Xreferat.com » Рефераты по уголовному праву и процессу » Презумпция невиновности и ее значение в доказывании

А сколько
стоит написать твою работу?

цену

Вместе с оценкой стоимости вы получите бесплатно
БОНУС: спец доступ к платной базе работ!

и получить бонус

Спасибо, вам отправлено письмо. Проверьте почту.

Если в течение 5 минут не придет письмо, возможно, допущена ошибка в адресе.

В таком случае, пожалуйста, повторите заявку.

Презумпция невиновности и ее значение в доказывании

Дата создания 25.09.2003 18:41:00

Презумпция невиновности и ее значение в доказывании

ХГАЭП,


СОДЕРЖАНИЕ


Дополнение к курсовой работе по уголовному процессу «Презумпция невиновности» 3

ВВЕДЕНИЕ 8

Глава 1. Понятие и содержание принципа презумпции невиновности 11

Глава 2. Обеспечение презумпции невиновности на стадиях уголовного процесса 19

§ 1 Досудебное производство 19

Презумпция невиновности на стадии возбуждения уголовного дела 19

Презумпция невиновности в стадии предварительного расследования 19

§ 2. Судебное производство 22

Презумпция невиновности в судебном разбирательстве 22

Презумпция невиновности при проверке законности и обоснованности приговоров 28

Заключение 31

Список использованных материалов 32


Дополнение к курсовой работе по уголовному процессу «Презумпция невиновности»


А.А.Шевяков обратился с жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации на нарушение его конституционных прав статьей 265 Уголовного кодекса Российской Федерации, примененной в ходе предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовного дела заявителя1.

Конституционный Суд Российской Федерации установил:

4 февраля 1999 года гражданин А.А.Шевяков был осужден Тверским межмуниципальным (районным) судом города Москвы за совершение преступлений, предусмотренных частью первой статьи 264 (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств), 265 (оставление места дорожно-транспортного происшествия) и 125 (оставление в опасности) Уголовного кодекса Российской Федерации. Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда, рассмотрев дело в кассационном порядке, определением от 5 апреля 1999 года отменила приговор и прекратила дело за отсутствием состава преступления в части осуждения А.А.Шевякова по обвинению в преступлении, предусмотренном статьей 125 Уголовного кодекса Российской Федерации, в остальной части приговор был оставлен без изменения.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.А.Шевяков оспаривает конституционность статьи 265 УК Российской Федерации. Как утверждает заявитель, содержащейся в данной статье нормой, по существу, вводится уголовная ответственность за отказ содействовать в расследовании дорожно-транспортных происшествий, а на водителя, совершившего преступление, возлагается обязанность сохранять и предоставлять правоохранительным органам доказательства своей вины, что противоречит положению статьи 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации, согласно которому никто не обязан свидетельствовать против себя самого.

По данному обстоятельству Конституционным Судом РФ отмечено следующее:

Уголовный закон, закрепляя обязанность лица, управляющего транспортным средством и нарушившего правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, под угрозой наказания оставаться в таких случаях на месте дорожно-транспортного происшествия, связывает данную обязанность с интересами всех участников дорожного движения и необходимостью обеспечения выполнения ими взаимных обязательств, порождаемых фактом дорожно-транспортного происшествия. Это обусловлено в том числе характером отношений, складывающихся между водителем, управляющим транспортным средством как источником повышенной опасности, и другими участниками дорожного движения, и не противоречит конституционно-правовому требованию о том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (статья 17, часть 3 Конституции Российской Федерации).

Вытекающая из статьи 265 УК Российской Федерации обязанность лица, нарушившего правила дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, оставаться на месте происшествия в случае наступления последствий, предусмотренных статьей 264 данного Кодекса, не препятствует ему воспользоваться право не свидетельствовать против самого себя (статья 51, часть 1, Конституции Российской Федерации), которое должно обеспечиваться на любой стадии уголовного судопроизводства. Данное конституционное право предполагает, что лицо может отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления органам дознания и следователю других доказательств, подтверждающих его виновность в совершении преступления.

Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как и право не быть обязанным доказывать свою невиновность и считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке, в силу статьи 18 Конституции Российской Федерации являются непосредственно действующими и должны обеспечиваться, в том числе правоприменителем - на основе закрепленного в статье 15 (часть 1) Конституции Российской Федерации требования о прямом действии конституционным норм. С учетом этого при установлении обстоятельств дорожно-транспортного происшествия и возбуждении уголовного дела соответствующие должностные лица обязаны разъяснить лицу, управлявшему транспортным средством, нарушившему правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств и оставшемуся на месте дорожно-транспортного происшествия, его право отказаться от дачи объяснений, показаний и от предоставления иных доказательств по поводу данного происшествия. Доказательства же, которые были получены от него принудительно, не могут быть положены, как следует из статей 49 (часть 2), 50 (часть 2) и 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации, в основу выводов и решений по уголовному делу.

Таким образом, исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 75, 79 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации в п. 1 резолютивной части постановил признать статью 265 Уголовного кодекса Российской Федерации не противоречащей Конституции Российской Федерации.


Однако следует отметить прямо противоположную позицию судьи Конституционного Суда РФ А.Л.Кононова, выраженное в особом мнении к вышеназванному постановлению.

Кононов А.П. в частности указал следующее:

Выступления сторон и других участников процесса и исследованные в судебном заседании материалы свидетельствуют о том, что все указанные вопросы не имеют однозначного решения, а юридическая доктрина и правоприменительная практика кардинально расходятся в толковании статьи 265. Это противоречие усугубляется и тем, что содержащаяся в ней норма представляет собой новеллу в уголовном законодательстве. Она была введена в действие с 1 января 1997 года в составе нового Уголовного кодекса РФ и не имеет устоявшейся и определенной практики применения.

По буквальному смыслу положения статьи 265, уголовная ответственность установлена за оставление места дорожно-транспортного происшествия. Однако очевидная недостаточность данной формулировки для выявления цели и смысла обязанности водителя оставаться на месте происшествия повлекли попытки найти и обосновать необходимость криминализации этого деяния.

Понятие "свидетельствовать или давать свидетельство" и в этимологическом и в процессуальном смысле означает подтверждать или удостоверять какое-либо событие, очевидцем которого является свидетельствующий субъект, предоставлять доказательственную информацию об обстоятельствах и фактах, которой он обладает, и указывать источник этой информации, а само свидетельство выступает при этом как удостоверение, доказательство, улика.

Право не свидетельствовать против самого себя включает и право хранить молчание, то есть не давать свидетельства о любых фактах, содержащих не только инкриминирующую, но и оправдательную и иную информацию, которая могла бы быть использована для уголовного преследования или в поддержку обвинения.

Эти положения полностью корреспондируют принципу презумпции невиновности, закрепленному в статье 49 Конституции Российской Федерации, и в частности запрету обязывать обвиняемого доказывать свою невиновность (часть 2 статьи 49). Из этого же принципа с очевидностью вытекает, что под принуждением или под угрозой ответственности никто не может быть обязан к явке с повинной или к предоставлению какой-либо информации о фактах и обстоятельствах, на основании которых в отношении него может быть возбуждено уголовное преследование.

Изложенное понимание конституционных норм о праве каждого не свидетельствовать против самого себя и хранить молчание согласуется также с нормами международного права, в соответствии с которыми в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина (статья 15 часть 4, статья 17 часть 1 Конституции Российской Федерации). Аналогичное понимание этих прав выражено и в практике Европейского Суда по правам человека.

Таким образом, положения статьи 265 УК РФ, как обязывающие лицо, подлежащее уголовной ответственности за совершение дорожно-транспортного преступления, остаться на месте совершения преступления в целях содействовать установлению его виновности и тем самым принуждающие его свидетельствовать против самого себя и предоставить органам милиции информацию, которая может быть использована для возбуждения против него уголовного преследования, не соответствуют статьям 51 (часть 1) и 49 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации.


Автор данной работы считает, что следует согласиться с данным мнением судьи Конституционного Суда РФ А.Л.Кононова, так как оно более соответствует принципам уголовного судопроизводства, установленным новым УПК РФ

* * *

Из презумпции невиновности вытекает, что неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (ч.3 ст.49 Конституции РФ).

15 августа 1991 года Главной военной прокуратурой в отношении гражданина О.В. Сушкова, обвинявшегося в злоупотреблении служебным положением, было прекращено уголовное дело в соответствии со статьей 6 УПК РСФСР, предусматривающей возможность прекращения уголовного дела вследствие изменения обстановки, если совершенное лицом деяние потеряло характер общественно опасного или это лицо перестало быть общественно опасным.

Не признавая себя виновным в совершении инкриминируемого ему преступления и полагая, что как самим фактом прекращения уголовного дела, так и наступившими последствиями (в том числе увольнением в запас из органов военной прокуратуры за совершение проступков, дискредитирующих звание советского офицера) был существенно нарушены его законные интересы, О.В. Сушков неоднократно обращался в органы прокуратуры с просьбой направить уголовное дело в суд для рассмотрения по существу. В удовлетворении этих жалоб ему было отказано со ссылкой на отсутствие "предусмотренных законом оснований для отмены постановления о прекращении дела по не реабилитирующим основаниям".

Как видим, налицо нарушение принципа презумпции невиновности: отказ в предоставлении обвиняемому права возражать против прекращения дела и требовать его рассмотрения судом по существу.

Конституционный Суд в постановлении «По делу о проверке конституционности статьи 6 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова», отметил следующее: «прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки хотя и предлагает (в силу части первой статьи 50 УК РСФСР) освобождение лица от уголовной ответственности и наказания, но расценивается правоприменительной практикой как основанная на материалах расследования констатация того, что лицо совершило деяние, содержавшее признаки преступления, и поэтому решение о прекращении дела не влечет за собой реабилитации лица (признания его невиновным), то есть вопрос о его виновности остается открытым»1.

В конечном счете 20 июня 1996 года Военный суд Московского гарнизона удовлетворил жалобу О.В. Сушкова, отменив постановление Главной военной прокуратуры от 15 августа 1991 года.

4 сентября 1996 года следователем военной прокуратуры Забайкальского военного округа уголовное дело в отношении О.В. Сушкова было прекращено на основании пункта 2 статьи 5 УПК РСФСР за отсутствием в его действиях состава преступления.


ВВЕДЕНИЕ


Осуществление правосудия определяется рядом принципов в интересах прав и свобод человека и гражданина. Наиболее важные из них: презумпция невиновности, освобождение обвиняемого от бремени доказательства своей вины, толкование сомнений в пользу подсудимого.

Презумпция невиновности является одним из основных принципов правосудия. Это общепризнанный принцип, согласно которому обвиняемый считается невиновным, пока его вина не будет доказана в установленном законом порядке.

В основе этого принципа лежит общая и широко признаваемая норма морали, согласно которой каждый человек должен предполагаться (презюмироваться) добропорядочным, пока иное не бу­дет доказано.

Прототипом презумпции невиновности иногда назы­вают древнеримскую формулу praesumptio boni viri, что означает: участник судебной тяжбы считается действую­щим добросовестно, пока иное не доказано1.

Презумпция невиновности — подлинно уголовно-процессуальная категория, «душа» уголовного судопроизводства. Как общественно-по­литическая идея она зародилась незадолго до Великой французской ре­волюции XVIII в. и пришла в уголовный процесс из политики. Ее вы­двинуло в качестве политического лозунга, наряду с требованиями сво­боды, равенства и братства революционное «третье сословие» в пику отжившему инквизиционному пыточному судопроиз­водству, королевскому произволу и бессроч­ному заточению в тюрьму без суда и следствия. В своем изначальном виде презумпция невиновности формулировалась в виде следующего требования, закрепленного в статье 9 Декларации прав человека и гра­жданина Франции 1789 г.: «Так как каждый человек предполагается невиновным, пока его не объявят (по суду) виновным, то в случае не­обходимости его ареста всякая строгость, которая не является необхо­димой для обеспечения (за судом) его личности, должна быть строго караема законом» 2.

С той поры презумпция невиновности прочно внедрилась в прак­тику общественных отношений. В настоящее время принцип презумпции невиновности закреплен как в основных международных документах ООН, Совета Европы, так и внутреннем законодательстве развитых стран.

В статье 11 Всеобщей декла­рации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 де­кабря 1948 г. презумпция невиёновности формулируется следующим образом: «Каж­дый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет уста­новлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты» 1.

В Международном пакте о гражданских и политических правах, принятом Генеральной Ассамблеей ООН 18 декабря 1966 г. и ратифицированном СССР 18 сентября 1973 г., записано: "Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана согласно закону"2.

Россия также взяла на себя обязательство обеспечить любому лицу провозглашенные в международных правовых актах права и свободы.

Декларация прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации 1991 года3 (ст. 15) и Конституция 1993 года (ст. 49) закрепили верховенство общепризнанных международных норм, относящихся к правам человека, над внутренним правом и в частности, презумпцию невиновности

Формулировка данного принципа содержится в Конституции РФ: “Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”4.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в ст. 14 окончательно закрепил принцип презумпции невиновности уголовном производстве.

Таким образом, важность изучения презумпции невиновности определяется тем, что данный принцип определяет характер расследования и судебного разбирательства, а также положение личности в уголовном процессе. Именно поэтому автор данной работы остановил свой выбор на этой теме. Для раскрытия данной темы в работе изучаются вопросы:

  • содержание принципа презумпции невиновности с учетом положений Конституции РФ и норм УПК РФ.

  • значение презумпции невиновности для обеспечения защиты прав и законных интересов подозреваемого, обвиняемого, подсудимого.

  • способы обеспечения принципа презумпции невиновности на различных стадиях уголовного процесса.

В работе использовалась российское и международное законодательство, комментарии специалистов, учебная литература, монографии, статьи, материалы судебной практики.


Глава 1. Понятие и содержание принципа презумпции невиновности


Презумпция невиновности - один из важнейших принципов демократического уголовного процесса, имеющий самостоятельное назначение и выполняющий особую, лишь ему отведенную служебную роль

Презумпция (praesumtia) — слово латинского проис­хождения. Буквально переводится оно как «предварение». Философы называют презумпцией предположение, осно­ванное на вероятных посылках. В ином значении презумп­ция — это положение, из которого исходят как из истин­ного, пока правильность его не будет опровергнута1.

Ст. 14 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации провозглашается принцип презумпции невиновности, как один из принципов уголовного процесса. Заключается он в следующих положениях:

1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК РФ порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

Презумпция невиновности является объективным правовым положением. Предъявляя лицу обвинение, органы расследования считают его виновным в совершении преступления, однако его вину необходимо доказать. Закон связывает возможность признания лица виновным с обязательным проведением судебного разбирательства – стадии, где сосредоточены максимальные гарантии прав и законных интересов обвиняемого и проверки доказательств обвинения. Обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока в отношении него не будет вынесен обвинительный приговор суда, вступивший в законную силу2.

Правила ст. 49 Конституции распространяются также и на подозреваемого – лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, или лицо, в отношении которого избрана иная мера пресечения до его привлечения в качестве обвиняемого.

Обвиняемого невиновным считает закон, который возможность признания его виновным связывает с таким порядком судопроизводства, при котором происходит полное и всестороннее судебное исследование всех обстоятельств дела на основе гласности, устности, равноправия сторон и состязательнос­ти, других демократических принципов процесса, т.е. с обязатель­ным проведением судебного разбирательства - стадии, где сосре­доточены максимальные гарантии прав и законных, интересов обвиняемого и проверки доказанности обвинения. Только тогда, когда по делу состоялось судебное разбирательство и вынесенный судом обвинительный приговор вступил в законную силу, госу­дарство принимает на себя ответственность за правильность придания подсудимого виновным и его осуждения. В этом и заключается сущность принципа презумпции невиновности как объективного правового положения, которое обязательно для всех лиц, ведущих судопроизводство, а также и всех иных учреждений, организаций, должностных лиц и граждан, которые не имеют права поступать с обвиняемым как с виновным1.

Принцип презумпции невиновности определяет правовой статус обвиняемого не только в уголовном процессе, но и во всех общественных отношениях, в которых он выступает в качестве одного из субъектов. До вступления приговора в законную силу за обвиняемым, содержащимся под стражей, сохраняется право на участие в выборах, право на пользование жилым помещением, его никто не может уволить с работы или отчислить из учебного заведения ввиду его виновности в совершении преступления. Расследование и судебное разбирательство по уголов­ному делу направлено на решение о виновности, ответственности и наказании определенного человека, граждани­на — обвиняемого. Сама процедура судопроизводства и тем более ее исход чувствительно затрагивают права, свободы, жизненные интересы личности. Таким образом, дело касается социальных ценностей первостепенного значения.

Привлечение к уголовной ответственности и предъяв­ление обвинения, несомненно, причиняют серьезную пси­хологическую травму обвиняемому. Применяемые же в связи с этим мера пресечения, отстранение от должности ограничивают его свободу и право на труд. Поэтому су­щественной гарантией прав личности в уголовном процес­се является обоснованность привлечения к уголовной от­ветственности. Принять решение по этому вопросу сле­дователь должен только при наличии веских улик, после того, как исследованы и отвергнуты как не подтвердив­шиеся, построенные на наличных доказательствах версии о невиновности данного лица.

* * *

Из презумпции невиновности вытекают четыре правила-след­ствия, которые имеют важное практическое значение и в совокупно­сти своей верно и полно отражают ее глубинный юридический и нравственный смысл.

. Никто не может быть осужден на предположениях о виновно­сти в совершении преступления.

. Бремя доказывания виновности лежит не на обвиняемом, а на обвинителе.

. Все сомнения, возникшие по поводу виновности и объема об­винения, толкуются в пользу обвиняемого.

. Недоказанная виновность юридически абсолютно равнозначна доказанной невиновности.

* * *

 Первое правило заключается в том, что обвинительный приго­вор не может быть основан на предположениях и постановлениях лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

Иначе говоря, предположения, мнения, умозаключения, догадки, сколь бы вескими и остроумными они ни были и кому бы они ни принадлежали, при решении вопроса по уголовному делу основного вопроса — о винов­ности — вообще не принимаются во внимание. Значение этой «ин­формации к размышлению» в качестве доказательства юридически ничтожно. Так, если после ухода одного из двух находившихся в по­мещении людей другой тут же обнаружил пропажу денег или вещей, отнюдь не лишенный логики и здравого смысла обыденный вывод «больше некому» сам по себе не может служить основанием ни для признания первого виновным в краже, ни даже для предъявления об­винения, ареста или задержания по подозрению в преступлении. Это — всего лишь основание для версии.


 Еще в III в. н. з. римский юрист Павел сформулиро­вал правило: ei incurnbit probatio, qui dicit, non qui lie-gat — доказывать обязан тот, кто утверждает, а не тот, кто отрицает1.

Итак, второе правило — о бремени доказывания — означает, что ни подозреваемый, ни обвиняемый свою невиновность доказывать не обязаны и в уголовном процессе ни при каких обстоятельствах не мо­гут быть поставлены в положение «докажи, что ты не преступник».

Часть 2 ст. 49 запрещает возлагать на обвиняемого обязанность доказывать свою невиновность. Перене­сение обязанности доказывания оказывается несовмести­мым с презумпцией невиновности и неуклонно приводит к противоположному принципу — к презумпции винов­ности.

Участники процесса могут активно доказывать свою невиновность (например, свое алиби, т. е. тот факт, что в момент совершения пре­ступления он находился в другом месте). Но это их право, а не обя­занность.

Обвиняемый (подозреваемый) может занять позицию пол­ного неучастия в своем оправдании, и никто не вправе упрекнуть его в этом.

Доказывать обвинение, а точнее говоря, объективно, полно и всесторонне исследовать все обстоятельства дела, выявить как обви­нительные, так и оправдательные обстоятельства обязан тот, кто его выдвинул. На предварительном следствии — это следователь, а в суде — государственный обвинитель и суд.

Принуждение к даче показаний обвиняемого, подозрева­емого путем применения угроз, шантажа или иных незакон­ных действий со стороны следователя или лица, производя­щего дознание, является преступлением и наказывается ли­шением свободы.

Нарушение требований УПК может привести к утрате доказательств, которые впоследствии невозможно будет восполнить. Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы, не могут быть положены в основу обвинения, а так же использоваться для доказывания обстоятельств, подлежащих установлению по делу (п. 1 ст. 75 УПК).

При достаточности доказательств вины органы расследования выносят постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого.

«Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора»1.

Верховный Суд РФ неоднократно указывал, что переложение на обвиняемого обязанности доказывания представляет грубую судебную ошибку, и отменял в таких случаях приговоры. Так в обзоре судебной практики от 01.02.96 г., «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» Верховный Суд Российской Федерации вновь акцен­тировал внимание судов на необходимость соблюдения при рассмотрении уголовных дел закрепленного в ст. 49 Конституции Российской Федерации принципа презумпции невиновности и недопустимость возложения на обвиняемого (подсудимого) доказывания своей невиновности2.

Таким образом, недопустимость переложения на обви­няемого обязанности доказывания сейчас четко опреде­лена в законе и достаточно выяснена в теории советского уголовного процесса. И дело лишь за тем, чтобы это поло­жение последовательно проводилось в следственной и судебной практике.

Значение правил о недопустимости переложения обязанности доказывания на обвиняемого состоит в том, что таким образом устраняется зависимость выводов следствия и суда от желания и возможностей обвиняемого доказать свою невиновность. Рассматриваемое конституционное положение является важным гарантом права обвиняемого на защиту от необоснованного обвинения и осуждения.

Третье правило — о том, что все «неустранимые» сомнения в виновности лица должны толковаться в пользу обвиняемого, закре­плено непосредственно в Конституции Российской Федерации (часть третья статьи 49). Это означает, что если тщательная, всесторонняя профессиональная оценка собранных по делу доказательств порождает у следователя или суда неуверенность относительно виновности обви­няемого, а все возможности пополнения необходимой доказательст­венной информации исчерпаны, их юридическая обязанность и нрав­ственный долг заключаются в том, чтобы обвиняемого полностью реабилитировать. Следователь выполняет эту обязанность путем пре­кращения уголовного дела по соответствующему основанию, а суд — путем оправдания подсудимого своим приговором, который постанов­ляется именем государства.

Пленумом Верховного суда РФ было отмечено, что «следует неукоснительно соблюдать конституционное положение (ст.49 Конституции Российской Федерации), согласно которому неустранимые сомнения в виновности подсудимого толкуются в его пользу.

По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств и т.д» 1.

Неустранимое сомнение означает такое, которое не может быть устранено после тщательной проверки и исследования всех обстоятельств дела, представленных обвинением суду. Истолкование сомнений в пользу обвиняемого состоит в том, что в случае возникновения сомнений в доказанности обстоятельств, которые в соответствии с законом составляют предмет доказывания по уголовному делу, данные обстоятельства рассматриваются как не установленные. Это может влечь за собой прекращение дела, изменение объема обвинения, квалификации содеянного. И, наоборот, вызывающее сомнение наличие оправдывающих или смягчающих обстоятельств признается установленным2.

Правило об истолковании сомнений - это одновремен­но и запрет произвольных обвинений, и требование не­сомненной доказанности вины обвиняемого. «Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсу­димого в совершении преступления доказана» (п. 4 ст. 302 УПК РФ).

Как отмечает Савицкий В.М., «соблюдение правил толкования сомнений — не только одна из важнейших гарантий охраны законных интересов обви­няемого, но и стимул к подлинному раскрытию преступ­ления, к изобличению действительных преступников»1.

Верховный Суд РФ неоднократно в постановлениях Пленума и решениях по конкретным делам указывал, что при наличии неустранимых сомнений в виновности подсудимого необходимо оправдывать его2, имея ввиду, что законный и обоснованный оправдательный приговор является важнейшим средством реализации задач по предотвращению осуждения невиновных.

 Четвертое правило, согласно которому недоказанная виновность юридически равнозначна доказанной невиновности, означает, что уго­ловному процессу неизвестна фигура оставшегося под подозрением в юридическом смысле. Это правило носит абсолютный характер и не знает исключений.

Гражданин, виновность которого не доказана, так же, как и гражданин, чья невиновность доказана бесспорно, явля­ется реабилитированным.

Сомнения следователя, прокурора, суда в его виновности-невиновности, а возможно, и субъективная уверенность в его виновности остаются за рамками правоотношений. Такой гражда­нин считается жертвой судебной или следственной (или: и судебной, и следственной) ошибки со всеми вытекающими отсюда последствия­ми: как и любой другой реабилитированный, он вправе рассчитывать на полное восстановление своего доброго имени, прежних прав во всех сферах, имеющих юридическую основу, а также воинского, специаль­ного и иного звания, которых был лишен в связи с привлечением к уголовной ответственности, на возвращение наград и вообще всего изъятого по уголовному делу и на возмещение имущественного и ком­пенсацию морального ущерба.

Правило — о юридическом тождестве доказанной виновности и недоказанной виновности в совершении пре­ступления — объективная закономерность общественных отношений, основанная на господствующей нравственной категории справедливо­сти. Но его практическое воплощение зачастую драматично. Когда из зала судебного заседания выходит оправданный за недоказанностью и освобожденный из-под стражи обвинявшийся в тяжком и позорном преступлении, например в изнасиловании малолетней, а потерпевшая и ее окружение точно знают, что из-под ответственности ускользнул виновный, престиж правосудия, всей правоохранительной деятельности и, в конечном счете, государства в целом терпит невосполнимый урон, а потерпевшая и ее родные оказываются униженными дважды: один раз преступником, другой раз государством. Более того, реабилитация подсудимого в подобных случаях ставит потерпевшую сторону в дву­смысленное положение лица, подавшего необоснованное заявление, причем с обвинением в тяжком преступлении (лжедонос), а оправда­ние избежавшего законного возмездия виновного поощряет к новым преступлениям.

Но осудить того, чья виновность не доказана, на осно­вании одних лишь предположений и подозрений — не выход из подоб­ных положений, подобная альтернатива чревата трагической ошибкой в виде наказания невиновного. Такую ошибку по своим последствиям принято сравнивать с общественным бедствием, разъедающим граж­данское правосознание и подрывающим общественные опоры правопо­рядка, а массовые репрессии безвинных (это доказано историей) вооб­ще ведут к самоубийству самого государства-карателя.

Следовательно, единственный выход заключается в том, чтобы вообще избежать судеб­ных решений, основанных на выводе о недоказанности виновности, а такая возможность напрямую зависит только от способности органов расследования по каждому делу установить объективную истину и сво­ей высококвалифицированной филигранной работой по собиранию до­казательств обеспечить полный успех судебного разбирательства1.


Глава 2. Обеспечение презумпции невиновности на стадиях уголовного процесса


В уголовном процессе презумпция невиновности действует непрерывно — вплоть до окончательного разрешения дела.

В законе тщательно, до деталей расписан порядок производства каждого следственного и судебного действия, и отступать от этих правил нельзя ни на шаг.


§ 1 Досудебное производство

Презумпция невиновности на стадии возбуждения уголовного дела

На стадии возбуждении уголовного дела обязательным правилом соблюдения принципа презумпции невиновности является то, что возбуждения уголовного дела может производиться только при наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления (П. 2