Xreferat.com » Рефераты по языкознанию и филологии » Лингвосемантическая категория “принятие решения” (средства выражения и особенности функционирования)

Лингвосемантическая категория “принятие решения” (средства выражения и особенности функционирования)

Чалабаева Людмила Владимировна

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Краснодар 2006

Диссертация выполнена на кафедре французской филологии Кубанского государственного университета

Общая характеристика работы

Актуальность предпринятого нами исследования определяется, с одной стороны, общим контекстом исследований по Теории Деятельности; с другой стороны, широко “эксплуатируемым” в настоящее время когнитивным подходом в лингвистических исследованиях, в нашем случае с целью репрезентации лингвосемантической категории “принятие решения”. Более конкретно актуальность работы предстаёт в опоре на известное положение теории

Г.П. Щедровицкого, касающееся разработки возможных схем и моделей деятельности, которые “дают адекватное представление о деятельности как действительности совсем особого рода”, и которые могут быть оценены в полном объёме “лишь в ходе будущего многолетнего развития Теории Деятельности и всех опирающихся на нее дисциплин”. Означенное положение фиксирует “два существенных момента, характеризующих эти схемы”. Имеется в виду, что “схемы деятельности благодаря неоднородности своих элементов и полиструктурному характеру обладают значительно большими оперативными возможностями, чем любые другие схемы и модели из уже существующих естественнонаучных теорий”. При этом то, что

Г.П. Щедровицкий называет “деятельностью”, интерпретируется в работе, с одной стороны, как предельно широкая, универсальная, “конструктивная или оперативная система”, из единиц которой можно строить модели любых социальных явлений и процессов, а с другой стороны (при соответствующей интерпретации), – как “субстанция” особого типа, подчиняющаяся специфическим естественным законам функционирования и развития” (Щедровицкий, 1995: 244).

Названным положением обусловливается гипотеза нашего исследования: при моделировании фрейма “принятие решения” необходимо его понимание, с одной стороны, как конструктивной и оперативной системы, отражающей функционирование декларативных и процедурных видов знаний, с другой стороны, как субстанции особого типа, подчиняющейся специфическим естественным законам функционирования и развития языка.

Объект нашего исследования – лингвосемантическая категория “принятие решения”. Предмет исследования – средства её выражения и особенности функционирования.

Цель диссертационного сочинения: исследовать конструктивную и оперативную структуру лингвосемантической категории “принятие решения” и представить её как субстанцию особого типа.

Поставленная цель требует решения следующих задач:

Описать историю изучения категории “принятие решения” в различных областях знания – Теории деятельности и Теории речевой деятельности (философии, логике, психологии, психолингвистике, лингвистике и др.).

Представить методы анализа категории “принятие решения” как категории лингвосемантической.

Выявить и описать структуру категории “принятие решения”.

Вычленить дискурсивные характеристики фрейма “принятие решения”.

Показать особенности функционирования фрейма “принятие решения” в собственно аргументативном аспекте.

Научная новизна исследования заключается в следующем: в нем впервые делается попытка описать лингвосемантическую категорию “принятие решения”.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что предложенный в ней подход продолжает развитие положений Теории Деятельности и Теории речевой деятельности, когнитивной теории с проекцией на собственный объект исследования – категорию “принятие решения”. В предлагаемой модели описана и проанализирована субстанция нового типа, заявленная как конструктивная и оперативная система, представлено содержание фрейма “принятие решения”, выявлены его стратегические характеристики.

Практическая значимость работы: результаты и материалы диссертации могут быть использованы при чтении спецкурсов и проведении спецсеминаров по следующим темам: “Теоретическая и прикладная лингвистика”, “Теория речевой деятельности”, “Когнитивная лингвистика”. Представленный в диссертации Краткий тематический словарь может быть полезным в практике преподавания английского языка.

Методологическая база работы: исследования в области философии, логики (В.И. Герасимов, В.В. Петров, Г.П. Щедровицкий и др.), в области Теории речевой деятельности (Ф. де Соссюр,

Л. Ельмслев, А.А. Леонтьев, А.Н. Леонтьев и др.), в области теории коммуникации (В.Б. Кашкин, В.В. Кочетков, Г.Г. Почепцов,

С.А. Сухих, Р.А. Уилсон и др.), в области когнитивной лингвистики (А.Г. Баранов, А.Н. Баранов, Т.А. ван Дейк, А.А. Залевская,

М. Мински, П.Б. Паршин, Р. Шенк, и др.), в области исследования категории “принятие решения” (Е.Н. Зарецкая, Е.В. Падучева,

С.Л. Рубинштейн, В. Штегмюллер и др.), в области теории аргументации (Г.А. Брутян, В.З. Демьянков, А.А. Ивин, Н.Ю. Фанян и др.).

Методы исследования, использованные в работе: метод системного и полиструктурного анализа, метод конструктивного и процедурного анализа, функциональный метод, интерпретационный метод, контекстуальный метод, метод семантических и прагматических пресуппозиций, метод сплошной выборки, метод моделирования.

Материал исследования – художественные произведения русских писателей XIX-XX вв., лексикографические издания, словари русского и английского языков, другие источники, общим объемом около 10000 страниц.

Положения, выносимые на защиту:

Категория “принятие решения” – объект междисциплинарного знания, изучаемый в философии, логике, психологии и в области прикладного знания. В качестве объекта исследования лингвосемантическая категория “принятие решения” имеет характеристики объекта междисциплинарного знания, оказывающего влияние на особенности её функционирования в языке и речи. Категория “принятие решения” – условная единица, поскольку её потенциал не ограничивается лишь выражением принятия решения, она включает в себя весь спектр действий, ведущих к исполнению решения.

Категория “принятие решения” – феномен, реализующийся в статических и динамических проявлениях. Статически он проявляется как факт, динамически – как процесс. Амбивалентность данного феномена обусловливает целесообразность его изучения в качестве именно динамической субстанции, что представляет заметно широкие возможности для интерпретаций. При этом эффективной формой выражения, актуализации категории “принятие решения” представляется фрейм, способный вместить в себя как декларативные, так и процедурные знания. Фрейм “принятие решения” рассматривается, с одной стороны, как частное проявление деятельности со своей конструктивной и оперативной системой, с другой стороны, как субстанция особого типа, подчиняющаяся специфическим естественным законам функционирования и развития языковых и речемыслительных образований.

Конструктивная система фрейма “принятие решения” выражается в его полиструктурности, а оперативная – в сопряженном взаимодействии блока факторов, способствующих (или препятствующих) принятию решения: объект; субъект (диспозиции + компетенция); стратегии; положение дел (благоприятное / неблагоприятное); собственно процесс (ситуация, выраженная различными факторами – риск, шанс и др.); результат (благоприятный / неблагоприятный); прескрипции к принятию решения (выраженные в виде максим, пословиц, поговорок, представляющих собой реквестивы); стиль действия; хронотоп. Моделирование перечисленных факторов обусловливает в итоге множественность интерпретаций абстрактной фреймовой структуры.

Дискурсивная целостность акта решения обусловлена безусловной способностью к актуализации различных видов действий в различных пространствах. С одной стороны, каждая дискурсивная цепочка в ряду других процессуальных актов включает акт решения, с другой стороны, акт решения представляется макроактом в качестве результирующей субстанции всей цепочки. Компактная цепочка акта решения реализуется, как правило, в двух и более звеньях (ср. “посоветоваться – решить”, “спорить – толковать – решить”, “примерить – прикинуть – решить” и др.). Особенно частотна цепочка (базовая) “думать” – “решить”, которая обусловливает актуализацию наращенных звеньев в цепи (“осознание – сильнейшее впечатление – решение”, “думать – передумать – мучиться – решиться” и др.). Дискурсивная целостность акта решения формируется из его неоднородности. Формирование и реализация акта решения происходит в нескольких пространствах (“топосах”) – физическом пространстве, ментальном пространстве и как составляющем последнего, – пространстве души. Результат интегрированности выявленных топосов – модальная реализация акта решения, которая выражается в употреблении модальных маркеров.

В качестве семантических компонентов полиструктуры “принятие решения”, представляющих собой аргументативные константы оперативной системы, вычленяются элементы, фиксирующие следующие позиции субъекта по отношению к объекту принятия решения, т.е. позиции именно экзистенциального и субъективного характера: 1) физическое состояние, включая статическое положение; 2) физическое действие – предыдущее / последующее; 3) ментальное действие – протяженное / точечное; 4) цель акта решения; 5) условие – акта решения / выхода из неблагоприятного положения; 6) решение проблемы – возможное / невозможное; 7) изменение решения; 8) причина – действий / состояний / положения дел; 9) вербализация акта решения – состоявшегося / предполагаемого / несостоявшегося. Семантические компоненты в различных конфигурациях представляются в виде скриптов (в нашем случае, форм представления знаний, отражающих причинно-следственные отношения конкретно в процедурном фрейме “принятие решения”, например: “аргумент (физическое состояние) – цель – физическое действие”).

Употребление глагола “решать / решить” в русском языке имеет амбивалентный характер – избыточный и обязательно компенсаторный. Очень часто употребление глагола “решать / решить” не имеет ничего общего с актом принятия (и исполнения) решения. В этом случае глагол реализуется в своем десемантизированном значении, т.е. его употребление оказывается несколько избыточным. С другой стороны, решение, принятие решения выражаются имплицитно, т.е. при вербализации принятия решения сема “решать / решить” не эксплицируется, она выражена имплицитно, и именно репрезентация семы компенсируется функционированием других представляющих её заместителей. Избыточный характер представленности данной семы в структурах “принятие решения” формирует особенности идиостиля автора художественного текста.

Апробация работы. Основные положения диссертации были представлены и обсуждены на заседаниях кафедры иностранных языков Российского государственного социального университета (Анапский филиал), на ежегодных научных конференциях молодых ученых факультета романо-германской филологии Кубанского госуниверситета, на заседаниях кафедры французской филологии, на 5-ой Российской научно-методической конференции “Наука и образование в условиях глобализации” (Сочи, 2004).

По теме диссертации опубликовано 8 научных работ.

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, Списка использованной литературы, Приложения в виде Краткого тематического словаря.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении определяются цели и задачи, объект и предмет исследования, обосновываются актуальность, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы. В нем указывается методологическая база исследования, перечисляются методы, используемые для решения поставленных задач, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретические предпосылки исследования категории “принятие решения”: междисциплинарный аспект» анализируется междисциплинарная проблема “принятия решений” в философском, логико-прагматическом, психологическом, прикладном, лингвистическом аспектах. В ней также излагаются основные концепции, представляющие интерес в плане методов анализа и выбора концептуального аппарата.

В области философии (методологии) особое место занимает подход Г. П. Щедровицкого к толкованию деятельности. Деятельностный подход в качестве методологии способствует продуктивному толкованию речедеятельностного подхода, в котором отмечается совмещение двух планов – психологического и эпистемологического изучения речи-языка как деятельности на базе концепции общей теории деятельности. В этом мы усматриваем методологическое основание для попытки комплексного анализа объекта и предмета нашего исследования.

В постмодернистской традиции о событиях и решениях предлагается понятие “идеальное событие”, иначе называемое сингулярностью. Решение связывается со снятием проблемы, однако, с присутствием в Идее, связывающей проблему с её условиями и организующей генезис решения как такового (Ж. Делёз). В рамках философии языка и философии сознания проблема принятия решений осмысляется как рациональная теория решений, пытающаяся выстроить логику решений с выделением следующих его видов – надежные, рискованные, безосновательные решения (В. Штегмюллер). В теорию принятия решений вовлечены понятия “представления”, “фантазии”, “время”, “альтернативные способы действия”, “желания”, “страхи” (Д. Фоллесдаль).

В риторической области проблема принятия решения ставится сообразно с характером её взаимодействия с типом “пафоса” (риторический пафос, сентиментальный пафос, романтический пафос). Понятие “принятие решения” определяется как категория, которую следует отнести к категориям эмоциональным и поведенческим, а не собственно мыслительным (Е.Н. Зарецкая). Данное положение позволяет выйти за рамки формально-логического подхода и способствует более широкой интерпретации “вместилищ”, в которых формируется или осуществляется акт решения.

В области психологии принятие решения (или решение) – компонент в общей цепи сложного волевого действия (возникновение побуждения и предварительная постановка цели; стадия обсуждения и борьба мотивов; решение; исполнение). Оно связывается с понятиями “цель”, “борьба мотивов”, “осознанность”. Осуществление отдаленной цели требует сложного ряда действий. При этом намечается путь, определяются средства, необходимые для её достижения, составляется план действий. Техника решения, процессы или операции, посредством которых к нему приходят, различаются в зависимости от условий. Выделяются факторы, способствующие реализации принятия решения: темперамент, характер личности (импульсивные, нерешительные люди), обстоятельства. Поскольку один и тот же процесс представляется и интеллектуальным, и эмоциональным, и волевым, то появляется возможность комплексной интерпретации акта решения (С.Л. Рубинштейн). Вместе с тем полагается, что решения, основанные на наших чувствах, – это хорошие решения (Г. Орме) (ср. с мнением Э. Фромма о необходимости осознанного акта принятия решения). В психологии страха выявляется вид решения – “единственно верное, смертельно опасное решение”, а также “спокойная храбрость сознательного решения” (Ю.В. Щербатых).

В прикладном аспекте категория принятия решения изучается в области управления производством с целью выявления стилевых вариантов воздействия руководителей на подчиненных с вычленением базовых стилей (директивный, коллегиальный, а также стиль пассивного невмешательства, ведущего к попустительству)

(А. Л. Журавлёв), трех основных регулятивных стилей: согласованного, хаотического, негативного (В.В. Кочетков). Выделяются такие личностные свойства, как осторожность, гибкость, поленезависимость и внушаемость. В настоящее время продуктивным в исследованиях по психологии, психолингвистике представляется концепция И. Майерс, основанная на теории психологических типов

К. Г. Юнга. В связи с этим выделяются типы личностей, принимающих решение. Количество типов варьирует от одного автора к другому: бездумный, уступчивый, логический, эмоциональный, интуитивный, нерешительный (T. Y. Arroba). В другой, более сжатой, классификации когнитивные стили принятия решения ограничиваются тремя типами (рациональный, интуитивный, зависимый) и зависят от полового признака (V. A. Harren). В целом независимо от количества выведенных стилей, классификационные параметры едины в представленных таксономиях (рациональный, интуитивный и др.). Краткий обзор личностных качеств при принятии решения выявляет следующие параметры: локус контроля (полезависимость / поленезависимость); ригидность / гибкость мышления; импульсивность; риск. Вместе с тем отмечаются основные ошибки в процессе принятия решения: акцент на прошлом успехе, чрезмерная уверенность, нечувствительность к предупреждениям (R. Jervis). В качестве обобщения назовем три объяснительные модели принятия решения: классическая рациональная модель, модель организационного процесса, модель правительственной политики (Г. Аллисон).

Лингвистический подход к проблеме “принятия решения” находит свое выражение в изучении глаголов со значением принятия (и исполнения) решения. При анализе теоретических исследований (Е.В. Падучева, Н.Д. Арутюнова и др.), проведенных относительно глаголов (актов) со значением принятия (и исполнения) решения, нами было зафиксировано наличие следующих вопросов: характеристика семантического поля, включающего глаголы со значением принятия (и исполнения) решения; вычленение компонентов динамической модели, так называемых метафорических “участников” акта принятия решения, которые представлены таковыми в силу их синтаксического распределения в модели предложения (диатеза, категория вида и др.); выявление параметров лексического значения для данной группы глаголов; определение факторов, реализующих отношения полисемии, а также установление вариативности лексической сочетаемости в глаголах-синонимах; описание синтаксических и семантических особенностей при актуализации глаголов, входящих в семантическое поле; установление связи между классом глаголов принятия (и исполнения) решения с другими классами глаголов, например, классом глаголов интерпретации, а также разрядов действий; иллюстрация взаимозависимости компонентов модели при актуализации глаголов принятия (и исполнения) решения, а также их прагматической и лингвокультурной особенности.

При изучении проблемы принятия решения, обозначенной в нашей работе как вопрос о лингвосемантической категории “принятие решения”, продуктивным представляется когнитивный подход, позволяющий проекцию теоретических предпосылок в изучении данного вопроса на лингвистическую область. В качестве формы представления лингвосемантической категории “принятие решения” мы выбираем форму фрейма (М. Мински), который способен вместить в себя как декларативные, так и процедурные знания. Дополнением к актуализации фрейма может служить особенность функционирования ментальных пространств, в которых проблема репрезентации знаний происходит свободно, нежестко, что обусловлено множеством факторов (ср. систему личных конструктов Дж. Келли (2000), семантические примитивы А. Вежбицкой и др.).

Во второй главе «Лингвосемантическая категория “принятие решения”: от словарной данности к дискурсивной интерпретации» дается словарное и контекстуальное толкование частеречных форм, реализующих акт решения. Лингвосемантический аспект исследования акта решения предполагает его изучение от языка к речи – от словарной данности к дискурсивной интерпретации. Словарное и контекстуальное толкование ведется на основе частеречных форм, реализующих акт решения. Ограниченный словарный список частеречных форм (решающий, решение, решимость/решительность, решительный, решительно, решить, решиться) в контекстуальной интерпретации указывает на богатую семантическую составляющую акта решения: Григорий, выждав тишины, положил на весы спора решающее слово: - Фронт будем держать тут! (М. Шолохов); Ещё в поезде она приняла твёрдое решение никогда

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: