Мошенничество

ПО РОССИЙСКОМУ УГОЛОВНОМУ ПРАВУ

СОДЕРЖАНИЕ


С.

МОШЕННИЧЕСТВО 5

ПО РОССИЙСКОМУ УГОЛОВНОМУ ПРАВУ 5

ВВЕДЕНИЕ 6

1. ПОНЯТИЕ ХИЩЕНИЯ, ЕГО ФОРМЫ И ВИДЫ. 8

2. МОШЕННИЧЕСТВО КАК ФОРМА ХИЩЕНИЯ. 18

2.1. ОБЪЕКТ МОШЕННИЧЕСТВА. 22

2.2. ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА МОШЕННИЧЕСТВА. 24

2.3. СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА МОШЕННИЧЕСТВА. 36

2.4. СУБЪЕКТ МОШЕННИЧЕСТВА. 39

3. ОТГРАНИЧЕНИЕ МОШЕННИЧЕСТВА ОТ ДРУГИХ СОСТАВОВ. 43

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 49

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 53


ВВЕДЕНИЕ


С переходом к рыночным отношениям, многообразию форм собственности и свободе предпринимательства значительно повышается активность людей не только в дозволяемых формах, но и в рамках криминальных способов бизнеса и обогащения. В условиях галопирующей инфляции, экономической и правовой нестабильности ущерб от экономических преступлений исчисляется миллионами рублей. Экономические преступления видоизменяются, приобретают новые, порой еще неизведанные, качественные формы. Это целиком относится и к мошенничеству. Квалифицируясь в рамках определения, данного еще в УК 1960 года, мошенничество значительно видоизменилось, приобрело новые признаки. Конечно, и сейчас существуют лица, наживающиеся на обманном размене денег или валюты, на использовании "кукол" и т.д. Все эти традиционные виды мошенничества, вероятно, будут существовать еще долгое время. Однако рынок создал и, главное, сделал возможным появление новых видов обмана. Это – банковское мошенничество (хищение путем незаконного получения кредитов, использование поддельных авизо и т.д.), компьютерное и страховое мошенничество, мошенничество при сделках с недвижимостью, в том числе ипотеке, в сфере малого бизнеса, и многое другое.

С другой стороны, дальнейшие развитие рыночных отношений и частного сектора хозяйствования, увеличения числа предприятий и организаций, в том числе в сфере мелкого и среднего предпринимательства, финансово-имущественных отношений, числа занятых в этих структурах работников, обострение конкуренции, возрастание опасности банкротства также неминуемо ведут к росту мошенничества.

Исходя из статистики о состоянии преступности и судимости по преступлениям против собственности за 1997 год видно, что количество мошеннических хищений продолжает расти при относительном снижении других форм хищения: число разбоев – 34318 ( -0,8%); грабежей –112051 (-7,7%); краж – 10539972 ( - 12,7%); растрат – 42127 (+ 10,1%); мошенничества – 77763 (+ 4,2%). [63. С. 52] Близка к уровню 1996 года судимость за мошенничество ( 16,5 и 16,6 тыс.чел.) [21. С. 56]

Мошенничество имеет длительную историю, в криминальной среде накоплен и продолжает накапливаться опыт совершения данного преступления, субкультура и оправдающая их система взглядов. С мошенничеством связана деятельность профессионалов воровского мира, т.е. профессиональная преступность, а также многие проявления организованной преступности, что следует из анализа использования фальшивых банковских и финансовых документов, деятельности специально созданных для совершения мошеннических операций различных фондов, предприятий и компаний. Это объясняется прибылью указанного криминального промысла. Одна стремительно и умело проведенная операция приносит доход, который покрывает не только все затраты на ее подготовку, но и является неизмеримо большим по сравнению с доходами полученными, например, от кражи. Мошенничество и менее рискованно, чем другие преступления против собственности.

Изложенное позволяет сделать вывод, что проблема мошенничества в настоящее время весьма актуальна.

Мошенничество, как уже отмечалось, в истории российского права рассматривается давно. Уже имеется богатый опыт по обнаружению, расследованию, квалификации данного преступления.

Вместе с тем, в последнее время в российской прессе публикуются статьи о появлении новых видов преступных деяний, которые не вписываются в стандартные рамки Уголовного кодекса Российской Федерации. Иначе говоря, есть противоправное деяние, но нет сответствующей статьи в УК РФ для его квалификации. Речь идет о противоправных деяниях в сфере высоких технологий (фрикерство, хакерство и радиопиратство). [24. С. 25]. Данное деяние с полной уверенностью можно отнести к мошенничеству.

В юридической литературе отдельным проблемам мошенничества посвящен ряд работ ученых-правоведов: Б.Завидова, Г.А.Кригера, В.Д.Ларичева, В.Лимонова, Б.С. Никифорова, Ф.Г.Шахкелдова и других.

Между тем и существующие виды мошенничества на практике вызывают определенные трудности при квалификации.

Прежде всего следует отметить, что практика показывает, что некоторую сложность для работников следствия (дознания) представляет характеристика такого цивильного понятия, как "право на чужое имущество". Именно на этом, втором квалифицируюшем признаке понятия мошенничества может базироваться инкриминирование тому или иному лицу ст. 15 УК РФ. Из оценки следствием (дознанием) гражданско-правового понятия: "приобретение права на чужое имущество" происходит как бы "перерастание" гражданско-правовой ответственности в уголовно-правовую. А от знания и оценки отдельных гражданско-правовых норм зачастую зависит квалификация мошенничества.

Второй проблемой является, как было отмечено выше, это квалификация новых видов мошенничества.

Уголовный кодекс РФ, вступивший в действие с 1 января 1997 года, не позволяет в полной мере бороться с этими разновидностями.

По масштабам причинения вреда особую группу экономических преступлений составляют мошеннические хищения в области кредитно-финансовых отношений. [24. С.22] Именно в этом направлении на практике возникают сложности. Речь идет об отграничении мошенничества, предусмотренного ст. 159 УК, от других преступлениях в сфере экономической деятельности, совершаемых с помощью обмана.

Исходя из специфики объекта мошеннического посягательства, которым является чужое имущество или право на чужое имущество, возникают трудности и при определении момента окончания данного преступления.

Рассмотрение этих вопросов квалификации мошенничества является основной задачей дипломной работы.

Конечно, учитывая сложность поставленных вопросов, автор не ставит целью разработать рекомендации для практической деятельности по всем вопросам квалификации мошенничества. Но на основе изучения действующего законодательства, работ ученых-правоведов и судебной практики в дипломной работе сделана попытка исследовать следующие задачи: 1) раскрытие понятия предмета мошенничества, 2) исследование видоизменений мошенничества в переходный период рыночной экономики; 3) установление критериев разграничения мошенничества от смежных составов и от правонарушений гражданско-правового характера.


1. ПОНЯТИЕ ХИЩЕНИЯ, ЕГО ФОРМЫ И ВИДЫ.


В соответствии с частью 2 статьи 8 Конституции в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. [1. С. 5] Гарантированное статьей юридическое равенство форм собственности, равное их признание означают одинаковое признание и одинаковую защиту всеми допускаемыми средствами и способами любых, не противоречащих законодательству, форм хозяйствования и признаваемых законом имущественных прав, а также недопустимость установления законодательством каких-либо привилегий или ограничений для тех или иных форм или субъектов хозяйственной деятельности. В отличии от ранее действовавших преимуществ в защите права социалистической, в особенности государственной собственности согласно ч.2 ст. 8 Конституции Российской Федерации права собственности всех субъектов (носителей) этого права защищаются абсолютно одинаково, на основании одних и тех же норм материального права. [29. С. 31]

Права и свободы не просто провозглашаются, они обеспечиваются и охраняются всеми средствами, находящимися в руках общества и государства. Гарантии права собственности ( как и других прав и свобод граждан) различны по своему характеру: они могут быть экономическими, политическими, организационными, юридическими. Особое внимание должно уделяться юридическим гарантиям собственности. Защита права собственности осуществляется на основе норм различных отраслей права. Среди них большую роль играют нормы уголовного права. [18. С. 4]

Данное положение в настоящее время нашло свое прямое подтверждение в законодательной практике, а именно принятием и введением в действие Уголовного кодекса РФ. Статья 2 УК РФ в числе задач указывает на охрану собственности, поставленную в иерархии ценностей на второе место после охраны прав и свобод человека и гражданина. Раздел VIII Уголовного кодекса РФ (далее УК), посвященный преступлениям в сфере экономики, содержит и традиционную для российского законодательства главу "Преступления против собственности".

Учитывая особенности составов преступных посягательств на собственность, их юридические свойства и признаки, часть преступлений данной главы объединяются общим понятием "хищение чужого имущества". К ним относится кража ( ст.158 УК ), Мошенничество ( ст.159 УК ), присвоение или растрата ( ст. 160 УК ), грабеж ( ст. 161 УК ), разбой ( ст.162 УК ), хищение предметов, имеющих особую ценность ( ст. 164 ). [ 68. С.114 ]

Примечание к ст. 158 УК определяет хищение как совершенные с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Исходя из названия главы 21 УК "Преступления против собственности" родовым объектом хищения являются отношения собственности, то есть общественные отношения в сфере распределения материальных благ, предназначенных для индивидуального или коллективного потребления либо для осуществления производственной деятельности.[27. С. 240]

Право собственности представляет собой наиболее широкое по содержанию вещевое право, которое дает возможность своему обладателю – собственнику и только ему определять содержание и направления использования принадлежащего ему имущества, осуществляя над ним полное "хозяйственное господство". В п.1 ст. 209 ГК правомочия собственника раскрываются с помощью традиционной для русского гражданского права "триады" правомочий : владения, пользования и распоряжения, охватывающих в своей совокупности все возможности собственника. [3. С. 96]

Под правомочием владения понимается основанная на законе (юридически обеспеченная) возможность иметь у себя данное имущество, содержать его в своем хозяйстве (фактически обладать им, числить на своем балансе и т.п.) Правомочие пользования представляет собой основанную на законе возможность эксплуатации, хозяйственного или иного использования имущества путем извлечения из него полезных свойств, его потребления. Оно тесно связано с правомочием владения, ибо по общему правилу можно пользоваться имуществом, только фактически владея им. Правомочие распоряжения означает аналогичную возможность определения юридической судьбы имущества путем изменения его принадлежности, состояния или назначения (отчуждение по договору, передача по наследству, уничтожение и т.д.).

У собственника одновременно концентрируются все три названных правомочия. Но порознь, а иногда и все вместе они могут принадлежать и не собственнику, а иному законному (титульному, то есть опирающемуся на определенное юридическое основание – титул) владельцу имущества, например арендатору.

Правомочия собственника устраняют, исключают всех лиц от какого-либо воздействия на принадлежащее ему имущество, если на то нет его воли. В отличие от этого правомочия иного законного владельца не только не исключают прав на тоже имущество самого собственника, но и возникают обычно по воле последнего и в предусмотренных им пределах. [22. С. 269] На остальных же участников этих отношений возлагается корреспондирующая обязанность не препятствовать собственнику в осуществлении своих прав. Переход имущества от собственника к другому лицу может происходить только по воле собственника. Хищения опасны не только тем, что они нарушают общие условия, обеспечивающие каждому физическому или юридическому лицу возможность владеть, пользоваться и распоряжаться собственным имуществом, но и тем, что приводят к обогащению виновного за счет других лиц, вносят дезорганизацию в экономическую жизнь общества. Вне зависимости от способа его совершения каждое хищение одновременно нарушает как отношения по производству материальных благ, так и отношения по распределению продуктов труда. Первая группа отношений при хищении нарушается потому, что у субъектов изымаются права собственности на предметы, средства либо результаты труда. Нарушение же отношений по распределению состоит в том, что продукты труда незаконно и безвозмездно поступают к виновному или другим лицам. [27. С. 241]

Непосредственный объект хищения – составная часть родового объекта, он находится в одной плоскости с родовым, между ними должно быть соотношение единичного и особенного. Поэтому представляется правильным считать непосредственным объектом хищений формы собственности. [41. С.9]

Гражданский кодекс РФ в ст.ст. 213, 214 и 215 выделяет следующие формы собственности и соответственно права на нее: 1) собственность граждан и юридических лиц; 2) государственную собственность (федеральную собственность и собственность субъектов РФ); 3) муниципальную собственность.

Все формы собственности с точки зрения их юридической защиты являются равноценными и подлежат одинаковой охране нормами уголовного законодательства. Это принципиально важное для уголовного права положение опирается не только на нормы ГК РФ, но и на прямое указание вышерассмотренной ч. 2 ст. 8 Конституции Российской Федерации. [22. С. 514-515]

Сформулированное в законе общее понятие хищения позволяет определить обязательный для этой группы преступлений предмет – чужое имущество. Под имуществом понимается в общих чертах совокупность товарно-материальных ценностей, денежных средств и иных предметов объективного мира. Имущество как предмет хищения должно обладать определенными физическими, экономическими, юридическими признаками.

По физическому признаку имущество при хищении должно быть вещественным, материальным предметом внешнего мира, очерченным в пространстве [7] Не могут быть предметом хищения как имущественного преступления идеи, взгляды, проявления человеческого разума, информация. О хищении интеллектуальной собственности можно говорить лишь в фигуральном смысле, имея в виду, к примеру, плагиат (ст. 146 УК ), или неправомерное использование компьютерной информации ( ст. 272 УК ). Не может быть предметом хищения (ввиду отсутствия вещного признака) электрическая или тепловая энергия. Незаконное самовольное использование в корыстных целях этих видов энергии может образовать состав иного преступления против собственности, предусмотренного ст. 165 Уголовного Кодекса.

С экономической точки зрения, предмет хищения всегда должен обладать стоимостью, которая является выражением меры вложенного в вещь труда. Значит, предмет хищения есть имущество, на изготовление, производство, добычу или выращивание которого затрачен необходимый для этого труд.

Всякий продукт имеет не только стоимость как выражение меры вложенного абстрактного труда, но и потребительскую стоимость – полезность. Как для потерпевшего, так и для преступника имеют значение оба признака предмета хищения. Нельзя говорить о хищении, когда лицо завладевает вещами, выброшенными собственником за ненадобностью. [41. С. 11]

Обычное выражение ценности вещи – ее стоимость, денежная оценка. Поэтому деньги, валютные ценности и другие ценные бумаги ( акции, облигации и т.п.), являющиеся эквивалентом стоимости, тоже могут быть предметом хищения. И, напротив, не могут быть предметом хищения вещи, практически утратившие хозяйственную ценность, или природные объекты, в которые не включен труд человека. Последнее обстоятельство имеет значение для отграничения хищений от ряда экологических преступлений. незаконное обращение в свою собственность продуктов природы, извлеченных из естественного состояния благодаря приложению труда, образует хищение. Например, изъятие выловленной рыбы из сетей раболовецкого предприятия.

В новом Гражданском кодексе РФ предусматривается, что право собственности на земельный участок распространяется на находящиеся в границах этого участка поверхностный (почвенный) слой и замкнутые водоемы, находящиеся на нем лес и растения, что собственник вправе использовать по своему усмотрению все, что находится над и под поверхностью участка, если иное не предусмотрено законами о недрах, об использовании воздушного пространства, иными законами и не нарушают права других лиц. (п. 3 ст. 261)

Исходя из этого, предметами хищения надо считать вещи, которые образуют инфраструктуру земельного участка, как-то: поверхностный (почвенный) слой, лес и растения. Учитывая, что по Закону РФ от 21 февраля 1992 года "О недрах" (с изменениями) собственники и владельцы в границах земельных участков вправе осуществлять без применения взрывных работ добычу общераспространенных полезных ископаемых (ст. 19), последние также могут быть предметами хищения.

Животные, звери и птицы, рыба, если они специально не приобретены для частного владения или не разводятся в нем, не являются предметами хищения.

Полезные ископаемые будут предметом хищения тогда, когда они залегали в горных отводах разрабатывающегося месторождения (в которое на добычу полезных ископаемых уже вложили средства, превратившие природные ресурсы в имущество), так, думается, нередко и в тех случаях, когда эксплуатация месторождения еще не производилась. Однако полезные ископаемые становятся предметами хищения лишь после того, как они разведаны, и собственник в установленном порядке вступил во владение месторождением. До этого речь может идти, например, о незаконной разработке недр, ибо неразведанное месторождение еще не находится во владении собственника. [44. С. 36-37]

Ввиду отсутствия экономического признака не могут рассматриваться в качестве имущества документы неимущественного характера, а также документы, которые не являются носителями стоимости, но лишь предоставляют право на получение имущества (доверенность, накладные, квитанции и т.д.). Хищение такого документа с целью последующего незаконного получения по нему имущества предоставляет собой приготовление к мошенничеству. Сказанное относится и к легитимационным знакам (жетонам, номеркам и т.п.). Ответственность за хищение документов, штампов, печатей, не связанное с завладением имуществом, наступает по ст. 235 УК. [27. С. 241]

При определении ценности имущества необходимо исходить, прежде всего из его объективной ценности, то есть из стоимости в денежном выражении. Следует отметить, что стоимость имущества, его полезность является решающим признаком, разграничивающим виды хищения. [53. С. 13]

Третий признак предмета хищения – юридический. Таким предметом может выступать лишь чужое имущество, о чем прямо сказано в определении. Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении N 5 от 25 апреля 1995 года "О некоторых вопросах применения уголовного законодательства об ответственности за преступления против собственности" разъяснил, что "предметом хищения и иных преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена нормами главы 5 УК РСФСР (главы 21 УК РФ), является чужое, то есть не находящееся в собственности или законном владении виновного имущество". [4. С. 2]. "Хищение" собственного имущества не нарушает отношений собственности. При определенных условиях такие действия могут рассматриваться как самоуправство или приготовление к мошенничеству. Не образует хищения также тайное изъятие личного имущества, находящегося в общей совместной собственности субъекта и других лиц.

Суммируя сказанное, можно сказать, что имущество как предмет хищения – это вещи, деньги, ценные бумаги, другие предметы материального мира, обладающие стоимостью, по поводу которых существуют отношения собственности, нарушаемые преступлением.

Предметом хищения может быть как движимое, так и недвижимое имущество. К недвижимым видам (недвижимое имущество, недвижимость) ст. 130 ГК РФ относит земельные участки, участки недр, и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без соразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе насаждения, здания, сооружения. К недвижимому имуществу гражданский закон относит также воздушные суда, морские суда, суда внутреннего плавания и иное подобное имущество. К такому также относят дачи, коттеджи, городские квартиры, фермерские хозяйственные постройки и т.д. [22. С. 204]

Признание предметом хищения как движимого, так и недвижимого имущества, безусловно справедливо. Это с одной стороны, соответствует нормам ГК РФ, определяющим перечень недвижимого имущества, а с другой – соответствует потребностям практического применения уголовного закона, ведь большинство предметов, относящихся к недвижимому имуществу, возможно, переместить в пространстве ( в том числе и здания, путем их разборки), что позволяет усмотреть в подобных действиях при определенных обстоятельствах признаки явления, определяемого УК как хищение. [61. С. 65]

Предметом хищения может быть и имущество, изъятое из гражданского оборота. Но если похищается имущество, владение которым и оборот которого представляет угрозу общественной безопасности или здоровью населения (оружие, наркотические средства или психотропные вещества, радиоактивные вещества), то содеянное квалифицируется не как имущественное преступление, а по соответствующим статьям главы 24 УК. [27. С. 242]

Важнейшим элементом законодательного определения хищения является обобщенная характеристика действия, которая предлагает "изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц".

Изъятие означает отторжение, обособление части имущества от общей имущественной массы, находящейся в обладании собственника или лица, во владении которого оно находится. Присвоение находки не признается хищением, поскольку нет противоправного перехода имущества из ведения собственника во владение виновного. К моменту присвоения имущества нашедшим оно уже вышло из владения собственника, причем без участия нашедшего его. Если же умысел на завладение чужим имуществом возникает до выхода этого имущества из владения собственника и виновный для его реализации предпринимают определенные активные действия, налицо хищение. [66. С. 52]

Находящимся в обладании собственника следует считать не только специально охраняемое или запертое имущество, но и такое, к которому открыт доступ на территории предприятия, в помещении учреждения, а также в любом месте, где оно временно находится без присмотра, если это имущество не является утраченным собственником.

Изъятие имущество при хищении сопровождается обращением его виновным в свою пользу или в пользу других лиц, т.е. установлением фактического обладания вещью, "господства над вещью". [19. С. 28]

Похитивший имущество владеет, пользуется и распоряжается имуществом как своим собственным, он как бы ставит себя на место собственника, но юридически собственником не становится. Поэтому хищение не влечет за собой утраты потерпевшим права собственности на похищенную вещь. Этим можно объяснить, почему в законодательном определении хищения говориться об обращении чужого имущества не в собственность виновного, а в пользу виновного или других лиц: родных, знакомых и т.д.

Большую роль играет и то, каким образом происходило изъятие имущества. Физические способы изъятия имущества из фондов могут быть самыми разнообразными. Они различаются по: 1) характеру совершаемых действий (изъятие тайное, открытое, совершенное в соучастии и т.д.); 2) видам и способам применяемых технических средств, насилия; 3) месту, времени, обстановке и т.д. Дать исчерпывающий перечень способов изъятия имущества не представляется возможным. Надо заметить лишь, что при расследовании хищений способ изъятия материальных ценностей из фондов собственника устанавливается в обязательном порядке. От этого зависит не только квалификация деяния как определенной формы хищения, но и решение многих других вопросов уголовно-правового характера. В частности, знание способа изъятия имущества позволяет устанавливать начальный и конечный моменты совершения преступления, квалифицировать хищение как оконченное или неоконченное. [64. С. 19]

По мнению законодателя, совершение хищения возможно и без изъятия чужого имущества путем лишь обращения его в пользу виновного или других лиц. Это положение касается в первую очередь таких форм хищения, как присвоение или растрата ( ст. 160 УК), которые характеризуются тем, что имущество в момент совершения хищения находилось в правомерном владении виновного, было вверено ему в силу занимаемой должности, договорных отношений или специального поручения для осуществления в отношении него правомочий по распоряжению, управлению, доставке или хранению. Обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц означает установление фактического обладания вещью, использование товарно-материальных ценностей в интересах самого виновного или других лиц. Похитивший имущество фактически владеет, пользуется или распоряжается им как своим собственным, извлекает из него полезные свойства, поставив себя на место собственника. При этом юридически виновный, как то уже было сказано выше, собственником похищенного не становится. [68. С. 115]

Не утратило своего значения положение о том, что хищение следует считать оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им распоряжаться по своему усмотрению или пользоваться им. Если виновный не имел возможности распорядиться изъятым имуществом по своему усмотрению или воспользоваться им, т.е. не довел преступление до конца по причинам, не зависящим от его воли, содеянное надлежит квалифицировать как покушение на хищение.

Для признания хищения оконченным не требуется, чтобы виновный фактически воспользовался вещью, начал ее эксплуатировать, извлек из нее какую-то выгоду. Важно, что он получил такую возможность, установив свое господство над вещью. Отсюда следует, что если виновный совершил определенные действия, направленные на завладение чужим имуществом, но еще не получил возможность распоряжаться этим имуществом как собственным, содеянное квалифицируется как покушение на хищение. Исключение составляют разбой и вымогательство, вопрос о моменте окончания которых решается иначе. Определенные трудности возникают в практике при установлении момента окончания хищения с охраняемых объектов и территорий. Верховный Суд РФ в постановлениях по конкретным делам указывал, что хищение не может считаться оконченным, пока имущество не вынесено с территории охраняемого объекта, даже если то имущество было обособлено и подготовлено для предстоящего выноса или состоялся сговор с работниками охраны. Нельзя также считать оконченным хищение, если вынесена часть имущества при наличии умысла на вынос целого. Перебрасывание похищенного через забор соучастнику, который тут же был задержан, тоже расценивается как неоконченное хищение, поскольку виновные не получили возможности распоряжаться похищенным. Если же хищение не сопряжено с изъятием имущества, а совершается путем обращения его в пользу виновного или других лиц, то хищение необходимо считать оконченным в тот момент, когда собственник утрачивает контроль над имуществом, а у преступника, наоборот, появляется возможность пользоваться и распоряжаться им как своим. Исходя из того, что приобретение и прекращение права на недвижимость требует специального юридического оформления (государственной регистрации, нотариального удостоверения), завершение такого оформления, например, при мошенническом завладении недвижимостью означает его окончание. До этого собственник сохранял контроль над имуществом, а мошенник не только не имел возможности распорядиться недвижимостью, но нередко не мог и пользоваться. [44. С. 37]

В определении хищения назван такой признак объективной стороны как причинение преступлением ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества. Направляя против отношений собственности преступные действия, субъекты хищений извлекают соответствующее имущество из фондов (владений) собственника. Преступное исключение имущества из фондов означает уменьшение ценностей в них. Вредные последствия принято относить к материальным, а внутри них – к имущественным. [65. С. 7]

Следует сказать, что с появлением в законодательстве родового определения хищения, раскрываемого в том числе и посредством такого признака, как причинение ущерба собственнику или иному владельцу этого имущества, правоприменитель, зачастую не знакомый с изложенными в литературе мнениями на этот счет, был несколько дезориентирован. Некоторые прокуроры и следователи восприняли это положение не просто как указание законодателя на то, что по каждому делу о хищении должен быть доказан ущерб, причиненный изъятием имущества, но и как необходимость выяснить у пострадавшей стороны (потерпевшего либо представителя юридического лица), считает ли та, что ущерб ей причинен. Выяснение мнения пострадавший от изъятия средств стороны нельзя расценивать как обязательное требование. Обоснованно такое заключение тем, что, во-первых, это прямо не следует из интерпретации термина "ущерб", в отличии, скажем, от термина "значительный ущерб", являющегося оценочным, а поэтому требующим выяснения мнения на этот счет пострадавшего ( см., например, п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 года).

Во-вторых, ущерб – понятие гражданско-правовое, характеризующее результат определенного воздействия на отношения собственности. В уголовном праве он является только признаком хищения, влияющим на квалификацию преступления. Если же обратиться к положениям гражданского законодательства, регулирующего вопросы возмещения ущерба, то, нигде не обнаружили указание на этот негативный результат чьих-либо действий как на категорию субъективную. Напротив, использование данного термина в ст. 15 ГК РФ говорит об ином: "Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества ( реальный ущерб …)".

Таким образом, ущерб как основание для его возмещения вполне объективен. От пострадавшего зависит не определение того, был или не был причинен ущерб, а то, желает ли он восстанавливать свои права гражданско-правовыми средствами. [74. С. 13]

Размер ущерба является одним из оснований для дифференцирования ответственности за хищение путем формирования соответствующих квалифицирующих признаков. Так, причинение значительного ущерба гражданину предусмотрено в п. "г" ч.2 ст. 158 УК, п."г" ч.2 ст. 159 УК, п."г" ч.2 ст.160 УК, п. "д" ч.2 ст.161 УК , а о причинении ущерба в крупном размере говорится в п."б" ч.3 ст. 158 УК, п."б" ч.3 ст. 159 УК, п."б" ч.3 ст.160 УК, п."б" ч.3 ст. 161 УК и п. "б" ч.3 ст. 162 УК. [58. С. 143]

Объективная сторона хищения включает в себя в качестве конструктивного признака причинную связь между общественно опасным деянием и наступившими вредными последствиями в виде причинения материального ущерба [19. С. 35]

Признак противоправности означает, что хищение осуществляется не только способом запрещенным законом (объективная противоправность), но и при отсутствии у виновного прав на это имущество (субъективная противоправность). Отсюда следует, что завладение имуществом, на которое субъект имеет право, не является хищением, даже если оно совершено одним из способов названных в статьях 158-162 УК. Такие действия могут быть расценены как самоуправство.

Безвозмездным считается изъятие имущества без представления взамен эквивалентного возмещения деньгами, другим имуществом, своим трудом и т.д. Если в процессе завладения имуществом собственнику предоставляется соответствующее возмещение, то такие действия нельзя считать хищением, поскольку они не причиняют имущественного ущерба (уменьшения имущественных фондов не происходит). [27.. 244]

С субъективной стороны любое хищение характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Виновный сознает, что в результате его действий определенное чужое имущество переходит в его обладание, и желает этого. В содержание умысла входит и сознание виновным формы хищения, а также в соответствующих случаях наличия квалифицирующих