Xreferat.com » Рефераты по экономике » Ф. Энгельс. Политическая экономия

Ф. Энгельс. Политическая экономия

капиталистического товарообмена, в рамках которых должно совершаться их движение” 15. Стремительное развитие промышленности во всех передовых странах не сопровождается соответствующим расширением рынка. Следствием этого является общее перепроизводство, падение цен, снижение прибыли. В этих условиях, продолжает Энгельс, крупные промышленные предприятия определенной отрасли соединяются в картели с целью регулирования производства, а следовательно, и цены и прибыли. Картели устанавливают общее количество товаров, которое должно быть произведено, распределяют его между предприятиями, навязывают наперед установленную продажную цену.

С развитием картелей и трестов Энгельс связывает и изменение торговой политики, наметившееся в конце XIX в. Он отмечает новую всеобщую манию запретительных пошлин, которые отличаются от старой протекционистской системы тем, что под охрану ставятся как раз те продукты, которые способны к вывозу.

Энгельс отмечает возникновение наряду с национальными и международных картелей, подчеркивая затем, что и “этой формы обобществления производства оказалось мало”. В отдельных отраслях, где “это позволяла данная ступень развития производства”, развитие пошло дальше, к более высокой форме монополий - трестам, стремящимся объединить по меньшей мере все крупные предприятия той или иной отрасли в одно крупное акционерное общество под единым руководством “с фактической монополией”. Вслед за Америкой эта новая форма производства начала прокладывать себе дорога и в Европе.

Важно, однако, подчеркнуть, что Энгельс не ограничивается лишь простой констатацией этих фактов. Энгельс стремится теоретически осмыслить и обобщить новые явления в жизни буржуазных стран, выяснить их место и значение в ходе общей эволюции капиталистического производства. Эти попытки составляют, бесспорно, важную научную заслугу Ф. Энгельса.

В фактах усиленного роста картелей и трестов Энгельс видит наглядное выражение того, что “издавна прославленная свобода конкуренции находится при последнем своем издыхании и должна сама признаться в своем явном скандальном банкротстве”.

“В трестах, - писал Энгельс в другом месте, - свободная конкуренция превращается в монополию...”.

Таким образом, Энгельс, наблюдая и оценивая новые явления в развитии капиталистического производства, сделал важное открытие, указав на тенденцию к монополизации капиталистического производства в ряде отраслей промышленности.

В этой связи Энгельс, оценивая проект Эрфуртской программы социал-демократической партии Германии (1891), указал на неудовлетворительность той характеристики капитализма, которая не учитывает изменений, связанных с появлением акционерных обществ, трестов и картелей. Энгельс писал: “Если мы от акционерных обществ переходим к трестам, которые подчиняют себе и монополизируют целые отрасли промышленности, то тут прекращается не только частное производство, но и отсутствие планомерности”.

Оценивая это высказывание Ф. Энгельса, Ленин подчеркивал, что “здесь взято самое основное в теоретической оценке новейшего капитализма, т. е. империализма, именно, что капитализм превращается в монополистический капитализма21

Насколько глубоко начал Энгельс проникать во внутреннюю связь намечавшихся в развитии капитализма новых явлений, можно судить по его наброскам дополнительных замечаний к III тому “Капитала” (“Биржа”). В этих замечаниях, относящихся к последнему году жизни Ф. Энгельса (1895), акцентируется внимание на изменениях в капиталистическом производстве, которые придают бирже “значительно возросшую и все растущую роль” по сравнению с 1865 г., когда был написан III том “Капитала”. Энгельс связывает это изменение роли биржи как рынка ценных бумаг с дальнейшим развитием капиталистического производства, его укрупнением, с развитием на этой основе акционерной формы предприятий, которая становилась преобладающей не только в промышленности и торговле, но и в банковском деле, на железнодорожном транспорте и т. д.

Вместе с накоплением капитала и гигантским возрастанием массы обращающихся акций и других ценных бумаг, сосредоточивающихся на бирже, намечается тенденция “концентрировать в руках биржевиков все производство, как промышленное, так и сельскохозяйственное и все обращение”. Энгельс ясно видит, что именно интересами этих биржевых воротил продиктованы и растущее “приложение капитала {а границей”, и усиление колониальной экспансии великих европейских держав, поделивших между собой Африку. Колонизация, писал Энгельс, “ныне находится просто на службе биржи”.

Эти положения, сформулированные в последних двух пунктах плана рукописи “Биржа”, показывают, что Энгельс был намерен специально рассмотреть наряду с трестами и картелями и такие новые явления, как вывоз капитала и колониальный раздел мира. На конкуренцию “завоеваний” Энгельс указывал еще в 1884 г. в своей работе ^Происхождение семьи, частной собственности и государства”. Как видно из этой работы, от внимания Энгельса не ускользнула и тенденция к образованию союза между правительством и биржей23.

Хотя с утверждением господства монополий и в производстве и в банковском деле функция биржи как рынка ценных бумаг стала монополией всесильных банков и биржа постепенно теряла свое значение по мере того, как уходил в прошлое капитализм свободной конкуренции, необходимо отметить, что Энгельс в исследовании двигался в правильном направлении, указывая на финансовых воротил - биржевиков, вступающих в союз с правительством и стремящихся к экономическому и политическому господству внутри страны и порабощению отсталых стран посредством вывоза капитала и разбойнических колониальных захватов Он нащупывал ряд действительно существенных линий развития новейшего капитализма, вполне обозначившихся лишь в первые десятилетия XX в.

В высшей мере интересными и ценными являются также попытки Энгельса оценить отмеченные им новые процессы с точки зрения дальнейших судеб капитализма. Энгельс отмечал, что образование картелей и трестов означало не преодоление или смягчение противоречий капитализма, а, напротив, их обострение, хотя монополии и привносят известный элемент планомерности. Они лишь ускоряют процесс централизации капитала в руках немногих, способствуя еще более быстрому, чем прежде, пожиранию мелких капиталистов крупными24.

В форме трестов, подчеркивал Энгельс, “эксплуатация становится настолько осязательной, что должна рухнуть”. Тенденция к монополизации производства целой отрасли в руках одного общества капиталистов подготовляет, по Энгельсу, неизбежную “экспроприацию экспроприаторов” также и в материальном отношении, усиливая процесс централизации средств производства и обобществления труда. Касаясь деятельности английского калиевого треста, сконцентрировавшего все производство щелочи в Англии, Энгельс замечал: “Таким путем в этой отрасли, образующей основу всей химической промышленности Англии, конкуренция заменена монополией и самым обнадеживающим образом подготовляется будущая экспроприация всем обществом, нацией”.

Но Энгельсу уже в то время было ясно, что процесс обобществления производства не остановится на акционерных обществах, картелях, трестах. Он гениально предвидел, что быстро развивающиеся производительные силы перерастут управление частных монополий. Тогда наступит момент, когда “их огосударствление станет экономически неизбежным”, т. е. когда государство как официальный представитель капиталистического общества вынуждено будет взять на себя руководство производством Энгельс при этом замечал, что переход крупных предприятий и средств сообщения в руки акционерных обществ и трестов, а затем и в собственность государства доказывает абсолютную ненужность буржуазии для процесса производства вообще

Вместе с тем Энгельс считал необходимым подчеркнуть то обстоятельство, что сам по себе переход предприятий в собственность буржуазного государства еще не уничтожает капиталистического характера производительных сил. Напротив, указывал Энгельс, чем больше производительных сил оказалось бы в руках государства, тем полнее оно превращалось бы “в совокупного капиталиста” и тем большая. масса граждан оказалась бы вовлеченной в орбиту его эксплуатации. При этом рабочие остаются наемными рабочими, и “капиталистические отношения не уничтожаются, а, наоборот, доводятся до крайности, до высшей точки”. Поэтому Энгельс высмеивал как “своеобразный вид добровольного лакейства” тот “особого рода фальшивый социализм”, который объявляет “без околичностей социалистическим всякое огосударствление, даже бисмарковское” Энгельс с иронией писал по этому поводу: “Если государственная табачная монополия есть социализм, то Наполеон и Меттерних несомненно должны быть занесены в число основателей социализма”. Таким образом, еще задолго до появления современных апологетов государственно-монополистического капитализма Энгельс разоблачил всякого рода социалистические спекуляции насчет государственного капитализма, основанные так или иначе на “забвении” того решающего обстоятельства, что буржуазное государство, какова бы ни была его форма, “есть по самой своей сути капиталистическая машина, государство капиталистов, идеальный совокупный капиталист”.

Но не выходя непосредственно за пределы производственных отношений капитализма, процесс монополизации производительных сил, достигающий в огосударствлении своей высшей формы, подготовляет, по мысли Энгельса, необходимые условия для крушения этого антагонистического строя “Государственная собственность на производительные силы, - писал он, - не разрешает конфликта, но она содержит в себе формальное средство, возможность его разрешения”. Это разрешение предполагает признание на деле общественной природы средств производства: иначе говоря, способ производства, присвоения и обмена должен быть приведен в соответствие с общественным характером производительных сил. “А это, - указывал Энгельс, - может произойти только таким путем, что общество открыто и не прибегая ни к каким окольным путям возьмет в свое владение производительные силы, переросшие всякий другой способ управления ими, кроме общественного”.

Таким образом, новые явления в экономике капитализма отнюдь не устраняют историческую тенденцию капиталистического накопления, открытую Марксом. Они, напротив, по мысли Энгельса, лишь усиливают действие этой тенденции. Тем самым выводы Энгельса подтверждали и развивали дальше учение Маркса об исторических судьбах капитализма, неизбежность его замены более прогрессивной, социалистической организацией общества

Приведенные рассуждения Энгельса, хотя они и не развернуты и' носят характер отдельных общих замечаний, с несомненностью показывают, что ближайший соратник К. Маркса внимательно следил за сдвигами в экономике капитализма, верно подметил и оценил ряд важных тенденций капиталистического развития, близко подходил к пониманию ряда важных черт, свойственных фазе монополистического капитализма

Однако в оценке новых явлений в развитии капитализма Энгельс в целом не выходил еще за рамки того анализа капиталистического способа производства, который был дан Марксом в “Капитале”, усматривая в новых экономических явлениях лишь подтверждение и усиление основных тенденций капиталистического развития, которые были вскрыты Марксом. Проникнуть же во внутреннюю связь и взаимоотношение этих явлений настолько, чтобы стал возможным решающий вывод о качественных изменениях в самой системе производственных отношений капитализма, можно было лишь тогда, когда эта система в новой ее форме, с полным господством монополий стала уже исторической реальностью. Между тем тогда, в последние десятилетия XIX в, поворот к империализму только еще начался. Естественно, что в этих условиях Маркс и Энгельс не видели и не могли еще предвидеть наступление этой, качественно новой, исторической фазы в развитии мирового капитализма, а тем более дать целостный и развернутый анализ свойственных ей характерных черт и особенностей.

Но то, что сумели дать в этом отношении основоположники марксизма, говорит об их гениальной научной проницательности. Подметив. и оценив ряд новых экономических явлений капитализма, указав на органическую связь этих явлений с коренными тенденциями его развития, открытыми Марксом в “Капитале”, Энгельс наметил принципиально верные направления анализа и оценки новейшей эволюции капитализма Они являлись надежной отправной базой дальнейшего марксистского анализа империализма. В. И. Ленин необычайно высоко оценивал теоретическое наследие Маркса и Энгельса в этой области. Имея в виду уже упоминавшиеся критические высказывания Энгельса в адрес проекта Эрфуртской программы, Ленин писал, что эти замечательно ценные указания Энгельса показывают, “как внимательно и вдумчиво следил он именно за видоизменениями новейшего-капитализма и как сумел он поэтому предвосхитить в известной степени задачи нашей, империалистской, эпохи”.

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: