Xreferat.com » Рефераты по языкознанию и филологии » О значениях и функциях артиклей le, la, les в современном французском языке

О значениях и функциях артиклей le, la, les в современном французском языке

Е. В. Андреева

1. Система французских артиклей является уже на протяжении долгого времени предметом пристального внимания исследователей [1]. Нам известно несколько десятков вариантов классификации артиклевых функций и значений, предложенных различными авторами. Более того, нет единого мнения даже относительно репертуара артиклевых форм. Подобное многообразие точек зрения определяется, с одной стороны, многоаспектностью и полифункциональностью самого предмета исследования, а с другой - существованием различных подходов к его изучению. Мы хотели бы предложить свой вариант классификации значений и функций определенного артикля ед. и мн. числа в современном французском языке.

1.1. Функции артикля делятся на семантические и структурные. К семантическим функциям относится, например, выражение артиклем значений определенности / неопределенности (le / un; les / des), тотальности / частичности (le / du; les / des), дискретности / недискретности (un / du) и т. п. К структурным функциям относится актуализация при помощи артиклей категории рода (le / la; un / une) и числа (le / les; un / des), которые в большинстве случаев не имеют в современном французском языке (по крайнем мере, в его устном варианте) других формальных средств выражения на уровне именной группы (ИГ). В этой статье речь пойдет только о семантических функциях, поскольку именно этот предмет вызывает наибольшее количество разногласий.

1.2. Отдельного пояснения требует вопрос о разграничении таких понятий, как значение и семантическая функция грамматического знака. Согласно определению А. В. Бондарко, «семантическая функция - более широкое понятие, чем значение, поскольку оно охватывает не только собственно значения тех или иных единиц, но и речевые смыслы, в формировании которых существенную роль играют речевая ситуация и фоновые знания» [Бондарко 1996: 96]. Так, например, к семантическим функциям артикля следует отнести его различные стилистические функции, ср., например, «эмфатическую» функцию артикля un в предложении Il est d'une bonté 'Он отличается такой добротой', где этот артикль, согласно определению В. Г. Гака, «указывает на то, что существительное должно быть характеризовано, но от "избытка чувств" нужное определение не приходит на ум» [Гак 1979: 104]. Безусловно, подобная функция легко может быть выведена из свойственного артиклю un значения неопределенности (которое сопряжено с известным «вакуумом информации» и ожиданием более детальной характеризации референта), однако вряд ли подобный стилистический эффект следует рассматривать как часть категориального значения артикля un.

Семантическими, а не структурными, по нашему мнению, следует считать и текстовые функции артиклей (анафорическую, интродуктивную и т. п.) - вопреки точке зрения Х. Вайнриха, согласно которому «функция артиклей должна быть объяснена синтаксически, а не семантически» [Вайнрих 1978: 373].

1.3. Среди различных значений одной и той же артиклевой формы особое место занимает прототипическое значение. Прототипическим называют наиболее яркое, типичное, наименее зависимое от контекста значение грамматической формы, «лучший пример» в семантической сфере этой формы. В структуре семантического поля прототип отличается тем, что он обладает наибольшим количеством существенных характерных признаков. Отклонения от прототипа представляют собой зоны, в которых пересекаются только некоторые из существенных признаков, и, в зависимости от их количества, устанавливается степень удаленности от прототипа (см. обзор проблемы в [Givón 1986; Бондарко 1999: 55 сл.]). Выделение прототипического значения и установление степени прототипичности того или иного употребления артикля необходимо нам для того, чтобы, во-первых, структурировать различные типы значений и функций в соответствии с их местом в языковой системе, а во-вторых, строить выводы только на действительно характерных и значимых фактах и исключить из обобщения факты случайные (в противном случае наличие контрпримеров, которые неизбежно возникают на периферии, в зоне «разреженности» прототипических признаков, способно опровергнуть любую гипотезу).  

2. Все типы употребления определенного артикля можно разделить на две большие подгруппы: во-первых, это группы «артикль + существительное» с конкретно-референтным значением; во-вторых - обобщенные ИГ. Рассмотрим первый тип.

2.1. В сочетании с конкретно-референтным именем артикль le является показателем определенности. Это значение является для него прототипическим: оно наименее зависимо от контекста; именно в этом значении артикли le, la, les чаще всего встречаются в речи. К тому же это значение является исторически первичным [Сабанеева, Щерба 1990: 29 сл.] и, по нашим наблюдениям, раньше всего проявляется в детской речи.

2.2. Значение определенности включает в себя два аспекта: коммуникативно-прагматический (известность референта ИГ обоим участникам акта коммуникации) и логико-референциальный (индивидуализация предмета, его изоляция из класса подобных предметов на основании одного или нескольких индивидуализирующих признаков), см. [Гладров 1992: 238 сл.; Шмелев 1992: 270 сл.]. Логико-референциальная сторона определенности заключает в себе такие признаки, как существование и единственность референта в рамках денотативной ситуации [Падучева 1985: 87]. Названные аспекты определенности, неразрывно связанные друг с другом, тем не менее должны быть четко дифференцированы. Отсутствие подобной дифференциации приводит к выдвижению на первый план либо коммуникативно-прагматического аспекта [Christophersen 1939: 28 ff.], либо логико-референциального [Пропп 1951]. Между тем оба названных аспекта важны для понимания природы определенности.

В нормальных случаях, «прототипических» образцах удачных актов коммуникации, оба аспекта определенности совмещены. Ср. следующие примеры: J'ai vu remonter un homme, en Espagne, apràs quelques journées de travail, de la cave d.une maison écrasée par une torpille. ...lorsque l'homme put nous répondre, il répondit... (A. de Saint-Exupery) 'Я видел, как в Испании, после долгих часов работы, извлекли на поверхность человека из подвала разбомбленного дома... когда человек смог нам отвечать, он сказал...'; N'ayez pas souci, ma bonne tante, je vous honore plus que le pape (A. Dumas) 'Не беспокойтесь, тетушка, я почитаю вас больше, чем папу римского'. В первом примере референт ИГ l'homme противопоставлен всем другим лицам, поскольку в предтексте содержится указание на признак, достаточный для индивидуализации этого лица. Одновременно референт представлен как известный адресату высказывания благодаря анафорической отсылке к первичному упоминанию о нем (un homme). Во втором примере логическая определенность референта ИГ le pape обусловлена его принадлежностью к классу имен, обозначающих предметы, уникальные в своем роде. Говорящий, употребляя определенную ИГ le pape, апеллирует к пресуппозиции адресата, который, обладая знанием ситуации (в нашем случае это отнесенность акта коммуникации к определенной эпохе), легко может идентифицировать референт.

С другой стороны, в значении определенной ИГ вполне может отсутствовать коммуникативно-прагматический компонент. К. Доннелан выделил так называемое «атрибутивное» употребление определенных дескрипций, при котором ни говорящий, ни адресат не способны идентифицировать референт: Убийца Смита, кто бы он ни был, - сумасшедший [Доннелан 1982]. Ср. La femme qui me fera marcher n.est pas encore née!... (Colette) 'Женщина, которая будет мною командовать, еще не родилась на свет'.

2.3. В зависимости от способа сообщения референту ИГ индивидуализирующего признака (признаков) выделяются несколько разновидностей мотивации определенности.

Значением текстовой определенности объединены следующие текстовые функции: катафорическая (индивидуализирующий признак выражен в языковом контексте справа от ИГ), ср.: ...il ferma soigneusement la porte afin que les animaux qui vivent sur le sable et les oiseaux de l'air ne puissent venir souiller le livre des Ecritures qu'il conservait au chevet de son lit (A. France) 'Он плотно закрыл дверь, чтобы животные, живущие в песках, и залетные птицы не смогли испачкать священное писание, которое он хранил в изголовье своей кровати' и анафорическая (индивидуализирующий признак выражен в языковом контексте слева от ИГ). Анафора может быть как точной (повторение того же самого имени, ср. пример выше un homme... l'homme), так и опосредованной, основанной на реклассификации референта (замене его синонимом или гиперонимом), ср. Comme il méditait de la sorte, il vit un petit chacal assis à ses pieds. L'animal semblait lire dans la pensée de l'abbé (A. France) 'Когда он размышлял обо всем этом, он увидел шакала у своих ног. Казалось, что животное читает мысли отшельника'. Ассоциативная анафора основана не на отношениях кореферентности (полной или частичной), а на ассоциативных связях референта ИГ с понятиями, введенными в речь в предтексте, ср. Une grosse cloche, au dessus de la tкte de Florent se mit à sonner. Les coups, lents et réguliers, semblaient éveiller de proche en proche le sommeil traоnant sur le carreau (E. Zola) 'Большой колокол над головой Флорана зазвонил. Удары, медленные и мерные, казалось, будили окрестности ото сна, который стлался по каменным плитам'.

Как один из видов ассоциативной анафоры можно рассматривать притяжательное (посессивное) употребление определенного артикля, которое чаще всего реализуется при названиях частей тела, связанных со своим обладателем отношением неотторжимой принадлежности, ср. ...apr´s la mort de cette grande reine, sur la demande de son fils, deux médecins ... avaient ´té autoris´s а ouvrir et а étudier le corps, mais non le cerveau (A. Dumas) '...после смерти этой королевы по просьбе ее сына двое врачей получили разрешение вскрыть и исследовать тело, но не мозг'. Вместе с тем между этим последним употреблением и приведенными выше примерами существует определенная разница: при посессивном употреблении артикль коррелирует с притяжательным местоимением, в то время как другие виды анафоры связывают артикль в основном с указательным местоимением [2].

Внетекстовая определенность может опираться на включенность референта непосредственно в ситуацию акта речи (указательная функция артикля), ср. Tu vois la fenetre éclairée, dont la brise remue le voile (J. Giraudoux) 'Видишь освещенное окно, занавеску которого треплет ветер'. Мотивацией определенности может также служить принадлежность понятия, выражаемого ИГ, к фонду общих знаний говорящего и слушающего, а также других членов языкового коллектива. В этом последнем случае наиболее ярко проявляется коммуникативно-прагматический аспект определенности (хотя наличие индивидуализирующего признака, позволяющего изолировать предмет на фоне других представителей класса, также входит в пресуппозицию высказывания). Ср. Lucien Leuwen avait ´té chassé de l'Ecole polytechnique... (Stendhal) 'Люсьен Левен был отчислен из Высшей политехнической школы...' - в данном примере речь идет о Высшей политехнической школе в Париже, известной любому соотечественнику и и современнику автора романа. Это знание достаточно для идентификации референта и его противопоставления всем остальным учебным заведениям с таким же названием.

2.4. Выделение предмета из класса и его известность коммуникантам мы рассматриваем как качественную составляющую значения определенности. Количественная составляющая реализуется в значении тотальности (полного количества субстанции, к которой осуществляется референция). Референт при этом представлен как единый и неделимый независимо от того, обладает ли он этими свойствами во внеязыковой реальности.

Значение тотальности стерто в тех случаях, когда референтом является физическое тело или другой отрезок реальности, обладающий четкими пространственными границами - подчеркивание целостности референта при таких условиях было бы избыточным. В этом случае более важным является актуализация уникальности предмета на фоне других представителей класса. Для иллюстрации этого положения приведем следующий пример, где выражение уникальности предмета мысли при помощи определенного артикля представляет собой авторскую интенцию (артикль выделен в тексте самим автором): Seulement, tu aurais bien de la peine а t'empécher de commettre la bétise, puisqu'il n'y a qu'une : recommencer... (Colette) 'Только тебе трудно будет удержаться и не совершить глупость, а она всего одна - начать все по новой'.

Значение тотальности актуализируется тогда, когда в качестве референта выступает множество предметов или некоторое ситуативно ограниченное количество недискретной субстанции: Ainsi, dernièrement, grace а des recherches laborieuses, nous sommes arrivés а connaоtre le nombre exact des veuves qui ont passé sur le pont Neuf pendant le cours de l'année 1860 (E. Labiche) 'Таким образом благодаря тщательному исследованию нам удалось узнать точное количество вдов, которые прошли по Новому мосту в течение 1860 года'; ...c'est que l'air, ce matin-l&аgrave;, porte une surprenante et si molle douceur d'avant-printemps (Colette) '...воздух этим утром наполнен удивительной и мягкой теплотой самой ранней весны'. Определенный артикль в этом случае противопоставлен во мн. числе артиклю des, а в ед. числе - партитивному артиклю du, выражающим количественную и качественную неопределенность: Au nombre de ses fils spirituels se trouvaient des hommes qui, après s'etre livrés au brigandage pendant de longues années, avaient été touchés par les exhortations du saint abbé (A. France) 'В числе его духовных сыновей были люди, которые после долгих лет разбоя были тронуты увещеваниями святого отца'; ...les becs de gaz s'éteignaient un à un, comme des étoiles tombant dans de la lumière (E. Zola) '...газовые светильники затухали один за другим, как звезды, погружающиеся в дневной свет'.  

3. Генерализация является вторичной функцией артикля - как с синхронной, так и с исторической точки зрения. В этой функции наблюдается нейтрализация противопоставления форм le и un по признаку определенности / неопределенности, а также форм le и les по признаку единичности / множественности, ср. [Гак 1979: 101]. Действительно, поскольку при обобщенном употреблении имени принимаются во внимание только общие свойства класса и устраняются индивидуальные признаки предмета, в этой сфере нет логических оснований для реализации категорий определенности / неопределенности и числа . референциальных категорий, основанных на отношении «предмет-класс».

Вместе с тем нельзя говорить о полной нейтрализации противопоставления форм le, un и les в сфере обобщенных ИГ, поскольку выбор той или иной артиклевой формы определяется тем, какой способ представления понятия о классе выбирает говорящий. Принято считать, что артикль le представляет класс посредством значения собирательности, артикль les - через идею тотального множества, а артикль un - через образ типичного неиндивидуализированного представителя класса, ср. [Kleiber 1989]. Соответственно, предпочтение той или иной артиклевой формы связано во многом с характером обобщения, которое заключено в высказывании.

3.1. Артикль le употребляется главным образом в гномических высказываниях, отражающих наиболее существенные инвариантные признаки класса, понимаемого как неделимое целое. Ср.: L’ordre pour l’ordre chatre l’homme de son pouvoir essentiel, qui est de transformer et le monde et soimeme (A. de Saint-Exupéry) 'Порядок ради порядка лишает человека его основного дара - изменять мир и самого себя'. Артикль les также используется в гномических высказываниях, но может оформлять ИГ и в тех случаях, когда обобщение носит менее универсальный характер: приписываемые классу свойства не отличаются фундаментальностью, а устанавливаемое общее правило допускает исключения: Aussi étaient-ils [les anciens du désert] très redoutés des gens de mauvaise vie et particulièrement des mimes, des baladins, des pretres mariés et des courtisanes (A. France) 'По этой причине перед ними [отшельниками] трепетали дурные люди, и в особенности шуты, бродячие артисты, женатые священники и куртизанки'.

Разницу между значением родового артикля le и родового артикля les можно объяснить следующим образом. Всякое обобщение скрывает за собой бесконечный ряд повторяющихся конкретных однотипных ситуаций. Мы объединяем эти ситуации в своей памяти, создавая некий конструкт, абстрактную модель ситуации, наделяя ее признаком вневременности. В зависимости от уровня абстрактности этой модели, т. е. от количества потенциально вовлеченных в нее участников, мы строим высказывания узуальные (Ивановы каждый день в пять часов пьют

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: