтому в переписных книгах, как правило, не сообщались разме­ры пашни и сенокосов, огородов, промышленных заведений. По этому новому типу еще ранее была произведена подворная перепись 1646—1648 гг. Но это не принесло облегчения плательщикам. Правительство стало взи­мать с дворов то этим книгам только новые налоги, пре­имущественно экстренного, военного характера; из ста­рых же только полоняничный налог был переведен с со­хи и живущей четверти на двор. Остальные налоги по-прежнему взимались по писцовым книгам и имели тен­денцию к возрастанию. Вторая подворная перепись 1676—1678 гг. послужила основанием для перевода всех прямых налогов с сохи и живущей четверти на двор. По этой системе взимания налогов продолжалось до организации ревизских сказок.


Развитие переписей в XVII веке


В течение XVII в. наряду с Дальнейшим укреплением центральной

государственной власти шел процесс зарождения элементов капиталистических отноше­ний в производстве. Складывались областные хлебные рынки, возникали мануфактуры, шире стал применяться наемный труд в некоторых отраслях производства и на речном транспорте, росли товарно-денежные отношения, увеличивались связи крестьянских хозяйств с рынком, шел процесс дифференциации крестьянства.

Характеризуя экономическое состояние России XVII в., В. И. Ленин обращал внимание на то, что при­мерно к этому периоду относится слияние отдельных об­ластей, земель и княжеств в единое целое, вызывавшееся усилившимся товарным обращением между районами, постепенной концентрацией мелких местных рынков в единый всероссийский рынок1.

В условиях господства феодального земледелия и наличия крепнущих крепостнических отношений капита­листические отношения складывались крайне медленно и только в XIX в. развились настолько, что привели к падению крепостного .права и получили простор для сво­его развития. По сравнению с передовыми странами За­пада феодальная Россия оставалась крайне отсталой страной. Однако ее прогрессивная мысль нередко преодо­левала эту отсталость и выходила на передовые позиции.

Сложные процессы социально-экономического разви­тия обусловили дальнейшее обострение классовой борь­бы. Массовое бегство крестьян от помещиков в южные районы страны, постепенно входившие в состав единой государственной территории, быстрый рост новых сосло­вий, получавших значительные государственные приви­легии, глубокие социальные противоречия в городах вы­зывали многочисленные антифеодальные выступления. К этому времени усилилась и скрытая борьба внутри феодальной верхушки.

1)Фискальные задачи подворных переписей на протя­жении всего XVII в. определяли их содержание. Под­ворные переписи проводились по ограниченному кругу признаков, не имели определенной формы для счета населения и для характеристики имущественного хозяй­ственного положения двора. Объектом учета были толь­ко тягловые дворы.

2)Положительными чертами организации подворных переписей XVII в., и особенно переписи 1678 г., следует признать стремление раздвинуть прежние узкие террито­риальные рамки и превратить их в общегосударствен­ные переписи, расширить состав регистрируемых призна­ков, найти связь с предыдущими данными. По програм­ме и уровню организации подворные переписи XVII в. были для своего времени выдающейся формой изучения хозяйства, не имевшей на Западе равной себе системы учета.

Государственные ревизии


Налоговая практика начала xviii в. опиралась на старые переписные источники. Перепись 1710 г. носила еще черты подворных переписей XVII в. Резуль­таты ее показали сокращение числа податных дворов по сравнению с переписью 1678 г. на 19,5%. Это означало резкое уменьшение прежнего размера податей. В целях проверки результатов переписи 1710 г. Петр I приказал в течение 1716—1717 гг. провести новую перепись, извест­ную под названием «ландратской» (по должностным наименованиям лиц, стоящих во главе губерний). Итоги этой переписи дали такие же неутешительные сведения. Они подтвердили дальнейшее опустошение дворов, со­кращение их числа ввиду объединения. В. Н. Татищев в своем «Рассуждении о ревизии поголовной и касающем­ся до оной» писал «1) Как холопи и дворовые люди в платеж не писались, то многие владельцы целые деревни, огородя забором, писали дворовыми; 2) некоторые по три и по четыре двора вместе сводили и одним двором писа­ли». Исследовав после П. Милюкова этот вопрос, М. Клочков отмечал, что если в 1710 г. сокращение дво­ров составило одну пятую, то в 1715—1716 гг. оно достигало одной трети, по сравнению с числом дворов по пере­писи 1678 г.

Последовательное уменьшение числа единиц обложе­ния потребовало пересмотра сложившейся налоговой системы и применения новой единицы обложения. Такой единицей обложения была выдвинута мужская душа.

1)Вместо подворных переписи в начале XVIII в и превра­тились в административно-финансовый учет податного населения. Этот способ проведения переписей или_ревизий был господствующей формой свыше 140 лет. За этот период было произведено 10 ре­визий. Наименования и даты указов о ревизиях в России видны из следующих данных таблицы №1:

Таблица№1

Наименование ревизий


Дата указа



Год начала ревизии


Фактическая продолжительность


период проведения ревизий Число лет

Первая . .

26/Х1 1718

1719 1719—1724 6

Вторая . .

17/Х 1742

1744 1744—1747 4

Третья . .

28/Х1 1761

1762 1762—1767 6

Четвертая . .

16/Х1 1781

1782 1782—1787 6

Пятая ..

23/У1 1794

1794 1794—1808' 15

Шестая . .

18/У 1811

1811 1811—1812 2

Седьмая . .

20/У1 1815

1815 1815—1825 11

Восьмая . .

16/У1 1833

1833 1833—1835 3

Девятая . .

11/1 1850 1850 1850 1

Десятая . .

26/У1П 1856

1857 1857—1869 3

2)Материалы ревизий служили для обоснования по­душного обложения Податного населения и для опреде­ления принадлежности населения к той или иной сослов­ной группе или принадлежности крепостных крестьян определенному владельцу. Кроме того, они были стати­стическим источником для определения численности и состава населения отдельных административно-террито­риальных подразделений и страны в целом.

3)Статистики конца XVIII и первой половины XIX в. да­вали различную оценку материалам государственных ревизий. Так, К. Герман утверждал, что результаты ре­визий отличаются «величайшей точностью» и представ­ляют собой «достопримечательные явления в России»1. (Напротив, Д. П. Журавский с присущей ему критической тонкостью вскрыл коренные недостатки русской админи­стративной статистики первой половины XIX в., в том числе и данных ревизий.

4) Буржуазные историки (П.Милюков и др.), не отрицая существенных недостатков ревизий, полагали, что данные ревизий могут быть использованы и для научных заключений.


II. ЗАРОЖДЕНИЕ СТАТИСТИЧЕСКОЙ НАУКИ В РОССИИ

История статистической науки в дореволюционной России охватыва­ет два обширных периода: феода­лизм и капитализм. Характер и особенности этих обще­ственно-экономических формаций наложили свой отпе­чаток на развитие статистической мысли и определили его особенности, хотя точные демаркации иногда наме­тить очень трудно. Внедрение статистики в общественные науки явилось исторически необходимым этапом, что было обусловлено развитием методов исследования с приме­нением точных и сложных приемов количественного ана­лиза, проникновением и широким использованием мате­матических приемов обработки данных.

Статистическая мысль в России объектом своего ис­следования всегда имела социально-экономические процессы. В этом ее особенности и отличительные черты. Она прежде всего отражала экономические взгляды оп­ределенного класса, их устремления и борьбу или идеи надклассовых концепций. Но идейное содержание ста­тистических исследований не всегда укладывалось в стро­гие границы социально-экономических формаций. В пе­риод феодализма статистическая мысль России нередко выдвигала примеры передовых идей, далеко шагнувших за рамки своего века, и, напротив, в условиях капитализма сохранялись от­жившие идеи предшествующей общественно-экономиче­ской формации.

Критерием оценки значимости статистической мысли является ленинское положение о том, что «исторические заслуги судятся не по тому, чего не дали исторические деятели сравнительно с современными требованиями, а по тому, что они дали нового сравнительно со своими предшественниками»1.

Развитие статистической мысли и становление стати­стической науки в России неотделимы от истории русской экономической мысли, от направления и аспектов разви­тия экономического строя. С расширением интереса об­щества к вопросам экономики и политики своей страны развивалось и экономико-статистическое изучение Рос­сии, возрастало применение методов статистики к позна­нию хозяйственной жизни страны, проводилась оценка точности самих приемов исследования, накапливался ма­териал для формирования статистической методологии, отбиралось ценное из различных способов организации массовых наблюдений и разработки их данных. Все это составило первоначальную канву статистической науки.

Русская статистическая мысль не отгораживалась от статистической науки .и практики тех стран, с которыми Россия поддерживала экономические, политические и культурные отношения, она не игнорировала то ценное, что обнаруживалось в истории мировой статистики. Не всегда новое и передовое в области статистики могло быть применимо в условиях социально-экономического строя России.

Воспринимая статистические теории и исследования народов других стран, представители передовой русской науки творчески относились к их усвоению и применению. Они проверяли их в условиях России, вносили новое в процессе критического обсуждения и выдвигали свои идеи в области организации и методов статистических иссле­дований, обогащали мировую статистическую науку и практику. Русская статистическая наука немало сделала и для развития общей экономической мысли России, для уточнения закономерностей, установленных научной по­литической экономией, и конкретного использования их применительно к историческим условиям в нашей стране. Некоторые авторы обзоров истории и теории русской статистической мысли (Н. А. Каблуков, К. Г. Воблый и др.) недооценивали вклад русских статистиков в развитие мировой статистической науки, они не видели ори­гинальности и самобытности русской статистической мысли и сводили ее роль к распространению и примене­нию идей западноевропейских статистиков. По своему существу эти взгляды не были новыми, так как они отражали идеологическую борьбу 30-х и 50-х годов XIX в.

Серьезной научной заслугой советских статистиков (М. В. Птуха,А.И.Гозулов) яв­ляется раскрытие богатства статистической мысли Рос­сии, наличия в русской статистике непревзойденных об­разцов изучения важнейших вопросов экономической и политической жизни страны.

Особенность русской статистической мысли заклю­чается также и в том, что в ее истории нет того ярко вы­раженного обособления школ и направлений, которое характерно для процесса развития статистической науки на Западе. Центральная линия развития русской стати­стической мысли в эпоху феодализма лежала на путях широкого освещения вопросов социально-экономической статистики, а в эпоху капитализма — на путях борьбы за демократизацию социальной жизни страны. Про­грессивные идеи, идущие впереди века и отрицавшие ре­акционные воззрения в области организации социальной жизни, разделялись многими представителями государствоведения, нередко страдавшими за это. Эти идеи были взяты на вооружение критической мыслью 40-х годов XIX в. и послужили опорой в исследованиях социологи­ческой школы и стали основой главного идеологичес­кого направления земской статистики.

В ранний период развития статистической мысли за­дачи накопления материала, статистическое выражение фактов были преобладающими. Статистика трактовалась как наука о достопримечательности .производительных сил. Она связывалась с их историей и географией. Здесь господствовало описательное направление. Но среди ра­бот представителей описательного направления встреча­лось немало таких, которые могут быть по своим приемам анализа отнесены к типу работ политических арифмети­ков. Типичным примером в этом отношении являются работы А. К. Шторха (1766—1835), вышедшие в кон­це XVIII в. работа А. К. Шторха «Картина С.-Петербурга» име­ет черты начальных работ политических арифметиков. Русская статистическая мысль имела ряд отличий от западноевропейской, которые проявлялись прежде всего в выборе предмета исследований и в их идеологи­ческой направленности. В преобладающем большинстве случаев это и составляло особенности тех или иных тен­денций в развитии отечественной статистики.

В этом смысле можно говорить о русской описательной школе, о русской школе политических арифметиков, о русской школе кетлианства, о статистической мысли русских ре­волюционеров-демократов, о русской так называемой со­циологической школе, о различных течениях в русской академической статистике и т. д.


Русская описательная школа

1)В XVIII веке наряду с организацией учета естественного движения насе­ления и податных ресурсов страны, с распространением внутривотчинных записей по сельскому хозяйству, нала­живанием учета на горных заводах и мануфактурах воз­никают попытки обогащенных исследований всего хозяй­ства России с применением статистических методов. Возникновению в

XVIII в. многочисленных описаний достопримечательностей , России (природных богатств, населяющих народов, населенных пунктов, особенностей хозяйства, государственного устройства и др.) во многом (способствовало разрешение пользоваться до того недоступными материалами правительственных приказов и коллегий.

2)Впервые в истории статистики табличный метод при характеристике достопримечательностей России был применен И. К. Кириловым (1689—1737). И.К. Кирилов— один из первых русских картографов и статистиков, он и более 20 лет проработал в сенате и имел доступ к его архивам, что облегчило ему собирание многих фактических данных. В 1726—1727 гг. он написал работу «Цветущее состояние Всероссийского государства». И. К. Ки­рилов представил здесь данные о «государственных до­стопримечательностях» в табличной форме, чем, по признанию многих исследователей, установил приоритет русской статистики в создании и применении табличного метода. Только через 15 лет после исследования И. К. Ки­рилова этот метод был применен и датчанином Анхерсеном, опубликовавшим в 1741 г. работу «Описание куль­турнейших государств в таблицах».

3)Представителем описательной школы является и зна­менитый энциклопедист XVIII в. В. Н. Татищев (1686— 1750), который немало сделал в области описательной статистики и экономической географии страны. В. Н. Татищев впервые высказал идею о необходимости составления географии России с полным ее экономическим описанием. Важнейшей заслугой его в статистике является разработанная им обширная анкета (198 вопросов),призванная осветить все основные стороны жизни страны.

4)Всестороннее изучение государства и характеристика его достопримечательностей получили дальнейшее раз­витие в трудах великого русского ученого М. В._Ломоносова (1711—1765)1. В связи с созданием «Россий­ского Атласа»который должен был отразить не только географию, но и экономику страны, М. В. Ломоносов разработал обширную программу статистических сведе­ний о природных богатствах России, ее пространстве и населении, о городах и селах, о земледелии и промыслах, о торговле и средствах передвижения. По мысли М. В. Ло­моносова, эти материалы должны были послужить источ­ником для экономико-географического описания страны и для нанесения основных сведений ,на карту с тем, что­бы было наглядно видно, как и какими особенностями характеризуется страна в целом и ее отдельные мест­ности.

Научные труды М. В. Ломоносова имели серьезное значение и для развития статистики. Они сыграли суще­ственную роль в накоплении материала по экономико-географическому описанию России. М. В. Ломоносов раз­работал анкету, состоявшую из 30 вопросов, которая ох­ватывала все стороны экономической жизни России и разработка которой позволила осветить многие досто­примечательности страны.

5)Трудами И. К. Кирилова, В. Н. Татищева и М. В. Ломоносова далеко не исчерпывается перечень работ рус­ских исследователей описательной школы, государствоведов и экономгеографов XVIII в. К числу деятелей это­го направления следует отнести также И. И. Голикова (1735—1801), С. И. Плещеева (1752—1602), М.Д.Чулкова (;1740—1793) и других,