Xreferat.com » Рефераты по финансам » Международный валютный фонд - российский аспект

Международный валютный фонд - российский аспект

Требования, предъявляемые Международным валютным (фондом государствам-членам, делятся на две основные группы. Одна из них включает универсальные требования, которые все страны призваны выполнять постоянно, - в силу своей принадлежности к Фонду. К другой относятся те, которыми МВФ конкретно обусловливает предоставление кредитов и которые страны-заемщицы должны реализовывать в период действия согласованных с ним стабилизационных программ. Конечно, обращение государства-члена к Фонду с просьбой о предоставлении кредита дает последнему дополнительную возможность давления на страну, помогает добиваться от нее выполнения также и уставных обязанностей, если к моменту получения кредита они не выполнялись или выполнялись ненадлежащим, с точки зрения МВФ, образом.

Обязанности России как члена МВФ. Членство в МВФ налагает на Россию и другие страны СНГ обязательство выполнять требования, зафиксированные в Статьях соглашения МВФ. Интегрирование национальных экономик этих стран в мировое хозяйство требует от ниx соблюдения правил, регулирующих международные валютно-финансовые отношения.

Во-первых, в соответствии со статьей VTII устава обязанностью стран - членов МВФ является устранение валютных ограничений, поддержание конвертируемости национальных валют в сфере международных текущих валютных операций, неучастие в дискриминационных валютных соглашениях. Однако введение конвертируемости валют не рассматривается в качестве предварительного условия вступления страны в Фонд. Статья XIV позволяет вновь принятым странам в течение "переходного периода" (продолжительность его не зафиксирована) сохранять или устанавливать вновь те или иные валютные ограничения.

Введение конвертируемости валюты после периода существования валютных ограничений должно быть тщательно продуманным, поэтапным и упорядоченным процессом. При этом властям приходится решить для себя три главные проблемы: в какой момент и как быстро устанавливать конвертируемость валюты: на кого - резидентов или нерезидентов - и в какой последовательности она должна быть распространена, при осуществлении какого рода операций - текущих, связанных с движением капиталов или тех и других - будет свободно обмениваться национальная денежная единица.

Известно, что страны Западной Европы смогли установить частичную конвертируемость своих валют только с конца 195S г., т. е. через тринадцать с половиной лет после окончания Второй мировой войны, а в полном объеме - согласно требованиям статьи VIII устава МВФ - почти через шестнадцать лет (с середины февраля 1961 г.). Что касается России, то она ввела конвертируемость рубля с самого начала осуществления рыночных преобразований. Юридической основой такого шага послужил Указ Президента РСФСР "О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР" от 15 ноября 1991 г. Предприятия и (физические липа получили право покупать и продавать иностранную валюту на рубли по рыночному курсу, владеть и распоряжаться этой валютой. Вслед за Россией и другие страны бывшего СССР - одни раньше, другие позже – также объявили свои денежные единицы конвертируемыми.

В связи с тяжелым экономическим положением России и других государств СНГ введение конвертируемости их валют в объеме требований статьи VIII устава МВФ (по текущим операциям) было в то время невозможным. Поэтому эти государства, воспользовавшись положениями статьи XIV, применили на первых порах режим конвертируемости валют, который распространялся только на резидентов, т. е. юридические и физические лица этих стран. А валютные операции нерезидентов подвергались ограничениям. Ограничивались также и операции как резидентов, так и нерезидентов, связанные с движением капиталов.

Охарактеризованная выше последовательность введения конвертируемости валюты в России и странах СНГ имела свою логику. Вряд ли следует расценивать послевоенную практику стран Западной Европы как универсальный мировой опыт. Выбор этих стран в пользу ведения сначала внешней конвертируемости можно объяснить рядом специфических причин, и частности, наличием больших сумм на счетах иностранцев в национальных валютах, которые они смогли свободно использовать, начавшимся процессом западноевропейской экономической интеграции нажимом со стороны США, стремившихся проложить дорогу своим товарам па европейские и иные рынки, интересами связанных с международным бизнесом банковских кругов, в первую очередь лондонского Сити. А для России и стран бывшего СССР приоритетной задачей было создание самих институтов валютного рынка и налаживание их деятельности при обеспечении достаточно эффективного контроля над ней.

Значительное снижение темпов инфляции на протяжении 1995 - 1996 гг., ограничение колебаний валютногo курса н результате установления валютного коридора, увеличение объемов золотовалютных резервов российские власти сочли достаточным основанием для расширения сферы действия конвертируемости денежной единицы. В результате этого Россия с июня 1996 г. официально приняла на себя в полном объеме обязательства, налагаемые на страны-члены статьей VIII (разделы 2. 3. 4) устава МВФ. Осуществленный не без нажима со стороны МВФ данный шаг предполагает распространение режима конвертируемости рубля по текущим операциям и на нерезидентов. На протяжении 1994 г. к статье VIII присоединялись страны Балтии, а, начиная с 1995 г., ряд стран СНГ, к концу 1998 г. продолжали воздерживаться от принятия соответствующих обязательств: Азербайджан, Белоруссия, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан).

Что касается движения капиталов и кредитов, то основной нормой их регулирования по-прежнему остаются прямые ограничения операций с иностранной валютой. Российские резиденты имеют возможность открывать банковские счета и получать валютные кредиты (на срок свыше 90 дней), приобретать пенные бумаги и недвижимость за рубежом только с разрешения Центрального банка в качестве главного органа валютного контроля.

К числу валютных ограничений обычно относят и требование обязательной продажи экспортерами части их валютной выручки (1992 - 1998 гг. – 50%, с начала 1999 г. - 75%). Действительно, это требование формально касается внешней торговли, которая относится к текущим операциям. Однако, по сути дела оно направлено на сдерживание вложений II иностранную валюту, а следовательно, ограничивает вывоз капитала. Поэтому такое требование не вступает в противоречие с обязательствами России по статье VIII.

Во-вторых, статья VIII требует от стран-членов не прибегать к практике множественности валютных курсов. Согласно этому требованию, Россия установила с июня 1992 г. единый рыночный курс рубля по отношению к доллару и другим иностранным валютам. Валютный курс рубля не привязан к какой-либо западной валюте или валютной "корзине" и является плавающим, т. е. складывается под воздействием соотношения спроса и предложения на валютных биржах, прежде всего на Московской межбанковской валютной бирже (ММВБ), а также на внебиржевом межбанковском рынке. Официальный курс рубля к доллару определялся в то время Центральным банком пo результатам межбанковского фиксинга на торгах ММВБ. Этот курс использовался для определения размера таможенных платежей в бюджет, бухгалтерского учета валютных средств в балансах банков, предприятий и организаций, а также для статистической отчетности.

Ямайский устав МВФ предоставляет государствам-членам возможность выбора практически любого валютного режима (статья IV раздел 2в). Вместе с тем он обязывает страны при проведении валютной политики сотрудничать с Фондом. Нормы, которыми они должны при этом руководствоваться, сводятся к трем основным положениям:

  1. "избегать манипулирования валютными курсами или международной валютной системой, направленного на то, чтобы препятствовать эффективной перестройке платежного баланса", иными словами, не останавливать искусственным путем изменение валютного курса, если оно вызывается действием глубинных, фундаментальных факторов;

  2. напротив, прибегать к валютным интервенциям для противодействия краткосрочным хаотичным и дезорганизующим колебаниям рыночных валютных курсов;

  3. не использовать механизм валютного курса для того, чтобы "получать несправедливые конкурентные преимущества перед другими странами-членами".

МВФ контролирует соблюдение странами этих норм.

В 1992 - 1993 гг. МВФ поддерживал существовавший в то время план стабилизации – или даже фиксации - курса рубля, причем не только в качестве национальной денежной единицы России, но к как единой валюты ряда стран бывшего СССР, принадлежавших к рублевой зоне. Реализации этих целей должен был служить фонд стабилизации рубля в размере 6 млрд дол., формирование которого предусматривалось международными программами финансовой помощи России в 1992 и 1993 гг. Однако в условиях нарастания кризисных процессов в России и странах СНГ реализовать эти планы оказалось невозможным.

Реакцией на события осени 1994 г., кульминацией которых был известный "черный вторник" 11 октября, стало введение с июля 1995 г. механизма валютного коридора, т. е. Установление на определенный период времени пределов изменений валютного курса рубля по отношению к доллару на биржевом и межбанковском валютных рынках. Такой механизм был призван служить своего рода "номинальным якорем инфляции". Понадеявшись на ослабление инфляции, власти попытались перейти с начала 1998 г. к фиксации границ валютного коридора на более длительное время. На 1998 - 2000 гг. в качестве среднесрочного ориентира был определен центральный курс росcийской валюты на уровне 6.2 рубля за 1 дол. с возможными отклонениями от него в пределах 5.25 рубля и 7.15 рубля.

С мая 1996 г. Центральный банк отказался от практики установления официального курса рубля в форме привязки к фиксингу ММВБ и стал определять его самостоятельно - исходя из собственных оценок соотношения спроса на иностранную валюту и ее предложения, а также ряда макроэкономических показателей. В таких условиях реально действовал еще более узкий валютный коридор, который ограничивался ежедневно устанавливавшимися курсами покупки и продажи валюты по операциям Центрального банка (с начала 1998 г. - ±1.5% от среднего значения, служившего официальным курсом). В периоды нарастания давления на рубль удержание валютного курса в заданном диапазоне стоило значительных потерь золотовалютных резервов. Эти потери восполнялись в основном за счет кредитов МВФ, который одобрял политику валютного коридора и сохранения явно завышенного курса рубля.

В условиях нарастания глубокого финансового и валютного кризиса власти 17 августа 1998 г., наряду с решением о переоформлении государственных ценных бумаг и объявлением 90-дневного моратория на возврат банками полученных от иностранцев финансовых кредитов (а эти меры означали практически объявление дефолта), вынуждены были пойти на смещение в сторону понижения (для рубля) и существенное расширение границ валютного коридора, которые были установлены на уровне от 6 до 9.5 руб. за 1 дол. США. Однако очень скоро верхняя граница нового коридора была "пробита", и курс рубля стал резко падать. В результате властям пришлось отказаться от фиксирования границ колебаний валютного курса рубля и перейти к режиму практически свободного плавания этого курса. За год, прошедший после августа 1998 г., стоимость рубля против доллара понизилась в 4 раза. Это соответствует девальвации рубля на 75%. Одновременно Центральный банк отказался от практики ежедневной фиксации курсов покупки и продажи валюты и стал снова определять официальный курс по результатам операций на биржевом валютном рынке.

Ранее говорилось, что многие западные экономисты и руководство МВФ с учетом уроков мирового финансового кризиса стали отдавать предпочтение полярным режимам валютных курсов - либо жестко «фиксированным, преимущественно с помощью установления механизма "валютного управления", курсам, либо возможно более свободно плавающим. В соответствии с такого рода установкой МВФ, судя по всему, одобрительно относятся к планам введения в России системы "валютного управления", которые активно обсуждались в период после отставки правительства С. Кириенко и в том или ином виде вошли в экономическую программу В. Черномырдина, добивавшегося утверждения в качестве премьер-министра. За требованием установления так называемой "экономической диктатуры", с которым выступил в то время В. Черномырдин, по сути дела и стояло предполагаемое установление режима "валютного управления". После того как кандидатуру В. Черномырдина отклонили, были сняты с повестки дня и планы введения "валютного управления". Тогда МВФ поддержал установление противоположного режима - плавающего курса рубля. Текущая политика властей в области валютного курса состоит и том, чтобы стараться обеспечивать постепенное, плавное и предсказуемое понижение курса рубля по отношению к доллару по траектории, которая в основном соответствовала бы темпам роста внутренних цен или несколько отставала от них. Такая установка не расходится с названными выше уставными положениями МВФ. Для реализации этой политики Центральный банк использует механизм рыночных интервенций. Однако с тем чтобы не допустить сокращения золотовалютных резервов, он вынужден также прибегать на время к разного рода административным ограничительным мерам и техническим приемам. В их числе:

  • требование предварительного депонирования банками рублевых средств для покупки валюты на валютных биржах;

  • установление предельного уровня колебаний валютного курса в течение торговой сессии;

  • замена процедуры фиксинга системой электронных лотовых торгов (технология СЭЛТ);

  • разделение с октября 1998 г. по июнь 1999 г. торгов на ММВБ и региональных валютных биржах на две сессии;

  • обязательное открытие юридическими лицами-резидентами рублевых депозитов в уполномоченных банках в размере 100% средств, перечисленных на покупку валюты для оплаты импорта товаров до их ввоза в страну, и пр.

В-третьих, непременным условием членства России и других государств бывшего СССР в МВФ является установление их информационной открытости. Страны-члены должны регулярно предоставлять Фонду статистические данные о своей экономике, платежном балансе, золотовалютных резервах и т. п. Помимо того, они обязаны принимать у себя представителей МВФ для изучения на месте состояния хозяйственного механизма и характера макроэкономической политики.

Сотрудничество с МВФ позволяет правительственным органам стран, осуществляющим национальную экономическую политику, прибегать к услугам высококвалифицированных экспертов, использовать их богатейший опыт. Помимо консалтинговых услуг, МВФ оказывает странам СНГ и Балтии значительное содействие в подготовке кадров и повышении их квалификации. В свою очередь, эти страны благодаря членству в МВФ получат возможность более эффективно участвовать и процессе выработки решений, определяющих направление и содержание эволюции мирового валютно-кредитного механизма. Конечно, в каких-то случаях требование информационной открытости может вступать в противоречие с потребностью в сохранении конфиденциальности той пли иной экономической информации.

В начале 1990-х годов среди отечественных и зарубежных экономистов по вопросу об осуществлении рыночных преобразований, включая открытие экономики по отношению к внешнему миру, сформировались два противостоявших друг другу подхода. Приверженцы одного из них (из числа зарубежных советников можно назвать А. Аслунда, Л. Бальцеровича, Дж. Сакса) выступали за осуществление "шоковой терапии", в том числе в сфере внешнеэкономических и валютных отношений. Причем в основе этого подхода лежали в то время не столько экономические, сколько политические мотивы. Такими мотивами было стремление как можно скорее сформировать капиталистические отношения и структуры в экономике, создать класс собственников средств производства, который стал бы социально-политической опорой новых режимов.

Охарактеризованная выше аргументация явственно прозвучала, например, в выступлении занимавшего тогда пост директора Европейского департамента 1 МВФ М. Руссо на совместной конференции МВФ и Всемирного банка по проблемам Восточной Европы, состоявшейся в Вашингтоне в июне 1992 г. По его словам, реформистские программы - "это не чисто экономические дело... они представляют собой важнейшие политические решения правительств". Далее он сказал: "Оглядываясь назад, нужно признать, что в любой из восточноевропейских стран с политической точки зрения не было иного выбора, кроме как прибегнуть к "большому толчку" ("big bang" – такое выражение используют на Западе для обозначения метода "шоковой терапии" в экономике.). Вопрос о постепенности не стоял в повестке дня тех, кто стремится к реформам".

Сторонники другого направления прелагали относительно более постепенный и плавный путь осуществления рыночных преобразований. Они подвергали критике взгляды "шокотерапевтов". Так, в книге "Рыночный шок", в которой были обобщены исследования известной международной группы ученых-экономистов "Адженда" (Я. Крегель, Э. Мацнер, Г. Грабер и др.) по проблемам перехода стран Центральной и Восточной Европы, а также бывшего СССР от плановой экономики к рыночной, содержалось такое суждение: "Существующие программы преобразований, в частности те, которые вдохновляются международными кредитными организациями (имеется в виду в первую очередь МВФ), имеют один недостаток. Они сконцентрированы главным образом на таких абстрактных целях, как экономическая стабилизация, сбалансированные бюджеты и текущие счета, конвертируемость валюты и пр., независимо от последствий такой политики для производства продукции, капиталовложений, занятости населения и уровня потребления. При таком образе действий то, что должно считать основной целью индивидуальной экономической деятельности, а именно: предоставление товаров и услуг отдельным гражданам, рассматривается лишь как средство достижения абстрактных валютно-финансовых целей".

Авторы данного исследования, в частности, рекомендовали поэтапное установление свободной конвертируемости валют - на первых порах только для приобретения средств производства, при сохранении на определенное время валютных ограничений при импорте потребительских товаров, что, с их точки зрения, могло бы содействовать инвестициям и экономическому росту.

Предостережения сторонников "градуалистского" подхода в России не были приняты во внимание. Верх одержали взгляды противоположного направления. Конечно, осуществление перехода к рыночной экономике, проведение курса на открытость национального хозяйства, необходимость выполнения положений устава МВФ – все это рано или поздно потребовало бы устранения валютных ограничений по текущим операциям введения конвертируемости рубля. Однако остается фактом и то, что принятие этих мер форсированными, "ударными" темпами объективно содействовало развитию определенных негативных процессов в структуре внешней торговли, сфере валютно-финансовых отношений, наконец, в области производства и поставило страну перед рядом острых проблем.

Снятие ограничительных, защитных торговых и валютных барьеров открыло шлюзы для ввоза пользующихся повышенным спросом продовольственных и других потребительских товаров. Многие из них не являются предметами первой необходимости, но имеют очень высокий уровень коммерческой рентабельности (алкогольные и прохладительные напитки, табачные изделия, шоколад, сладости, аудио- и видеоаппаратура, электроника, компьютеры, автомобили. В связи с этим доля продуктов питания и сырья для их производства в общем итоге импорта из стран дальнего зарубежья увеличилась с 15% в 1990 г. до 30.4% в 1994 г., т. е. Более чем в два раза. По итогам 1995 - 199К гг. она несколько понизилась, но все еще составляла в 199К г. свыше 1/4 (26.6%). На продовольствие и потребительские товары, вместе взятые, в 1998 г. приходилось около 1/3 всего импорта России из стран вне СНГ.

Более дешевое импортное продовольствие и некоторые промышленные потребительские товары существенно потеснили на внутреннем рынке соответствующую отечественную продукцию, а это значительнo усугубило сокращение ее производства. Данный процесс содействовал спаду и в сельском хозяйстве.

Резкое расширение ввоза из-за границы продовольствия и потребительских товаров привело к еще одному результату: доля импортных товаров и общем объеме товарных ресурсов, поступивших на потребительский рынок страны, возросла в 1996 г. по сравнению с 1992 г. в 2,3 раза. Она превысила половину всей товарной массы на этом рынке (в 1998 г. - 48%). Данное обстоятельство значительно повысило степень уязвимости национальной экономики по отношению к эффекту "импорта инфляции" из-за рубежа, который возникает при понижении валютного курса национальной денежной единицы.

Отмена внешнеторговых и валютных ограничений имела одновременно своим следствием существенное затруднение ввоза в Россию инвестиционных товаров. Огромный рост инфляции, последовавший за либерализацией цен, соответственно повлек за собой резкое повышение курса доллара на российском валютном рынке. Последний вырос со 150 руб. за 1 дол. в начале 1992 г. до 23.0600 руб. в начале 1999 г т. е. в общей сложности за это время с учетом изменения масштаба цен более чем в 150 раз. При этом основной движущей силой данного процесса являлся спрос на валюту для приобретения продовольствия и предметов потребления. В то же время повышение курса доллара существенно сужало возможности импорта средств производства.

В результате действия охарактеризованного выше механизма (в дополнение к внутренним кризисным процессам) доля машин, оборудования и транспортных средств в стоимости импорта России из стран вне СНГ понизилась с 41% в 1990 г. до 33.8% в 1993 г. Правда, в последующие годы она стала в общем итоге медленно повышаться, достигнув в 1998 г. уровня в 39.4%. Но при этом следует учесть, что внутри группы продукции машиностроения снизился удельный вес оборудования для обрабатывающей промышленности в результате резкого увеличения ввоза легковых автомобилей и бытовой техники, а также машин для добывающих производств.

Если в 1990 г. доля машин и оборудования в импорте из стран дальнего зарубежья превышала суммарную долю продовольственных товаров и изделий легкой промышленности более тем вдвое, то в 1998 г. - лишь менее, чем на 10 процентных пунктов. В исследовании, подготовленном в 1993 г. для Объединенного экономического комитета конгресса США и посвященном проблемам переходной экономики в странах бывшего СССР. Справедливо утверждалось, что сокращение импорта промышленного оборудования "может оказать пагубное воздействие на инвестиционные планы и на долгосрочные перспективы экономического роста".

Одним из достижений либеральной внешнеэкономической политики России называют наличие постоянного крупного активного сальдо торгового баланса. Оно возросло с 17.7 млрд дол. В 1994 г. до 22,9 млрд дол. в 1996 г.. В 1997 и 1998 гг. произошло сокращение этого сальдо практически до уровня 1994 г. Однако только за первые три квартала 1999 г. оно составило 21.2 млрд дол.. а по итогам года, согласно имеющимся оценкам, может достичь уровня в 29,6 млрд долларов

Устойчивое повышение поступлений над платежами по внешней торговле действительно содействует текущей макроэкономической стабильности. Однако, судя по опыту ряда стран, такое положение вещей не столько свидетельствует об экономическом здоровье страны, сколько сопутствует экономическому спаду, поскольку является прямым результатом ограничения импорта вследствие сокращения инвестиционной активности и уменьшения потребительского спроса.

Важно то, каким образом формируется активное сальдо торгового баланса. В России оно достигается в подавляющей степени благодаря экспорту минерального сырья, т. е. Практически энергоносителей (около половины всей стоимости экспорта в страны дальнего зарубежья), а также продуктов первичного передела (металлы, продукция химической промышленности, целлюлозно-бумажные изделия). Доля последних увеличилась с 12% в 1990 г. до 45.4% в 1998 г., т. е. в 3.8 раза. В 1998 г. на продукцию топливно-энергетического комплекса, сырье и полуфабрикаты в совокупности приходилось 85.6% российского экспорта в страны дальнего зарубежья (в 1990 г. - 55%). Оборотной стороной расширения экспорта энергоносителей и сырья являлось сокращение вывоза машин, оборудования и транспортных средств, несмотря на значительное увеличение поставок вооружений. Доля такой продукции и объеме экспорта в страны вне СНГ уменьшилась с 18% в 1990 г. до 33.8% в 1997 г., т. е. более чем в 2 раза (в 1998 г. - 9.3%)

Нынешняя структура внешнеторговых связей России сводится преимущественно к тому, что импорт продовольствия и потребительских товаров обеспечивается за счет экспорта энергоносителей и сырья, т. е. расходования национальных невозобновляемых ресурсов, производство которых к тому же связано с высокой экологической нагрузкой. При этом масштабы "проедания" нефтедолларов, за которое и свое время упрекали руководство СССР, в настоящее время еще более возросли.

Экс-премьер-министр России В. Путин на встрече с главами субъектов Федерации в октябре 1999 г. сказал, что Россия "вошла в мировую экономику в роли сырьевого придатка развитых стран". По его словам, это явилось результатом проводившегося и 90-е гг. "курса на интеграцию в мировую экономику любой ценой". Вряд ли следует мириться с сохранением подобной перспективы.

Возвращаясь к вопросу об активном сальдо торгового баланса России, следует признать, что оно является результатом не целенаправленной политики властей, а сочетания ряда благоприятных факторов конъюнктурного характера. Падение цен на нефть, сырье и другие товары российского экспорта привело к уменьшению этого сальдо до 17.4 млрд дол в 1997 г. и 17.3 млрд дол. в 1998 г. В первом полугодии 1998 г. избыток по внешней торговле сократился даже до уровня 2.5 млрд дол. по сравнению с 9.5 млрд дол. за соответствующий период 1997 с. Новый рост цен на нефть, а также резкое сокращение объема импорта в связи с последствиями девальвации рубля вызвали в 1999 г. рекордный рост внешнеторгового профицита. Однако следует учесть то, что этот профицит представляет собой эквивалент чистого оттока из страны реальных экономических ценностей, которые оказываются на данное время потерянными для внутреннего инвестиционного и личного потребления.

В связи с тем, что балансы услуг и доходов России постоянно дефицитны, активное сальдо по счету текущих операций намного меньше, чем сальдо по торговле товарами. Однако и оно было весьма внушительно - 7.8 млрд дол. в 1995 г. и 12.0 млрд дол. ч 1996 г. В результате сокращения активного сальдо торгового баланса и резкого роста объема выплат инвестиционных доходов нерезидентам избыток счета текших операций уменьшился в 1997 г. до 4,0 млрд дол. и в 199S г. – до 2,4 млрд дол. Однако в 1999 г. этот избыток снова существенно возрастает.

В принципе поступающие в страну валютные ресурсы могли бы стать одним из источников производительного накопления, содействовать преодолению экономического кризиса. Однако и условиях либерализации механизма валютных связей властям не удастся найти действенные рыночные инструменты. которые позволили бы канализировать поток этих средств в сферу производства. В результате они останутся преимущественно на валютных счетах коммерческих банков, а также пополняют запасы наличности на руках у населения.

В 1997 г. итоговый прирост вложений в наличную иностранную валюту составил 13.4 млрд дол. т. е. в три с лишним раза превысил объем активного сальдо по счету текущих операций платежного баланса. Увеличение такого рода активов можно квалифицировать как одни из каналов оттока капиталов за рубеж.

Согласно оценкам Центрального банка, в настоящее время в обращении на территории. России находятся около 30 млрд дол. Денежная масса М2 составляла на начало июня 1999 г. 542.4 млрд руб., что в пересчете по валютному курсу рубля к доллару на тот момент эквивалентно 21.8 млрд дол. Рублевая наличность в обращении (Мо) в конце июня 1999 г. - 216.3 .млрд руб. (8.9 млрд до.1.). Таким образом, сумма циркулирующих в стране наличных долларов превышает рублевую денежную массу более чем на 1/3, а величину рублевой наличности - почти в три с половиной раза. Существуют и более высокие оценки суммы наличной валюты на руках у населения - вплоть до 70 -8O млрд долларов.

При благоприятном состоянии счета текущих операции общий платежный баланс (аналитическое представление), при котором проводится водораздел между автономными, базовыми, повседневными сделками участников внешнеэкономической деятельности, а также значениями графика погашения долговых обязательств, с одной стороны, и уравновешивающими, компенсирующими государственными операциями - с другой, постоянно сводится с огромным дефицитом. В 1996 г. он составил 22.6 млрд долл в 1997 г. в связи главным образом с резким ростом вложений иностранцев в государственные ценные бумаги ( ГКО-ОФЗ) сократился до 12.3 млрд долл однако в 1998 г. вновь вернулся практически на уровень 1996 г. - 22.3 млрд долларов.

Превращение активного сальдо до текущим операциям а дефицит итогового платежного баланса объясняется и значительной мере необходимостью осуществления платежей согласно графику обслуживания официального внешнего долга выплаты процентов и возврат основной суммы). В соответствии с расчетами, на 1 января 2000 г. совокупный государственный внешний долг России достигнет уровня 166,2 млрд дол. Это составляет 16,7% ВВП России, рассчитанного по паритету покупательной способности о 1996 г. и 60,0% ВВП в 1998 г при пересчете по среднегодовому официальному валютному курсу Банка России. Суммы, подлежавшие выплате

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: