Xreferat.com » Рефераты по языкознанию и филологии » О современном состоянии нового немецкого правописания

О современном состоянии нового немецкого правописания

Н. Морген

1 августа 2005 года – дата официального вступления в силу в школах большинства федеральных земель ФРГ, Австрии, Швейцарии и других немецкоязычных стран новой немецкой орфографии. Однако все чаще можно услышать, что реформа нового правописания, введенная в 1998 году, не удалась.

В определениях современного состояния новой немецкой орфографии доминируют отрицательные оценки, типа “реформа правописания – это как болячка”, “насильственное регулирование правописания”, “орфографический обман”, “Германия не уедет дальше, если будет писать “Schifffahrt” c тремя “f” и т. п. Отрицательная реакция на новую реформу правописания появилась сразу же после опубликованного 1 июля 1996 г. решения о проведении реформы и издании орфографических словарей, справочников, книг, других информационных носителей в новой орфографии. В актуальных новостях в прессе и интернете от 17 июля 2005 сообщалось, что федеральные земли Бавария и БаденВюртемберг не будут вводить принятую новую немецкую реформу правописания в наступающем 2005 учебном году. “Совет по немецкому правописанию, в который входят представители различных учреждений Германии, Австрии и Швейцарии, в т. ч. редакция Дудена, Общества немецкого языка, издательств газет и журналов, союза журналистов, школьных книжных издательств, настаивает на возвращении к старым правилам правописания: в будущем слитно должно писаться снова все то, что образует единицу смысла. Это касается образований глагола с частицами, прилагательными и именами существительными, типа auseinander setzen, которые снова должны писаться слитно: auseinandersetzen, как и kennenlernen, heiligsprechen, fertigmachen, leidtun, eislaufen, а до 1 августа 2006 года экспертам предстоит отшлифовать реформу таким образом, чтобы она нравилась и ее критикам. И в этот день новые правила станут обязательными во всех областях, в которых государство имеет голос и прежде всего в школах и органах власти” [41].

Известный противник реформы правописания Фридрих Денк отреагировал на запланированную корректуру нового немецкого правописания таким высказыванием: “Это значит, что орфография 1996 г. должна создаваться поновому, что напечатанный прошлым летом Дуден станет непригодным и от большой реформы правописания останется лишь двойное ss. Печально, что такой эксперимент был предложен миру и что экспериментируют на самом важном культурном достоянии нации. Миллионы учеников пребываю в растерянности по поводу появляющихся новых правил. Обучение учеников реформированному написанию противоречит конституции” [41].

Издательства Аксель Шпрингер и Шпигель, которые охватывают около 60 % читателей, возвращаются к старому правописанию и обращаются к другим издательствам и телеграфным агентствам присоединиться к ним. 7 лет практического испытания реформы в печатных средствах массовой информации и в школах показали, что ни для профессионалов ни для учеников новые правила правописания не принесли ни обещанного облегчения, ни упрощения. Напротив, неуверенность из-за смешения старого и нового правописания растет, а кто до реформы писал правильно, делает сегодня ошибки. Преподаватели в высшей степени не уверены в правильности или, наоборот, уверены в неправильности нововведенных правил правописания [41].

В интервью для передачи “Сегодня” второго канала телевидения ФРГ Штойбер заявил: “По всей видимости, мы отзовем часть этой реформы правописания. Реформа имеет огромные недостатки” [41].

Многочисленные опросы подтверждают, что большинство населения от реформы отказывается, так как люди считают, что реформа правописания оказывается скорее регрессом. Большинство немецкоязычных писателей отказалось издавать свои произведения в новом написании, т.к. открывается большая пропасть между написанным ранее и написанным по новым правилам, а множество дополнений повлияли бы на орфографические конвенции так сильно, что потерялось бы единство немецкого правописания.

За исключением Баварии и БаденВюртемберга, большинство федеральных земель придерживается обязательного вступления в силу реформы правописания с 1 августа 2005 г. только из-за того, что начиная с 1998 г. уже более 12,5 млн. учеников изучали новое немецкое правописания по регулирующему механизму 1996 г. с его дополнениями от июня 2004 г. Спикер конференции министров по делам образования и религии (KMK) объявил, что “внедрение реформы правописания c 1 августа 2005 не обязательно, так как решение не является законом, оно находится в ведении федеральных земель, которые сами обязуются их осуществлять. Спорные вопросы должны быть разъяснены Советом по немецкому правописанию до 1 августа 2006” (Die Beschlüsse der Kultusministerkonferenz sind keine Gesetze, sondern Beschlüsse, bei denen sich die Länder selbst verpflichten, sie umzusetzen. Die Streitfälle sollen vom Rat für deutsche Rechtschreibung bis zum 1. August 2006 geklärt werden) [41].

С лингвистической точки зрения нынешняя реформа немецкого правописания является неприемлемой, с политически-экономической точки зрения – слишком расточительной, с национальной точки зрения ничего не дающей и опустошительной, а с международной точки зрения она приносит больше вреда, чем пользы.

В чем причина такого состояния дел с реформой немецкого правописания?

Современная немецкая реформа орфографии была обреченная на неудачу, так как она несостоятельна лингвистически и пошла вразрез с тенденциям развития немецкого языка и языковой интуицией языковой общности.

Кроме многочисленных написаний ss, которые составляют 90% всех изменений, нет почти ничего нового в “новом” немецком правописании. Возникает вопрос: стоили ли того затраты на реформу? Написание ss составляет лишь 0,05% написаний слов текста, а ошибки из-за сложности и запутанности старого правописания составляли 30 – 50%. Вместо того, чтобы облегчить правописание в тех частях, где допускается наибольшее количест ошибок, новое правописание занялось изменением написания таких слов, как Quantchen, behände, Ständdirnr* Fngidär, Bonboniere, Nessessär и т. д., которые не встречаются в текстах школьных учебников; или словом Zierat, которое пишут немногие взрослые и которое не нуждается в “облегчении” с позиций народной этимологии – Zierrat.

Известные трудные случаи написания Branntwein, brillant, Gebaren, Grieß, todkrank, verwandt, weismachen, widerspiegeln, а также различение das – daß (dass) реформой не затронуты.

После вступления в силу новой орфографии вдруг не только ученики, но и миллионы взрослых стали вынуждены писать грамматически ошибочные и абсурдные слова: Gämse, behände, Stängel, schnäuzen и др. Gemse имет отношение к Gams, но не является производным от него.

Реформаторам не пришло в голову изменить правописание Henne на Hänne ‘курица’ с ä, несмотря на то, что данное слово является производным от ‘петух’ Hahn. Так почему же это коснулось ‘серны’ Gam – и Gemse, и теперь необходимо писать Gämse вместо привычного Gemse? Behende, действительно, является производным от Hand, но эта связь содержательно едва просматривается. Несколько лет тому назад реформатор правописания Вольфганг Ментруп иронизировал по поводу запланированных, но невозможных для осуществления орфографических изменений такого типа в работе “В чем собственно ошибка?” [49, 78]. На примере mit behenden Schritten он обосновал, что формальные связи между основой и производным в современном языке не становятся более очевидными, напротив, еще больше затемняются, так как сегодня умлаут имеется во множественном числе от Hand, в то время как behende содержит указание на дательный падеж единственного числа.

Однако авторы нового немецкого правописания пошли сейчас по такому ошибочному пути. Приведем примеры предложенного нового правописания и аргументы неприемлемости такого решения, которое становится узаконенным с 1 августа 2005 года. Кто задумывается сегодня при написании Stengel о том, что ‘стебель’ Stengel однажды был маленькой ‘жердью’ Stange и этимологически связан с ней? Наоборот, невозможно сегодня больше обозначать eine kleine Stange просто словом Stengel ‘стебель’, т.к. это не соответствует смыслу. И кто думает о ‘морде’ Schnauze, когда чистит ‘нос’ (!)? Реформаторы, правда, объясняют: “Краткий [e] ä пишется вместо e, если имеется основная форма с a” (§ 13; § 16 для äu/eu), но они не говорят, что понимается под “основной формой”. Такое толкование нельзя признать серьезным, потому что не известно, куда ведет правописание, предписывающее пользователям в письменной коммуникации учитывать какие-то формы с a, имеющие какие-то связи с производным словом, а связи между словами существуют почти всюду. Если распахнуть эти ворота только один раз, то Schenke надо будет писать выборочно то с ä, то с е, так как оно может быть производным не только от schenken, но и от Schank. Еinwenden связано с Einwan, Н. Морген ВЕСТНИК ВГУ, Серия 22 “Лингвистика и межкультурная коммуникация”, 2005, № 2 merken с Marke, setzen с Satz, schwenken с schwanken, hell с hallen, Keule с Kaulquappe. Почему тогда не писать Stämpel вместо Stempel, который однозначно связан с stampfen, как и Spengler с Spange? А вот täuschen реформаторы объявили в § 17 исключением за неимением родственной формы с au, что является, однако, неправильным, т.к. она имеется в tauschen. Уже в 1989 г. вносилось предложение писать Krebs с p (Kreps), так как не учли, что имеется Krabbe. При schupsen хотели устранить “побочную форму” schubsen (а это – основная форма), уже не говоря о schieben и Schuh.

Если новая реформа предписывает писать Greuel и greulich с äu, так как эти слова отдаленно связаны с Graue, то в результате образуется совершенно ненужное совпадение greulich (gräulich в новом правописании) ‘ужасно’ с прилагательным, обозначающий цвет gräulich ‘сероватый’.

Такие часто употребительные слова, как Eltern (хотя они являются собственно die Älteren), Geschlecht (несмотря на schlagen), fertig (несмотря на Fahrt), Mensch (несмотря на Mann) и т.д. реформаторы не тронули, так как это означало бы быстрый конец предполагаемой ими реформы. А вот как нужно будет писать ‘серна’ – Gemse или Gämse, большинство людей особенно не волнует, ибо они никогда не пишут это слово и читают о нем редко. Саркастично описал новое правописание Вольфганга Бреннайзена, обыграв нововведение Gämse вместо Gemse: “Первая реакция серн: В кругах серн реакция противоречива. Одни с удовлетворением констатируют, что серна как одно из немногих животных пробудила внимание Комиссии по правописанию, другие недовольны новым написанием Gämse, так как оно слишком напоминает о Gamsbart (‘борода’), а каждое напоминание о Gamsbart – это печальное доказательство того, что горная антилопа была убита рукой человека и лишена самого лучшего, что у нее было” [16].

Примеры, а их можно приводить бесчисленное множество, показывают, что путь этимологизации для реформирования правописания современного немецкого языка является ложным.

Несмотря на количественно незначительные изменения правописания, впервые с начала столетия должны были быть перепечатаны все орфографические справочники, словари и учебники, что наносит значительный ущерб международному статусу немецкого языка.

Положительное в новых текстах – это частичная замена ß на ss. ß, или “острый s”, имел до сих пор две функции: обозначение глухого [s] после долгих гласных звуков и дифтонгов: reißen в противоположность звонкому [z] в reisen и обозначение ss на границе слогов или перед другим согласным звуком: hassen, но Haß, haßt.

С одной стороны, ß делает отчетливей внутреннюю границу составляющих его слов в сложных словах Messergebnis, Mißstand читается легче, чем Missstand, что является приятным дополнительным комфортом. С другой стороны, можно было бы обойтись и без буквы ß, как это делают уже десятилетия швейцарцы, тем более что оно затрудняет международную письменную коммуникацию посредством e-mail.

По новому правописанию s служит только для обозначения долготы гласного, а краткость гласного звука обозначается удвоением следующего согласного: hassen.

Отрадно, что после краткого ударного гласного пишется двойной согласный, однако нововведение омрачается 12 группами исключений (§§ 4 и 5). И, кроме того, в написании s никогда не существовало затруднений за единственным исключением: в различии написания das и daß, на которое приходилось около 6% всех орфографических ошибок, так как различие в их написании кроется в грамматической функции: артикль или местоимение, с одной стороны, и союз, с другой. Удивительно, что именно эта трудность разделения функций в новом правописании как раз и сохраняется, а проблема выбора das или dass остается.

Новую реформу правописания, которая обещала быть “щадящей”, нельзя считать таковой. Щадящей была скорее прежняя практика Дудена. Дуден приспосабливался от издания к изданию словаря к новым явлениям в практике немецкого языка и отражал ее в словарях (по другому он и не мог, ибо потерял бы свои “привилегии” перед языковой общностью), поэтому никогда не было большой необходимости приобретать самое новое издание Дудена.

Реформа обещала принести желаемое облегчение письма, а что получилось?

Правила нового правописания стали не только обширнее, чем действовавший до сих пор регулирующий механизм Дудена, но и превосходят по сложности все до сих пор существовавшие, т.к. содержат бесчисленные исключения и исключения из исключений.

Например, такое правило: “Cочетания прилагательного и глагола пишутся раздельно. Исключение: если прилагательное не имеет степени сравнения или имеет расширенную конструкцию, то слова пишутся вместе. Исключение из исключения: прилагательные на -ig, -lieh или -isch пишутся раздельно. Исключение из исключения исключения: richtiggehend пишется слитно. Общее исключение: с глаголом sein написание всегда раздельно”. (Невероятная сложность!) Варианты и свобода выбора для пишущего вводятся настолько произвольно, что учащийся не может определить, где он имеет выбор, а где нет. Пример: до сих пор писалось zugrunde, zuliebe и т.д. Реформа предусматривает, что zugrunde можно писать и zu Grunde, однако zuliebe ни в коем случае zu Liebe, zutage или zu Tage, но только: zugute, а не zu Gute. И так во многих других случаях. Число правил и исключений сильно увеличилось.

Новая реформа правописания предлагает правила написания с большой или маленькой буквы только в14 параграфах (по сравнению с 24 в Дудене 1991 г.), но зато они занимают 17 с половиной страниц листа формата A4, что говорит о больших трудностях, почти невозможности овладения правилами написания существительных с большой или маленькой буквы [33, 87], следовательно, и учебная нагрузка увеличивается.

Устранение многих сотен слов насильственным путем через раздельное написание Петер Эйзенберг, член межгосударственной Комиссии по немецкому правописанию, квалифицировал следующим образом: “В истории немецкого языка не было подобного разрушительного наступления на языковую систему”.

“Группа экспертов” – авторов реформы – проигнорировала складывавшуюся столетиями в языковой общности мотивацию в пользу того или иного написания и вводит свои изобретения.

Например, реформа объявляет правильным слитное написание имен прилагательных на -ig, -lieh и-isch с глаголами или причастиями, но оставляет раздельное написание только для fertig stellen (но bereitstellen), heilig sprechen (но freisprechet), Kapital flüssig machen (но Geld lockermachen).

Ради чего это делается? Видимо, чтобы осуществить десятилетиями провозглашаемую цель реформаторов – “противодействовать” увеличению слитного написания [Bericht der Kommission vom Januar 1998, S. 42] и побудить писать по-новому: sich mit etwas auseinander setzen, so genannt и т.д. Слитное написание никак не является изобретением Дудена, оно исходит из интуиции самих пишущих. То, что науке до сих пор не удалось перевести эту интуицию в плоскость дефиниций, не должно являться основанием для государства и его экспертов “противодействовать” закрепленному практикой волеизъявлению языковой общности. Та же реакционная тенденция налицо и в других областях регулирующего механизма правописания, например, zu eigen machen, с отчетливой тенденцией к слитному написанию zueigen, которое когда-то было допущено, а теперь реформа требует архаичного написания zu Eigen machen с именем существительным, которое словари давно снабжают пометкой “veraltet, gehoben”.

Упрек в уничтожении слов относится в первую очередь к устранению сложных слов, типа aufsehenerregend, tiefschürfend, sogenannt, Handvoll и т.д., смысл которых вытекает не из отдельных составляющих их компонентов, на которые новая реформа их разделяет, а из общего, и разложение такого сложного слова ведет к

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: