Договор дарения

Введение

Договор дарения является одним из древнейших договоров, известных еще классическому римскому праву. В римском праве под договором дарения (pactum donationis) понималось неформальное соглашение, по которому одна сторона, - даритель, предоставляет другой стороне, - одаряемому, какие-либо ценности за счет своего имущества, с целью проявить щедрость по отношению к одаряемому. При этом дарение могло совершаться в различных правовых формах: посредством передачи права собственности на вещь, в частности, платежа денежной суммы, в форме предоставления сервитутного права и т.д. Частным случаем дарения было обещание что-то предоставить, совершить известные действия и т.д. - дарственное обещание.

В свою очередь, до революции 1917 г. правоотношения, связанные с дарением, являлись предметом оживленных теоретических дискуссий. Гражданское законодательство и гражданско-правовая доктрина того времени не давали четких однозначных ответов на вопросы о понятии дарения, его правовой природе, месте этого института в системе гражданского права.

На вопрос о природе дарения и месте этого института в системе гражданского права, ответ может быть дан только на основе анализа существа самого юридического действия, из которого возникают свойственные дарению правовые отношения.

Ключевым вопросом является вопрос о необходимости (или отсутствии таковой) принятия дарения или согласия одаряемого на безвозмездное приобретение имущества. Причем данный вопрос, имеет решающее значение применительно только к дарению, совершаемому не на основе предварительного соглашения сторон, а путем непосредственной передачи дара одаряемому.

Дарение в тех случаях, когда оно совершается в форме дарственного обязательства, т.е. безвозмездной выдаче дарителем письменного обязательства об отчуждении своего имущества в пользу одаряемого, не может быть действительным без принятия или согласия одаряемого потому, что дарственное обязательство, как и договоры вообще, основываются всегда на соглашении сторон. Принятие дара или согласия одаряемого является обязательным условием действительности всякого договора дарения, поскольку такое требование вытекает из сущности самого дарения.

При этом, дарение составляет исключение из свойственных человеку действий, направленных преимущественно к приобретению, а не к безвозмездному отчуждению имущества, поэтому дарение не совершается без особых побуждений, которые могут быть вполне бескорыстными (благодарность, любовь и т.п.), либо могут быть направлены на достижение разных выгод и даже безнравственных целей (средство подкупа, соблазна и т.п.).

Но главное состоит в том, что между дарителем и одаряемым должны существовать известные чисто личные отношения нравственного свойства, которые обыкновенно продолжаются и после совершения дарения, независимо от юридических по следствий, возникающих из этой сделки.

Ввиду такого личного характера, отличающего дарение от других имущественных сделок, одаряемому небезразлично, кто именно, по какому побуждению и с какой целью намерен предоставить ему имущественную прибыль. Точно так же и предмет дарения, хотя бы от исходил от близкой друга или родственника, не всегда является выгодным для одаряемого, но может иногда и принести последнему убытки.

С учетом вышеизложенного, мы при написании данной курсовой работы намерены раскрыть такие вопросы как: понятие договора дарения, элементы, его содержание.

В этих целях нами будут использованы положения науки дореволюционного и современного российского гражданского права, классического римского права, нормы гражданского законодательства о договоре дарения, а также материалы судебной практики.

1. Понятие договора дарения

Договор дарения является одним из древнейших договоров, известных еще классическому римскому праву. В литературе по римскому праву отмечается, что открытые в 1933 г. новые фрагменты из Институций Гая доказывают, что этот договор был известен уже законам XII таблиц[1] .

Однако договор дарения не признавался классическими римскими юристами типичным договором, а относился к соглашениям, не подходящим ни под какой тип договоров (расtа). Так, согласно системе обязательств из контрактов по классическому римскому праву, - обязательства из контрактов разделялись на четыре группы, основанием для такого деления служило различие в самом обязывающем моменте. В соответствии с данным основанием выделялись:

- консенсуальные контракты - обязательства, юридическая сила которых вытекает уже из самого соглашения;

- реальные контракты - обязательства, юридическая сила которых возникает не просто из соглашения, а из последовавшей на основании соглашения передачи вещи одним контрагентом другому;

- вербальные контракты - обязательства, возникающие вследствие известной словесной формулы;

- литтеральные контракты - обязательства, заключаемые в определенной письменной форме.

Всякие другие договоры – уже не контракты, а pаctа, и, как таковые, принципиально исковой силы не имеют однако, некоторые из pаctа с течением времени получили также иск и поэтому, в противоположность обыкновенным неисковым - «голым» (pаctа nuda), обозначались выражением pаctа vestita[2] . К числу таковых относилось соглашение о дарении.

В римском праве под договором дарения (pactum donationis) понималось неформальное соглашение, по которому одна сторона, - даритель, предоставляет другой стороне, - одаряемому, какие-либо ценности за счет своего имущества, с целью проявить щедрость по отношению к одаряемому. При этом дарение могло совершаться в различных правовых формах: посредством передачи права собственности на вещь, в частности, платежа денежной суммы, в форме предоставления сервитутного права и т.д. Частным случаем дарения было обещание что-то предоставить, совершить известные действия и т.д. - дарственное обещание[3] .

В свою очередь, как отмечают М.И. Брагинский и В.В.Витрянский, до революции 1917 г. правоотношения, связанные с дарением, являлись предметом оживленных теоретических дискуссий. Гражданское законодательство и гражданско-правовая доктрина того времени не давали четких однозначных ответов на вопросы о понятии дарения, его правовой природе, месте этого института в системе гражданского права. В гражданском законодательстве той поры нормы о дарении были размещены не среди положений о договорных обязательствах, а в разделе о порядке приобретения и укрепления прав на имущество[4] . Хотя законодательство признавало, что дар почитается недействительным, когда от него отречется тот, кому он назначен, из чего можно предположить, что законодатель причислял дарение к договорным обязательствам.

По мнению Г.Ф. Шершеневича всякое дарение является договором. Он указывал, что дарением называется безвозмездный договор, направленный непосредственно на увеличение имущества одаряемого в соответствии с уменьшением имущества дарителя... Дарение представляет собой сделку, основанную на взаимном соглашении, а не на воле одного дарителя. До принятия предлагаемого дара лицом одаряемым дарение не имеет смысла. Поэтому-то дарение признается договором[5] .

Значительным своеобразием отличались взгляды основоположника российской цивилистики Д.И. Мейера как на природу дарения, так и на место этого института в системе гражданского права. Д.И. Мейер по поводу правовой природы договора дарения указывал, что следует различать договоры дарения как институт обязательственного права, когда на основе соглашения сторон возникает обязательство дарителя передать дар одаряемому, что полностью укладывается в конструкцию гражданско-правового договора; но с другой стороны, - Д.И. Мейер не признавал договором такое дарение, когда имелся лишь факт передачи вещи, который непосредственно порождал право ответственности у лица, получившего эту вещь. В последнем случае при отсутствии соглашения сторон и соответственно вытекающего из него обязательства по передаче вещи, передача вещи представляется самостоятельным основанием возникновения права собственности. В этом смысле имело место безвозмездное отчуждение права собственности, которое, по мнению Д.И. Мейера, не охватывалось понятием договора дарения.

В этой связи М.И. Брагинский и В.В.Витрянский отмечают, что даже с позиций сегодняшнего дня такой подход к оценке правовой природы дарения имеет право на существование[6] .

При подготовке проекта Гражданского уложения того времени различные взгляды на природу дарения явились предметом тщательного исследования и всестороннего обсуждения. Принимались во внимание также и подходы к этому вопросу, имеющиеся в законодательствах разных государств. Редакционная комиссия констатировала, что дарение, конечно же, является одним из способов приобретения имущественных прав. Но ответ на вопрос о природе дарения и месте этого института в системе гражданского права может быть дан только на основе анализа существа самого юридического действия, из которого возникают свойственные дарению правовые отношения. Ключевым вопросом при проведении такого анализа для Редакционной комиссии являлся вопрос о необходимости (или отсутствии таковой) принятия дарения или согласия одаряемого на безвозмездное приобретение имущества. Причем данный вопрос, по мнению Редакционной комиссии имел решающее значение применительно только к дарению, совершаемому не на основе предварительного соглашения сторон, а путем непосредственной передачи дара одаряемому. Дарение в тех случаях, когда оно совершается в форме дарственного обязательства, т.е. безвозмездной выдаче дарителем письменного обязательства об отчуждении своего имущества в пользу одаряемого, не может быть действительным без принятия или согласия одаряемого потому, что дарственное обязательство, как и договоры вообще, основываются всегда на соглашении сторон[7] .

Редакционная комиссия пришла к выводу о необходимости принятия дара или согласия одаряемого как обязательного условия действительности всякого договора дарения, поскольку такое требование вытекает из сущности самого дарения.

При этом в материалах Редакционной комиссии подчеркивалось, что дарение составляет исключение из свойственных человеку действий, направленных преимущественно к приобретению, а не к безвозмездному отчуждению имущества, поэтому дарение не совершается без особых побуждений, которые могут быть вполне бескорыстными (благодарность, любовь и т.п.), либо могут быть направлены на достижение разных выгод и даже безнравственных целей (средство подкупа, соблазна и т.п.). Но главное состоит в том, что между дарителем и одаряемым должны существовать известные чисто личные отношения нравственного свойства, которые обыкновенно продолжаются и после совершения дарения, независимо от юридических по следствий, возникающих из этой сделки.

Ввиду такого личного характера, отличающего дарение от других имущественных сделок, одаряемому небезразлично, кто именно, по какому побуждению и с какой целью намерен предоставить ему имущественную прибыль. Точно так же и предмет дарения, хотя бы от исходил от близкой друга или родственника, не всегда является выгодным для одаряемого, но может иногда и принести последнему убытки[8] .

Нами приведен ход рассуждений Редакционной комиссии, поскольку, как нам представляется, он имеет чрезвычайный интерес, в том числе и с позиций современных гражданского законодательства и науки гражданского права.

В свою очередь, в современном гражданском законодательстве содержится следующее легальное определение договора дарения:

Ø договором дарения признается такой договор, по которому одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом (п.1 ст. 572 ГК РФ).

В системе гражданско-правовых договоров договор дарения выделяется в отдельный тип договорных обязательств, благодаря наличию некоторых характерных признаков, позволяющих квалифицировать его в данном качестве. В числе таких признаков можно назвать следующие особые черты договора дарения.

1. Основной квалифицирующий признак договора дарения, отличающий его от подавляющего большинства гражданско-правовых договоров, состоит в его безвозмездности.

Гражданско-правовые отношения строятся на началах имущественной самостоятельности их участников и эквивалентности. Соотношение возмездных и безвозмездных договоров определяется законодательной презумпцией возмездности всякого гражданско-правового договора, выраженной нормой, согласно которой договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное (п. 3 ст. 423 ГК).

Договор дарения относится к безвозмездным договорам, по которым одна сторона предоставляет либо обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления. Наличие в системе гражданско-правовых обязательств безвозмездных договоров (договор дарения, договор ссуды) объясняется широким спектром побудительных мотивов действий участников имущественного оборота, которые вовсе не сводятся к обязательному извлечению выгоды из всякой сделки. Мотивы поведения субъектов гражданского права гораздо богаче и разнообразнее. Сделки могут совершаться, в том числе и из сострадания к попавшим в беду, из желания оказать помощь, просто материально поддержать кого-либо.

Признак безвозмездности договора дарения означает, что даритель не получает никакого встречного предоставления со стороны одаряемого. Если по договору дарения предполагаются встречная передача вещи или права либо встречное обязательство со стороны одаряемого, то такой договор признается притворной сделкой, и к нему применяются правила, предусмотренные п. 2 ст. 170 ГК (п. 1 ст. 572 ГК).

Как отмечают М.И. Брагинский и В.В.Витрянский, - как и в российском дореволюционном гражданском праве, так и в современном, - договор дарения не теряет своих качеств, если имеется встречное предоставление, которое носит чисто условный либо символический характер (например, вручение дарителю одаряемым мелкой монетки за подаренные острый предмет или комнатное растение). При этом значение имеет осознание сторонами того факта, что встречное предоставление является именно данью традиции и не выполняет роль компенсации за полученное имущество. При отсутствии осознания условности и символического характера предоставления со стороны одаряемого и, напротив, направленности воли сторон именно на компенсацию дара их правоотношения не могут рассматриваться в качестве договора дарения даже в том случае, когда встречное предоставление явно не эквивалентно полученному дару[9] .

2. Признаком дарения является увеличение имущества одаряемого. Объем имущества одаряемого увеличивается путем передачи ему дарителем вещи или имущественного права либо освобождения его от обязанности. В последнем случае уменьшается часть имущества одаряемого, составляющего его пассивы, что равносильно увеличению активов последнего.

Данный признак позволяет отличать договор дарения от иных договоров, не предусматривающих, так же как и при дарении, встречного предоставления. Например, договор залога может быть заключен третьим лицом с кредитором должника в целях обеспечения обязательств последнего без какой-либо компенсации риска указанного третьего лица со стороны должника. Несмотря на очевидную выгоду для должника и безвозмездность отношений между должником и залогодержателем, такой договор не может рассматриваться в качестве дарения, поскольку он не увеличивает имущества должника.

И напротив, - дарение может происходить не только в форме безвозмездной передачи имущества, но и путем продажи имущества (имущественного права) па явно заниженной цене. В этой связи представляется уместным привести следующий пример судебной практики.

ОАО «Магнит» обратилось в арбитражный суд с иском к ТОО «Т признании недействительным договора аренды с правом выкупа и применении последствий недействительности договора. ТОО «ТОК» предъявило встречный иск о вынесении решения о государственной регистрации данного договора.

Решением арбитражного суда от 06.11.98 в удовлетворении основного иска отказано, а встречный иск удовлетворен. При этом суд исходил из того, что договор соответствует требованиям законодательства.

В кассационной жалобе и дополнении к ней ОАО «Магнит» просит отменить решение суда первой инстанции и вынести новое решение По мнению ОАО «Магнит», основаниями для отмены судебного акта являются нарушения статей 165, 179, 224, 401, 431, 433, 554, 607, 608, 611 Гражданского' кодекса Российской Федерации, статей 77, 78 Федерального закона «Об акционерных обществах», статей 22, 59, 87 Арбитражного, процессуального кодекса Российской Федерации.

Исследовав материалы дела, выслушав представителей сторон Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что решение подлежит отмене по следующим основаниям.

Согласно условиям оспариваемого договора ОАО «Магнит» передавало ТОО «ТОК» в аренду с правом выкупа часть своего имущества в частности зданий общей площадью 3000 кв. м. Стоимость выкупаемого имущества определена в сумме 1 093 668 415 рублей и должна быть внесена в течение 10 лет. Порядок и сроки внесения суммы выкупа определяет арендатор. За просрочку внесения суммы выкупа арендатор уплачивает неустойку в размере 0,01 процента от суммы долга за каждый день просрочки.

Принимая решение суд первой инстанции не дал оценки всем условиям договора, не выяснил, по каким причинам договор заключен на условиях, явно выгодных для арендатора и невыгодных для арендодателя

Между тем несоответствие договора действующему законодательству может заключаться не только в противоречии конкретным нормам гражданского права, но и в нарушении принципов гражданского права.

Отношения между коммерческими организациями носят возмездный характер, дарение в отношениях между ними не допускается, то есть гражданские отношения строятся на принципе эквивалентности. Под дарением понимается

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: