Xreferat.com » Рефераты по языкознанию и филологии » Система-становление-состояние в семиотике и поэтике Ролана Барта

Система-становление-состояние в семиотике и поэтике Ролана Барта

Сорокин Б. Философия филологии

Ролан Барт, как типичный представитель структуралистской семиотики и поэтики, в своих творческих исследованиях довольно часто обращается к термину "состояние". Это (как мы попытаемся показать) неслучайно, поскольку он при рассмотрении предмета отдаЕт явное предпочтение синхроническому подходу в ущерб диахроническому, игнорируя их диалектическое единство.

Исследования в плане синхронии в теоретическом литературоведении предполагает анализ состояния функционирования искомой системы, полученной в результате схематического среза хронологического развития художественного произведения.

Таким образом, историческое (диахроническое) отрывается у Барта от систематического (синхронического).

Однако следует отметить как положительный момент то, что Барт признает и понимает, что знание о структуре, во-первых, есть цель исследования и его результат, но не его абсолютно устойчивое начало; и что учный осуществляет своЕ движение к этой цели от некоторого предмета, взятого в определенных пространственно-временных границах своего бытия и обладающего бесконечно многими преходящими и непреходящими свойствами. Во-вторых, Р. Барт считает необходимым выделять схему, модель, каркас наличного бытия изучаемого предмета.

Глава первая. Понятие "состояние" в семиотике и поэтике Р. Барта

Французский структуралист редко использует в своих теоретических исследованиях термин "состояние". Значительно чаще он обращается к терминам "корпус" или "модель". Однако соотносительный, сравнительный (как формально-содержательный, так и познавательно-функциональный) всех трех терминов показывает, что Ролан Барт применяет их как тождественные понятия, хаpактеpизуемые существенной методологической "силой" (по крайней мере, в пределах обшей семиотической, а тем более теоретико-литературоведческой теориях). Эта их тождественность в том, что к содержанию всех трех указанных понятий относятся существенные определения пpедмета в их единстве. Причем, критерием существенности является прежде всего цель деятельности субъекта. "Чтобы такое исследование стало возможным, - пишет Р. Барт, - необходимо с самого начала исходить из ограничительного принципа. Этот принцип называется принципом существенности. Исследователь принимает решение описывать предстоящие факты лишь с одной точки зрения; следовательно, - продолжает Барт, - он будет фиксировать в этой разнородной массе фактов только те черты, которые важны с данной точки зрения (исключив все остальные). Такие черты и называются существенными. Так, фонолог рассматривает звуки лишь с точки зрения смысла... и не интересуется их физической и артикулярной природой. В семиологии (семиотике) существенность связана со значением анализируемых объектов... Значение этих (физических, психологических, социологических- Б.С.) факторов, каждый из которых связан с... несемиологической существенностью, не отрицается; но сами они должны быть рассмотрены в терминах семологии, то есть под углом зрения функции в знаковой системе". (1. с.161).

Р. Барт приводит примеры применения предлагаемого им "ограничительного принципа", в которых объектом изучения выступают некоторые семиологические видовые множества, в частности, мода и знаковая система пищи.

Автор "Основ семиологии" замечает что для реализации принципа существенности необходим "имманентный" подход к объекту, то есть наблюдение его изнутри. Если исследователю еще неизвестны пределы интересующего его видового множества (или объекта-системы), то он вынужден пpименять принцип рассмотрения "изнутри" к некоторой массе гетерогенных элементов, которые и анализируются им с определенной точки зрения, чтобы выявить структуру, уже гомогенного объекта-системы. Такая совокупность исходных данных получила у Барта наименование "корпус". "Корпус" - определяет Барт, - это конечная сумма фактов, заранее выделяемая исследователем в соответствии с его произвольным выбором. С этим корпусом он будет работать. Например,если мы хотим описать язык пищи современных французов, то мы должны заранее решить, с каким корпусом мы будем иметь дело - с меню, предлагаемым газетами, с ресторанным меню, с реальным меню за обедом или с меню,о котором нам кто-то рассказал" (там же, с. 162).

Далее, автор подчеркивает важную мысль о том, что метод формирования корпуса, а также типы критериев отбора его элементов обусловливаются природой или видовым качеством целевого множества:

- критерии отбора пищевого корпуса будут, конечно, иными, нежели критерии форм автомобилей или, скажем, фасонов женской одежды.

Р. Барт предъявляет жесткие требования к оперированию с уже сформированным корпусом:

1. Необходимо строжайшим образом придерживаться сформированного корпуса, ничего не добавляя к нему в ходе дальнейшего исследования.

2. Все элементы корпуса в процессе его всестороннего анализа должны быть объяснены в рамках данной системы.

3, Корпус должен бить (как говорят логики) распределенным, то есть все его элементы должны заполнить все корпусные ячейки, образуемые целостной системой подобий и различий (там же). Иначе говоря, рано или поздно, в процессе отбора материала для корпуса исследователь заметит, что факты (согласно применяемому критерию, а также принципу подобия и различия) начинают повторяться. А это свидетельствует о том, что корпус насыщен.

4. Корпус должен быть однородным, то есть его материал должен быть односубстанциальным; например, лингвист соответственно поставленной цели, стремится сформировать корпус только со звуковой субстанцией; подобно тому как семиолог, изучая язык пищи, предпочитает гомогенный корпус продуктов питания: одни только ресторанные блюда.

Но поскольку нередко приходится иметь дело, как минимум с бисубстанциальными корпусами, постольку следует подвергнуть структурному анализу саму эту субстанциальную неоднородность, четко проводя разграничение субстанций, отделяя реальные предметы от языка, на котором они описываются.

Далее следует очень важная для нашего исследования мысль Ролана Барта, в которой он непосредственно использует термин "состояние": "В принципе из корпуса должен быть устранен максимум диахронических (исторических) элементов; корпус должен соответствовать "состоянию" системы, представлять исторический срез. "... с чисто операциональной точки зрения, - замечает Барт, следует предпочесть корпус обширный, но относящийся к одному временному моменту, корпусу узкому по объёму, но растянутому во времени; так, если объектом изучения является пресса, надо отдать предпочтение подборке газет появившихся одновременно, а не подшивке одной и той же газеты за несколько лет. Есть системы, которые как бы сами указывают на собственную синхронию; такова мода, меняющаяся ежегодно. Что касается других систем - продолжает Барт, - то надо брать короткие периоды их существования, что позволит впоследствии сделать экскурсы в их диахронию. ... главной, целью семиологического исследования является как раз установление собственного времени этих систем, создание истории форм" (там же, с.163).

Какие, на наш взгляд, важные формально-содержательные характеристики корпуса-состояния указывает Барт в приведённом фрагменте

1. Состояние есть способ бытия сущности объекта; то есть можно сказать, что оно есть способ бытийной, сущностной спецификации, модификации объекта.

2. Состояние - это прежде всего внутренняя (изнутри)., содержательная сторона объекта. Иначе говоря, исследователь должен стремиться к обнаружению максимально возможного числа специфических определений сущности, которая в структурализме (в том числе и у Барта) подменяется структурой. Состояние должно быть содержательно насыщенным.

3. Состояние имеет, по Барту, качественную (однородность) и количественную (насыщенность) характеристики.

4. Состояние обладает структурой, то есть совокупностью внутренних, устойчивых, необходимых связей между содержательными элементами. Как мы покажем далее, Р. Барт сводит и содержание состояния к структуре.

5. Важным признаком состояния, по Барту, является время (исторический срез бытия объекта). Ценной, по нашему мнению), является мысль Барта о необходимости последующего диахронического подхода к анализу состояния системы с целью выявления ритма её изменения, а также собственного времени ее существования.

Однако в позиции французского структуралста прослеживаются, на наш взгляд, и существенные методологические недостатки. Во-первых, его интересует ритм изменения лишь семиологической системы в целом; поэтому вне поля зрения учёного остается ритм изменений отдельных элементов этой системы. То есть он разрывает диалектическое единство устойчивости (сохранения этой системы, ее сущности, ее структуры) во времени и изменчивости внутренней жизни системы, протекающей как процесс взаимодействия ее элементов, а следовательно, как ряд ее изменений, как ряд внутриструктурных внутрикачественных элементарных состояний, имеющий (этот процесс) доминирующую направленность, ритм и темп).

Во-вторых, если Барт различает элементы по степени су щественности, то не следует нарушать логику, а потому необходимо признать вместе с тем различную степень устойчивости и изменчивости тех или иных существенных элементов системы, тех или иных звеньев ее структуры (как внутренней формы состояния). Ведь это очень важно для определения собственного времени бытия этих элементов и звеньев структуры изучаемой системы, различного их обратного воздействия на систему. А это требует однозначного определения границ временного интервала отбора репрезентативного массива факторов, в рамках которого (интервала) происходит существенное изменение элементов и звеньев структуры системы, ведущее, в конечном счёте, к изменению и самой системы, к ее переходу в новое состояние. Хотя Р. Барт в " Основах семиологии", по сути, отождествляет диахронический подход с историческим и считает необходимым применять его к уже сформированному корпусу-состоянию, однако возникает сомнение в том, что такой подход возможно осуществить с позиции бартовского понимания соотношения устойчивости и изменчивости. Ведь для того, чтобы выяснить, почему некоторый объект находится в данном, а не ином состоянии, следует произвести соотносительное рассмотрение двух категорий: " состояние" и "процесс" в двух аспектах.

Во-первых, само состояние системы представляет собой субстрат-процесс, то есть внутрикачественную, внутриструктурную динамику, которая выводит актуальную систему-состояние за ее пределы к новому состоянию.

Во-вторых, наряду с внутренним аспектом единства устойчивости и изменчивости, следует проанализировать ее внешний аспект. Конкретная система-состояние олицетворяет в данном случае тот момент устойчивости, который является продуктом предшествовавшего процесса (момент изменчивости); эта система-состояние есть застывший, стабилизировавшийся динамизм. Только тогда становится явной диалектическая связь устойчивости и изменчивости, их противоположность и взаимопереход. Устойчивость (система-состояние) - временна, относительна, содержит в самой себе изменчивость (процесс). Это - внутренний аспект их соотношения. А изменчивость предшествовавшей системы-состояния, приведшая к возникновению данной системы-состояния, - это внешний аспект соотношения устойчивости н изменчивости. Так что изменчивость является ведущей стороной любого состояния объекта-системы. Иначе говоря, синхронический срез бытия должен подвергаться анализу посредством категорий устойчивость/изменчивость а тем более срез диахронический.

Точка зрения Р. Барта на соотношение моментом устойчивости и изменчивости получает свое развитие в более поздних его трудах, в которых обнаруживается, что их автор не только различает синхронию и диахронию, но уже не отождествляет диахроническое и историческое: он теперь соотносит их как вышеназванные аспекты бытия системы: устойчивость - это историческое; изменчивость это диахроническое.

- По Барту, различие есть двигатель диахронии, но не истории; история - это устойчивое, а диахрония - это преходящее. История начинается лишь тогда, - замечает Барт, - когда эти (диахронические - Б.С,) микроритмы нарушаются, когда этот дифференциальный ортогенез (изначальная целесообразность бытия - Б.С.) форм оказывается вдруг застопорен под действием целого комплекса исторических факторов. Объяснения требует то, что длится, а не то, что мелькает. Образно говоря, история (неподвижное) более значима, чем мода (преходящее); чем устойчивее формы, тем ближе они к... историческому смыслу..." (2. с. 280).

Видимо, можно полагать, что под историческим Р. Барт понимает не живой, разнообразно-противоречивый, необходимо-случайный процесс, но историческую логику, закономерность, структуру. Очерчивая группу категорий: "синхрония-диахрония-история", Барт, по сути не разумеет их диалектической природы, а именно того, как преходящее, мелькание, то есть диахрония, приводит в конце концов к изменению условий действия самих существенных элементов исторической структуры - исторической закономерности, исторической логики. А поэтому в синхроническом срезе истории, которую мы рассматриваем как состояние, он ищет только абсолютно неизменное, но не динамичную историческую сущность.

Проиллюстрируем позицию Р. Барта на его толковании истории литературы.

"Что такое литература? Требуется чисто исторический ответ: чем была литература,.. какая именно функция ей отводилась, какое место в иерархии ценностей ...трудно понять, как можно строить историю литературы, не задумавшись сначала о самом существе литературы. Более того, чем, собственно, может быть история литературы, если не историей самого понятия литературы.. если мы всецело сосредоточены на акциденциях, значит сущность литературы не вызывает сомнений" (там же, с. 218).

В другом месте: "...литература есть совокупность элементов и правил, технических приёмов и произведений, функция которой в общем балансе нашего общества состоит в том. чтобы институционализировать субъективность (то есть подвести индивидуальность под всеобщность - Б.С.) (там же, с. 23).

Литература, по мнению французского стуктуралиста- одна из сложных производных от естественного языка- гомеостатическая система, функция которой не в том, чтобы передавать какое-либо объективное означаемое (физический или социальный мир), существующее до и вне системы художественного произведения, а лишь в том, чтобы создать динамическое равновесие подвижного значения.

Под значением Р. Барт понимает "соединение" того, что означает и того, что означается. Это - не форма и не содержание, а связующий их процесс. Значимость литературного текста, по Барту, является продуктом взаимодействия значения и его социального окружения. Означаемое в понятийном аппарате Барта - это не действительность, выраженная в художественных образах,обусловливающая эти образы; означаемое - это сами образы с их самодетерминацией.

Р. Барт отмечает двойственный характер литературы как специфического текста. Двойственность её в том, что она есть и языковая, и семантическая система одновременно. Другим видам искусства такая основополагающая двойственность не присуща.

Литература, с точки зрения Барта, является всего лишь языком, да еще и языком вторичным, побочным смыслом, так что с реальностью она связана только через коннотацию, а не через денотацию.

Под коннотативной системой Барт понимает такую, которая использует знаки другой системы в качестве означающих; то есть коннотативное изображение - это символическое изображение требующее код для своего прочтения.

Денотация - это сообщение без кода (см. там же, с.283).

"Вторичный смысл литературного текста, - замечает Барт, мимолетен и пуст, хотя сам текст непрерывно функционирует" (там же, с. 235).

Далее он пишет о том, что суть литературы в процессе означения, то есть в соотнесении означающего (языковой знаковой системы) и означаемого. Носителем этого процесса является знак. В литературе означаемое (понимаемое Бартом вслед за Соссюром как психологический феномен, как представление или как понятие, но не как внесубъективная данность) не относится к сущности литературы, поскольку оно уклончиво. Барт убежден в том, что в области литературы изменяются детали: темы, стиль, композиция, однако неизменным остаётся имя, т.е. существо предмета. "Перед нами, следовательно, не простые вещи, - пишет Барт, - а системы, сущность которых в форме, а не в содержании или функциях. Стало быть, история таких систем, - заключает французский структура-лист, - есть история форм, она, быть может, куда полнее, чем кажется, покрывает собою их (литературно-текстовые системы - Б.С.) в целом, поскольку эта история осложняется, отменяется или попросту подчиняется внутреннему самоpазвитию фоpм" (там же .с. 235).

Итак, Ролан Барт, на наш взгляд, предпринимает положительную попытку выявить специфические существенные свойства литературного текста как состояния текста вообще.

Для него литературно-художественный текст - это коннотативное состояние текста как такового. Кроме того, Барт, с нашей точки зрения, верно указывает на особенность этого коннотативного состояния среди прочих коннотативных текстов: он - динамичен, поливалентен.

Однако Барт абсолютизирует этот динамизм, многозначность вторичного смысла, так что о состоянии вторичного смысла можно говорить лишь как о несущественном состоянии сущности или структуры литературы.

Таким образом, Барт рассматривает лишь состояние связей, отношений (перекомбинация приемов, правил, организации материала), но в пределах "себе тождественной" структуры, которая есть "форма форм", своего рода "абсолютная матрица" литературности. Следовательно, он признает лишь формально-коннотативное состояние. Иначе говоря, синхронический срез бытия литературного текста представляет собой единство его структуры и специфической перегруппировки второстепенных форм: литературных норм, правил, приемов. По сути тут Барт повторяет позицию Романа Якобсона в отношении понятия "состояние": "Синхроническое описание касается не только литературной продукции

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: