Xreferat.com » Рефераты по экономике » Трудовая теория Карла Маркса

Трудовая теория Карла Маркса

Введение


Капитал» (нем. Das Kapital) – главный труд К. Маркса по политической экономии, содержащий критический анализ капитализма. Работа написана с применением диалектико-материалистического подхода, в том числе к историческим процессам1.

Маркс опирался и широко использовал идеи Адама Смита и Давида Рикардо. Именно эти английские экономисты показали трудовую природу стоимости.

Существование той части стоимости продукта, которую Маркс назвал прибавочной стоимостью, было установлено задолго до Маркса, точно так же с большей или меньшей ясностью было высказано, из чего она состоит, именно: из продукта того труда, за который присвоивший его не заплатил никакого эквивалента. Но дальше этого не шли. Одни – классические экономисты – самое большее исследовали количественное отношение, в котором продукт труда распределяется между рабочим и владельцем средств производства. Другие – социалисты – находили это распределение несправедливым и выискивали утопические средства для устранения несправедливости. И те и другие оставались в плену экономических категорий, которые они нашли у своих предшественников.

Маркс выступил в прямую противоположность всем своим предшественникам. Там, где они видели решение, он видел только проблему. Он видел, что здесь речь шла не о простом констатировании экономического факта, не о противоречии этого факта с вечной справедливостью и истинной моралью, но о таком факте, которому суждено было произвести переворот во всей политической экономии и который давал ключ к пониманию всего капиталистического производства, – давал тому, кто сумел бы им воспользоваться. Руководствуясь этим фактом, он исследовал все установленные до него категории2. Для того чтобы знать, что такое прибавочная стоимость, он должен был знать, что такое стоимость. И прежде всего Маркс подвергнул критике саму теорию стоимости Рикардо.

Затем Маркс исследовал отношение товара и денег и показал, как и почему – в силу присущего ему свойства стоимости – товар и товарный обмен должны порождать противоположность товара и денег, его основанная на этом теория денег есть первая исчерпывающая теория, получившая теперь всеобщее молчаливое признание.

Лишь установив разделение капитала на постоянный и переменный, Маркс смог до деталей изобразить действительный ход процесса образования прибавочной стоимости и таким образом объяснить его, чего не сделал ни один из его предшественников, следовательно, он установил различие в самом капитале, различие, с которым решительно не в состоянии были справиться экономисты, но которое даёт ключ для решения самых запутанных экономических проблем.

Далее, он исследовал саму прибавочную стоимость, открыл две её формы: абсолютную и относительную прибавочную стоимость, и показал, какую различную, но в обоих случаях решающую роль играли они в историческом развитии капиталистического производства.

Целью данной курсовой работы является изучение идей Карла Маркса, содержащихся в 1 томе его труда «Капитал». Таким образом, к основным задачам работы можно отнести следующие:

изучение обращения товаров Марксом,

изучение превращения денег в капитал,

изучение прибавочной стоимости.


1. Идеи Карла Маркса в труде «Капитал»


Товар и его свойства в «Капитале» Маркса


Товар есть, прежде всего, внешний предмет, вещь, которая, благодаря ее свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности. Природа этих потребностей, – порождаются ли они, например, желудком или фантазией, – ничего не изменяет в деле. Дело также не в том, как именно удовлетворяет данная вещь человеческую потребность: непосредственно ли, как жизненное средство, т.е. как предмет потребления, или окольным путем, как средство производства3.

Каждую полезную вещь, как, например, железо, бумагу и т.д., можно рассматривать с двух точек зрения: со стороны качества и со стороны количества. Каждая такая вещь есть совокупность многих свойств и поэтому может быть полезна различными своими сторонами. Открыть эти различные стороны, а следовательно, и многообразные способы употребления вещей, есть дело исторического развития. То же самое следует сказать об отыскании общественных мер для количественной стороны полезных вещей. Различия товарных мер отчасти определяются различной природой самих измеряемых предметов, отчасти же являются условными.

Полезность вещи делает ее потребительной стоимостью. Но эта полезность не висит в воздухе. Обусловленная свойствами товарного тела, она не существует вне этого последнего. Поэтому товарное тело, как, например, железо, пшеница, алмаз и т.п., само есть потребительная стоимость, или благо. Этот его характер не зависит от того, много или мало труда стоит человеку присвоение его потребительных свойств. При рассмотрении потребительных стоимостей всегда предполагается их количественная определенность, например дюжина часов, аршин холста, тонна железа и т.п. Потребительные стоимости товаров составляют предмет особой дисциплины – товароведения 5). Потребительная стоимость осуществляется лишь в пользовании или потреблении. Потребительные стоимости образуют вещественное содержание богатства, какова бы ни была его общественная форма. При той форме общества, которая подлежит нашему рассмотрению, они являются в то же время вещественными носителями меновой стоимости.

Меновая стоимость, прежде всего, представляется в виде количественного соотношения, в виде пропорции, в которой потребительные стоимости одного рода обмениваются на потребительные стоимости другого рода, – соотношения, постоянно изменяющегося в зависимости от времени и места. Меновая стоимость кажется, поэтому чем-то случайным и чисто относительным, а внутренняя, присущая самому товару меновая стоимость.

Как потребительные стоимости товары различаются, прежде всего, качественно, как меновые стоимости они могут иметь лишь количественные различия, следовательно не заключают в себе ни одного атома потребительной стоимости4.

Если отвлечься от потребительной стоимости товарных тел, то у них остается лишь одно свойство, а именно то, что они – продукты труда. Но теперь и самый продукт труда приобретает совершенно новый вид.

Если стоимость товара определяется количеством труда, затраченного в продолжение его производства, то могло бы показаться, что стоимость товара тем больше, чем ленивее или неискуснее производящий его человек, так как тем больше времени требуется ему для изготовления товара. Но тот труд, который образует субстанцию стоимостей, есть одинаковый человеческий труд, затрата одной и той же человеческой рабочей силы. Вся рабочая сила общества, выражающаяся в стоимостях товарного мира, выступает здесь как одна и та же человеческая рабочая сила, хотя она и состоит из бесчисленных индивидуальных рабочих сил. Каждая из этих индивидуальных рабочих сил, как и всякая другая, есть одна и та же человеческая рабочая сила, раз она обладает характером общественной средней рабочей силы и функционирует как такая общественная средняя рабочая сила, следовательно, употребляет на производство данного товара лишь необходимое в среднем или общественно необходимое рабочее время. Общественно необходимое рабочее время есть то рабочее время, которое требуется для изготовления какой-либо потребительной стоимости при наличных общественно нормальных условиях производства и при среднем в данном обществе уровне умелости и интенсивности труда.

С позиции диалектического монизма товар может быть определен как благо, вступающее в обмен с другими товарами. Данное определение товара охватывает все ранее известные определения и согласуется с ними, но ими не ограничивается. Такие блага могут иметь как материальную, так и идеальную форму, но все они как блага должны удовлетворять какие-либо потребности, т.е. удовлетворение потребностей есть одно из свойств блага5. Когда же благо как товар вступает в обмен с другими товарами, то здесь оно проявляет еще одно из своих свойств, то есть способность обмениваться на другие товары. Эта способность обмениваться на другие товары возникает потому, что поступающие на рынок блага проявляет в себе всеобщее для всех товаров свойство, которое служит основой обмена различных благ и в политической экономии называется стоимостью. Из этого следует, что в основе товаров лежит стоимость, которая в реальном обмене товара на товар принимает вид ценовой стоимости.

Таким образом, товар с одной стороны может быть определен, как благо, а с другой стороны, как стоимость, а также – как единство этих сторон, тогда эти стороны будут выступать, как свойства товара. В связи с этим становиться понятным, почему при поверхностном взгляде любой товар называют как благом, так и стоимостью и при этом мыслят его в целом, так, как он представляется нашим органам чувств.

Однако все большее число экономистов начала XIX века стали задумываться над природой стоимости и с позиции наивного материализма, который соседствует рядом с язычеством, проявляющимся в политэкономии как фетишизм, метафизическими способами пытались разрешить основной вопрос политической экономии. В своих поверхностных взглядах они не могли проникнуть в суть стоимости, сосредоточивая внимание на внешних ее проявлениях. Поэтому стоимость мыслилась как что-то нерасчлененное всеобщее, как мера или непосредственная вещь. Однако поскольку товары обменивались как равные меновые стоимости, поскольку даже при поверхностном взгляде становилось ясным, что субстанциональная природа этих стоимостей должна быть единой. В то же время, при всем при этом, было видно и то, что любой товар, имеющий материальную форму, в исходном пункте начинается с естественной природно-материальной субстанции, к которой присоединяются по мере изменения материальных форм в процессе труда и трудовая субстанция. Иначе говоря, товар как материальная вещь наглядно проявляет свои составные элементы, как природную материю, так и труд. Опять же при поверхностном взгляде труд мыслился, как что-то нерасчлененное абстрактно-всеобщее и в то же время – конкретное, одновременно и как мера стоимости и источник стоимости, либо как-то и другое отдельно.

Таким образом, поскольку материальное благо состоит из материальной субстанции и трудовой субстанции, причем пропорции такого соотношения могут быть различны, постольку при поверхностном взгляде, в силу диалектики, может быть три линии взглядов на природу стоимости.

Критикуя теорию трудовой стоимости Рикардо, К. Маркс пишет: «Рикардо исходит из положения о том, что относительные (или меновые) стоимости товаров определяются количеством труда… Их субстанция есть труд, поэтому они суть «стоимости». Их величина различна в зависимости от того, содержат ли они больше или меньше этой субстанции. Форма же – особое определение труда, как создающего меновую стоимость, или выражающегося в меновых стоимостях, – характер этого труда, у Рикардо не исследуется»6


Основные выводы трудовой теории стоимости и трудовой прибавочной стоимости К. Маркса


К. Маркс, пользуясь философским принципом диалектического материализма, первый раскрыл суть товара и труда и тем самым создал качественно новую теорию трудовой стоимости и впервые трудовой прибавочной стоимости.

Так, Маркс пишет: «первоначально товар предстал перед нами как нечто двойственное: как потребительная стоимость и меновая стоимость. В последствии обнаружилось, что и труд, поскольку он выражен в стоимости, уже не имеет тех признаков, которые принадлежат ему как создателю потребительных стоимостей. Эта двойственная природа содержащегося в товаре труда впервые критически доказана мною. Так как этот пункт является отправным пунктом, от которого зависит понимание политической экономии, то его следует осветить здесь более обстоятельно»7

Далее Маркс дает определение конкретного, полезного труда и абстрактного труда: «Всякий труд есть, с одной стороны расходование человеческой рабочей силы в физиологическом смысле, – и в этом своем качестве одинакового, или абстрактного человеческого труда образует стоимость товаров. Всякий труд есть, с другой стороны расходование человеческой рабочей силы в особой целесообразной форме, и в этом своем качестве конкретного полезного труда он создает потребительные стоимости»8.

Правильно определив суть товара и суть труда, Маркс, в силу ограниченности философского принципа диалектического материализма и своей классовой приверженности к материализму, мерой стоимости товара, а тем самым и ее источником сделал абстрактную сторону труда. Иначе говоря, Маркс, признавая труд источником и мерой стоимости товара, вопреки диалектике отбросил идеально конкретную сторону труда и представил абстрактную сторону труда, абстрактный труд, источником и мерой стоимости.

По-видимости, сведение источника стоимости товара к абстрактному труду стало возможной потому, что Маркс с самого начала стал рассматривать товар как потребительную и меновую стоимость, то есть таким, каким он выступает в момент обмена на другие товары, становясь к ним диалектической противоположностью - либо потребительной стоимостью, либо меновой стоимостью.

Однако в процессе труда благо еще не является товаром, и каждая сторона труда создает свою форму стоимости конкретный труд – потребительную стоимость, абстрактный труд-стоимость. Вот эти односторонние стоимости и составят единую стоимость товара, которая и будет единством – формой этих двух диалектических противоположностей одного товара.

Маркс же отбросил эту ступень диалектического развития потребительной стоимости и меновой стоимости и тем самым по-видимости доказал что источником и мерой стоимости товара является чистый абстрактный труд. Хотя таким же способом с идеалистических позиций можно было бы доказать по-видимости, что источником и мерой стоимости товара является конкретный труд9.

«Как потребительные стоимости, – пишет Маркс, – товары различаются, прежде всего, качественно, как меновые стоимости они могут иметь лишь количественные различия, следовательно, не заключая в себе ни одного атома потребительной стоимости».

Согласно диалектике не может быть чисто абстрактного или чисто конкретного труда, как не может быть чистой потребительной стоимости или стоимости меновой. О таком чистом делении можно говорить условно, также как о чистом количестве и чистом качестве. Однако Маркс абсолютизирует абстрактный труд как источник стоимости, вопреки диалектике.

Таким образом, Маркс в решении вопроса о субстанции стоимости товара продолжил линию Рикардо, но уже на принципе диалектического материализма субстанцией стоимости делал не труд в целом, а его абстрактную сторону, то есть абстрактный труд.

В тоже время Маркс признавал, что товары состоят из материальной субстанции и трудовой субстанции: «Потребительные стоимости, – писал Маркс, – : сюртук, холст и т.д., одним словом – товарные блага, представляют собой соединение двух элементов – вещества природы и труд».

Однако, в отличие от Рикардо, Маркс объяснил насильственное исключение материальной субстанции из стоимости двумя доводами. Первое, тем, что стоимость – это порождение общественной организации, а не природы, поэтому источником стоимости и мерой стоимости может быть только труд, и согласно теории Маркса – абстрактный труд. Однако этот довод постоянно опровергается жизнью, так как земля и подобные дары природы имеют сами по себе стоимость. Для устранения данного противоречия Маркс согласно своей теории прибавочной стоимости выдвинул второй довод, который утверждает, что продается якобы не земля, а лишь рента, источником же последней является прибавочный труд, прибавочный абстрактный труд рабочих, скажем, промышленности10.

Однако непонятно, откуда берется прибавочный абстрактный труд, прибавочная стоимость, когда расходование рабочей силы определяется Марксом как абстрактный труд, а потому стоимость рабочей силы поглощает полностью весь абстрактный труд, определяющий стоимость, созданного этой рабочей силой товара.

То, что абстрактный труд и расходование рабочей силы определяются Марксом равнозначно видно из следующей цитаты: «Если отвлечься от определенного характера производственной деятельности и, следовательно, от полезного характера труда, то в нем останется лишь одно, – что он есть расходование человеческой рабочей силы».

И далее Маркс вводит определения «простого» и «сложного» труда, чем может показаться разрешает указанное противоречие своей теории трудовой стоимости и трудовой прибавочной стоимости: «Как портняжество, так и ткачество, несмотря на качественное различие этих видов производственной деятельности, представляют собой производственное расходование человеческого мозга, мускулов, нервов, рук и т.д. в этом смысле они – один и тот же человеческий труд. Это лишь две различные формы расходования рабочей силы. Конечно, сама человеческая рабочая сила должна быть более или менее развита, чтобы затрачиваться в той или другой форме. Но в стоимости товара представлен просто человеческий труд, затрата человеческого труда вообще…Он есть расходование простой рабочей силы, которой в среднем обладает телесный организм каждого обыкновенного человека, не отличающего особым развитием. Простой средний труд, хотя и носит различный характер в различных странах и в различные культурные эпохи, тем не менее для каждого определенного общества есть нечто данное. Сравнительно сложный труд означает только возведенный в степень или, скорее, помноженный простой труд, так что меньшее количество сложного труда равняется большему количеству простого»11.

Из данной цитаты видно, что источником прибавочной стоимости может быть только сложный труд. И если бы продолжить исследование далее, то следовало бы сказать, что сложность труда определяется уровнем знаний, т.е. знаниями. Реализация же этих знаний идет в процессе конкретного труда. А значит, источником трудовой прибавочной стоимости является конкретный труд, чем была бы опровергнута теория трудовой стоимости и трудовой прибавочной стоимости Маркса. Однако Маркс в исследовании противоречий своей теории дальше не пошел, затушевав это противоречие в следующей цитате: «Ради простоты в дальнейшем изложении мы будем рассматривать всякий вид рабочей силы непосредственно как простую рабочую силу – это избавит нас от необходимости сведения в каждом частном случаем сложного труда к простому».

В своем произведении «К критике политической экономии» Маркс прямо писал: «Здесь еще не место рассматривать законы, управляющие этим сведением»12.

Таким образом, принцип диалектического материализма помог создать Марксу качественно новую теорию стоимости и – впервые теорию прибавочной стоимости. Но односторонность принципа диалектического материализма привела эти теории к внутреннему противоречию. Причем это противоречие оказалось невозможным разрешить без применения противоположного принципа. То есть требовалось признание роли знаний, признание, что конкретный труд является источником прибавочной стоимости. Иначе говоря, надо было сделать уступку идеализму, но диалектический материализм потому, что он материализм, этого сделать не мог. Да в то время в этом не было и необходимости, так как теория прибавочной стоимости Маркса самым лучшим образом для своего времени соответствовала политическим задачам переустройства общества.

Философское признание первичности материи в практической жизни соответствовало и подкрепило стремление обнищавшего революционно настроенного рабочего класса к благополучию. Деление рабочего времени на необходимое и прибавочное, и рассмотрение рабочей силы как товара в теории трудовой прибавочной стоимости Маркса наглядно показывало, что прибавочный труд рабочего, а не чего-то другое, является источником прибавочной стоимости в трех ее формах: прибыли, ренты, процента. Тем самым, Маркс противопоставил рабочего, рабочий класс – капиталисту, классу капиталистов как эксплуатируемого и эксплуататора.

В полемике по поводу производительного и непроизводительного труда Маркс указал, что только труд наемного рабочего является производительным трудом, так как порождает вновь капиталистические отношения, в результате которых идет эксплуатация рабочего капиталистом и присвоение последним прибавочной стоимости, созданной руками рабочего. Тем самым, рабочий был выдвинут как гегемон грядущей революции, которая должна была разрешить эту противоположность между классом капиталистов и классом рабочих.

Революция свершилась, но практика не устранила внутреннего противоречия надуманной теории, которая, основанная на ограниченном принципе диалектического материализма, может давать положительные результаты только в ограниченных пределах времени и пространства.

И уже сама жизнь, практика, указывает как на недостаточность теории трудовой стоимости и трудовой прибавочной стоимости Маркса, так и на ограниченность принципа диалектического материализма. Определенное материальное благополучие населения развитых стран выдвигает на первое место не блага материальные, а блага духовные, не материю, а сознание, что вызывает к жизни и новые принципы философствования.

Откликом на эти перемены и следствием развития научной мысли и практики явилось открытие философского принципа диалектического монизма. Разработанная на основе этого принципа теория трудовой стоимости и трудовой прибавочной стоимости позволит разрешить проблемные экономические и политические вопросы не только современности, но и будущих поколений13.

Теория трудовой и прибавочной стоимости с позиции диалектического монизма


Диалектика труда понимается как познавательная и творческая деятельность сознания на основе диалектического единства, с одной стороны нейродинамических процессов, а с другой – психологических процессов14. Диалектика труда возможна сама по себе и ее результат есть знания и т.п.

В труде человека проявляется диалектика двух диалектически противоположных форм труда: абстрактного и конкретного труда, которые в едином процессе труда представляют собой две диалектически противоположные стороны труда.

Отсюда такие определения как абстрактный труд, как и конкретный труд могут означать как обособившуюся форму, так и дилектически противоположную сторону; что необходимо различать при употреблении этих определений в каждом конкретном случае.

Источником стоимости естественных материальных форм является прошлый конкретный труд, т.е. знания.

В течение сотен и десятков тысячелетий росло не только количество и качество знаний, но также шла кропотливая, а порой стихийная селекционная работа, что тоже есть накопление и закрепление знаний. Производительность труда возросла, и его результат позволял удовлетворить не только возрастание естественных потребностей основной массы людей, но также эстетические и творческие потребности элиты.

Таким образом, рост знаний привел к росту производительности труда и тем самым, в конечном счете, к разделению общества на классы эксплуататоров и эксплуатируемых.

Поскольку естественные силы и дары природы явились условием получения дополнительного продукта, поэтому они становились собственностью. Однако не силы природы (не земля) были источником этого дополнительного продукта, а знания – знания человечества, накопленные десятками и сотнями тысячелетий. Вот эти знания и присваивают себе землевладельцы. Этот факт признается различными экономистами и, в том числе, Марксом только выводы делаются различные.

Так, Маркс в «Капитале» приводит такую цитату экономиста Гопкинса: «Современных земельных собственников можно рассматривать как владельцев всего накопленного труда, который в течение столетий затрачивали для того чтобы довести земли до современного состояния производительности»15. По этому же поводу Маркс говорит следующее: «Наличная производительность труда, из которой капитал исходит как из основы, есть не дар природы, а дар истории, охватывающий тысячи веков»16.

Собственность на землю превращается в собственность на знания. По этой причине дары и силы природы (земля), на создание которых человек не затратил никакого труда, обладают стоимостью, так как собственник с их приобретением присвоил право и, главное, возможность использовать знания человечества не только для получения дополнительного продукта, но, разумеется, и необходимого продукта.

Поскольку вся природа (земля), т.е. вся совокупность естественных материальных форм обладает стоимостью, постольку любая из этих материальных форм или некоторая их совокупность тоже обладает стоимостью.

В связи с этим, хотя фактически товар (природные богатства) предстают в материальной форме, как элемент материальной субстанции, при определении его стоимости естественная материальная субстанция должна быть замещена субстанцией прошлого конкретного труда и, поэтому будет диалектически правильным считать, что единой субстанцией стоимости товара (природных богатств) является конкретный труд в форме возможного применения накопленных знаний, т.е. труд.

Товары, создаваемые в процессе труда тем более источником стоимости имеют труд, в не зависимости от того являются ли они на рынок в материальной или идеальной форме.

Суть стоимости товара в диалектике этой стоимости как единства какого-то содержания. Как доказано, субстанцией стоимости является труд. Следует сказать, что субстанция стоимости есть единство абстрактного и конкретного труда.

В связи с этим определим абстрактную стоимость как стоимость, источником и мерой которой является абстрактный труд, а потребительную стоимость – как стоимость, источником которой является конкретный труд. Отсюда суть стоимости товара в том, что она является единством потребительной стоимости и абстрактной стоимости, которые выступают в этом единстве как две диалектически противоположные стороны стоимости товара как формы.

Примером же абстрактной стоимости и поэтому выступающей не как сторона, а как самостоятельная форма может служить стоимость, созданная трудом, образно говоря, первобытного человека.

Таким же примером самостоятельной формы потребительной стоимости может при диалектическом понимании служить стоимость, созданная трудом ученого философа или экономиста.

Стоимость товара как форма обладает мерой, то есть определенным соотношением количества и качества. Диалектика же количества и качества указывает, что в таком соотношении форма есть новое качество в отношении к своему содержанию, которое есть количество. Эта диалектика позволяет измерять новое качество, т.е. стоимость товара – количеством, то есть совокупностью абстрактной и потребительной стоимостей.

Отсюда: стоимость товара как форма будет равно сумме абстрактной и потребительной стоимостей, как заложенного в товар содержания. При этом надо понимать, что сложение абстрактной и потребительной стоимостей не есть сложение различных качеств, что невозможно, а есть сложение диалектических противоположностей, а это значит, что между ними есть не только качественное различие, но и тождество, которое и служит основой сложения.

Таким образом, с позиции диалектики стоимость товара как форма должна определиться суммой абстрактной и потребительной стоимостей, заложенных в товаре.

Попытки взять за основу расчетов стоимости товаров минимум необходимых жизненных средств рабочего делали многие ученые, в том числе физиократы, А. Смит и Рикардо, на что указывает Маркс в «Капитале». Так, Маркс, критикуя Смита, пишет: «Фактически вся эта глава не содержит ничего, относящегося к делу, кроме определения минимума зарплаты… – стоимости рабочей силы. В самом деле, чем определяется стоимость необходимых жизненных средств, а значит и вообще стоимость товаров? Отчасти «естественной ценой труда». А чем определяется эта последняя? Стоимостью жизненных средств или товаров вообще. Жалкое вращение в кругу, из которого нет выхода».

«Естественная цена труда, – пишет Рикардо, – это та цена, которая необходима, чтобы рабочие имели в среднем возможность существовать и продолжать свой род без увеличения или уменьшения их числа».

Поскольку Рикардо делал субстанцией стоимости товара труд в его абстрактно-всеобщей форме, и поскольку заработная плата как цена труда становилась ценой товара, созданного данной рабочей силой, то такой подход теоретически исключал возможность получения прибавочного продукта.

В нашем случае этот минимум жизненно необходимых средств современного работника есть его зарплата как цена его труда или стоимость рабочей силы. Но и в нашей диалектической теории трудовой стоимости зарплата есть вещное выражение абстрактной стоимости, разница же между стоимостью товара и зарплатой составит вещное выражение потребительной стоимости, т.е. прибавочный продукт.

У Маркса определение «абстрактная сторона труда» употребляется равнозначно с определениями «простого труда», «необученного труда», тогда как даже из этих определений можно усмотреть их различия.

Однако в диалектическом понимании абстрактная сторона труда употребляется как диалектическая противоположность конкретной стороны труда, а определение простого труда включает в себя как абстрактный, так и конкретный труд. Поэтому только диалектика позволяет увидеть в этих определениях единство и различие, позволяет понять, как абстрактный труд первобытного человека перерастает в абстрактную сторону труда современного работника, а эта сторона при своем обособлении становится абстрактным трудом, который равнозначен простому труду, а последний – рабочей силе.

Поэтому абстрактный, или простой труд становится создателем абстрактной стоимости, вещное выражение которой есть зарплата как цена их труда, или стоимость рабочей силы.

Таким образом, поскольку вещным выражением стоимости товара является совокупность благ, созданных абстрактным и конкретным трудом, постольку соотношение благ, приходящихся на тот или иной труд для конкретных условий времени и пространства будет зависеть, в основном, от уровня развития производительных сил и потребностей человека.

В процессе исторического развития общества эквивалентом вещного выражения стоимости товара, а поэтому мерой стоимости становятся деньги.

По этому поводу Маркс пишет: «Тем самым натуральная форма этого товара становится общественно признанной формой эквивалента. Функция всеобщего эквивалента становится при помощи указанного общественного процесса специфической общественной функцией выделенного товара. Последний делается деньгами»17

Таким образом, деньги как всеобщий эквивалент выступают в общественной жизни, с одной стороны, в вещной форме (скажем, золото или серебро) и в этом случае являются сами носителем субстанции труда, т.е. стоимостью, и поэтому могут выполнять общественную функцию цены товара. С другой стороны, деньги как выполняющие функцию всеобщего эквивалента становятся в этой идеальной форме мерой стоимости.

В связи с этим денежное выражение стоимости товара есть форма единства цены товара и стоимости товара одновременно. Обособление же этого денежного выражения стоимости товара от внешней формы последнего в денежную форму товара приводит к тому, что эту денежную форму товара мы начинаем рассматривать либо как цену товара, либо как стоимость товара, т.е. определенная сумма денег понимается нами отдельно и как цена товара, и как его стоимость.

Из этого следует, что если товар в своей денежной форме имеет цену, то он имеет и стоимость, и наоборот. Однако Маркс разрывает их диалектическое единство в силу ограниченности принципа диалектического материализма, который допускает абсолютизацию, обособление одной из диалектических противоположностей развития.

Так, Маркс считает, что денежная форма товара есть только его цена: «Выражение стоимости товара в золоте: Х товара А = У денежного товара; есть денежная форма товара, или его цена»

И далее: «Вещи, которые сами по себе не являются товарами, например, совесть, честь и т.д., могут стать для своих владельцев предметом продажи и, таким образом, благодаря своей цене приобрести товарную форму. Следовательно, вещь формально может иметь цену, не имея стоимости»

Действительно, совесть как идеальное понятие не есть порождение абстрактного труда, который согласно теории трудовой стоимости Маркса, один только является источником и мерой стоимости.

Поскольку товары на рынке противостоят друг другу как диалектические противоположности, т.е. меновая стоимость одного товара противостоит потребительной стоимости другого товара, постольку обмен состоится только тогда, когда эти диалектические противоположности составят единство в чем-то третьем. Этим третьим, эквивалентом меновых и потребительных стоимостей различных товаров не есть живое единство, достигнув которого эти меновые и потребительные стоимости продолжают жить в

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: