Xreferat.com » Рефераты по языкознанию и филологии » Лингвоэтическая картина мира: концепты «счастье» и «блаженство» как семантические дуплеты

Лингвоэтическая картина мира: концепты «счастье» и «блаженство» как семантические дуплеты

Михайленко Ольга Михайловна

Автореферат диссертации на соискание ученой степени Кандидата филологических наук

Общая характеристика работы

Реферируемое диссертационное исследование посвящено изучению лингвоэтической картины мира и семантически дуплетных концептов «Счастье» и «Блаженство», являющихся этическими категориями. Следует отметить возрастающий интерес лингвистов к анализу языковых явлений, направленному на выявление национально-культурной специфики важнейших категорий этики, например, «счастье» (Воркачев (а), 2002) и философии, например, «бытие» (Снитко, 1999).

Действия по объективации картины мира в рамках какой-либо сферы деятельности осуществляются, как правило, с целью созидания образа мира. Процедуры метаобъективации (метамоделирования) осуществляются исследователями с целью выявления самой картины мира и представления ее в качестве объекта изучения, поскольку таковой не существует в виде, полностью открытом для наблюдения. Чтобы объективировать саму картину мира, необходимо осуществить ее рациональную реконструкцию путем "вычитывания" картины мира по ее следам в текстах, и зафиксировать в форме метамодели.

Наиболее тщательно разработанным фрагментом языковой картины мира, на наш взгляд, является группа этических концептов, что в свою очередь также позволяет выделить лингвоэтическую картину мира как предмет отдельных исследований. Этим в значительной мере и определен выбор темы нашей диссертационной работы.

Исследование выполнено с учетом лингвокультурологических подходов; лингвокультурология относится к наиболее активно развивающимся областям лингвистики, и проблема классификации и описания типов культурных концептов представляет собой один из наиолее актуальных аспектов этой отрасли науки.

Необходимость лингвистического исследования важнейших аксиологических и этических категорий, как культурномаркированных, обусловили актуальность данного исследования.

Объектом исследования выступают лексические и фразеологические средства описания и формирования этических концептов «Счастье» и «Блаженство».

Предметом диссертационного исследования являются способы и средства языковой реализации этических концептов «Счастье» и «Блаженство» в паремиологическом фонде русского языка, в русских религиозных текстах, в языке текстов художественной литературы; их статус как семантических дуплетов.

Источниками фактического материала исследования послужили сборники пословиц и поговорок русского народа (Аникин В.П. Русские пословицы и поговорки. М., 1988, Даль В.И. Пословицы, поговорки и прибаутки русского народа в 2-х т. СПб., 1997, Жуков В.П. Словарь русских пословиц и поговорок. М., 1993), а также фрагменты текстов русской художественной литературы (А.С. Пушкин, Н.В. Гоголь, Л.Н. Толстой, А.С. Грибоедов, И.А. Крылов, Ф.м. Достоевский, В.м. Саянов, К.М. Симонов, А.Т. Твардовский, М. Шолохов и др.), извлеченные методом сплошной выборки.

Выбор материала обусловлен рядом важных особенностей, доминирующими из которых является культурно-эстетическая значимость того или иного художественного произведения, его роль в формировании морально-нравственной иерархии ценностей нации, а также статус пословично-поговорочного фонда русского языка как закодированного языкового сознания нации. Объем картотеки выборки составил более 3000 единиц анализа.

Целью данной работы является изучение особенностей интерпретации этических концептов «Счастье» и «Блаженство» в современном русском языке, установление их семантической корреляции.

Поставленная цель и логика исследования предопределили необходимость решения следующих задач работы:

разграничение понятий «концептуальная картина мира» и «языковая картина мира»;

описание языковой картины мира как сферы бытования концептов;

анализ концепта как лингвоконцептологической единицы в лингвокультурологическом аспекте;

выявление лингвокультурного потенциала лексемы «счастье»;

выявление особенностей интерпретации концепта «Счастье» на материале пословиц и поговорок русского языка а также текстов художественной литературы;

определение лингвокультурного потенциала лексем «благо», «блаженство», «благодать»;

характеристика особенностей интерпретации концепта «Блаженство» на материале русских религиозных и художественных текстов.

Методологическую базу работы составляют фундаментальные исследования по актуальным проблемам культурного концепта и теории языка в целом (В.И. Постовалова, Б.А. Серебренников, Ю.С. Степанов, Д.С. Лихачев, Н.Д. Арутюнова, Г.П. Немец, Е. С. Кубрякова, С.Г. Воркачев, В.И. Карасик, Л.Ю. Буянова, Н.Б. Мечковская и др.).

Научная новизна исследования и полученных результатов состоит в установлении статуса семантических дуплетов данных этических концептов. В выявлении особенностей и многообразия интерпретаций концептов «Счастье» и «Блаженство» как важнейшей этической категории в современном русском языке (на лексикографическом материале, на материале пословиц и поговорок русского народа, на основе русских религиозных текстов, по данным текстов художественной литературы). Новым является подход к феномену семантической дуплетности концептов как к важнейшему фактору развития языковой картины мира и языка в целом. Ведение в научный оборот понятия и термина «лингвоэтическая картина мира».

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что осуществлено расширение и уточнение важнейших понятий и терминов теории языка и лингвоконцептологии («концепт», «языковая картина мира», «семантический дуплет» и др.); проведен многослойный концептуальный анализ базовых ментальных понятий «счастье» и «блаженство»; разработана модель описания других актуальных для национального самосознания этических и аксиологических категорий.

Практическая значимость работы определяется исследованием специфики бытования концептов «Счастье» и «Блаженство» как важнейшей этической категории в религиозном, паремиологическом и литературно-художественном наследии русской культуры. Результаты исследования могут быть рекомендованы к использованию как при проведении лексикографических изысканий, так и при чтении курсов по теории языка, межкультурной коммуникации, спецкурсов «Лингвокультурология», «Концептология» в вузе.

На защиту выносятся следующие положения:

Концепт «Счастье» как аксиологическая ментальная единица языковой картины мира репрезентирует такие базовые смыслы, как «благосклонность судьбы», «удача», «интенсивная радость», «положительный баланс жизни», «чувство удовлетворения жизнью», выступая чувственно-эмоциональной формой идеала.

2. В религиозном дискурсе концепт «Блаженство» является базовым, так как обозначает желанный результат общения человека с Богом и понимается как «особая божественная милость, ниспосылаемая человеку для его спасения; Божья помощь и защита, даруемые каждому христианину в его повседневной жизни; сформулированные в заповедях блаженств высшие радости, обещанные Иисусом Христом в Нагорной проповеди как награда за праведность». Значение концепта «Блаженство» в религиозном дискурсе продолжает оставаться неизменным на протяжении всей истории русской православной церкви.

3. Концепты «Счастье» и «Блаженство» имеют исторически эволюционирующий и изменчивый характер, что нашло отражение в особенностях их реализации в различных типах текстов.

4. Возникли и развивались концепты «Счастье» и «Блаженство» как два разных, не связанных друг с другом феномена. В результате постепенной секуляризации русской культуры концепт «Блаженство» стал утрачивать религиозное направление и постепенно сближаться по значению с концептом «Счастье», что подтверждается на материале языка художественной литературы.

5. Бытование этических категорий «Счастье» и «Блаженство» как семантически синонимичных иллюстрируют характерную для русского языка тенденцию к множественному образованию семантически дуплетных концептов, многофакторность развития концептуальных признаков языка.

Основными методами в данной работе являются: описательный метод синхронного анализа; метод контекстуального анализа; методы наблюдения, сравнения и интерпретации; метод текстологического анализа и др.

Работа прошла апробацию. Основные положения диссертации докладывались и обсуждались на заседании кафедры общего и славяно-русского языкознания Кубанского государственного университета.

Результаты исследования были представлены на различных международных, всероссийских, межвузовских научных и научно-практических конференциях: «Русский язык и активные процессы в современной речи» (Ставрополь, 2003), «Актуальные проблемы общей и адыгейской филологии» (Майкоп, 2003), «Актуальные проблемы современного языкознания и литературоведения» (Краснодар, 2003, 2006), «Философия науки: прошлое, настоящее, будущее» (Краснодар, 2005), «Лингвистическая организация дискурса: функциональные и содержательные аспекты» (Краснодар, 2005), «Экологический вестник научных центров черноморского экономического сотрудничества. Приложение № 2. Дискурсивное пространство: эволюция и интерпретации» (Краснодар, 2006).

По теме диссертации опубликовано 7 научных работ.

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, двух глав, Заключения, Библиографического списка.

Содержание работы

Во Введении обосновывается выбор проблематики и актуальность темы исследования, представлены объект, предмет, практический языковой материал работы, раскрывается ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость, определяются цель и задачи, а также положения, выносимые на защиту, характеризуется общая и методологическая база исследования.

В первой главе – «Концепт как основная единица языковой картины мира» - освещаются теоретические положения, определяющие лингвокультурный концепт как предмет лингвистического изучения, уточняется используемый терминологический аппарат, рассматриваются понятия «картина мира», «лингвистическая картина мира», «лингвоэтическая картина мира», «концепт».

Картина мира передает сущностные в понимании ее носителей свойства бытия и является продуктом всей духовной деятельности человека, то данное явление предстает как «субъективный образ объективной реальности и входит, следовательно, в класс идеального, которое, не переставая быть образом реальности, опредмечивается в знаковых формах, не запечатлеваясь полностью ни в одной из них» (Постовалова, 1988:21).

Учеными выделяются два наиболее важных способа постижения человеком окружающего мира: 1) мир, актуализируемый в ходе обыденного, разумного, эмоционального познания в результате повседневного опыта и различных видов преобразовательной деятельности человека, и 2) мир, сложенный в ходе научного познания и отражения реальной действительности. Им соответствуют наивная и научная картины мира.

Основу понятия «картина мира», таким образом, составляет изучение представлений человека о мире. Следовательно, справедливо утверждение представителей когнитивной лингвистики о том, что наша концептуальная система зависит от физического и культурного опыта.

Человек формирует целостный глобальный образ мира, именуемый «картиной мира», в результате всей своей духовной-практической активности, следовательно, любая попытка обнаружить какой-либо один процесс, доминирующий в формировании общей картины мира у человека, с неизбежностью оканчивается неудачей.

При исследовании концептов «Счастье» и «Блаженство» необходимо учитывать что, картина мира имеет две базисные функции: «интерпретативную (осуществлять видение мира) и вытекающую из нее регулятивную (служить ориентиром в мире, быть универсальным ориентиром человеческой жизнедеятельности)» (Постовалова, 1988:25).

Наличие множества картин мира, воплощающих различные мировидения людей, есть не субъективная прихоть истории, а ее объективная необходимость…

В строгом смысле слова, существует столько картин мира, сколько имеется наблюдателей, контактирующих с миром. Субъектом картины мира, смотрящим на мир и изображающим свое видение, могут быть: 1) отдельный человек (эмпирический субъект), 2) отдельная группа людей (сообщество), 3) отдельный народ (народы),4) человечество в целом…

Существует несколько качественно различных типов субъектов картин мира: взрослые и дети; лица психически нормальные и лица с нарушениями в психике; люди современной цивилизации и люди архаического миропонимания. Соответственно выделяются три принципиально различных типа картин мира:

1) картина мира взрослого человека и детская картина мира;

2) картина мира психически нормального человека и психопатологическая картина мира;

3) "цивилизованная" картина мира и архаическая…(Постовалова, 1988:32).

В каждой самостоятельной сфере общественного сознания — мифологии, религии, философии, науке — существуют свои особые средства мировосприятия, свои "призмы", через которые человек видит мир. Итогом такого мировидения и являются соответствующие картины мира — мифологические, религиозные, философские, научные. Собственно говоря, существует столько картин мира, сколько имеется "миров", на которые смотрит наблюдатель.

Три главных составляющих человеческого сознания: познавательный, нравственный и эстетический компоненты — формируют «мир человеческого духа». Каждая из этих областей сознания имеет «специализированную отрасль духовного производства: в познавательной сфере такой отраслью является наука, в нравственной — мораль и право, в эстетической — искусство" (Никитин, 1981:6).

Картина мира, как всякий семиотический объект, имеет содержательные и формальные свойства. К содержательным свойствам картины мира можно отнести следующие (Постовалова, 1988:43-55):

1) картина мира космологически ориентирована (она есть глобальный образ мира); 2) картина мира антропоморфична; 3) для картины мира характерна облигаторность действия при одновременно полуосознаваемом характере.

Б.А. Серебренников высказывает мысль о том, что связь языковой и концептуальной картин мира осуществляется в языке двояким способом: «Язык означивает отдельные элементы концептуальной картины мира. Это означивание выражается обычно в создании слов и средств связи между словами и предложениями. Язык объясняет содержание концептуальной картины мира, связывая в речи между собой слова» (1988:107). Следовательно, в объяснении концептуальной картины мира участвуют характерные для каждого языка «слова, формативы и средства связи между предложениями, а также синтаксические конструкции» (там же).

Объективная действительность по-разному отражается в различных языках, при этом формируются особые, отличающиеся друг от друга картины мира. Проявление специфически человеческого восприятия действительности, закрепленного в языке, заключается в том, что носитель какого-либо языка и соответствующей ему картины мира, скорее всего, будет строить свое речевое поведение в соответствии с данной картиной мира. Это обусловлено тем, что язык является одним из важнейших средств фиксации и хранения знаний о мире, накопленных человечеством. Человек, познавая в процессе своей жизнедеятельности объективную действительность, результаты этого познания фиксирует прежде всего в лексике. Сумма знаний о мире, зафиксированных в языке, может быть определена как языковая картина мира.

Языковая картина мира не принадлежит к числу частнонаучных или специальных картин мира, являясь предшественником многих других картин и до определенной степени формируя их. Ю.Д. Апресян называл языковую картину мира наивной и подчеркивал ее донаучный характер. Поскольку процесс познания человеком мира идет постоянно, следовательно, концептуальная картина мира постоянно дополняется и изменяется, тогда как языковая картина мира более консервативна и еще долго сохраняет следы устаревших представлений человека о мире.

Взаимосвязь концептуальной и языковой картин мира обусловлена сходством их внутренней структуры: концептуальная структура может быть организована в виде фреймов или идеальных когнитивных моделей, а языковая – в виде тезауруса, отдельные блоки которого могут быть сходными с семантическими, ассоциативными или тематическими полями.

Языковая картина мира является частью общей картины мира, ее глубинным пластом, то есть представляется подсистемой концептуальной картины мира, включая те ее компоненты, с которыми соотнесены языковые знаки. При этом языковая картина мира не стоит в ряду со специальными картинами мира (химической, физической и др.), она им предшествует и формирует их, потому что человек способен понимать мир и самого себя благодаря языку, в котором закрепляется общественно-исторический опыт как общечеловеческий, так и национальный. Последний и определяет специфические особенности языка на всех его уровнях. В силу специфики языка в сознании его носителей возникает определенная языковая картина мира, сквозь призму которой человек видит мир.

В теории языка выделяются следующие наиболее значимые признаки языковой картины мира: 1) наличие имен концептов, 2) неравномерная концептуализация разных фрагментов действительности в зависимости от их важности для жизни соответствующего этноса, 3) специфическая комбинаторика ассоциативных признаков этих концептов, 4) специфическая квалификация определенных предметных областей, 5) специфическая ориентация этих областей на ту или иную сферу общения.

Таким образом, языковая картина мира является вербализованной частью концептуальной картины мира, а также ее глубинным пластом и вершиной, с учетом значения знаний, воплощенных в языковой форме, для ее формирования.

Усилившееся в конце XX века взаимодействие различных отраслей гуманитарного знания вызвало потребность в единице, сводящей воедино результаты междисциплинарных исследований. Переосмысление и интерпретация подходов к понятию «значение», отход от трактовок его как логического конструкта вызвало в лингвистике обращение к термину «концепт».

Как отмечает В.И. Карасик, лингвокультурный и лингвокогнитивный подходы к пониманию концепта не являются взаимоисключающими: «концепт как ментальное образование в сознании индивида есть выход на концептосферу социума, тоесть в конечном счете на культуру, а концепт как единица культуры есть фиксация коллективного опыта, который становится достоянием индивида. Иначе говоря, эти подходы различаются векторами по отношению к индивиду: лингвокогнитивный концепт - это направление от индивидуального сознания к культуре, а лингвокультурный концепт - это направление от культуры к индивидуальному сознанию»

Концепт вербализуется и становится частью семантического пространства языка, получая для своего выражения систему языковых знаков. В то же время оязыковленный концепт по мере погружения в культурное пространство конкретного этноса приобретает как когнитивный элемент дополнительные вторичные признаки - образ и оценку. Концепты часто реализуются в словах, словосочетаниях, высказываниях, тексте, дискурсе.

Лингвокультурологический подход рассматривает концепт в рамках проблемы «язык-сознание-культура», с точки зрения его места в системе ценностей, функций в жизни человека, этимологии, истории, вызываемых им ассоциаций. Концепт предстает как посредник, осуществляющий взаимодействие между человеком и культурой, и этот процесс осмысливается по-разному.

Ю.С. Степанов в труде «Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования» (1997) предлагает свою концепцию культурного концепта. Он отмечает, что «концепт - явление того же порядка, что и понятие. По своей внутренней форме в русском языке слова концепт и понятие одинаковы. ... В научном языке эти два слова также иногда выступают как синонимы, одно вместо другого. Но ...в настоящее время они довольно четко разграничены.

При ближайшем анализе концептов выясняется, что культурно-специфичных концептов в любом языке значительно больше, чем кажется на первый взгляд.

Ключевые концепты культуры занимают важное положение в коллективном языковом сознании, а потому их исследование

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: