Xreferat.com » Рефераты по юриспруденции » Арбитражное соглашение

Арбитражное соглашение

частью гражданско-правового договора. Исходя из общих принципов теории договорных обязательств, признание основного контракта недействительным автоматически может привести к признанию недействительности любой из его частей, в том числе и арбитражной оговорки. В таком случае стороны лишаются самого права на независимое арбитражное разбирательство разногласий между ними, включая рассмотрение вопроса о действительности контракта и вытекающих из него обязательств. Но основополагающим принципом международного коммерческого арбитража выступает юридическая автономность арбитражного соглашения и принципиальная добровольность арбитражного разбирательства.  

Сложившееся в международной практике правило о юридической автономности арбитражного соглашения преодолевает указанное противоречие и обеспечивает право участников международной коммерческой деятельности на арбитражную защиту их интересов. Любое арбитражное соглашение, в том числе и включенное в текст международного коммерческого контракта, рассматривается недействительным (в целом или в любой его части) не приводит к аннулированию арбитражного соглашения, вопросы, связанные с недействительностью контракта. Этот принцип закреплен в большинстве национальных законов, в международных соглашениях, в арбитражной практике. Международный коммерческий арбитражный суд Российской Федерации (далее – МКАС) придерживается практики, что действительность арбитражного соглашения, в частности, арбитражной оговорки, не может быть опорочена недействительностью основного контракта. Арбитражное соглашение представляет собой процессуальный договор, не зависимый от материально-правового договора. Вопрос о действительности или недействительности материально- правового договора не затрагивает процессуального соглашения, которое юридически действительно само по себе. Практика МКАС основана на положениях ч. 1 ст. 16 Закона РФ от 7 июля 1993 года. В этой статье записано, что арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, должна трактоваться как соглашение, не зависимое от других условий договора. Решение третейского суда о ничтожности договора не влечет за собой недействительности арбитражной оговорки. (сноска)

Признание юридической самостоятельности арбитражного соглашения приводит к формированию коллизионных норм, определяющих, по закону какого государства должны рассматриваться все спорные вопросы, связанные исключительно с арбитражным соглашением. Чаще всего применяется либо право, избранное сторонами, либо закон существа отношения (lex causae). В соответствии с п. 2 ст. 178 Закона Швейцарии от 1987 года, действительность арбитражного соглашения может определяться по закону, который регулирует основной договор – . Также применяется право места проведения арбитража (lex fori), либо закон места жительства суперарбитра, либо закон государства места вынесения решения (lex loci arbitri). Нью-Йоркская конвенция от 1958 года и Европейская конвенция от 1961 года устанавливают специальные коллизионные правила для определения действительности арбитражного соглашения независимо от права, применимого к основному контракту. Это коллизионные принципы автономии воли сторон и право места вынесения арбитражного решения. Те же самые коллизионные привязки закреплены и в Законе Российской Федерации в части 1 пункте 1 статьи 36, в которой сказано, что недействительность арбитражного соглашения может быть признана по закону, которому стороны подчинили это соглашение, а при отсутствии такого указания – по закону государства, где решение было вынесено. Закон Швейцарии от 1987 года также предусматривает три коллизионные привязки для решения вопроса о действительности арбитражного соглашения – автономию воли, право места проведения арбитража. Следует привести пример. Зарегистрированное в России ООО «Коммерческий Банк социального развития «Якиманка» не смогло погасить кредиторскую задолженность АО «Словенска Консолидачна, А.С.» (г. Любляна). Согласно договору спор был передан в Арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Словенской Республики (фактически – третейский суд). Решением от 9 января 2004 года с российского банка было взыскано 4,3 млн евро основного долга, 558 тыс. евро задолженности по процентам, а также 3 тыс. словацких крон за издержки арбитражного производства. В июне словенская компания обратилась в Арбитражный суд Москвы с заявлением о признании и приведении в исполнение решения иностранного арбитражного суда. Заявитель ссылался как на действующее российское законодательство (Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон «О международном коммерческом арбитраже»), так и международные договоры (в том числе Нью-Йоркскую конвенцию 1958 года «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений»). В ходе рассмотрения дела было установлено, что еще в августе 2003 года Арбитражный суд Москвы объявил ООО «Коммерческий Банк социального развития «Якиманка» банкротом. При этом заявление о банкротстве банка от другого кредитора – ГП «ВПО «Зарубежнефть», поступило в суд еще в 2002 году, то есть задолго до обращения заявителя с иском в словацкий суд. Из этого арбитражный суд сделал вывод, что установление размера и состава требований к должнику относится к исключительной компетенции российского суда, а отнюдь не Арбитражного суда Словенской Республики. «В соответствии с положениями, закрепленными Нью-Йоркской конвенцией, в признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения может быть отказано, если компетентная власть страны найдет, что признание и приведение в исполнение этого решения противоречит публичному порядку этой страны», – компетентно заключил Арбитражный суд Москвы. Во взыскании с ООО «Коммерческий Банк социального развития «Якиманка» почти 5 млн евро было отказано.

Закон Швейцарии от 1987 года также предусматривает три коллизионные привязки для решения вопроса о действительности арбитражного соглашения – автономию воли, право места проведения арбитража.

Наличие арбитражного соглашения порождает определенные процессуально-правовые последствия. Арбитражное соглашение обязательно для сторон, и они не могут уклоняться от передачи спора в арбитраж. Это правило исключает юрисдикцию государственного суда по данному делу, то есть арбитражное соглашение лишает суд его юрисдикции (ст. 134, 135 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации 2002 года и ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации 2002 года). Таким образом, государственный суд не вправе ни отменить, ни пересмотреть арбитражное решение по существу. Если одна из сторон в нарушение арбитражного соглашения все же обратилось в суд, он должен либо по собственной инициативе, либо по заявлению ответчика отказать в приеме искового заявления или прекратить уже начатое производство по делу и направить стороны в арбитраж. Эти положения закреплены в ст. 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и в ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В данном случае используется формула об отводе государственного суда по неподсудности. Государственный суд связан соглашением сторон о третейском разбирательстве дела (то есть соглашением сторон о подсудности) и о возможности рассмотрения дела по существу. Однако везде действует принцип эстоппеля (общепризнанный принцип мировой судебной практики) – стороны теряют право ссылаться на прежнее соглашение (арбитражное соглашение), если молчаливо соглашаются на изменении подсудности и рассмотрение дела в государственном суде. Этот принцип общепризнанным принципом в сфере международных публичных правоотношений и в Европейском частном праве. Он основан на началах добросовестности и взаимности, призван обеспечивать последовательность и ответственность в действиях государственных органов и государства в целом. В соответствии с этим принципом государство не вправе оспаривать ту правовую позицию по определенному вопросу права или факта, которая выражена в виде юридически значимого поведения или одностороннего юридического акта самого государства или его органов. Исключая возможность произвольного изменения правовой позиции государства, принцип эстоппель обеспечивает юридическую безопасность и соразмерность государственного воздействия, соблюдение субъективных прав и законных интересов граждан и корпораций. Российские государственные арбитражные суды при рассмотрении экономических споров с участием иностранных лиц в полной мере придерживаются принципа эстоппеля: молчаливое согласие сторон на изменение подсудности ведет к утрате права ссылаться на арбитражное соглашение, и спор рассматривается арбитражным (хозяйственным) судом по существу.

Правило об отказе в приеме и рассмотрении искового заявления применяется и в том случае, если стороны арбитражного соглашения обратились с иском в арбитраж, но не в тот, компетенция которого была согласована в контракте. Например, арбитражная оговорка была сделана в пользу МКАС РФ, а истец обратился в арбитражный суд г. Москвы. В такой ситуации Арбитражный суд г. Москвы должен признать себя некомпетентным и отказать в приеме искового заявления. Однако на практике российские государственные арбитражные суды не всегда принимают во внимание волю сторон, выраженную в арбитражном соглашении, и принимают к рассмотрению дела, которые им подсудны в соответствии с условиями договора. Ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации прямо устанавливает, что государственный арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения, если:

- имеется соглашение участвующих в деле лиц о передаче данного спора в третейский суд, если любая из сторон, возражая против рассмотрения дела в государственном арбитражном суде, не позднее своего первого заявления по существу спора заявит ходатайство о передаче спора на рассмотрение третейского суда;

- стороны заключили соглашение о передаче спора на разрешение третейского суда во время судебного разбирательства до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, и если любая из сторон заявит возражение в отношении рассмотрения дела в арбитражном суде.  

Проблема соотношения арбитражного соглашения и юрисдикции государственных судов затрагивается в международных договорах и национальном законодательстве. Нью-Йоркская конвенция 1958 года > закрепляет принцип, согласно которому суд при наличии арбитражного соглашения должен направить стороны в арбитраж, но только в следующих случаях: иск касается вопросов, по поводу которых стороны заключили арбитражное соглашение; любая сторона ходатайствует об арбитражном рассмотрении спора; у суда нет оснований признать арбитражное соглашении недействительным, утратившим силу или неисполнимым. Европейская конвенция 1961 года формулирует правило об отводе государственного суда по неподсудности: отвод государственного суда по неподсудности, основанный на наличии арбитражного соглашения и заявленный в государственном суде одной из сторон арбитражного соглашения, должен быть заявлен под угрозой утраты права на отвод за пропуском срока до или в момент представления первого возражения по существу иска, в зависимости от того, рассматривает ли закон страны суда такой отвод как вопрос материального или процессуального права. Типовой закон ЮНСИТРАЛ от 1985 года содержит существенное дополнение – решение судом всех этих вопросов никак не препятствует арбитражу начинать арбитражное разбирательство, продолжать и заканчивать его, выносить решение по существу спора. Таким образом, суд, в которой подан иск по вопросу, являющемуся предметом арбитражного соглашения, должен по своей инициативе или по просьбе любой стороны, представленной не позднее предъявления ее производство по делу и направить стороны в арбитраж, если нет оснований полагать, что арбитражное соглашение имеет порок. В случае предъявления иска в суд арбитражное разбирательство тем не менее может быть начато, продолжено или закончено, в арбитражное решение вынесено, пока спор о подсудности разрешается судом. Государственный суд связан арбитражным соглашением, инициированным сторонами, по вопросам подсудности данного спора и возможности рассмотрения дела по существу. В российской доктрине высказывается практически единая точка зрения: если имеется соглашение о передаче спора на рассмотрение третейского суда и если одна из сторон обратилась с иском в государственный суд, а ответчик до своего первого заявления по существу спора не возразил против этого, то государственный суд (как общей юрисдикции, так и арбитражный) имеет право и обязан рассматривать этот спор. Если же ответчик до своего первого заявления по существу спора ссылается на арбитражное соглашение, заключенное в законной форме и являющееся действительным, то государственный суд должен оставить иск без рассмотрения.(ссылка)

Форма арбитражного соглашения

Довольно обстоятельно в Законе РФ от 7 июля 1993 года в ч. 2 ст. 7 изложены требования к форме арбитражного соглашения. Оно должно быть заключено в письменной форме. Это требование сформулировано в виде императивной нормы, нарушение которой влечет за собой недействительность соглашения. Как указано в Законе, арбитражное соглашение считается заключенным в письменной форме не только, если оно содержится в одном документе, подписанном сторонами. Оно считается таковым еще в двух случаях:

- если оно заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием иных средств электросвязи, обеспечивающих фиксацию такого сообщения;

- если оно заключено путем обмена исковым заявлением и ответом на иск, в котором одна сторона утверждает о наличии соглашения, а другая против этого не возражает.

Арбитражное соглашение должно быть составлено таким образом, чтобы его форма соответствовала требованиям, установленным законодателем в месте проведения арбитражного разбирательства. Соблюдение формы арбитражного разбирательства является одним из важнейших условий признания его действительным.

Вопросы, касающиеся формы арбитражного соглашения, не оставлены без внимания и в основных международных конвенциях, регулирующих вопросы внешнеэкономического арбитража. В соответствии с Нью-Йоркской конвенцией от 1958 года признаются только письменные арбитражные соглашения. Термин подразумевает арбитражную оговорку, включенную в контракт, или арбитражное соглашение, подписанное сторонами, либо содержащееся в обмене письмами и телеграммами. Европейская Конвенция от 1961г.(далее – Европейская конвенция), в отличие от Нью-Йоркской конвенции от 1958 (далее – Нью-Йоркская конвенция), допускает заключение арбитражного соглашения в устной форме. Данная коллизия положений конвенций не должна становиться причиной затруднений при определении действительности арбитражного соглашения, если страной проведения арбитражного разбирательства является государство – участник обеих конвенций. Исходя из того, что Европейская конвенция была заключена позже Нью-йоркской, и целью ее подписания как следует из преамбулы конвенции было желание , нормы Европейской Конвенции превалируют над нормами Нью-йоркской конвенции в регулировании отношений между контрагентами государств, каждая из которых является участником обеих конвенций. Например, в суде ФРГ рассматривалось дело по спору между западногерманской фирмой и австрийской корпорацией. Одна из сторон оспаривала арбитражное соглашение, содержащееся в письме, направленном австрийской корпорацией западногерманской фирме, но не подтвержденным последним в письменной форме. В связи c тем, что ФРГ и Австрия являются участниками и Нью-йоркской и Европейской конвенций, перед судом встал вопрос, положения какой конвенции следует применять для разрешения данного спора. Суд пришел к выводу руководствоваться нормами Европейской конвенции, основываясь на том, что она была заключена позже Нью-Йоркской конвенции и ее нормы превалируют. В соответствии со ст. 1 Европейской конвенции и на основании того, что согласно нормам права ФРГ сторона, не заявившая возражений сразу после получения предложения заключить арбитражное соглашение, считается связанной этим соглашением, суд признал данное арбитражное соглашение действительным.1

Попытка разрешить противоречия национальных законов относительно формы арбитражных соглашений предпринята в Типовом законе от 1985 года, положения которого отражают современные тенденции мировой арбитражной практики. Статья 7 Типового закона устанавливает общее правило: арбитражное соглашение заключается в письменной форме. Условия, при соблюдении которых соглашение считается заключенным в письменной форме:

- это единый документ, содержащий соглашение о передаче споров(а) в арбитраж. Причем он может и не быть подписан сторонами (видимо в доказательство заключения этого соглашения именно данными лицами могут предоставляться иные документы, корреспонденция отражающие ход деловых переговоров, а может и свидетельские показания).

- арбитражное соглашение содержится в документе, подписанном сторонами;

- арбитражное соглашение заключено путем обмена письмами, телеграфными, телетайпными и иными сообщениями, обеспечивающими фиксацию такого соглашения;  

- арбитражное соглашение заключено путем обмена исковыми заявлениями и отзывами на иск, в которых одна сторона утверждает наличие такого соглашения, а другая не возражает против этого;

- в контракте имеется ссылка на документ, содержащий арбитражную оговорку (например, Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ, общие условия поставок), но при условии, что договор заключен в письменной форме и соответствующая ссылка делает оговорку частью контракта.

По закону Швейцарии арбитражное соглашение заключается путем составления письменного документа (в виде отдельного соглашения, либо - арбитражной оговорки, в международном коммерческом договоре), или путем обмена телеграммами, телексами или другими способами с

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: