Xreferat.com » Рефераты по языкознанию и филологии » Словарная разработка русской фразеологии

Словарная разработка русской фразеологии

ля проститутки»; забрить лоб «отдать в солдаты»; зеленые святки «первые два дня весеннего праздника – Троицы». <…>

Пословицы и поговорки принадлежат к фразеологическим средствам языка. Разграничение их связано с известными затруднениями отчасти по причине синкретизма, присущего пословица и поговоркам по их природе, но также и из-за недостаточной изученности их со стороны языковой структуры. Бытовое употребление терминов «пословица» и «поговорка» нередко носит сбивчивый характер: пословицами называют поговорки и, наоборот, поговорками пословицы.

Пословица представляет собой меткое образное изречение назидательного характера, являющееся обобщением тех или иных житейских наблюдений; многие пословицы характеризуются ритмическим строением.

С фразеологическими единицами, которые вводятся в Словарь, пословицу сближает устойчивость употрбеления, переносность значения и эмоционально-экспрессивный характер выражения. Но пословице присущи и собственные специфические черты, которые выводят ее за рамки фразеологического словаря. Во-первых, пословица не обладает семантической целостностью, следствием чего является ее несоотносительность со словом или членом предложения. Во-вторых, пословица употребляется при характеристике какого-либо житейского события или происшествия, и толкование ее в отличие от толкования слова или сочетания слов заключается в указании на те жизненно-бытовые обстоятельства (ситуация), которые обусловливают употребление той или иной пословицы. Так, например, пословицы: «Три к носу – все пройдет», «Перемелется – мука будет», «Будет и на нашей улице праздник», «Завяжи горе веревочкой» - поучают, что не следует предаваться унынию при неблагоприятно сложившихся обстоятельствах, которые могут перемениться; о необходимости быть осмотрительным, осторожным говорят пословицы: «Семь раз отмерь – один отрежь», «Ожегся на молоке – дует на воду», «Поспешишь – людей насмешишь» и др. Пословицы: «Взялся за гуж – не говори, что не дюж», «Назвался груздем – полезай в кузов», «Не давши слова – крепись, а давши – держись» - рекомендуют держаться принятых обстоятельств.

Пословицы как фольклорный жанр во всей их совокупности не могут явиться объектом толкования во фразеологическом словаре. Сам характер того или иного разряда идиоматизмов обусловливает и специфические приемы описания и толкования их. Давняя и богатая традиция объединяет пословицы в сборники и классифицирует по тематическим рубрикам, как например: работа – безделье, трудолюбие – леность, ум – глупость, осмотрительность – неосмотрительность, отношение к горю или неудаче, хвастовство и т.п., или же: крестьянский труд, женская доля, отхожий промысел ит.п. Подобным приемом достигается хорошая обозримость предлагаемых материалов и лаконичность смысловой характеристики, особенно необходимая по отношению к пословицам, так как для них характерна многосмысленность, позволяющая довольно свободно вводить их в разнообразного содержания контексты.

В соответствии со сказанным в Словаре не найдут места такие и им подобные пословицы: «На всякого мудреца довольно простоты», «Своя рубашка ближе к телу», «Свои люди, сочтемся», «Праздничный сон до обеда», «В тихом омуте черти водятся», «Дело не медведь, в лес не убежит»; «В чужой монастырь со своим уставом не ходят», «Любишь кататься – люби и саночки возить», «На чужой роток не накинешь платок», «Сколько волка не корми, а он все в лес глядит», «Правда хорошо, а счастье лучше», «Соловья баснями не кормят», «Все хорошо, что хорошо кончается», «Утро вечера мудренее», «За чем пойдешь, то и найдешь».

Во фразеологическом фонде русского языка поговорка является весьма существенным слагаемым; в Словаре она займет свой законное место, поэтому необходимо охарактеризовать ее типические признаки и свойства.

В. И. Даль в своем сборнике «Пословицы русского народа» определяет: «Поговорка – окольное выражение, переносная речь, простое иносказание, обиняк, способ выражения, но без притчи, без суждения, заключения, применения; это одна первая половина пословицы. Поговорка заменяет только прямую речь окольною, не договаривает, иногда и не называет вещи, но условно, весьма ясно намекает. Она не говорит: он пьян, – а скажет: у него в глазах двоится, он навеселе, язык лыка не вяжет…, он мыслете пишет и пр. Вместо он глуп, она говорит: у него не все дома».

В исследовании А. А. Потебни находим следующее сходное определение: «Поговорка есть элемент басни или пословицы, частью происшедший от пословицы и басни как остаток, сгущение их, частью недоразвившийся до них. Например, если мы по поводу известного лица говорим: «это свинья под дубом», точно так же – «собака на сене», «волчий рот», «лисий хвост».., – это будут поговорки. Есть целый ряд поговорок на вопрос.. На вопрос, как глуп, поговорка отвечает: «из-за угла прибит»,.. «мешком пришиблен». На вопрос, как пьян, поговорочное выражение: «у него в глазах двоится», «лыка не вяжет»..».

В отличие от пословицы поговорке не присущ характер нравственного правила или нравоучения; она представляет собой иносказательное выражение экспрессивно-эмоционального характера, обладающее смысловым единством. Являясь образным устойчивым сочетанием слов, многие поговорки функционально приближаются к слову и синтаксически выступают в роли того или иного члена предложения.

Целый ряд поговорок происходит от пословиц, представляя собой их часть или обломок, что отчетливо показывает разницу между этими двумя речевыми образованиями. Так, например, следующие поговорки оторвались от пословиц, генетически представляя собой их части: тянуть лямку «выполнять тяжелый или однообразный труд» или «заниматься неблагодарным делом» («Тяни лямку, пока не выроют ямку»), воду в ступе толочь «выполнять бесполезное или бессмысленное дело» («Воду в ступе толочь – вода и будет»), убить бобра «обычно ирон. – обмануться в расчетах при выборе, приобретении» («Не убить бобра – не видать добра»), и нашим и вашим – «и той, и другой враждующей стороне (служить, угождать)» («И нашим и вашим за копейку спляшем»), погнаться за двумя зайцами «попытаться сделать несколько дел одновременно» («За двумя зайцами погонишься – и одного не поймаешь»), для красного словца «из-за желания остро (метко) сказать» («Для красного словца не пожалеет и родного отца»). <…>

Иногда от пословицы отрывается меткий образ – олицетворение и приобретает поговорочное употребление, становясь фразеологизмом.

Стреляный (старый) воробей «о бывалом, опытном человеке» («Стреляного (старого) воробья на мякине не проведешь»).

«Не оторваться бы от пехоты, – с видом стреляного воробья заметил Рагозин» (Федин. Необыкновенное лето).

«Есть места, где летом не пройдешь; но ведь мы разведчики, тоже стреляные воробьи, знаем, когда нам не дают и когда дают!» (К. Симонов. Люди с характером). <…>

Способностью фразеологизироваться, т.е. выступать в роли фразеологических единиц языка, обладают некоторые типы так называемых крылатых слов. Фразеологизируясь, такие крылатые слова теряют прямую связь с текстом, от которого они отрываются, и с автором, которому принадлежат, т.е. при их употреблении не только отсутствует ссылка на источник или автора, но, как правило, не возникает даже ассоциативной вязи с ними. Такое употребление придает подобным речевым фактам обобщенно-метафорический характер, позволяющий широко пользоваться ими в различных контекстах с разными смысловыми заданиями и с той или иной стилистической окраской.

Фразеологизированные крылатые слова по своему типу.

а) Названия произведений русских или иностранных писателей, как например: битва русских с кабардинцами (Н. Зряков – 1840), благонамеренные речи (С.-Щедрин – 1872-1876), борьба за жизнь (существование) (Чарльз Дарвин – 1859), бывшие люди (М. Горький – 1897). <…>

б) Литературные образы: башня из слоновой кости (Французский критик Сен-Бев – 1837), голубой цветок (Новалис – 1802), калиф на час («Тысяча и одна ночь») и т.п.

в) Выражения или цитаты из тех или иных текстов: <…> буря в стакане воды (приписывается Монтескье – 1689-1755), веселенький пейзажик (Н. Г. Помяловский – 1861) <…> и т.п.

Крылатые слова указанного типа обладают двумя смысловыми планами: первичным – исходным, как они употреблены в источнике заимствования, и вторичным – переносным. В словарь войдут лишь такие из них, которые семантически переродились, достаточно отчетливо развив переносное значение; оно-то и явится предметом толкования. Источник происхождения подобных выражений указывается в справочной части словарной статьи. Так, выражение искусство для искусства, являющееся калькой французского l’art pour l’art, обладает двумя смысловыми планами: во-первых, оно употребляется для характеристики воззрения, отвергающего общественное назначение искусства и служит лозунгом реакционной эстетической теории равнодушия к идейному содержанию искусства. Этим своим смыслом оно обязано тому тексту, откуда является цитатой.

Ниже приводимые тексты показывают его потребление в этом смысле: «Мы расходимся с приверженцами так называемого искусства для искусства которые полагают, что превосходное изображение древесного листочка столь же важно, как, например, превосходное изображение характера человека» (Добролюбов. Что такое обломовщина?); « «Искусство для искусства» - мысль такая же странная в наше время, как «богатство для богатства», «наука для науки» и т.д. Все человеческие дела должны служить на пользу человеку, если хотят быть не пустым и праздным занятием» (Плеханов. Искусство и общественная жизнь).

Но, помимо указанного первичного смысла и наряду с ним, в русском литературном языке формула искусство для искусства употребительна еще в двух значениях или, во всяком случае, имеет два оттенка. 1) Практически не оправдывающее себя занятие; занятие, не приносящее пользы.

« – Григорий Евлампыч, позвольте представить вам молодого библиографа, который, впрочем, и стихи пишет… - Благосветлов! Очень рад. Библиография хороша как прикладное знание, а не как искусство для искусства! – воскликнул он» (П. Быков. Силуэты далекого прошлого, V).<…>

2)Дело ради самого дела; бескорыстное занятие.

«Дело в том, что прежде, ровно ничего не получая от Бесселя за свои вещи, все они в своем писательстве осуществляли духовную потребность. Это было своеобразное искусство для искусства» (А. Оленин. Мои воспоминания о М. А. Балакиреве).

«Я знал в остроге одного арестанта.., он был с западной границы, пришел за контрабанду и, разумеется, не мог утерпеть и пустился проносить вино; сколько раз его за это наказывали.., саамы пронос вина доставлял ему ничтожные доходы. От вина обогащался только один антрепренер. Чудак любил искусство для искусства» (Достоевский, Записки из мертвого дома, I, 1).

В Словарь вводятся крылатые слова, относящиеся к греко-римской и библейской мифологии в тех случаях, когда они усвоены русским литературным языком, свободно употребляются в нем и отвечают структурным признакам фразеологической единицы, установленным для вводимых в Словарь фразеологизмов. К числу подобных относятся, например, аннибалова кислота, ахиллесова пята, дамоклов меч, геркулесовыстолбы, сизифов труд <…> и т.д.

Крылатые слова, обязанные своим происхождением классической западноевропейской или восточной литературе, философии, искусству или науке, как например: сражаться с ветряными мельницами, буря в стакане воды, как буриданов осел, синий чулок, голубой цветок и т.п. – вводятся в словарь на тех же основаниях. <…>

Словари фразеологизмов русского языка

Фразеологические словари – это тип словарей, в которых собраны и истолкованы не отдельные слова, а фразеологизмы. В истории русской лексикографии фразеологизмы включались в толковые словари, а также описывались в сборниках (Максимов С. М., «Крылатые слова»,1994; Михельсон М. И. «Ходячие и меткие слова, 1992; Займовский С. Г., «Крылатое слово. Справочник цитаты и афоризма», 1930; Овсянников В. З., «Литературная речь», 1933; Ашукин Н. С. И Ашукина М. Г., «Крылатые слова. Литературные цитаты. Образные выражения», 1955 и др.).

Первым и до сих пор центральным среди себе подобных собственно фразеологическим словарем русского языка является «Фразеологический словарь русского языка» по редакцией А. И. Молоткова (1967, 1994). В словарной статье фразеологического словаря кроме толкований значений фразеологизмов содержится их грамматическая характеристика, определяется компонентный состав и вариантность употребления компонентов фразеологизма, даются иллюстрации, подтверждающие существование того или иного значения фразеологизма, а также фразеологизмы-синонимы или антонимы. В некоторых случаях приводится этимологическая справка, а также даются пометы стилистического или временнóго характера (книжн., прост., шутл.; устар.). Составители придерживаются узкого понимания фразеологии, поэтому в словаре не описываются фразеологические сочетания, пословицы, поговорки, крылатые слова. Всего в словаре представлено более 4 тысяч фразеологических единиц. Специфика фразеологической синонимии нашла отражение в «Словаре фразеологических синонимов русского языка» В. П. Жукова, М. И. Сидоренко, В. Т. Шклярова (1987). Издан «Школьный фразеологический словарь русского языка» В. П. Жукова (1980; 3 изд., совместно с А. В. Жуковым,1994).

Большое место принадлежит фразеологизмам в словаре В. И. Даля, включающем 30 тысяч пословиц и поговорок.

Исключительную ценность имеет словарь М. И. Михельсона «Русская мысль и речь: Свое и чужое», изданный в 1901-1902 гг. и переизданный в последние годы. Словарь предлагает читателю полный свод русской фразеологии, включает около 11 500 словарных статей и описывает более 30 тысяч русских фразеологизмов, крылатых слов, этикетных формул. Словарь охватывает образную речь России XIX в., содержит параллельные единицы из основных европейских и древних языков. Хотя значительная часть материала в этом словаре устарела, он до сих пор служит одним из авторитетных справочных изданий по русской фразеологии.

Составители «Фразеологического словаря русского литературного языка» под редакцией А. И. Федорова имели совей целью представить богатство выразительных средств русской фразеологии максимально полно. Словарь значительно расширен по сравнению со словарем Молоткова (включает около 7 тысяч фразеологических оборотов), но сохраняет принятый в нем принцип подачи материала. В словарь включены фразеологические обороты, ныне вышедшие из употребления, диалектные фразеологизмы, использованные в художественных текстах, фразеологические неологизмы. Все они сопровождаются соответствующими пометами (см. Приложение).

Современная лексикографическая практика развивается параллельно с развитием лингвистической теории, с научным осмыслением многообразия фразеологических единиц. К фразеологическим словарям нового типа относится словарь «Фразеологизмы в русской речи» А. М. Мелерович и В. М. Мокиенко. Он представляет собой первый в мировой лексикографической практике опыт описания идиом и пословиц в их вариантном многообразии и речевой динамике. Словарь, демонстрирующий индивидуально-авторские трансформации фразеологизмов, – результат всестороннего исследования стилистического употребления фразеологических единиц в художественной литературе и публицистике (картотека словаря включает свыше 60 тысяч карточек и охватывает 800 авторов) он дает большой материал для выявления объективных закономерностей общеязыковой фразеологической системы. Обращаясь к словарю, читатель знакомится с реальной жизнью фразеологизма, с его речевыми потенциями, со своеобразием индивидуальных употреблений фразеологических единиц. В словарь включено свыше 500 наиболее частотных фразеологизмов, представленных более чем в 6 тысячах индивидуально-авторских модификаций. Большая часть иллюстраций отобрана из текстов произведений последних десятилетий, не отраженных другими русскими словарями. Большое значение авторы придают стилистической характеристике фразеологизмов, адекватной современной языковой реальности, а также точной квалификации их семантических и структурно-семантических преобразований. Фразеологизмы в словаре сгруппированы вокруг опорных слов (так, описанию фразеологизмов с опорными словами глаза и голова отводится по 10 страниц). Все фразеологические единицы сопровождаются примерами. Приводятся структурные и семантические преобразования фразеологизмов (см. Приложение). Большой интерес представляют приведенные в словаре этимологические справки к каждому фразеологизму.

«Лексико-фразеологический словарь русского языка» А. В. Жукова представляет системное описание той части идиоматического фонда современного русского языка, которая обнаруживает отчетливые семантические и деривационные связи с соответствующими словами свободного употребления, например: бабушкины сказки, бабье лето, баловень судьбы, кисейная барышня, бегать с места на место, без кола без двора.

«Словарь русской фразеологии: Историко-этимологический справочник» (А. К. Бирих и др.), созданный под редакцией В. М. Мокиенко, - первая в отечественной лексикографии попытка дать максимально полную информацию об истории и этимологии русских фразеологизмов. Раскрывая исходный образ каждого устойчивого выражения, авторы связывают их с различными реалиями русского быта, фактами истории, древними народными верованиями, обычаями и обрядами. К каждому историко-этимологическому толкованию дается точная библиографическая справка, объясняется современное значение фразеологизмов, характеризуется его стилистическая окраска. В словарь включено свыше 2500 русских образных оборотов (см. примеры в Приложении).

К фразеологическим словарям активного типа относится «Словарь образных выражений русского языка» под редакцией В.

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: