Xreferat.com » Рефераты по экологии » Является будущее «зеленых» розовым?

Является будущее «зеленых» розовым?

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

А.М. Пятигорский

По мнению оксфордского философа Дж. Грэя, наш век — это век крушения надежд и идей Просвещения и исторического прогресса. Попытки создать новую политическую философию неизбежно оказываются попытками перенесения моральных принципов в теорию и действительность политики. Политическая философия перестала быть наукой, исследующей эти принципы...

Либеральный демократический режим не выводится из истории и политической практики, а постулируется как заранее данный, чуть ли не внеисторический принцип оптимального человеческого бытия. В результате эта политическая философия оказалась оторванной не только от реальной политической жизни, но и от конкретных условий существования современных людей и их психологии. Она превратилась в абстрактную академическую дисциплину. Принципы справедливости провозглашаются одними и теми же для всех людей (при этом их не спрашивают, согласны ли они с этими принципами) — все должны их придерживаться. А если нет, то тем хуже для них. И, например, вовсе не важно, кто нами управляет, если эти принципы обеспечиваются. Личное полностью исчезает в общем....Беда современной политической философии с ее идеями и принципами, унаследованными от эпохи Просвещения, не в том, что она больше не соответствует действительности (об этом нечего и говорить), а в том, что она полностью потеряла контекст. Крах марксизма — одного из вариантов политической философии Просвещения — не в том, что он оказался «не прав» в отношении действительного положения вещей, а в том, что возникло другое положение вещей, совершенно иная политическая и культурная ситуация, в которой он уже не может быть ни прав, ни виноват....Тем не менее, оказывается, без моральных или по крайней мере ценностных постулатов, ни одна политическая теория обойтись не может.

В этом смысле интересен вопрос: представляют ли современные экологические идеи «зеленых» политическую теорию?

Пытаясь ответить на него, важно помнить, что современные экологические теории не составляют единого целого. Крайне грубо в них можно различить два основных направления. Первое (абстрактно-гуманистическое, научно-редукционистское и футурологическое, т. е. рассматривающее настоящее с точки зрения будущего) связано с именами Ж. Моно, И. Пригожина и ряда других ученых. Второе (антиредукционистское и по сути антигуманистское, если понимать гуманизм в традиционном либеральном смысле) ассоциируется прежде всего со взглядами Дж. Лавлока, и хотя оно также футурологично, но в нем человечество рассматривается как составная часть общего — природы и космоса.

Э.Голдсмит в книге «Путь» дает, пожалуй, наиболее полное изложение предпосылок возможной экологической теории. Первая предпосылка: устойчивость человеческого общества гораздо важнее, чем его прогресс (экономический, научный, культурный — какой угодно). Практически это предполагает постепенное оставление и разрушение больших городов и индустриальных комплексов и еще более постепенный переход к жизни в нетехнологизированных небольших самодостаточных общинах. Полный отказ от потребительского образа жизни и, соответственно, исчезновение мирового рынка. Это — минимум, необходимый для сохранения биосферы от полного уничтожения.

Вторая предпосылка: необходимость появления новых структур мировой политической власти или — называйте это, как хотите, — того, что санкционировало бы и обеспечило уничтожение рыночной свободы и остановку индустриально-технологического и научного прогресса и помогло бы организации нового типа жизни и новых условий человеческого существования.

Этот отказ от прогресса, о котором пишет Голдсмит, должен быть добровольным. В этом отношении интересно напомнить, что, согласно Лавлоку, численность человечества должна быть резко сокращена за счет ограничения рождаемости, а городская экономика ограничена и отрегулирована, но не разрушена.

Несмотря на кажущуюся утопичность экологического проекта Лавлока и Голдсмита это не утопия. Такое будущее не обещает быть ни более счастливым, ни более справедливым, ни более развитым, чем нынешнее. Этот проект — не реализация «вечной мечты о светлом будущем» без болезней и пороков прошлого и угроз настоящего. Иными словами, это не план его исполнения, а проект следования необходимости. Он призывает человека стремиться не к счастью, а к выживанию. Но при этом у экологического проекта есть черта, объединяющая его со всеми утопиями прошлого и настоящего, — он отменяет политику, как отменяют ее Платон в «Государстве», Гегель в «Феноменологии», Маркс и Энгельс в «Коммунистическом манифесте», Ленин в «Государстве и революции» и т. д. Политику не только как теорию и практику конфликтов, столкновение интересов разных групп людей в борьбе за власть, разрешающей эти конфликты, но и как саму идею частного интереса. Отныне он будет заменен необходимостью родового выживания человека. Род становится субъектом новой истории, воображаемой как, в известном смысле, повернутая вспять старая. Проблемы будущего найдут здесь свое решение в историческом прошлом.

И здесь мы возвращаемся к основной проблеме всех утопий — сознанию, ибо самым утопическим в любой утопии остается сознание. Гегель не уставал повторять, что сознание всегда «отстает» от действительности. Маркс и Ленин уверяют нас, что в коммунизм можно вступить только с уже измененным сознанием. Но с сознанием чего? Необходимости ограничения производства (любого: промышленного, сельскохозяйственного, культурного) и, главное, — потребления, тоже любого. При этом не принимается во внимание то историческое обстоятельство, что если развитие происходит и спонтанно, и сознательно, то его ограничение и контроль над ним может производиться только сознательно, пока, разумеется, человеческое сознание не изменится настолько, что это будет осуществляться спонтанно, т. е. станет бытовой и культурной привычкой всего человечества. Образ мышления экологов, по определению исключающий какие бы то ни было политические и идеологические различия в общечеловеческом образе мышления, в какой-то мере напоминает идею языка, в котором бы действовал запрет на образование диалектов. Но когда — пойдем на это невероятное допущение — идея родового выживания станет универсальной идеей человечества, любая другая идея, даже если она по содержанию не имеет ничего общего с первой и уж никак ее не отрицает, все равно окажется противопоставленной ей идеологически. В итоге идеология обратным путем воспроизведет политику, и вся история опять пойдет с начала.

Таким образом, этот экологический проект хотя и не утопичен по своей основной интенции (идея родового выживания), оказывается утопическим в его реализации в будущем. Но даже при самом поверхностном анализе этого проекта в нем обнаруживается одна очень важная отрицательная черта. В отношении современного человека проект не принимает в расчет, что в неплановом до сих пор ходе истории одной из основных тенденций культуры (в самом широком смысле) была тенденция к вытеснению рода, к нейтрализации, а затем ликвидации родового в сознании человека, начиная с семьи и племени и кончая видом Homo sapiens.

Экологический пpoект, особенно в версии Лавлока, восстанавливая идею всего рода человеческого «наверху», не только практически отменяет (регулированием рождаемости) род «внизу», но этим принципиально отменяет и всю культуру по вертикали. Нелишне напомнить, что культура нами понимается как всегда историческое, как то, что уже было к моменту нашего рождения и что предоставлено нашему осознанию, выбору и действию — все равно, положительному или отрицательному. Культура нашего исторического периода — как она сама себя описывает — характеризуется прежде всего экстенсивностью. Научно-техническая революция с ее идеей превращения мира в одну цивилизацию и заселения землянами других планет — только один пример такой экстенсивности.

Современная культура еще не привыкла к идее интенсивности, и понадобятся несколько поколений, чтобы научиться думать по-другому. Может быть, философия, литературная критика и литература постмодернизма — один из первых шагов в этом направлении. Но не будет ли самым главным в этом научении: как разучиться думать по-прежнему? Проблема здесь, думается, в сознании не только тех, чье сознание будет переделываться, но и тех, кто выдвигает проект такой переделки.

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Похожие рефераты: