Xreferat.com » Рефераты по юриспруденции » Древнерусское право

Древнерусское право

Раздел II. Древнерусское право

Глава 1. Источники права


Процесс возникновения права так же сложен, как и про­цесс возникновения государства. И протекают оба этих процес­са одновременно. Если отталкиваться от положения, что реали­зация права обеспечивается государством, то приходится при­знать, что право не может возникнуть раньше государства. Ес­тественно, и в догосударственный период имелись нормы, регу­лировавшие отношения в обществе: нормы морали, религиоз­ные нормы, нормы обычаев. Они соблюдались прежде всего бла­годаря авторитету традиций, общественного мнения и религи­озных верований. Эта сила была, пожалуй, сильнее угрозы на­казания со стороны государства.

Обычное право. Отношение государства к обычаям пле­менного строя и периода военной демократии было неодинако­во. Одни обычаи регулировали отношения, в которые государ­ство не считало нужным вмешиваться, предоставляя населе­нию самому решать, соблюдать их или не соблюдать. Эти нор­мы так и действовали как нормы обычаев. В частности, госу­дарство не вмешивалось в ход проведения сельскохозяйствен­ных работ, здесь продолжал действовать календарь — древ­нейший обычай, определявший дни начала пахоты, сева и пр. Другие обычаи оказались вредными в новых условиях, и госу­дарство всеми силами стремилось их изжить. Так, в связи с переходом в руки государственных органов суда по наиболее тяжким правонарушениям (например, убийству, разбою) госу­дарство преследует суд и расправу общины над преступника­ми, что нашло отражение и в древнейших законах, например, в ст. 33 Краткой Правды. Еще одну категорию обычаев составля­ли те, в соблюдении которых государство было настолько заин­тересовано, что готово было всеми силами принуждать к их исполнению.

Нормы этих обычаев становились таким образом обычно-правовыми и в совокупности явили собой древнейший, первый по времени возникновения источник права — обычное право. Итак, нормы догосударственного периода как бы плавно врас­тают в право. Примечательно, что право у славян обозначалось общим термином "правда".

Древние обычаи, воспринятые государством в качестве правовых и ставшие древнейшим источником права, хотя и не были записаны, достаточно хорошо сохранились в памяти на­рода. Подобно обычаям племенного строя, нормы обычного пра­ва были облечены в форму поговорок, пословиц, песен, сказа­ний.

В сфере уголовного права нормы обычного права действо­вали достаточно долго. В начале XI века Ярослав законодатель­ным путем закрепил правовой обычай кровной мести, внеся в него свои изменения и дополнения. Регулирование имущест­венных отношений нормами обычного права осуществлялось тоже в течение достаточно длительного времени, поскольку го­сударство не спешило вмешиваться в сферу частных отноше­ний. Длительное время законодатель не касался порядка за­ключения договоров, оставляя это на усмотрение сторон. Лишь конфликты, возникавшие на этой почве, заставляли государст­во так или иначе реагировать. Особое значение приобретали символы и обряды, долженствующие заставить стороны испол­нить обязательство не только при помощи хорошо запоминаю­щихся свидетелям и самим сторонам действий, но и с опорой на религиозные верования. Можно назвать следующие символы, активно использовавшиеся в обрядах, которые сопровождали заключение договоров: рукобитье, руковица, ключ, дерн и пр. Однако постепенно, с развитием экономических связей, поря­док заключения договоров упрощается, символы и обряды из норм права вновь переходят в разряд норм обычая, к соблюде­нию которых государство относится, скорее, безразлично, чем отрицательно.

Среди норм обычного права, регулировавших имуществен­ные отношения, выделяются нормы, регулировавшие отноше­ния между купцами. Купцы были связаны единством профес­сиональных интересов. Внутри их сообщества складывались свои нормы поведения, основанные на солидарности интересов, вза­имном доверии. В ряде случаев купцы не пользовались сугубо формальными способами заключения договоров. Так складыва­лись обычаи торгового оборота. Значение купечества в жизни государства заставляло законодателя учитывать эти обычаи, а суды опираться на них при разрешении споров. В результате из норм обычаев, действовавших в среде купечества, создава­лось торговое обычное право. В ряде случаев государство изда­ет специальные нормативно-правовые акты, включающие нор­мы торговых обычаев. Из обычаев торгового оборота, норматив­но-правовых актов, принятых на их основе, постепенно начинает складываться торговое право, являющееся подотраслью гра­жданского.

Семейно-брачные отношения до Крещения Руси регулиро­вались исключительно обычным правом. Христианство с его серьезным отношением к браку и семье вступило в непримири­мую борьбу с семейно-брачными обычаями дохристианского общества. Однако вытесненные из права обычаи времен языче­ства еще долго (если не до наших дней) соседствовали с норма­ми церковного права, регулировавшими семейно-брачные отно­шения в христианской Руси. Совершенно особой сферой дейст­вия норм обычного права было регулирование внутри- и ме­жобщинных отношений. Здесь правовой обычай сохранялся длительное время в неизменном виде.

В области публичного права (помимо сферы уголовного права) нормами обычного права определялись порядок деятель­ности органов государства и их компетенция, порядок форми­рования войска, сбор налогов и пр.

Обычное право как источник права удобен своей консерва­тивностью: его нормы широко известны и к ним привыкли. Со­блюдение норм правового обычая, помимо силы государствен­ного принуждения, обеспечивается и их сакральным, религиоз­ным, характером. Однако экономическое, социальное и полити­ческое развитие общества требует урегулирования тех отно­шений, которые были неизвестны ранее или способ регулиро­вания которых в силу изменившихся обстоятельств должен измениться. Здесь обычное право как источник права не подхо­дит: его нормы складываются слишком медленно, а .изменить старые практически невозможно. Вот тогда и появляется новый источник права — нормативно-правовой акт.

Нормативно-правовой акт. Будучи вторым после право­вого обычая по времени возникновения, нормативно-правовой акт постепенно вытесняет его и становится первым по значе­нию источником древнерусского права. Первоначально норма­тивно-правовой акт опирался на правовой обычай, но в даль­нейшем используется судебная практика; при регулировании семейно-брачных и в какой-то степени имущественных отно­шений происходит заимствование норм иностранного права, главным образом болгарского и византийского.

Нормативно-правовой акт как источник права обладал не­оспоримыми преимуществами: он очень гибок — его нетрудно отменить или изменить. Письменная форма облегчала уяснение его содержания и давала возможность проконтролировать пра­вильность исполнения.

Первые нормативно-правовые акты, вероятно, регулиро­вали отношения, не урегулированные нормами обычного права. Исходя из этого, в качестве первых нормативно-правовых ак­тов можно назвать акты, устанавливавшие порядок регулиро­вания отношений между обществом, объединенным в общины, и людьми, находящимися вне общин, под непосредственной за­щитой князя. Это прежде всего дружинники, купцы, изгои, ино­странцы.

Международные договоры также являют нам один из наи­более древних примеров нормативно-правовых актов.

Крещение Руси потребовало урегулирования отношений между церковью и государством.

Нормативно-правовые акты, принимаемые князьями, на­зывались, как правило, "устав", "покон". Одним из источников княжеского законодательства были правовые обычаи, которые несколько изменялись или дополнялись законом. Другим важ­нейшим источником княжеского законодательства служила су­дебная практика. Разрешение конкретного спора ставило перед князем подчас сложную проблему: ему приходилось при выне­сении решения создавать правовую норму. Казуистический спо­соб изложения правового материала дает нам достаточно при­меров подобного правотворчества.

Нормативно-правовой акт, как правило, принимался в свя­зи с конкретными обстоятельствами. Поэтому в законах часто отсутствуют положения, совершенно необходимые с точки зре­ния современного юриста. Так, в Русской Правде полностью отсутствует норма о порядке заключения договора мены. Это естественно для древнего законодательства: зачем записывать то, что и так известно.

К важнейшим нормативно-правовым актам Древнерусско­го государства относятся: договоры Руси с Византией (или Руси с Греками), Русская Правда, церковные уставы, а также сбор­ники церковных законов, пришедшие к нам из Византии.

Упоминания о договорах Руси с Византией и тексты неко­торых из них содержатся в Повести Временных лет под 907, 911, 944, 971 гг. Подлинность их в настоящее время не вызывает сомнений. Оспаривается лишь факт заключения договора в 907 году. Ряд исследователей предполагает, что в 907 году было заключено предварительное соглашение, а в 911 году разви­вающий и дополняющий его договор. Договоры Руси с Византи­ей заключались после окончания военных походов Руси на Ви­зантию. Успех похода влиял на содержание договора. Договоры регулировали широкий круг отношений: определяли внешнюю

политику государств, имущественные отношения; много норм посвящено преступлению и наказанию. Особенностью догово­ров является сочетание в них норм византийского и русского права. Характерна отсылка к "Закону русскому", по которому судили русских в Византии.

Такие нормативно-правовые акты, как церковные княже­ские уставы и Русская Правда, —документы сложного состава. В их основе лежит несколько княжеских грамот, дополненных отдельными статьями и с течением времени объединенных в единое целое.

Первоначальный текст древнего документа называется протографом. С него переписчики делали копии, называемые списками. Поскольку подлинные тексты древнейших памятни­ков письменности (протографы) не могли сохраниться до наших дней, исследователи пользуются сравнительно поздними спи­сками. Для удобства списки получают названия, как правило, по имени владельца или исследователя, а также по месту нахо­ждения.

Дошедшие до нашего времени списки, близкие по содер­жанию, могут различаться внутренним расположением мате­риала, особенностями терминологии, наличием или отсутстви­ем в тексте тех или иных фрагментов. Списки документа, близ­кие по внутреннему расположению материала, содержанию и терминологии, объединяются в редакции. Редакция историче­ского документа включает в себя деятельность законодателя и работу переписчика, так как переписчик объединяет имеющиеся в его распоряжении нормативно-правовые акты, располагает их в том порядке, который считает наиболее удачным, иногда вносит дополнения и редакторскую правку.

Центральное место среди нормативно-правовых актов Древ­ней Руси занимает Русская Правда. Русская Правда — памят­ник светского права. Она включает в себя нормы различных отраслей, но основное число норм посвящено уголовному и про­цессуальному праву. Русская Правда известна в нескольких редакциях: Краткой, Пространной и Сокращенной (из Простран­ной).

Древнейшей редакцией признается Краткая. Известно толь­ко два древнейших списка Краткой редакции Русской Правды: Академический и Археографический. Исследователи различа­ют несколько составных частей в этой редакции:

1) Древнейшую Правду, Правду Ярослава, — ст. 1—18;

2) Правду Ярославичей — ст. 19—28 с дополнениями — ст. 29—41;

3) Покои вирный — ст. 42;

4) Устав мостников — ст. 43.

Как целостный памятник права Краткая Правда оформи­лась, полагает большинство исследователей, в 1076—1093 гг., т. е. во время княжения сына Ярослава — Всеволода.

Пространная редакция сохранилась в большом числе спи­сков (более 100). Текст ее дошел до нас в составе многочислен­ных юридических сборников, что говорит об использовании этого нормативно-правового акта на практике. К наиболее древним относятся списки, помещенные в юридических сборниках, из­вестных под названием Кормчих и Мерил Праведных. Корм­чая, что означает руководящая, направляющая, или Номаканон (закон, правило), включала в себя нормы церковного и светско­го права. Сборник "Мерило Праведное" состоит из двух частей, первая из которых включает поучения о праведных судах, а вторая — содержит нормы из различных юридических памят­ников, заимствованных из Кормчей.

Структурно в Пространной Правде самим переписчиком выделяются две части: Суд Ярослава Владимировича (ст. 1— 52) и Устав Владимира Всеволодовича (ст. 53—121). Источника­ми Суда Ярослава Владимировича называют:

1) Краткую Правду,

2) судебную практику и дополнительные статьи. Временем появления этой части Пространной Правды считают конец XI — начало XII века, до княжения Владимира Мономаха. Ус­тав Владимира Всеволодовича Мономаха состоит из целого ряда законов, направленных на реорганизацию, реформирование су­ществующих социально-экономических отношений. Исследова­тели выделяют в нем Устав о резах (ст. 53), Банкрутский устав (ст. 54, 55), Устав о закупах (ст. 56—62, 64) и Устав о холопах (ст. 63, НО и след.). Как единое целое Пространная Правда оформ­ляется к середине XII века.

Сокращенная Правда рассматривается в настоящее время как памятник права Московского княжества XV века.

Особое место в системе права христианского государства занимает каноническое (церковное) право. Оно в каком-то смысле международное, поскольку многие его нормы общие для всех христианских народов и государств. Это объясняется тем, что материальным первоисточником таких норм служит Божест­венная воля Основателя Церкви. "Правовые заповеди Спасите­ля и постановления, изданные боговдохновенными апостолами.., содержащиеся в Священном писании, а также заповеди, не во­шедшие в Писание, но хранившиеся в церкви изначально.., составляют, по общепринятой у канонистов терминологии, Боже­ственное право (jus divinum)". Таким образом, в Божественное право входят правовые нормы, содержащиеся в Священных Книгах (Ветхий и Новый Заветы) и в Священном Предании.

Важное место в каноническом праве принадлежит и нор­мам, выработанным самой Церковью. К ним прежде всего отно­сятся Правила Святых апостолов, Вселенских и Поместных Соборов и Святых Отцов. Имеются и иные источники, которые подробно изучаются каноническим правом.

Однако христианская церковь, несмотря на свой Вселен­ский характер, существует в конкретных государствах. Право­вые нормы, принимаемые государством, могут регулировать как правовое положение церкви в государстве, так и внутрицерковное устройство. Если в первом случае нормы государства являются безусловным источником права, то возможность ре­гулирования государством внутрицерковных отношений безо­говорочно признается только протестантами. Католики в прин­ципе отрицают возможность государства вмешиваться в дела церкви. Для православных признание возможности государст­венного регулирования внутрицерковных отношений обуслов­ливалось, во-первых, православием самого носителя государст­венной власти — монарха и, во-вторых, одобрением их право­славным духовенством.

Крещение Руси вызвало необходимость урегулировать от­ношения между церковью и государством. С этой целью князь­ями принимаются уставные грамоты. Позднее на их основе соз­даются уставы, в состав которых входит одна или несколько уставных грамот, дополненных более поздними статьями. Осо­бое место в древнерусском праве принадлежит княжеским цер­ковным уставам: Уставу князя Владимира Святославича о де­сятинах, судах и людях церковных и Уставу князя Ярослава о церковных судах.

Устав князя Владимира разграничивает великокняжескую и церковную юрисдикцию, передавая на рассмотрение церков­ного суда семейные преступления, колдовство, а также разре­шение споров между церковными людьми, в число которых вхо­дили не только церковнослужители, но и зависимое от церкви население.

Устав князя Ярослава (в Краткой и Пространной редакци­ях) развивает основные положения Устава князя Владимира. Примечательно, что в Уставе князя Ярослава содержатся санкции, присущие именно русскому праву: штрафы, несмотря на то, что в византийском праве, на которое опирался русский за­конодатель при регулировании отношений с церковью, господ­ствовали телесные наказания. В Устав Ярослава включены и нормы семейного права, в том числе основания для развода.

Из Византии через Болгарию пришли на Русь два сборни­ка церковных законов, бывших в то время в употреблении: Свод законов, или Номаканон, антиохийского юриста VI века Иоан­на Схоластика (впоследствии Константинопольского патри­арха), а также Номаканон в окончательной редакции, припи­сываемый патриарху Фотию.

Первый сборник представлял собой систематизированное собрание церковных правил, разделенных на 50 титулов, часто в соединении с извлечениями из Новелл Юстиниана. Второй сборник состоял из 14 титулов и содержал в первой части пред­метный указатель к имеющимся в нем законам, а во второй — их полный текст, причем законы в этом сборнике были поме­щены в хронологическом порядке. Оба сборника были уже пе­реведены на славянский язык. Они содержали не только нормы церковного права, но и иные законы, изданные императором применительно к условиям греческой жизни.

Если по своему положению русская митрополия подчиня­лась Константинопольскому патриарху, то вряд ли можно было ожидать подчинения Древнерусского государства византийско­му императору. Поэтому нормы канонического права действо­вали на Руси неукоснительно, императорские же указы по не­церковным делам теряли на Руси нормативно-правовой ха­рактер.


Глава 2. Возникновение важнейших отраслей права

§ 1. Гражданское право


В IX—XII веках закладывались основы гражданского пра­ва. В отличие от стран Западной Европы Русь не знала рецеп­ции римского права. Даже Крещение Руси и привнесение кано­нических норм из Византии не изменили положения: имущест­венные отношения регулировались нормами обычного права, принимавшиеся нормативно-правовые акты во многом разви­вали традиции, устанавливали судебную практику князей, а порой закрепляли совершенно новый порядок.

Субъектами имущественных отношений были все свобод­ные, включая иностранцев. Только холопы не рассматривались в качестве участников гражданско-правовых отношений, они являлись объектами права. Гражданская правоспособность воз­никала с момента рождения. Гражданская дееспособность на­ступала по достижении совершеннолетия, однако конкретно возраст совершеннолетия в законе не определялся. Помимо со­вершеннолетия важную роль играло и отделение от родителей. Возрастом совершеннолетия для мужчин, вероятно, можно счи­тать 15 лет, поскольку по достижении этого возраста допуска­лась самостоятельная деятельность и заканчивалась опека, если отец ребенка умер. Девушки становились дееспособными при замужестве.

Прекращение правоспособности связано со смертью или получением статуса холопа. Поступление в монашество должно было если не прекращать гражданскую правоспособность, то, во всяком случае, ограничивать ее, ибо Студийский устав запре­щал иметь какую-либо собственность монахам.

Основным субъектом имущественных отношений являлись монастыри, церкви, архиерейские дома. Это были юридические лица. Уже церковный Устав Владимира Святославича говорит о предоставлении храму Пресвятой Богородицы десятины, из­вестны многочисленные пожалования монастырям и церквям. Ряд статей Русской Правды указывает и на вервь как на юри­дическое лицо, во владении которого находятся земли.

Объектами правового регулирования являлись вещи и дей­ствия третьих лиц, связанные либо с передачей имущества, либо с личными услугами. Древнерусское право не делило имущест­во на движимое и недвижимое в смысле особого определения его статуса. Различие между движимым и недвижимым иму­ществом, как видно из нормативных актов, состояло в том, что движимые вещи активно участвуют в гражданском обороте, т. е. по поводу них заключаются различного рода сделки, не­движимые же имущества слабо "втянуты" в оборот. Недвижи­мость можно было передавать по наследству. Источники содер­жат сведения о пожалованиях монастырям сел, в которых жили изгои. Однако указаний закона о купле-продаже земли нет.

Уже в рассматриваемый период складывается представле­ние об имуществе, находящемся вне оборота частных лиц. Это земли, по которым проходит торговый тракт — "гостинец" (ст. 77 Пространной Правды), мосты (мостовые) в городе (ст. 43 Краткой Правды). Как земли, находящиеся в общем пользова­нии, они фактически изъяты из оборота, и заботу об их надле­жащем содержании берет на себя государство.

Особую роль в древнерусском праве играли сделки. Нормы обычного права детально регламентировали процесс соверше­ния сделки. Обилие символов, сложность процедуры позволяли одновременно выявить волю сторон и обеспечить доказательст­ва самого факта совершения сделки. Первоначально сделка имела исключительно устную форму. Обязательным условием при­знания сделки действительной считались наличие свидетелей и совершение символических действий: битье по рукам, пере­дача символа и какие-то манипуляции с ним (например, привя­зать ключ к поясу — ст. ПО Пространной Правды). Постепенно некоторые элементы процедуры совершения сделки заменяют­ся. Скажем, свидетельство сборщика торговых пошлин, мытни­ка, заменяло присутствие свидетелей.

Древнерусское право не знает срока исковой давности. Так, ст. 37 Пространной Правды дает возможность добросовестному владельцу требовать у продавца краденой вещи возмещения вреда, даже если он его "познаеть... на долзе", т. е. узнает через продолжительное время.

Вещное право Древней Руси включает право владения, право собственности, залоговое право (в зачаточном состоянии).

Право владения исторически предшествует праву собст­венности. Владение защищается законом от насилия и само­управства независимо от того, законно оно или нет: "Аще познаеть кто, не емлеть его, то не рци ему: мое, нъ рци ему тако: пойди на свод, где еси взял" (ст. 14 Краткой Правды). Однако даже если доказано, что владение является добросовестным, т. е. владелец вещи не мог предполагать, что приобретает вещь у несобственника, имущество передается собственнику вещи.

Право собственности на движимые вещи возникает рань­ше права собственности на недвижимость, прежде всего на зем­лю. С того момента, как князья начинают учреждать станы, погосты, ловища и села, начинают раздавать, а родовая знать присваивать земли, населенные смердами, изгоями, свободны­ми общинниками, возникает и право собственности на такие земли. Ведь именно населенные земли представляли значитель­ную ценность. Субъектами права собственности на землю ста­новятся частные лица, феодалы и общины.

Среди способов приобретения права собственности источ­ники древнерусского права выделяют передачу, а практика сви­детельствует о давности владения, завладении, отделении пло­дов.

Передача права собственности осуществлялась на основа­нии договоров (например, купли-продажи, дарения) и наследо­вания, обязательно публично, сопровождалась определенным обрядом, использовались символы. Передача права собственно­сти являлась физическим актом, т. е. имущество или символ, олицетворяющий вещь, реально передавались новому собствен­нику.

Давность владения была способом приобретения права соб­ственности на землю. Владение селами и территориями (волос­тями) было естественным шагом к возникновению права собст­венности на них. Давность владения в Древней Руси достаточно близка завладению, чему способствовала некоторая неопреде­ленность границ владений как частных лиц и общин, так и са­мого государства. Из статей Русской Правды, посвященных феодальному землевладению, видно, что урожай, собираемый в селе феодала, принадлежал ему как хозяину земли. То же можно сказать и о приплоде скота. Таким образом, отделение плодов и приплод являлись естественными основаниями возникновения права собственности.

Прекращение права собственности связывалось с переда­чей, уничтожением, потерей вещи. Древнерусское право знало и такой специфический способ, как судебное постановление. Достаточно интересно в данном случае такое наказание, как "поток и разграбление", где разграбление подразумевает насильственное изъятие имущества у собственника по решению суда. Статьи 54 и 55 Пространной Правды предполагают воз­можность принудительной продажи имущества должника и его самого.

Русская Правда говорит об общей собственности детей до раздела наследства отца (ст. 99, 102, 103, 108 Пространной Прав­ды). Предполагается, что в случае смерти главы семьи до дос­тижения детьми совершеннолетия наследство переходит под управление их матери или опекуна, которые отвечают за со­хранность имущества.

В древнем праве существовала и общинная собственность. Субъектом здесь выступала вервь, которая являлась юридиче­ским лицом, объектом — земля, находившаяся в ее владении. Интересно, что гражданское законодательство даже капитали­стической России именует этот вид собственности "общинное владение".

К вещным правам относится залоговое право, т. е. право на чужую вещь для обеспечения требований по обязательству. Древнейшее право Руси не знало залога как оформившегося института. Однако в связи с тем, что в ряде случаев обеспече­нием исполнения обязательства служил сам должник, можно рассматривать как разновидность залога закупничество. Залог личности был возможен, поскольку были возможны продажа и самопродажа в холопство.

Основаниями возникновения обязательств в древнейший период являлись договор и правонарушение.

Недоверие к контрагенту вызывало необходимость искать способы заставить его выполнить взятые на себя обязательства. Выставление должником поручителя (поручника) — наиболее древний из известных памятникам права способов обеспечения обязательств — встречается в Русской Правде (ст. 14 Краткой Правды). Уже упоминавшийся выше самозаклад при закупничестве тоже был способом обеспечения обязательства.

Законодательство Древней Руси мало говорит о способах прекращения обязательств. Однако, вероятнее всего, практи­ка знала естественные основания: исполнение обязательства и смерть субъекта обязательственного отношения в случае, если характер обязательства обусловливался личными качествами стороны. Была известна и новация (замена прежнего обязатель­ства новым): при гибели товара купец должен был деньгами возместить утраченное (ст. 54 Пространной Правды). Таким об-

разом, вместо договора комиссии имеем новый договор — дого­вор займа.

Обязательства из договоров были наиболее распростра­ненными обязательствами. Существенные условия действитель­ности договора, порядок совершения договора, толкование его определялись главным образом самими сторонами.

Правовое регулирование договора купли-продажи перво­начально осуществлялось нормами обычного права, а затем и Русской Правды. Заключение договора требовало присутствия свидетелей. Развитие торговли к XII веку привело к упроще­нию обрядности. Статья 37 Пространной Правды требует лишь наличия двух свидетелей или мытника (сборщика торговых пошлин), чтобы доказать факт купли-продажи имущества. Ус­тав о холопах Владимира Мономаха дает возможность узнать, какова была форма заключения договора купли-продажи холо­па. Устав говорит, прежде всего, о продаже в холопы свободного человека. Договор заключается в присутствии самого объекта продажи — это первое условие. Вторым условием законности сделки являлось наличие двух свидетелей. Третье условие было связано с передачей ногаты (самой мелкой денежной единицы).

Древнерусский закон не выделяет договор мены. Общепризнанно, что мена в историческом отношении предшествует куп­ле-продаже, причем мена господствует в период натурального хозяйства, а купля-продажа начинает преобладать с установ­лением товарно-денежных отношений. Достаточная урегулированность договора мены нормами обычного права объясняет, почему он даже не упоминается в Русской Правде.

Развитие торговли ведет к появлению особого вида догово­ров, заключаемых между купцами, — договора комиссии. Про­странная Правда говорит о купце, который идет с "чюжими кунами" либо имеет на руках "чюж" товар. Здесь налицо по­средническая сделка, при которой доверенное лицо заключает от своего имени, но за счет доверителя торговые сделки.

Договором, более всего привлекавшим древнего законода­теля, являлся договор займа. Закон предполагал, что объектом договора могут быть любые заменимые вещи, а не только день­ги (куны), что вполне естественно при господстве натурального хозяйства. Закреплялись различные формы заключения дого­вора займа в зависимости от его условий. Займ до трех гривен мог осуществляться без свидетелей. В случае спора истец при­сягал в доказательство своей правоты. Займ свыше трех гривен совершался в присутствии свидетелей. Особое положение куп­цов позволяло им кредитовать друг друга без соблюдения об­щеобязательных формальностей, что давало возможность "ис­кать" долг и без свидетелей, используя в качестве доказатель­ства личную присягу. Такой порядок сложился из-за специфи­ки торговой деятельности, необходимости сохранения купече­ской тайны, сугубо доверительных отношений внутри доста­точно узких купеческих корпораций.

Проценты по договору займа не являлись обязательным условием данного договора. Даже в период расцвета ростовщи­чества при князе Святополке Изяславиче в Пространной Прав­де (ст. 50) говорится о процентах в условном наклонении: "Аже кто даеть куны в рез...". Процитированная статья подчеркивает волю сторон при определении размеров процентов. Интересно замечание закона, что при даче взаймы под проценты необхо­димо присутствие послухов. Проценты взимались при кратко­срочном займе помесячно. Если долг не отдавали в течение года, то уплачивались так называемые третные резы. Закон не гово­рит о периодичности выплаты этих процентов. Вероятно, они взимались раз в год, хотя некоторые авторы считают, что раз в четыре месяца. Последнее предположение сомнительно, посколь­ку речь идет не о третном резе, а о "кунах в треть", т. е. про­центе в размере "два на третий", или 50 процентах суммы дол­га. Взимание процентов осуществлялось впредь до выплаты долга, что на практике вело к кабальной зависимости.

Восстание 1113 года вызвало законодательное ограничение взимания процентов. Возможность брать третные резы ограни­чивалась либо трехкратным взиманием процентов без права получения суммы долга, либо двукратным взиманием процен­тов с правом получения долга (Устав о резах в Пространной Правде). В ст. 53 оговаривалось, что годовые проценты в разме­ре 10 кун на гривну (по счету Пространной Правды 1 гривна = 50 кун), т. в. 20 процентов в год, допускались при долгосрочных займах.

В случае невыплаты долга должник мог быть по ст. 47 при­влечен к уголовной ответственности с обязанностью уплатить долг кредитору, т. е. при отсутствии у него имущества ему уг­рожала продажа в холопы. Банкрутский устав Владимира Мо­номаха определил порядок взыскания долгов с обанкротивших­ся купцов. Впервые в истории русского законодательства вво­дится понятие "несчастное банкротство". Такой банкрот осво­бождается от обязанности немедленной уплаты всех долгов. Несчастным считается банкротство, наступившее вследствие действия непреодолимой силы. Умышленное (точнее — винов­ное) банкротство давало кредиторам право самостоятельно ре­шать судьбу своего должника. При злостном банкротстве долг взыскивался в обязательном порядке, а удовлетворение требо­ваний кредиторов осуществлялось в предусмотренной законом последовательности. В первую очередь удовлетворялся инозем­ный купец, по незнанию доверивший товар банкроту, во вто­рую — князь, в третью очередь — остальные кредиторы, при­чем те, кто уже получил достаточно много процентов, могли быть лишены права участвовать в разделе.

Разновидностью договора займа можно считать закупничество.

Договор дарения упоминается только в ст. 93 Пространной Правды. Речь идет о подарках мужа жене. Одаривали движи­мым имуществом. Текст статьи дает возможность предположить, что дарение осуществлялось торжественно, при свидетелях: муж "возлагал" подарок на жену. Скорее всего, речь шла об украше­ниях, дорогой верхней одежде (шубе, например).

Немного говорит Русская Правда о договоре личного най­ма. Видимо, он был достаточно хорошо урегулирован нормами обычного права. Статья 110 дает понять, что наем порождал отношения, близкие к холопству. Вероятно, первоначально по­ступление в услужение приравнивалось к поступлению в холо­пы: человек попадал под власть домовладыки и становился челядином.

Краткая (ст. 25) и Пространная (ст. 14) Правды, а также иные источники упоминают рядовича (княжеского и боярско­го), жизнь которого оценивается в 5 гривен, что в 8 раз дешев­ле, чем жизнь свободного и стоит так же, как жизнь холопа. Однако термин, которым обозначается этот мелкий служащий в хозяйстве князя или боярина, свидетельствует о том, что в основании его службы лежал договор — ряд. Устав Владимира Мономаха несколько меняет существовавший ранее обычай об­ращать в холопы всех, поступающих в услужение. Статья 110 касается довольно узкого круга лиц — тиунов (управляющих, ключников). Тиун мог стать холопом, если при его поступлении на службу не было специально оговорено сохранение за ним статуса свободного.

Форма договора была устной, вероятно, в присутствии сви­детелей, заключение договора сопровождалось обрядом привя­зывания ключа к поясу.

Договор подряда представлен в Русской Правде своей раз­новидностью — государственным подрядом. Краткая (ст. 43) и Пространная (ст. 96, 97) редакции говорят о строительстве го­родских укреплений и ремонте мостов. Сторонами в договоре выступают: подрядчик — городник, мостник с отроком (учени­ком или подмастерьем), заказчик — община (городская в слу­чае строительства городских укреплений, городская или сель­ская в случае ремонта мостов). Поскольку в работах было заин­тересовано государство, условия договора четко определены: подрядчик на свой страх и риск обязуется выполнить работы, заказчик оплачивает их в соответствии с "прейскурантом".

Договор поклажи упоминается в ст. 49 Пространной Прав­ды. Поскольку договор поклажи основывался на чисто друже­ских отношениях, заключался он без свидетелей. Поклажепри-ниматель (хранитель) оказывал поклажедателю безвозмездную услугу, благодеяние. В связи с этим закон не предусматривает ответственности хранителя за сданный на хранение товар. В случае спора он подтверждал свою правоту присягой.

Обязательства из правонарушений широко представлены в древнерусском праве. Гражданско-правовые правонарушения порой неотделимы от преступлений, лишь признак публично­сти наказания (штраф в пользу государства в большинстве слу­чаев) служит ориентиром при их разграничении. Соответствен­но различаются штрафы в пользу государства и возмещение вреда в пользу потерпевшего.

Общая норма об обязанности возместить причиненный вред содержится в ст. 18 Краткой Правды. Лицо, нанесшее вред чу­жому имуществу, обязано

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: