Xreferat.com » Рефераты по экологии » Экологический императив в аспекте экологического развития

Экологический императив в аспекте экологического развития

Реферат

на тему «Экологический императив в аспекте экологического развития»


План


Введение

1. История накопления базовых знаний об экологическом императиве

2. Экологический императив в идеологическом пространстве экологии

3. Экологический императив в системе Человек – Природа – Общество

Заключение

Использованная литература


Введение


Под экологическим развитием понимается направленное изменение содержания экосистемы, где субъектом экоразвития являются социальные системы, а объектом - окружающая среда. Можно выделить два типа социоэкоразвития на основе количественных и качественных их характеристик — экстенсивное и интенсивное. Первое осуществляется за счёт расширения поля деятельности, роста использования природных ресурсов и увеличения количественных параметров. Второе предполагает их поступательное движение в основном за счёт качественных факторов и минимизации количественных параметров, что ведёт к экологизации деятельности. Устойчивое социоприродное развитие возможно лишь как эволюционное соразвитие не только субъекта экосистемы, но и экосреды, то есть коэволюции природы и общества как формы их взаимного сохранения и выживания человека и его разума.

Человечество вступило в новую эру своего существования, когда потенциальная мощь создаваемых им средств воздействия па среду обитания становится соизмеримой е могучими силами природы. Сказанное означает, что перед всеми, кто ответствен за научно-технический прогресс и, еще более, за использование его достижений с практическими целями, встало объективное требование: учитывать уязвимость природной среды, не допускать превышения ее «пределов прочности», глубже вникать в суть свойственных ей сложных и взаимосвязанных явлений, не вступать в противоречие с естественными закономерностями, дабы не вызвать необратимых процессов.

Развитие идеи коэволюции социоприродной целостности проходит следующие этапы: доклассический, основанный на созерцательном типе философствования; классический, базирующийся на деятельностном типе философствования; постнеклассический, образованный научно-экологическим типом философствования. При этом все этапы пронизаны идеей гармоничного развития системы «человек - общество - природа». Вершиной развития идеи коэволюции выступает идея ноосферы.

Основанием для любых природообразующих действий должен служить научно обоснованный прогноз. Выполнение этого требования обязательно независимо от масштаба мероприятий — региональных, континентальных или планетарных. Это требование Н. Н. Моисеев называет «экологическим императивом». С ним сегодня обязаны считаться не только те, чья деятельность носит хозяйственный характер, но и политические лидеры, от действий которых зависят способы разрешения международных проблем.

Экологический императив - форма запретов и ограничений, распространяющихся на любую человеческую деятельность. Имеет безусловным приоритетом сохранение живой природы, видового разнообразия планеты, защиту окружающей среды от чрезмерного загрязнения, несовместимого с жизнью.

Проблема экологического императива крайне многоплановая, обеспечение дальнейшего развития цивилизации и всей популяции homo sapiens требует глубокого понимания смысла экологического императива как основы выбора стратегии человечества.


1. История накопления базовых знаний об экологическом императиве


В настоящее время стало очевидным, что противоречия между нарастающими потребностями человечества и сравнительно ограниченными возможностями биосферы ставят под угрозу дальнейшее существование антропосферы. Поэтому вопросы экологически безопасного развития цивилизации вышли на передний план научного поиска и общественного сознания в целом. Человечество находится на таком уровне взаимодействия с природной средой, когда ещё можно регулировать экологические изменения путем консолидации усилий различных стран, всесторонних исследований создавшейся ситуации, принятия должных практических мер. Приходит понимание, что лишь сознание, соразвитие, сотворчество, иными словами, коэволюция с биосферой позволит человечеству разумно вписаться в биосферные циклы, возвыситься до понимания универсальных законов, правящих миром. Человечество подошло к той черте, когда современная цивилизация, называемая часто техногенно-потребительской, обнаружила свою тупиковость, когда необходимо самым серьёзным образом пересмотреть её основания и сознательно избрать иную, духовно-экологическую, стратегию развития; в противном случае человечество может быть сметено с земли в результате глобальных кризисов. Общество должно научиться управлять собой и соизмерять свою деятельность с природным фактором, обеспечив такое взаимоотношение с окружающей средой, которое позволит гармонично развиваться всей социоприродной целостности. С этой целью человечеству необходимо отказаться от ряда стереотипов мышления и направить вектор цивилизационного развития на формирование сферы разума (ноосферы, по В.И.Вернадскому).

Составной частью новой ориентации сознания, учитывающего экологические реалии, является разработка согласования концептуальных новаций стратегии цивилизационного развития, принятой на конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро в 1992 году. На этой конференции выработана концепция перехода современного общества к устойчивому развитию, то есть к новой цивилизационной эпохе, на основе радикального изменения ценностей и целей современного общества, ориентации сдерживания различных сфер человеческой деятельности. В 2002 г. на Всемирном форуме ООН в Йоханнесбурге отмечалось, что темпы и масштабы формирования индивидуального и общественного сознания и, соответственно, трансформаций практической деятельности непосредственно зависят от выбора фундаментальных ценностей и ноосферно-общечеловеческих ориентиров, способных вывести человечество из обостряющегося глобального кризиса.

Решение данной задачи актуализирует необходимость глубокого философского осмысления путей гармонизации социоприродной целостности в условиях глобального экологического кризиса. Поэтому возникает необходимость формирования у людей мировоззрения биосфероцентрической направленности и переоценки всей системы традиционно сложившихся духовных ценностей, которые осмыслены в соответствии с адекватным пониманием людьми своего места в мире и себя как одной из частей сложной и уникальной природной системы. Коэволюционное развитие немыслимо без соответствующей трансформации общественного сознания, понимания каждым человеком смысла и значения предстоящих перемен. Лейтмотивом всех цивилизационных преобразований является поиск новых форм и способов проникновения экологических знаний и императивов в образовательные структуры различного уровня, их тотальная экологизация.

Таким образом, формирование ноосферно-экологического императива связано со становлением такого общества, которое способно обеспечить коэволюционное развитие социоприродной целостности, что является особенно актуальным.

Идея взаимосвязи человека с природой поднимается в произведениях классиков философии - Платона, Аристотеля, И. Канта, Г. Гегеля, Марка Аврелия, А. Бергсона, Ф. Бэкона, К. Маркса, Л.А. Сенеки, Л. Фейербаха, Э. Фромма, А. Эйнштейна, Ф. Энгельса и др.

В отечественной философии идеи коэволюции рассматриваются в трудах русских космистов - Н.Ф. Федорова, С.Н. Булгакова, B.C. Соловьева, П.А. Флоренского, К.Э. Циолковского, А.Л. Чижевского и др., где формируется мысль о том, что человек и общество определяют самих себя через отношение к природе, космосу.

Последователями этих идей на Западе были представители Римского клуба (А. Печчеи, Д. Медоуз и др.). Можно отметить их повышенный интерес к мировоззренческим и этическим аспектам как причинам экологических проблем, и способам их разрешения. Разработку данной проблемы продолжили Р. Ален, У. Линн, Н.Ф. Реймерс, В. Хесле и др. Дискуссии на экологическую тему, обострившиеся в конце 60-х гг. XX века, не ослабевают и ныне.

Исследования, проведённые по ноосферной тематике, можно хронологически разделить на несколько этапов. Первый период приходится на 20 — 40-е годы XX века и связан с работами основоположников теории ноосферы - В.И. Вернадского, Э. Леруа, П. Тейяр де Шардена. Период 50 — середины 80-х гг. в нашей стране был посвящен разработке прикладных аспектов идей В.И. Вернадского, например, возможности применения ноосферной концепции к научному управлению. Это работы И.И. Мочалова, Б.С. Соколова, Л.Л. Яншина.

Последний период исследований приходится на 80 — 90-е годы. В это время были написаны труды, раскрывающие различные грани формирующейся единой теории ноосферы. В первую очередь следует назвать Н.Н. Моисеева, посвятившего свои работы системным отношениям «человек — ноосфера» и впервые предложившего термин «экологический императив». Большое внимание проблемам экологической этики уделяли также В.Р. Бганба-Церера, В. Кошелева.

Труды Л.Н. Гумилёва вскрывают связь этногенеза с природно-ландшафтными условиями. Ноосферным аспектам взаимоотношений общества и природы посвящены работы В.И. Данилова-Данильяна, А.Д. Урсула, В.М. Фёдорова, которые связывают идею ноосферы с концепцией устойчивого развития. А.К. Адамов, B.C. Данилова, Э.С. Демиденко, Р.С. Карпинская, Е.А. Когай, Г.А. Кузнецов,

Ю.В. Олейников, С.Н. Родин начинают рассматривать ноосферу в качестве сферы сознательного регулирования социоприродной системы как целостного организма и определяют ее как развитое состояние очеловеченной природы. Онтологические и гносеологические вопросы ноосферной теории разрабатывают Г.С. Смирнов, Н.П. Антонов, А.Н. Портнов.

Методологические вопросы трансформации различных сфер человеческой деятельности — науки, образования, техники, экономики и др. — в соответствии с критериями экологического императива представлены в работах В.И. Арнольда, И.З. Кагановича, Н.В. Картамышева, А.К. Рычкова. Вопросы формирования экологической культуры и экологического сознания рассмотрены в работах Л.И. Григорьевой, А.Н. Кочергина, СБ. Мансуровой.

Одним из первых о формировании ноосферного императива начинает говорить Э.В. Гирусов, а термин «экологоноосферный императив» вводит А. Субетто. Но самой концепции ноосферно-экологического императива никто из исследователей не рассматривает.

Нравственные ограничения человеческой деятельности по отношению к природе отражены в экологическом императиве - законе, который вырабатывается самим человечеством и основан на ограничении потребительского использования человеком природы. Концепция ноосферно-экологического императива формируется на основе синтеза социальных и естественно-биологических законов и на сочетании научных и нравственных принципов, призванных обеспечить переход человечества от эпохи биосферного состояния к эпохе ноосферы, вывод человечества из состояния глобального экологического кризиса и достижение устойчивого равновесия социоприродной целостности. Устойчивое развитие ноосферной ориентации должно основываться на активном включении в социоприродный процесс духовно-информационных факторов, обеспечивая их приоритетность над материально-вещественными ресурсами и факторами.

Создание универсальной программы выживания человечества основано на необходимости внедрения ноосферно-экологического императива в практику человеческой жизнедеятельности, выработки потребности у каждого человека отвечать за будущее цивилизации и судьбу человеческого рода, что в свою очередь должно лечь в основу «глобальной этики», которая призвана быть пронизанной идеей экологии человека и его духовно-нравственного самосовершенствования на основе осознания себя как части социоприродной целостности. Экологию человека можно определить как развивающуюся отрасль научных знаний о результатах деятельности человека и их влиянии на планетарно-космические процессы. Целью данного научного направления является выработка научно-обоснованных законов, гармонизирующих социоприродную целостность на основе изучения системы «человек - общество - природа», где человек рассматривается как микрокосм.

Информационное общество, основанное на устойчивом развитии, можно рассматривать как первую ступень сферы разума, где преобладающим ресурсом является информация, используемая в целях устойчивого развития, а информационные технологии являются основным источником дальнейшего ноосферогенеза. Самоорганизация ноосферы как глобальной устойчивой социоприродной системы здесь происходит за счёт минимизации использования вещественно-энергетических ресурсов и сохранения биосферы. Следующий этап ноосферогенеза — вступление общества в эпоху экологической цивилизации, которая будет основана на эффективных решениях проблем охраны окружающей среды, устойчивого природопользования и предотвращения антропогенной экокатастрофы, где экологическая безопасность должна быть имманентно взаимосвязана с устойчивым социоэкоразвитием ноосферной ориентации.

Трудов, посвященных непосредственно понятию «экологический императив», являющемуся сегодня устоявшейся формулой в дискуссиях на экологические темы, практически нет. Исключение составляют работы Н.Н.Моисеева, давшего ему предварительное общее определение, а также А.В.Быховского, обозначившего идею понимания его как имеющего глубокое мировоззренчески-этическое значение. И.К.Лисеев уточнил значение этого термина в случае его употребления во множественном числе.

Альтернативным способом концептуализации экологического императива является антропосоциоцентрическая традиция, базирующаяся на понятиях «устойчивое развитие», «ноосфера», «коэволюция» и др. Предшественниками этих идей на Западе были представители Римского клуба, в русской философии такие направления, как философия хозяйства, русский космизм (С.Булгаков, П.Флоренский, В.И.Вернадский, Н.Ф.Федоров и др.). В таком концептуальном русле работает большинство отечественных экологов: А.Д.Урсул (объединил идею ноосферы с идеей информационного общества), Н.Н.Моисеев, Э.В.Гирусов, И.К.Лисеев (идея коэволюции), Е.Мелкумова, ОХДрейер, В.А.Лось, В.А.Гвозданный, Г.С.Смирнов, Н.Н.Мамедов, Г.В.Платонов и др.

В отечественной литературе проблемам экологической этики уделяется меньше внимания. Непосредственно этой теме посвящены работы Л.И.Василенко, А.Н.Тетиора, В.В.Мантатова, В.Р.Бганба-Церера.

Однако собственно философские импликации различных вариантов «нового мышления» у большинства из перечисленных авторов либо вообще не разрабатываются, либо упоминаются, но не являются предметом их специального интереса. Также нет четкого понимания системы философских проблем, актуализируемых концептуализацией экологического императива. Наибольшее развитие онтологическая, гносеологическая и аксиологическая проблематика экологической философии получила в работах Ф.И.Гиренка, Л.И.Василенко, А.Н.Павленко, Д.Р.Винера, С.Бергмана. В более широкой перспективе значимыми для разработки перечисленных проблем являются труды И.Канта, М.Хайдегтера, М.Шелера, М.Бубера, Н.Гартмана, Л.Витгенштейна, А.В.Ахутина.

Как мы уже говорили выше, выражение «экологический императив» стало довольно распространенной, устоявшейся формулой в дискуссиях на тему экологии. Вряд ли нам удастся точно узнать, когда и кем оно было употреблено впервые. Есть мнение, что это было сделано в работах Н.Н.Моисеева, в связи с тем, что он единственный попытался дать его определение. Однако этот термин употребляется в совершенно разных контекстах и значениях, не сводящихся к этому определению. В настоящее время в сообществе экологов назрела потребность в его конкретизации.


2. Экологический императив в идеологическом пространстве экологии


Тема экологии обнаружила свою актуальность лишь в XX веке, веке НТР и резкой интенсификации связанных с наукой и техникой процессов, обеспечившей невиданные в истории масштабы преобразовательной деятельности человечества. Предполагалось, что бурное развитие науки непременно будет сопровождаться аналогичными процессами в социальной и культурной сфере, что в определенных отношениях оправдалось (хотя и не только в положительном смысле). Но, как оказалось, не так-то просто, сделав шаг вперед, не сделать и два шага назад. Сначала выяснилось, что природа человека труднее поддается изменениям, преодолевающим «естественное», чем окружающая среда: так получилось, что явные успехи на пути «прогресса» сочетались в XX столетии с рядом цивилизационно-экзистенциальных катастроф, таких, как две Мировые войны, угроза ядерного коллапса, наконец, целый ряд обнаружившихся так называемых «глобальных проблем», которые во многом являются проблемами социальными. Когда же разразился экологический кризис, он предстал как неожиданный, ибо господствовало убеждение, что уж по отношению к природе общество настолько продвинулось в осуществлении господства над ней, подчинении естественного и внедрении искусственного, что это несомненный триумф человеческого разума во Вселенной.

Таким образом, события XX века обнажили скрыто присутствовавшие и ранее опасности на пути творческого преобразования мира человеком. Как результат, в XX столетии поэтапно подверглись критике и переосмыслению ценностно-мировоззренческие установки практически во всех областях культуры. В первую очередь были выдвинуты критические аргументы в адрес науки как основного двигателя технико-технологического развития, как инстанции, претендующей на построение «объективной» картины мира, заключающей в себе в то же время императивы действия. Науку обвинили в упущении важнейшего свойства объектов - свойства целостности, в дроблении, расчленении мира на удобные для изучения части, из которых потом невозможно воссоздать живой окружающий мир, первоначально являвшийся объектом познания; в прогрессирующей узкой специализации, мешающей ученым находить общий язык; в претензиях на «объективность», в то время как никакое знание не может быть беспредпосылочно, Оно всегда верно лишь в рамках парадигмы, на допущениях которой оно основывается; в игнорировании тех фактов, которые не вписываются в рамки данной парадигмы (а иногда это даже совокупность «необъяснимых» для науки явлений, на которых базируются целые культуры); в отрицании возможности других способов познания мира и другой логики объяснения, кроме научной; в антропоцентризме, и в то же время в том, что в своей картине мира она игнорирует влияние человека на мир и т.д.

В результате появились тенденции к преодолению перечисленных недостатков. Возникли новые научные дисциплины, разделы наук, множество попыток междисциплинарных исследований, выражающих всеобщее стремление к объединению, дабы достичь некой полноты и целостности в видении мира. Этой же цели служит повсеместное тяготение к «очеловечению» научного знания, ибо без учета «человеческого фактора» невозможно построить «адекватной» картины мира. Кроме того, одним из основных выводов критической рефлексии по поводу НТО стала уверенность в необходимости учитывать и контролировать ценностные ориентиры начно-технического развития.

Одной из таких новых научных дисциплин стала экология. Она выступила как наука о сохранении природы, то есть естества (как человека, так и окружающего мира), в противовес заполняющему все искусственному. До 1972 г. экологический дискурс развивался преимущественно внутри биологической науки. Год 1972 Гейн-Ульрих Неннен назвал «экологическим поворотом».1 (Впрочем, можно назвать и более раннюю дату). Под этим подразумевается широкое распространение дискурса на другие отрасли науки, на старые движения по охране окружающей среды и новые социальные движения, на политическую сферу, а также на средства массовой информации.

В качестве научной дисциплины экология обладает некоторыми особенностями: во-первых, в связи с ее изначальной ориентацией на конкретные цели - «сохранение естественного», «преодоление кризиса», «предотвращение катастрофы» и т. д. - она не ограничивается лишь незаинтересованным описанием и выведением закономерностей, в соответствии с традиционным пониманием назначения науки. Одной из ее прямых задач является выработка неких рекомендаций, предписаний по улучшению сложившейся экологической ситуации, то есть императивов. Во-вторых, эти предписания предполагают наличие некой «сверхцели» (такой, как, например, «экологически чистая», гармоничная цивилизация1), т.е. направлены в будущее. А это, в свою очередь, актуализирует фундаментальную философскую проблему взаимоотношении человека и природы, - и третьей особенностью экологической науки является ее неизбежная философичность.

Вследствие этих особенностей экология неизбежно выступает и как идеология. Рождение экологической идеологии - одна из черт, характеризующих некий поворот, произошедший в сознании человека середины-конца XX столетия; можно сказать, в ней концентрируются все претензии к традиционной науке, технике, общественной организации, политике, праву, этике и даже к «общечеловеческим ценностям» и воплощаются стремления преодолеть критикуемые изъяны. В поле «экологического мировоззрения» синтезируются идеи «новой рациональности», новой науки, техники и технологий, полноценного введения человека в научную картину мира, достижения «целостности» знаний и «целостного», гармоничного, нового человека и, соответственно, общества, расширения правовой и этической сфер.

Однако, несмотря на обилие обсуждаемых в рамках экологии и около нее тем, центральным здесь все же остается вопрос о месте и предназначении человека в природе, а значит и о самой природе. Однако, не совсем еще ясны основания, на которых эта цивилизация будет строиться, и возможна ли она вообще (хотя уже несомненно, что ее достижение требует поступиться многими, уже ставшими привычными, стандартами жизни современного человека).

Появление такой дисциплины, как экология, в первую очередь является симптомом, свидетельством некого неблагополучия, ошибки в выстроенной прежде картине мира.

Как выяснили ученые, современный экологический кризис хоть и самый масштабный и серьезный по своим возможным последствиям, но отнюдь не первый в истории Homo sapiens, а значит нельзя сводить суть действительно глобальной во всех отношениях проблемы только к бурному развитию науки и техники в последние несколько веков. Эта проблема значительно глубже. Она затрагивает самые основы существования человека и общества в их отношении с природой.

В ходе формирования лексикона экологической идеологии появилось выражение "экологический императив". (Оно встречается и в научных трудах, так как наука включает в себя немало элементов идеологии.) Однако, несмотря на частое употребление, содержание этого понятия еще не в полной мере тематизировано и разработано. Н.Н.Моисеев, который фактически ввел этот термин в употребление, определял его как устанавливаемую наукой «совокупность тех ограничений в активной деятельности людей», нарушение которых очень скоро приведет к катастрофе. Однако большее развитие получила его идея о сопутствующем «нравственном императиве», поскольку определить границы преобразовательной деятельности человечества (что сделать тоже весьма затруднительно и представляет собой философскую проблему) - не значит удержать человечество в этих границах. Ввиду этого под «экологическим императивом» все больше понимается призыв к включению природы в поле нравственных отношений, - и здесь за понятием «экологический императив» обнаруживается целая концепция «нового мировоззрения», что представляет непосредственный интерес для философии.

Экологических императивов существует много. Они выступают в роли своего рода итоговых «лозунгов», направленных на преодоление экологических проблем; лозунгов, которые может выдвигать экология, а также другие науки, в т.ч. философия. Однако в рамках философии это понятие приобретает специфический смысл: употребляя понятие «экологический императив» в единственном числе, авторы связывают с ним идею интегративного мировоззренчески-этического итога осмысления самого факта появления экологических проблем. В значительной мере это также итог рефлексии технико-технологического пути развития современной цивилизации и его мировоззренческих корней. Употребленный таким образом, «экологический императив» предстает как понятие, имеющее философский смысл, связанный со стремлением к концептуальному изменению образа природы и понимания места человека в ней. Конкретное содержание необходимых мировоззренчески-этических перемен пока что дискуссионно; в представленных в экологическом движении программах имеются различные варианты.

Воплощенное в концепции экологического императива стремление к выработке нового мировоззрения реализуется таким образом, что первоочередной задачей здесь выступает новое отношение к природе. И уже в зависимости от его содержания определяется актуальность формирования определенного нового образа природы. Изменение отношения к природе выражается во все большем признании и защите ее прав, и радикальным вариантом здесь выступает экологический эгалитаризм, т.е. признание равных прав всего сущего. Модификация представлений о природе в этой связи касается, с одной стороны, наделения ее качеством самоценности и, с другой, признания наличия в ней многообразной уникальной внутренней жизни, не познанной нами и не доступной нам изнутри, а потому не подлежащей нашей оценке. Здесь сталкиваются два альтернативных методологических подхода в интерпретации природы, характеризующих ее условно в терминах «машина» и «существо».

Изменение интерпретации, взгляда на природу, заключающееся в принятии ее как значимого Другого, в свою очередь, предлагает определенные образцы построения взаимоотношений с ней, такие как поиск возможности «растворения» в ней или же «диалога». Такие изменения происходят в рамках экоцентрической экофилософии, антропоцентрический же подход является более «умеренным» и традиционным. И если «умеренные» варианты изменения отношения к природе, ограничивающиеся некоторыми модификациями существующего, не связаны с изменением представлений об иерархии, во главе которой стоит человек, то радикальный вариант вынуждает спорить с такими представлениями, или, по крайней мере, серьезно переосмыслить их. И это приводит к трудностям и парадоксам, необходимости разрешения дилеммы «антропоцентризм-экоцентризм». Однако антропоцентрический вариант также имеет свои уязвимые места.

Употребляя термины «экология Человека» или «экология человечества», мы имеем в виду проблемы глобального порядка, проблемы изучения среды обитания как единого планетарного целого во всем комплексе взаимодействий социальных и природных факторов. Но социальное в конечном счете оказывается на переднем плане, поскольку это сознательная целеустремленная деятельность людей, активно преследующих свои интересы. Это значит, что необходимо считаться не только с мощью современных производительных сил, но и с характером производственных отношений, над которыми надстраивается сложнейшая структура соответствующих социальных институтов. Она включает в себя всю совокупность духовных явлений, «идеальное», которое накладывает свою печать на форму и содержание человеческой жизнедеятельности.

К таким явлениям относится и «экологическое сознание». Его несущим стержнем, его основой выступает экологический императив как сознание объективной необходимости считаться не просто с законами природы, но и с предъявляемыми с ее стороны «техническими условиями».

В экологическом императиве естественнонаучное и гуманитарное образуют монолитный сплав. Эти стороны нерасчленимы, и активным, органическим действенным фактором, придающим единство всем этим особенностям, служит политическое сознание, выражающее социальную ориентацию. И, говоря об экологическом императиве, мы не абстрагируемся от политических реальностей, не пытаемся подняться над ними, а видим всю сложность и противоречивость сегодняшнего мира, в котором одновременно с усилением глобальных тенденций, обусловленных нарастающим социальным напором и последствиями научно-технической революции, обостряется взаимодействие разнородных экономических и социальных факторов. С этой точки зрения важнейшее место в экологической науке занимает проблема предотвращения экологических кризисов.

В истории нашей планеты экологические кризисы и катастрофы неоднократно потрясали биосферу, неся гибель многим живым видам и существенно меняя генотипический состав биоты (живого мира). Причины таких катастроф носили наряду с геологическими процессами на самой Земле преимущественно внешний, космический характер столкновение с межпланетными странниками или изменения параметров земной орбиты и положения оси планетного вращения. С возможностью экологических кризисов подобного рода люди в общем должны считаться и впредь.

Однако сегодня нас гораздо больше беспокоят экологические кризисы, порождаемые самими людьми. По мере развития общества воздействие Чёловека на природу становится все более и более масштабным, кстати, оно уже не раз влекло за собой катастрофические последствия. Так, на заре цивилизации неразумное использование орошения и чрезмерный выпас скота привели к потере плодородия Северной Африки и Ближнего Востока. Можно назвать и другие примеры экологических кризисов, обусловленных исторической ограниченностью как практики, так и научного знания.

Но прошлые экологические кризисы, вызванные практическими действиями людей, носили локальный характер, не угрожали человечеству в целом. Иное дело сейчас, в условиях колоссального роста технической мощи и энерговооруженности цивилизации, когда ойкуменой Человека сделалась вся планета. Очень важно и то, что противоречие между Человеком и окружающей его Природой усугубляется социальными противоречиями. Во всей остроте вопрос об экологическом императиве на международном уровне впервые встал вместе с овладением атомной энергией и использованием ее в военных целях.


3. Экологический императив в системе Человек – Природа – Общество


Вопрос о сущности Человека имеет такую же древнюю историю, как и вопрос о сущности бытия. Но специфика изучения Человека, его сущности, смысла и назначения, в современных условиях заключается в системно-информационном подходе к осознанию этих проблем.

Что это за подход? На протяжении многотысячелетней истории человечество на переломных этапах своего развития неоднократно задавалось вопросом о грядущих судьбах, пытаясь уловить в грандиозных столкновениях народов, их внутренних междоусобицах, в изменениях природных условий и уклада жизни закономерности, по которым можно предугадать будущее как всего общества, так и отдельного Человека. В представлениях Платона об идеальном государстве, в мечте Кампанеллы о Городе солнца, в рассуждениях Т. Гоббса об устройстве общества-организма, в забегающих на сотни лет и тысячелетия вперед утопиях В.Ф. Одоевского, Г. Уэллса, Л.А. Замятина, Д. Оруэлла, И. Ефремова выразились представления мыслителей и писателей о будущем человечества. Однако, в отличие от прошлых столетий, XX век заставил людей обратиться к прогнозам развития мирового сообщества на качественно новом уровне, прежде всего потому, что впервые в истории реальностью стала возможность самоуничтожения человечества вследствие экологической катастрофы военного или ресурсно-сырьевого характера.

Сегодня, на пороге третьего тысячелетия, человечество оказалось на распутье, причем одна дорога ведет в жизнь, другая — в смерть, а точка расхождения находится на самом краю пропасти.

Осознает ли человечество в целом и каждый Человек в отдельности критический характер современной жизни? Ответ, к сожалению, весьма неоднозначный.

И, тем не менее, лучшие представители человечества, начиная с конца XIX века и в течение всего XX века, голосом своей совести возвещали на весь мир о грядущих человечеству опасностях.

Прогнозы знаменитого "Римского клуба" последовательно прошли этапы от поверхностного оптимизма надежд на благоденствие, которое, как казалось, сулил технический прогресс, до четкого осознания пределов роста современной индустриальной Цивилизации на Земле. Математические модели сценариев ядерной войны, выполненные Н.Н. Моисеевым и К. Саганом, бесстрастно предупредили людей о неизбежной гибели человечества в результате "ядерной зимы" на всей планете. Это явилось еще одним подтверждением поразительного научного предвидения, высказанного еще в начале века В.И. Вернадским, о вступлении человечества в эру соизмеримости его воздействия на общепланетарную картину эволюции жизни на Земле с влиянием геокосмических процессов. В единую логическую цепочку стали выстраиваться предупреждения великих гуманистов прошлого, интуитивно ощутивших смертельную опасность беспредельного наращивания насилия общества над Природой в целом и над природой Человека, в частности.

Нетрудно обнаружить во всех научных и интуитивно-художественных подходах к анализу перспектив развития человеческого общества взаимодействие (в том или ином сочетании) в трех парных связках: Природа—Человек, Человек—Общество, Общество—Природа. Именно это приводит к выводу о необходимости рассмотрения Человека, Природы и Общества как единой системы взаимодействия, иначе говоря, системность есть обязательное условие изучения Человека в Природе и Обществе.

Что же мы видим в этой системе? Сложившиеся не в пользу Природы взаимоотношения между Обществом и Природой в настоящее время являются предметом усиленного изучения такими науками, как биоэкология и геоэкология. В результате в настоящее время собран огромный материал о фактическом состоянии воды, почв, атмосферы, а также животного и растительного мира в связи с хозяйственной деятельностью общества. Эти данные лежат в основе оценок реальной опасности существованию жизни и здоровью людей.

Проблемам взаимодействия общества и Человека уделено достаточно большое внимание в трудах философов, социологов, историков и экономистов. Однако разноречивость подходов и толкований до сих пор продолжает присутствовать, главным образом, вследствие недостаточно выясненных представлений о природе самого Человека: по мере накопления знаний о Человеке он представлялся все более сложным и загадочным.

С позиций экологической проблематики в каждой из связок триады ЧПО решается свой блок задач. В связке Общество-Природа это определение экологического состояния окружающей среды по отношению к норме. В связке Человек—Природа — определение экологического состояния Человека в его становлении как личности. В связке Человек—Общество — определение мер техногенного и социального плана по приведению к норме экологического состояния Природы и Общества.

Какая из этих трех связок является наиболее важной, основной, от которой зависит нормализация ситуации в целой системе? Конечно, первостепенное внимание следует уделить связкам Человек—Природа и Человек—Общество. Тогда получат более прочное обоснование направления совершенствования взаимоотношений в связке Общество—Природа. Именно поэтому данный курс лекций носит название "ЧЕЛОВЕК В ПРИРОДЕ И ОБЩЕСТВЕ".

Действительно, каждый Человек находится в этой системе. Человек одновременно является частью Природы и частью Общества. Природа также испытывает воздействие от каждого Человека в отдельности и от общества в целом. Равноценны ли эти воздействия? Отнюдь нет. Воздействие общества в целом на природу (антропогенное воздействие) в неизмеримо большее число раз сильнее, чем воздействие одного человека на природу. И, соответственно, то же происходит и в обратном порядке. Природа на каждого отдельного человека влияет менее заметно, чем на общество в целом. В этом состоит один из парадоксов и причин экологического кризиса — недостаточная обратная связь на человека результатов воздействия общества на природу.

Таким образом, глобальные экологические кризисы современности являются отражением сущностных свойств системы Человек—Природа—Общество. Но современная ситуация в мире характеризуется не только экологическими кризисами, но и социальными кризисами экономики, политики, культуры и нравственности, которые также становятся глобальными.

Как могло случиться, что "человек, одержавший полную победу над природой, превратился в узника собственных творений, да еще с угрозой уничтожения самого себя" (Э. Фромм)? Ответ на этот вопрос требует рассмотрения двух аспектов глобальных проблем: техногенного и нравственного.

Техногенный аспект — следствие чисто потребительского отношения Человека к Природе на протяжении практически всей его истории, прошедшей под знаменем, на котором было начертано: "Разум — мерило всего", "Человек — царь природы" и знаменитое изречение "Нам нечего ждать милости от природы; взять их у нее — наша задача!" — во имя научно-технического прогресса.

Нравственный аспект — следствие глубокого духовного кризиса, захватившего саму сущность Человека, который потерял сначала веру в Бога, а затем, постепенно, и веру в себя и в прогресс как в непрерывное совершенствование мира и Человека, и

Похожие рефераты: