Xreferat.com » Рефераты по философии » Научные революции и их разновидности

Научные революции и их разновидности

Министерство образования и науки Украины

Национальный технический университет Украины "КПИ"

Факультет социологии


РЕФЕРАТ

ПО ФИЛОСОФИИ

"НАУЧНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ И ИХ РАЗНОВИДНОСТИ"


Выполнил: н/р группа 3

Научный


Киев НТУУ "КПИ" 2010

План


Введение

1. Сущность научных революций и их основные задачи

2. Выявление скрытой сущности вещей и явлений в научных революциях первого типа

3. Идея общего развития в контексте эволюционных представлений в научных революциях второго типа

4. Отождествление макро- и микромира в научных революциях третьего типа

5. Научно-техническая революция

Заключение

Список использованной литературы


Введение


Объективную основу того обстоятельства, что наука воплощает в себе непрестанный поиск нового, что, более того способом ее существования является постоянное самообновление, которое, в свою очередь, форсирует обновление всей жизни человечества, составляет, с одной стороны неисчерпаемость познаваемого мира, с другой - безграничность развития общественно-исторической практики. Надо одновременно принимать во внимание разномасштабность и разнокачественность того нового, что характеризует функционирование и развитие науки. Речь идет об открытии новых фактов, об установлении новых сфер справедливости имеющихся теорий, о создании новых теорий, о разработке новых средств и методов познания, ибо "наука непрерывно кует новое материальное и духовное оружие, позволяющее ей преодолевать встающие на пути ее развития трудности, открывать для исследования неразведанные области"1.

Различные исследователи единодушно подчеркивают, что "в науке есть сильное стремление к новому"2. С максимальной силой, полнотой и отчетливостью это стремление воплощается в научных революциях, поднимающих научное познание на качественно новые уровни. Представляя собой необходимые звенья научного прогресса, научные революции служат формой наиболее решительного самообновления науки.

Проблеме научных революций посвящена обширная литература. Истоки ее отмечены трудами В. Уэвелла. Именно он впервые подметил черты аналогии между социально-политическим и интеллектуальным развитием, вскрыв преобразующую роль фундаментальных открытий в истории познания, подчеркнул методологическую ценность обращения к ним как к опорным пунктам реконструкции прошлого науки.

В настоящее время проблема, о которой идет речь, активно разрабатывается по разным линиям. Некоторые авторы ставят в центре внимания ее философский, социологический, науковедческий аспекты. Другие делают акцент на конкретных событиях в математике, естествознании, вообще в отдельных сферах научного познания.

Ныне проблематика научных революций обогащается, наполняется новым содержанием и приобретает новое значение под влиянием сдвигов и в состоянии науки, и в характере оказываемого ею воздействия на остальные стороны социального целого, и, наконец, в создаваемом ею своем собственном "теоретическом портрете". Главное при этом - осознание того факта, что научная революция охватывает все основные структурно-функциональные характеристики науки, отнюдь не исчерпываясь преобразованиями научного знания. [7]

1. Сущность научных революций и их основные задачи


Современный процесс интенсивного роста науки ставит перед науковедением широкий круг проблем философского осмысления результатов, значения и закономерностей ее поступательного движения.

Определить сущность научной революции - значит раскрыть ее содержание, указав на существенные отличительные признаки исследуемого явления. Такого рода дефиниция не предполагает перечисления всех отличительных признаков, вытекающих из полного объема и содержания.

В зависимости от того, как понимать науку и какой из ее аспектов брать во внимание, понятие "научная революция" может принимать более или менее широкий смысл. В науковедческой и философской литературе очень распространенной является концепция, согласно которой наука представляет собой совокупность систематизированного теоретического знания о законах развития окружающего мира.

Если исходить из данной концепции (наука как система знаний), то сущность научной революции следует определить как наступление нового этапа в познании действительности, наступление коренного переворота в содержания научного знания. Если же рассматривается одна из отраслей естествознания (физика, химия, биология или любая другая дисциплина), то революционный этап в развитии каждой дисциплины характеризует появление в ней принципиально нового концептуального и теоретического аппарата, позволяющего более глубоко, объективно и интенсивно исследовать соответствующую область действительности.

Особого внимания заслуживает монография Т. Куна. В ней рассматривается влияние внутренних социальных факторов науки на формирование логической структуры теорий. Однако эти факторы сводятся автором либо к общему, структурно недифференцированному социальному фону, либо к психологическим явлениям. "Формообразующим ингредиентом убеждений, которых придерживается данное научное сообщество в данное время, всегда, являются личные и исторические факторы - элемент по видимости случайный и произвольный3. Т. Куном вводится понятие "парадигма" (период развития науки, определивший на достаточно длительное время устойчивость некоторой модели исследовательской деятельности, а, следовательно, и конкретные традиции научного исследования, в рамках которых ученые могут находить для себя и решать проблемы определенного вида). Смена одной парадигмы другой, то есть такое необычное событие, в результате которого происходит сдвиг в основных положениях какой-либо отрасли знания, названо научной революцией.

В нашем исследовании за основу принимается концепция, согласно которой наука представляет собой особую сферу духовной деятельности людей, направленной на получение научного знания. По существу, здесь речь идет о деятельностном подходе к концептуальной стороне разбираемого понятия. Согласно указанному подходу, деятельность выступает сущностной стороной науки и, следовательно, логическим центром ее понятия. В этой связи картина исследуемой нами реальности получает совершенно новый, качественно отличный от рассмотренного ранее подхода смысл. Понятие "деятельность" задает такие границы представления о науке, в рамках которых они воспроизводится как внутренне организованная социальная реальность, как особая сфера производства духовных ценностей, выступающая непосредственным источником и условием познавательной активности субъекта.

Вытекающее из данного представления целостное рассмотрение науки в совокупности гносеологического и социологического ее аспектов требует, чтобы в определении научной революции отразилось качественное изменение не только в способе видения учеными окружающего мира, но также и в способе совместного, определенным образом организованного получения (точнее, производства) научного знания.

В социологической теории различают несколько видов революций, совокупность которых и составляет предметную область определяемого нами явления. Главные из них: общественно-политическая, научная, техническая, промышленная, культурная. Сущность и содержание общественно-политической революции состоит в радикальном перевороте экономических основ социального устройства как разрешение противоречий между производительными силами и производственными отношениями. Эта революция ведет к смене экономических формаций.

Техническая революция знаменует собой качественный переворот в производительных силах общества за счет внедрения в материальное производство принципиально новой техники и технологии. Промышленная революция непосредственно вытекает из технической на основе высокого уровня развития науки и техники.

Культурная революция - это переворот в сфере культуры и всей духовной жизни общества. Она непосредственно связана с социальной революцией и характеризуется переоценкой духовных ценностей.

Научная революция является одним из частных видов социальной революции наряду с промышленной, технической, культурной. Она отражает исторически повторяющиеся качественные перемены, происходящие во всей совокупной науке. С учетом основных признаков, свойственных всякой революции, научная революция заключается в прогрессивном процессе разрешения накопившихся противоречий, в диалектическом отрицании старого качества новым. Меняется теоретическая основа объяснения и интерпретации экспериментальных данных, концептуальная и методологическая схема построения научных теорий, научная картина мира и мировоззрение в целом. Наука поднимается на более высокий уровень самосознания и организации в форме особого социального института.

Новое в науке с момента его зарождения именно потому обладает революционным зарядом, что оно несет в себе более прогрессивные и интенсивные тенденции ее развития. Благодаря этим тенденциям, формирующимся и получающим признание сначала в кругу передовых ученых и постепенно проникающие во все остальные сферы науки, новый способ научного видения и организация научно-исследовательской деятельности вскрывает консерватизм того способа, которому он идет на смену, и способен более или менее быстро победить его. Результатом революции становится относительно свободное, поступательное развитие науки, преодолевшей кризисное состояние внутренних противоречий и поднявшейся на качественно новый уровень познания и преобразования деятельности.

Все выше перечисленные и кратко охарактеризованные виды революций имеют прямую, непосредственную взаимосвязь между собой, так как происходят в едином общественном организме. Они обеспечивают поступательное, прогрессивное развитие конкретных областей человеческой деятельности и, следовательно, социальной системы в целом. Общественно-политическая революция, ведущая к смене формаций и затрагивающая при этом все стороны человеческой жизни (производственно-экономическую, политическую, духовную), является социальной революцией по родовому признаку в отличие от других переворотов, происходящих в отдельных (видовых) сферах социальной действительности. Сущность их состоит в коренных переменах конкретных сфер деятельности людей, специфических общественных институтов, что также проявляется в ходе общественно-политической (социальной) революции, но составляет уже не родовой ее признак. Относясь к области сущности социальной революции, они характеризуют ее со стороны техники, промышленности, науки и культуры, то есть являются всего лишь ее сторонами, но не самой сущностью, а потому и содержат в себе только видовые признаки.

Таким образом, различие между социальной (общественно-политической) революцией, с одной стороны, и технической, промышленной, научной и культурной, - с другой, заключается в том, что последние только воздействуют на характер развития и смены общественных формаций, тогда как социальная революция определяет общий способ их осуществления, обусловленный закономерным порядком общественного устройства, развития и преобразования. В соответствии с методологическими требованиями и позициями общей теории науки понимание сущности научной революции выразится в следующем определений. Научная революция - это социальный скачок в области научной деятельности, в результате которого происходят качественное изменение, как в способе видения окружающей действительности, так и в способе производства научного знания. [6]

Каждая научная революция имеет две главные задачи, которые она иногда выполняет одновременно во взаимосвязи между собой, а иногда - последовательно, одна за другой. Первая задача научной революции имеет негативный, критический, разрушительный характер: необходимо решительно, революционным путем, до самого основания разрушить всю систему старых понятий, теорий, принципов и законов данной науки. Без выполнения этой негативной, разрушительной революционно-критической задачи не может быть ликвидирована основная преграда для разработки и принятия новых взглядов, нового способа мышления ученых, не может быть расчищено путь для проникновения в науку новых идей и положений.

Вторая, важнейшая, задача научной революции позитивная, конструктивная, творческая: необходимо выработать, обосновать и утвердить в науке систему новых понятий, теорий, принципов и законов, а вместе с тем, и это основное, - новое мышление ученых, новый способ восприятия и понимания мира, который изучается ними. Без выполнения этой позитивной, творческой, революционно-критической задачи как основного для любой революции, в том числе и научной, революция не может быть доведена до своего логического завершения.

В любой революции касательно ее внутренней структуры можно выделить три этапа.

Первый разрушительный, когда определяется, что разрушается в предыдущей системе взглядов, в способе восприятия мира, который главенствовал до этого.

Второй, творческий, который определяет, что создается нового в другой системе взглядов, в новом методе познания.

Третий, который определяет, что удерживается от старого, от системы старых взглядов, от старого восприятия мира.

Специфическое соединение этих трех основополагающих этапов структуры любой научной революции определяет своеобразие каждого типа и подтипа научной революции. [9]

Согласно механизма протекания, задач и основных результатов научных революций можно выделить четыре их типа.


2. Выявление скрытой сущности вещей и явлений в научных революциях первого типа


Развитие капиталистических производственных отношений, возникших впервые в конце XVI в. в нескольких итальянских городах и стремительно набиравших силу в период первых буржуазных революций (Англия, Нидерланды), привело к радикальным изменениям в человеческом мышлении. В XVI-XVII вв. начинает складываться наука в современном понимании этого слова. Большое число научных открытий и технических изобретений способствовало дифференциации знаний, хотя превалирующей все еще оставалась тенденция к интеграции.

Большой вклад в процесс дифференциации внесло применение экспериментального метода, позволившего с большой степенью точности определить объекты различных наук. В конце XVI в. натурфилософия уже была не в состоянии осуществить концептуальное единство быстро растущего количества данных естественных наук и новых научных дисциплин.

В период Возрождения начинается беспрецедентная революция в науке. Ее характерной чертой было постепенное отделение наук от теологии. Хотя это требование прозвучало гораздо раньше, процесс проходил в борьбе против груза средневековых традиций, давившего даже на самые свободные умы. Тяжело проходило и становление экспериментального метода. Постепенно языком науки становится математика. Складывается и утверждается научный метод, хотя даже у таких ученых, как Кеплер, мысль не была свободна от элементов магического видения космоса. В большинстве университетов Европы обучение было подчинено схоластическим нормам, но прогрессивные ученые и философы объединялись вокруг некоторых академий (таких, как академия в Падуе).

Становление современного образа науки было медленным и постепенным процессом. В течение XVI-XVII вв. утвердилась идея Николая Кузанского: мир есть единственный объект изучения естественных наук; наблюдение и экспериментирование - это путь для получения новых данных, обобщенных посредством индукции, применение математики должно сочетаться с наблюдением и экспериментированием. Однако на первых порах научный метод применялся наряду с занятиями алхимией, астрологией, герметизмом. Продолжала развиваться алхимия в своих новых формах спагирической медицины, или ятрохимии, представленной Парацельсом, который сочетал заклинания и производство талисманов с изготовлением действенных лекарств. Кеплер составлял гороскопы и считал их вполне совместимыми с научной деятельностью. Сервет, открывший малое кровообращение в соответствии с пантеистической тенденцией, поддерживал идею о том, что единство мира опирается на вечные идеи, присущие божественному разуму, находящемуся в природе. Если в начале этой эпохи натурфилософия действует в качестве нормы для естественных наук, то затем постепенно уже наука определяет характерные черты натурфилософии. Создается научная картина мира, которая вначале была смешана с натурфилософией, унаследованной от средневековья. Впоследствии эта картина мира еще больше отделилась от философии, пока не обрела форму физического знания, которое в XII в. часто противостояло метафизике. Доминировавшее вначале влияние философии на естественные науки позднее ослабело. Под влиянием механики возникли новые метафизические системы.

Бурное накопление научных знаний, начавшееся во второй половине XV в. и продолжавшееся до конца XVII в., позволяет говорить о совершавшейся в это время научной революции.

Специфика ее заключается в том, что она знаменует собой рождение современной науки, опирающейся на экспериментальный метод и математику в качестве языка науки. Радикально изменилась картина мира. Была не только восстановлена концепция природы как системы, элементы которой находятся в постоянном изменении и в неразрывной взаимной связи, но и с помощью экспериментальных и теоретических данных было обосновано подобное видение природы, что отличало ее от представлений в Древней Греции и Риме и от статических концепций, господствовавших в средние века в Европе.

Сама философия, считавшаяся наукой наук и, таким образом, "ответственная" за теоретическое обоснование структуры естественного мира и знания о нем, должна была искать новые пути для теоретической интерпретации нового типа единства знаний. Глобальная научная революция, ставшая кульминацией двадцати веков, в течение которых был относительно стабильным один тип единства знаний, была необходимым явлением, результатом как социально-экономических условий, так и внутренней логики научного развития. Революция произвела радикальный переворот в системе знаний, что привело к другой интерпретации мира, человека и функции знания в его жизни.

В XVI и XVII вв. происходили важные изменения в материальном производстве. Это была эпоха расширения морской торговли, общего роста материальных потребностей, который заставляет использовать новые источники природных ресурсов и искать новые способы использования старых. В рассматриваемую эпоху, особенно в XVII в., потребности техники, в частности применение с практическими целями машин и первых автоматических устройств, были решающим фактором в развитии естественных наук. Потребности техники в сочетании с таким гносеологическим фактором, как сравнительная простота механической формы движения материи, стали решающими факторами в развитии механики, что, несомненно, наложило свою печать на объединяющий характер классического типа научных знаний.

Новые формы развития общественной деятельности, которые нуждаются, в свою очередь, в новых формах воздействия человека на природу, приводят и к новым формам организации научной работы и работы по подготовке персонала для новых функций человека, направленных на освоение законов природы и их применение на практике. Во-первых, тот ряд проблем, который будет служить стимулом для научной мысли, включает и проблемы, до некоторой степени внешние для развития научного знания. Во-вторых, ученый должен устанавливать связь с производителями и потребителями знаний из других областей, отличных от той, в которой он работает. И, в-третьих, что не менее важно, применение более совершенных инструментов требует от исследователя либо знания их технических характеристик, либо привлечения специалистов из смежных областей знания.

Уже в начале XVII в. были подготовлены исторические условия для нового радикального изменения в характере научного познания и в роли научных знаний в системе общественного производства. Естественные науки продолжали необратимый процесс освобождения от влияния теологии, укреплялись, дифференцируясь, определяя свой, присущий только каждой из них предмет исследования (этот процесс представлял собой на другом уровне также и процесс интеграции, так как определение предмета каждой науки происходило в основном в результате процесса интеграции знаний, неклассифицированных и разбросанных по различным аспектам, одной и той же в сущности области объективной реальности). Но главным было то, что набирал силу экспериментальный метод, а философия переставала быть служанкой теологии. Что же касается научных знаний, то накопление экспериментального материала делало ненужным восполнение философскими размышлениями недостатка позитивных знаний. С самого начала революций первого типа ощущается влияние естественных наук на философию, усиливающееся с XVII в.

На этом этапе были достигнуты значительные для того времени успехи в едва зарождавшихся науках - зоологии и ботанике. Английский естествоиспытатель Роберт Гук открыл клеточное строение растительных тканей, хотя роль клетки оставалась неразгаданной в течение долгого времени. Были также заложены основы изучения анатомии человека: Уильям Гарвей разработал научные основы физиологии. Произошло и открытие микроскопических живых существ. Роберт Бойль значительно продвинул исследование химических явлений; возникло, хотя и эмпирическим путем, понятие химического элемента, а вместе с ним, можно сказать, и предмет химии как науки.

В этот период деятельность Галилея была решающей для появления и укрепления одного из основных факторов - научного метода. Галилей объединил экспериментальный и индуктивный методы с математической дедукцией и таким образом, сделал решающий шаг для установления истинного метода новой физики и, в сущности, любой новой науки. Проникновение в науку и утверждение строгих математических методов в сочетании с экспериментированием и научным наблюдением, уже прокладывавшие себе путь в исследовательской деятельности с тем, чтобы составить основную особенность научного метода исследования, решающим образом способствовали выделению научного знания в общей системе человеческой культуры

Математика заметно изменила свою роль по отношению к научному знанию о природе в целом, так как она сама претерпела существенные изменения. Чрезвычайно важным стало введение переменных величин, вместе с ними в понятийный аппарат науки вводятся "материальные носители" движения, что, в свою очередь, открывало путь для наиболее полного описания движения в форме законов, сформулированных на строгом языке математики. Это был первый шаг в научном отражении присущего всему материальному миру движения, шаг, который вел к реализации в научном знании материального единства мира.

Возникает аналитическая геометрия, что само по себе было результатом синтеза наук - геометрии как науки о формах и новой математики с ее переменными величинами. Но что особенно важно - аналитическая геометрия стала новым интегрирующим фактором естественнонаучных знаний. Аналитическая геометрия ввела в математику движение, а с ним и диалектику, и сразу же стало необходимым дифференциальное и интегральное исчисление, которое возникло именно здесь и, как писал Энгельс, было усовершенствовано, но не открыто Ньютоном и Лейбницем.

С появлением в 1687 г. великого произведения Исаака Ньютона "Математические начала натуральной философии" находит свое завершение длительный процесс разработки гелиоцентрической небесной механики и механики твердых тел в целом. Открытый Ньютоном закон всемирного тяготения представляет собой важный исторический шаг также и в связи с философской проблемой взаимодействия между эмпирическим и теоретическим уровнем научного познания. Открытый Ньютоном закон был первым крупномасштабным теоретическим обобщением, что решающим образом повлияло на консолидацию механики на теоретическом уровне. Труд Ньютона заложил основы теоретической механики, а также физики и современной науки вообще.

Утверждение дифференцирующей тенденции обусловило фрагментарный характер взгляда на природу и мироздание в целом, которого невозможно было избежать посредством "группировки" знаний из различных областей действительности в единую и логически организованную картину мира по той простой причине, что при формировании этой картины ее основой, ее "группирующим" ядром делали одну из наук, бесспорно, самую развитую, но, в конечном счете, частную, которая соответствовала узко очерченной области объективной действительности с очень специфической формой движения материи, несмотря на относительную универсальность ее концепций и законов.

Таким образом, утверждается метафизический взгляд на мир, метафизическая концепция мира, тесно связанные с механистической научной картиной мира и жестким детерминистским мышлением. Метафизический способ мышления станет одной из особенностей, характеризующей единство знания; эта черта достигнет своего наибольшего развития после появления механики Ньютона.

Механика Ньютона и вообще классическая механика - неоспоримая основа всего последующего развития классической физики и в большой степени всей науки в целом - вышла за узкие рамки естествознания и повлияла на все мышление человека, в особенности на философскую мысль и сумму представлений об обществе. Ее универсальное значение состояло и в таком неоспоримом и позитивном достижении, как предоставление необходимых элементов (до этого момента не существовавших) для появления новой революционной и материалистической концепции мира, которая станет характерной для прогрессивной философской и общественной мысли XVIII в., представленной французскими энциклопедистами и материалистами.

Основным конструктивным результатом научных революций первого типа есть признание того, что за непосредственной видимостью вещей и явлений прячется их сущность, невидимая для нашего глаза и вообще не воспринимаема чувственно. Определить скрытую сущность вещей и явлений - главная творческая функция научных революций первого типа. Остаток от старого способа мышления удержался в новом аналитическом представлении о мире в виде признания вещей и явлений в сущности постоянными, неизменными, о чем свидетельствовало непосредственное наблюдение. При аналитическом подходе вещи кажутся постоянными, неизменными, а явления - движущимися, такими, которые постоянно развиваются.


3. Идея общего развития в контексте эволюционных представлений в научных революциях второго типа


Но уже в XVIII в. в здании механической и метафизической науки начинают появляться первые трещины, являющиеся следствием развития ее собственной программы

Французский натуралист Ж.Л. Бюффон (1707-1788) противопоставил свои идеи взглядам Карла Линнея (1707-1788) и смог увидеть до определенной степени многообразие живой природы. Более того, он высказывает философские и научные мысли, за которыми просматривается идея существования истории формирования Земли и возникновения и "трансформации" живых существ, включая человека. Среди самых горячих приверженцев нарождавшейся концепции мира необходимо указать в первую очередь М.В. Ломоносова и И. Канта. Их идеи внесли существенный вклад в процесс изменения механической картины природы. Не менее важную роль сыграли в этом процессе требования, предъявлявшиеся к естественнонаучному знанию извне, со стороны материального производства, особенно горного дела, металлургии и крупной индустрии в целом, начавшей развиваться после появления первых паровых машин Ползунова в 1763 г. и Уатта в 1765 г.

В XVIII в. была всеобще признана известная интегральная концепция мира, в центре которой - доктрина об абсолютной неизменности природы. Ученые и философы считали, что природа независимо от способа ее возникновения всегда остается неизменной, пока она будет существовать. Однако после появления работы И. Канта "Всеобщая естественная история и теория неба..." (1755) открылась большая брешь в метафизической концепции мира.

Необходимо сказать, что еще до появления работы Канта другие мыслители высказывали ряд блестящих идей, нанесших первые удары по метафизической концепции мира. Лейбниц говорил о неизбежности интеграции знаний и пытался объединить элементы, присущие предыдущей философской системе, с новым научным знанием на основе предложенной им методологии, одним из главных требований которой была универсальность и строгость философской мысли. Ломоносов открыл закон сохранения материи и движения, а позднее разработал относительно строгую и обоснованную для своего времени систему диалектических идей об изменениях в природе. Кант сыграл важную роль в развитии научной мысли в естествознании конца XVIII в. и в развитии методологии научного познания вообще. Философия Канта представляет собой особое явление в реализации связи между двумя историческими типами, означавшее в то же время и разрыв между ними. С Канта начинаются научные революции второго типа.

Кант критиковал Ньютона за идею о первотолчке, сообщившем движение мирозданию. Тот факт, что Ньютон не пытался объяснить, каким образом возникло движение Вселенной, расценивается Кантом как отказ от научного развития проблемы, и он ставит перед собой задачу найти это решение, найти объяснение существованию мироздания в существующей стадии движения. Это уже само по себе доказывает, что Кант выступал против метафизики, обосновывая революционную для своего времени идею о том, что нечто, данное в какой-то определенный момент, не всегда было таковым.

Космогоническая концепция Канта, относящаяся к первоначальной туманности и изложенная в книге "Всеобщая естественная история и теория неба, или Опыт изложения устройства и механического происхождения Вселенной по принципу Ньютона" (1775), представляла собой попытку рационального объяснения первотолчка и тангенциального компонента скорости движения планет, за отсутствие которого Кант упрекает Ньютона. Эта попытка привела немецкого философа к новой форме движения - молекулярному движению, которое было невозможно объяснить с помощью только законов механики, как это стало ясно спустя многие годы.

С наступлением XIX в. результаты естественных наук все настойчивее указывают на несостоятельность механической картины мира, которая, сыграв историческую роль в развитии научного знания, ныне становилась его тормозом. Развитие исследований в области электричества, атомистические идеи Дж. Дальтона, работы Л. Прута, получение искусственной мочевины Ф. Велером в 1828 г. (что доказало связь между живой и неживой природой), опубликование в 1830-1833 гг. книги "Основы геологии" Ч. Лайеля, где он говорил о том, что изменения, происшедшие на Земле, зависят от постоянных факторов, а не от катастроф и катаклизмов, как это утверждал Кювье, - все это свидетельствовало о несостоятельности и исторической ограниченности механического воззрения на природу.

Во второй трети XIX в. в формировании единства научного знания наступает новая фаза. Как уже указывалось выше, единство научного знания проявляется в виде высшего синтеза двух диалектически противоположных тенденций - дифференциации научных знаний и их интеграции, причем это происходит при различном соотношении, устанавливающемся между указанными тенденциями в различные периоды и в различных исторических типах единства научного знания.

Во второй трети XIX в. в результате предпосылок, создавшихся в предшествующий период в прогрессе научных знаний возникает "движение" в сторону преобладания по сравнению с предыдущими эпохами интеграционной тенденции над дифференцирующей, которая, как мы видели, превалировала на протяжении целого исторического периода, с момента возникновения в XV-XVI вв. науки в том виде, как мы ее понимаем сейчас, и до начала XIX в. Это и положило начало переходу к новому историческому типу единства научного знания, при котором в соотношении между двумя указанными тенденциями преобладание будет за интеграцией.

Этот переход, разумеется, подготавливался всем предыдущим развитием процесса познания действительности и произошел в момент, когда научная мысль в основном перешла от изучения окружающих человека предметов к исследованию процессов, превращений, происходящих с этими предметами. Однако не следует понимать это так, что ранее человек не наблюдал и не изучал эти процессы и превращения. Но в наблюдения и исследования, проводившиеся с незапамятных времен, сейчас вносился новый элемент - заинтересованность не только в последствиях, которые вызывали эти процессы в предметах и явлениях, но и в изучении механизмов этих превращений. Начинается переход к более углубленному пониманию процессов, в первую очередь тех, которые по своей природе относились к одному и тому же виду движения материи: либо к физическому движению материи, либо к химическому, либо к социальному и т.д., взятому в каждом случае в отрыве от остальных.

Новые проявления интеграции научного знания возникают то в одной, то в другой области. Скажем, в физике таким новым интегрирующим фактором стал закон сохранения и преобразования энергии.

В биологии в конце 50-х годов XIX в. получает развитие теория клетки, и это ускоряет развитие сравнительной физиологии, хотя, как известно, эта теория, определившая элементарную структурную единицу строения и функционирования живых организмов, несла в себе значительно большие потенциальные возможности укрепления единства всей биологической науки. В 1859 г. выходит труд Чарльза Дарвина "Происхождение видов", где выявляется общая природа процесса дифференциации и развития биологических видов, труд, который сыграет наряду с теорией клетки исключительно важную роль в интеграции научных знаний в области биологии. В 1860 г. получает международное признание атомистика, которая устанавливала уже существование не только атомов, но и их комбинаций, складывающихся в молекулы. Этот шаг в развитии научного знания, углубивший и детализировавший представления о комбинациях атомов в природе, способствовал созданию единой картины в химической науке своей эпохи. Несколько позже, в 1869 г., новую атомистику венчает периодический закон химических элементов Менделеева. Нужно ли много говорить о той огромной интегрирующей силе, которой обладала "периодическая таблица" русского ученого, и о том значении, которое она имела для всей химической науки XIX в.

Новые проявления тенденции к интеграции научных знаний отмечаются не только

Похожие рефераты: