Xreferat.com » Рефераты по ботанике и сельскому хозяйству » Аграрные революции в Украине в контексте переломов политических эпох: истоки и сущность

Аграрные революции в Украине в контексте переломов политических эпох: истоки и сущность

Содержание


Введение

1. Аграрные революции в украине в контексте переломов политических эпох: истоки и сущность

1.1 Вступительные замечания

1.2 Соотношение эволюционного и революционного в развитии сельского хозяйства

1.3 Переломы политических эпох как базовая основа для аграрных революций

1.4 Наиболее существенные черты и особенности политических переломов и аграрных революций в Украине

1.5 Наиболее существенные черты и особенности политических переломов и соответствующих им аграрных революций в Украине

Выводы

Список использованных источников


Введение


Эволюционное в своей основе, с периодическими объективно необходимыми реформами, развитие сельского хозяйства в XX в. дополнилось глубоко преобразовательными, революционной сущности общественными явлениями несельскохозяйственного происхождения. Одно из них стало следствием большевистского переворота в царской России в 1917 г., второе - результатом обретения Украиной политической независимости в 1991 г. Применительно к сельскому хозяйству и его социальной первооснове - крестьянству, а также всему аграрно-продовольственному сектору экономики страны они приобрели смысл и характер аграрных революций - соответственно, первой и второй, с их неоднозначными общественными, социально-экономическими и другими характеристиками, особенностями и последствиями.

В работе рассмотрена сущность, самые общие особенности и характеристики аграрных революций в Украине как производных от изломов политических эпох в результате большевистского переворота в царской России в 1917 г. и снискание Украиной политической независимости в 1991 г.

1. Аграрные революции в украине в контексте переломов политических эпох: истоки и сущность


1.1 Вступительные замечания


Известно, что Украина исторически сформировалась как хлеборобская страна. Многовековая, еще с древних времен, история ее сельского хозяйства охватывает большую совокупность общественных, социальных, производственных, экономических и других процессов и явлений непосредственно отраслевого назначения. Одновременно оно постоянно находилось, продолжает находиться и всегда будет находиться под непосредственным или опосредованным влиянием более общих (в том числе общественно-политических) влияний, которые имели и продолжают иметь место в государстве. Мировые интеграционные и глобализационные процессы выдвигают новые, не виданные до последнего времени требования к сельскому хозяйству, обусловливая тем самым соответствующие изменения в его общественном, социально-экономическом, организационном и другом развитии. Одной из сложнейших для системного решения проблем в этом отношении является традиционная недооценка (игнорирование) определяющего места в становлении сельскохозяйственной отрасли украинского крестьянства как (кроме всего прочего) основы нации. Имея глубокие исторические корни и приобретя пагубные формы и последствия в советские времена, это явление и сегодня продолжает проявляться в угрожающих не только для сельского хозяйства, села и крестьянства, но и для страны в целом масштабах, с соответствующими современными и стратегически отдаленными общественными и социально-экономическими последствиями и их последействием.

Вероятно, единственно правильную оценку тому, о чем в этой работе пойдет речь далее, может дать историческая наука - как и во всем остальном, связанном с прошлым становления человечества, развития стран и народов. Лишь она, непосредственно или в единстве с другими общественными (прежде всего, экономическими) науками, способна выработать истинно научные видения и оценки прошлого с позиций каждого конкретного исторического периода, процесса или явления.

Системные или хотя бы немного приближенные к ним обобщения по этому поводу автору статьи не известны. В определенной степени такой пробел заполняют два издания Институтом истории Украины НАНУ истории украинского крестьянства. Первое из них3 было осуществлено в 60-е годы прошлого века. Согласно тогдашним традициям, оно было чрезмерно (в том числе ортодоксально) заполитизировано, однако и в тех обстоятельствах в нем было много научно интересного, важного и сегодня. Второе, лишенное односторонних трактовок партийно-советского типа, издание, хоть и не относится, по оценке В. Смолия [т.1, с.5], к системному исследованию тех главных аспектов истории крестьянства, которые насквозь проходят через все эпохи и присущи всем историческим землям Украины, а представляет собой сборник отдельных очерков, в каждом из которых освещается тот или иной круг проблем соответствующей исторической эпохи, все же имеет настолько высокий, истинно академический научный уровень, что переоценить его невозможно.

Кое-что (а для тогдашнего периода - многое) из того, что в определенной степени представляет собой научно-историческое познание отечественного сельского хозяйства, может быть взято из его советского периода, хотя, вероятнее всего, та история была и осталась далеко не лучшей из пережитого украинским крестьянством в своем многовековом бытии. Но - даже при условии самого критического отношения к тому, что происходило на то время в сельском хозяйстве, на селе и с крестьянством, - это все же история, наша общая история, история нашей сельскохозяйственной отрасли и нашего крестьянства. Поэтому ее необходимо изучать и хранить при этом память о тех, кто, являясь ее главным субъектом, стал объектом партийно-большевистских произволов по отношению к ним. Важно лишь воспринимать ее не политически искаженной, как это было все партийно-советские годы (впрочем, кое-кто из ее ортодоксальных апологетов делает это и сегодня, когда всесильной компартийно-политической власти уже нет), а прежде всего, а то и исключительно такой, какой она на самом деле была в общественном и социально-экономическом отношениях, в том числе с позиций ее общественной результативности, а также влияния на нынешнюю и всю дальнейшую историю сельскохозяйственной (агропромышленной) сферы национальной экономики и положения в ней крестьянства.

Одна из особенностей той истории заключалась в том, что тогдашняя эпоха исключительно в силу политических обстоятельств так и не стала последовательно созидательной. Наоборот, в ней было столько разрушительного и уничтожающего (в том числе, а то и прежде всего по отношению к селу и крестьянству), что, когда наступит время (то есть возникнет научная потребность) всесторонне осмыслить ее, тем, кто это будет делать, будет нелегко. Но в данном случае основным является не это, а исключительно тот факт, что, многократно, под разным углом зрения, описанная-переписанная, та история ни в коей мере не касалась более древней истории созидания отечественного сельского хозяйства, а если и усматривала в ней что-то, то только то, как когда-то (до наступления компартийного строя) издевались над крестьянами и как им хорошо жилось при коммунистах. Следовательно, приходится считаться с тем, что история древнейшей и важнейшей для Украины отрасли еще не стала научно-национальным достоянием, и надеяться, что все же придет время, когда постсоветские историческая и экономическая науки смогут сообща взяться за подготовку истории отечественного сельского хозяйства.

А пока оправданно ограничиться поисками ответов на отдельные вопросы, возникающие в научных исследованиях (как в данном случае) относительно места и роли переломов политических эпох в последние почти 100 лет.

1.2 Соотношение эволюционного и революционного в развитии сельского хозяйства


В наиболее общем контексте это соотношение заключается в следующем: современное сельское хозяйство Украины сформировалось в результате многовековых эволюционных в своей основе преобразований, усовершенствований, изменений, сопровождавших его становление на всех этапах - от первых истоков до сегодняшнего дня, - с одновременным проявлением (прохождением) в нем разного рода преобразовательных процессов и явлений, в том числе радикальных (революционных).

Зародившись в результате поиска человеком источников питания в дикой (первобытной) природе, сельское хозяйство прошло путь постепенного обогащения ресурсов растительного и животного происхождения, ресурсно-технологического оснащения, совершенствования технологий, структуры, организации и т.п. Важнейшим результатом таких непрерывных усовершенствований все очевиднее становилось то, что одновременно с увеличением объемов производства сельскохозяйственной продукции и ее структурным обогащением возрастал стратегически необходимый продовольственно-ресурсный потенциал стран, народов, планеты. Человечество научилось не только формировать, но и поддерживать и наращивать такой потенциал, придавать ему более совершенные сущность и структуру, превращать в более мощную производительную силу. Общепризнанным в этом отношении является тот факт, что с давних времен одно из главенствующих мест в соответствующих европейских процессах (а то и вне их) занимало хлеборобство на территории теперешней Украины. Сегодняшнюю утрату ею такого места следует считать временной.

Обобщение научно-исторических, социально-экономических и непосредственно практических (прикладных) данных создает основания для выделения в становлении сельского хозяйства как отрасли трех групп (типов) эволюционных процессов.

Первые из них обусловливались их исключительно естественным происхождением и протеканием и представляли собой одно из отражений эволюции человека и человечества в целом.

Вторая совокупность эволюционных перемен и преобразований охватывала те из них, которые возникали и продолжают порождаться современными (для каждого последующего этапа) и будущими потребностями хлеборобской сферы человеческого развития. По своей природе они являются результатом осознанно целенаправленных потребностей человекам объективно нуждаются в непрерывных технологических, организационных и других усовершенствованиях, которые, материализуясь, в свою очередь, вызывают дальнейшие, более совершенные, преобразования. Одна из особенностей (ее можно считать определяющей) такого процесса заключается в том, что эти давние разноплановые и разнофункциональные усовершенствования все больше (а сегодня уже фактически полностью только так) действуют в четко объективном направлении, по создаваемому человеком сценарию, подчиненному стратегическим потребностям стран, народов, человечества в целом.

Наконец, к третьей группе преобразований в сельском хозяйстве относятся те из них, которые принято считать реформами. В отличие от предыдущих (в том числе осознанно целенаправленных) перемен, которые решают хоть и исключительно важные, но все же преимущественно частичные, так или иначе обособленные от других изменений, потребности, целевым назначением реформ является радикализация системного решения назревших проблем нетрадиционными способами и механизмами. Наиболее существенная особенность этих реформ заключается в том, что они от начала до логического завершения имеют общественное (общественно-политическое) происхождение и, в силу этого, должны иметь соответствующие ему способы и механизмы практического воплощения (достижения цели).

Еще одна из особенностей этих реформ заключается в том, что, даже осуществляясь эволюционно, без нарушения действующего в каждых конкретных условиях общественного строя (устройства), они в той или иной мере придают осуществляемым на их основе изменениям глубоко преобразовательную сущность. В подтверждение этого обратимся к наиболее известным реформам на территории Украины в период ее пребывания в составе царской России - царя Александра II и Столыпинской. Первая из них отменила крепостничество на селе, вторая - разрушила сельскую общину и открыла простор для перевода развития сельского хозяйства на принципы предпринимательства и капитализма. Это были преобразования на селе, не виданные до того времени в царской России (а следовательно - и в Украине), но исключительно такие, которые требовались в первую очередь тогдашним политическим и властным силам для их самосохранения и укрепления (причем выиграть от них лишь в определенной мере смогла часть крестьян). Как результат, эти преобразования не только не пошатнули царско-имперскую сущность тогдашнего общественного строя (устройства) на селе, а наоборот - с самого начала задумывались и осуществлялись в интересах его укрепления.

В зависимости от обстоятельств реформы охватывали социальные, организационные, правовые и другие аспекты в разном соотношении и с разной глубиной. Поэтому оправданно считать, что история сельского хозяйства является одновременно историей реформирования аграрных отношений, в том числе их земельной составляющей. Сегодня принято, что именно земельные интересы являются определяющим мотивом всей совокупности аграрных реформирований. Как следствие, без внимания остается и системно недооценивается (а если точнее - игнорируется) очевидность того, что все реформы в сельском хозяйстве становятся необходимыми, прежде всего, в связи с обострением социальных проблем на селе, которые, накапливаясь, могут обретать (обретают) политическую сущность с ее земельной составляющей, которая для крестьян всегда является важнейшей. А уже эти проблемы, в силу базирования сельского хозяйства на земле, обусловливают необходимость реформирования земельных отношений. Поэтому, по нашему убеждению, единственно правильно исходить из того, что во всей дальнейшей аграрной политике государства определяющей должна стать ее социальная составляющая. Доведение до логического завершения (прежде всего, в части всесторонней позитивной результативности) аграрных и земельных реформирований призвано приобрести значение своеобразных общественных основ для их село/крестьянино-центристской подчиненности. Вероятная дискуссионность таких трактовок не должна стать препятствием для выведения социальных аспектов развития сельскохозяйственной отрасли на главенствующее место.

В силу исторически известных причин в советские времена вопрос о первенстве интересов крестьянства в аграрной политике (тем более - в общеэкономическом и общественном отношениях) не только не ставился, но и не мог ставиться. Как следствие, крестьянство практически все советские годы находилось "на задворках" интересов тогдашней страны. Лишь в конце своего существования она частично повернулась к интересам крестьянства и успела кое-что сделать в этом отношении. А поскольку именно тогда Советский Союз достиг наибольших за всю свою историю объемов производства в сельском хозяйстве, то есть достаточно оснований полагать, что не последнюю роль в этом сыграл именно этот фактор. Однако он был задействован так поздно, а до того по отношению к крестьянству было допущено столько несправедливости, что та страна по качественным показателям развития сельского хозяйства и села (по производительности труда и его оплате, социально-коммунальному обустройству сел) в разы отставала от экономически развитых государств.

На то время оправданно считалось, что в этом отношении лучшей была ситуация в Украине. Причем делались ссылки на то, что на нее приходилась почти четверть (в пределах 22-24%) сельскохозяйственной продукции, производившейся в тогдашнем союзном государстве. Однако на самом деле все было совершенно иначе. Неожиданными, в свое время вызывавшими сомнение и даже возражение, оказались результаты межреспубликанского анализа развития сельского хозяйства Украины. Они засвидетельствовали хроническое, на протяжении нескольких последних советских пятилеток, отставание отечественного сельского хозяйства от этой отрасли других союзных республик (Белоруссии, Молдавии, Латвии, Литвы и Эстонии) - по темпам прироста продукции, по ее производству с 1 га сельскохозяйственных угодий и в расчете на 1 жителя, по технико-технологической оснащенности, оплате труда в колхозах, и т.п.

После обретения Украиной политической независимости проблемы отечественного сельского хозяйства (а также села и крестьянства) осложнялись тем, что в межотраслевом балансе по сопоставимым критериям оно существенно уступало промышленности. По данным В. Гейца, в последние советские годы в сельскохозяйственном производстве использовалось свыше четверти основных фондов народного хозяйства, а численность работников была даже больше. Однако в отрасли создавалось менее 20% валового общественного продукта и лишь 12-13% национального дохода, тогда как в промышленности соответствующие показатели составляли 66-67 и 50-53%. К тому же в сельском хозяйстве доля заработной платы и других денежных выплат в структуре чистой продукции (национального дохода) сохраняла четкую тенденцию к существенному уменьшению.

На современном этапе ситуация в отечественном сельском хозяйстве осложняется, кроме всего прочего, тем, что практически для всего самого плохого, что наблюдалось в сельском хозяйстве и на селе в прошлом, место не только "нашлось" в постсоветской аграрной политике нашего государства, но и приумножилось, в том числе в невиданно угрожающих формах и масштабах. Последствия от этого более чем очевидны. Если общественное пренебрежение к крестьянству, разрушение присущего украинскому селу образа жизни и национально-генетических хлеборобских достижений крестьянства начались в советские времена, то в постсоветский период они доведены если не до абсолюта, то вплотную к нему. Опять-таки, последствия от этого известны: системный провал аграрных реформ (если оценивать их по критерию социально-экономической результативности); глубокая деградация сельских поселений; высокие темпы их вымирания и отмирания; обездоленность, беспросветность и безнадежность существенно преобладающей части крестьян и других сельских жителей.


1.3 Переломы политических эпох как базовая основа для аграрных революций


Как уже отмечалось, развитию стран и народов присущи разного рода глубокие изменения, среди которых особое место занимают наиболее радикальные из них - крутые повороты (переломы), способные не только придать ему нетрадиционные черты и особенности (как в результате эволюционных процессов и разного рода реформ), но и изменить всю дальнейшую судьбу стран и их народов. В наиболее общем контексте (в том числе с учетом соответствующей истории Украины) есть основания вести речь об этих переломах не только и даже не столько в их общепринятом понимании - как о резких изменениях в направлении или развитии чего-либо, сколько как об общественно-политических явлениях революционной сущности. Ломая политическую систему государства и соответствующее ей общественное устройство (строй), они вызывают к жизни и открывают простор для формирования в стране концептуально иной политической системы, которая бы формировала соответствующее ее интересам общественное устройство (строй). Два таких перелома, повторим еще раз, произошли в Украине в XX в. Один из них, с порожденными им политической системой, общественным устройством (строем), социальными, производственными и другими отношениями, в том же веке успел навсегда отойти в прошлое. За ним в силу исторически известных объективных причин наступил другой перелом, который, со всеми обусловленными им последствиями, перешел в третье тысячелетие. Определяющим среди этих последствий является формирование в государстве новой политической системы, с соответствующим ей общественным устройством (строем), наиболее общие черты которого пока только обозначаются.

Независимо от того, каким образом происходили политические переломы (насильственным в виде политического переворота или вследствие объективно исторического развития), оба они по своим сущности и стратегически-целевому назначению были революционными: прежде всего, потому, что осуществленное ими во всей полноте согласовывается с пониманием революции как коренного переворота в жизни обществ, который, в свою очередь, влечет за собой ликвидацию отжившего общественного строя (устройства) и утверждение нового, прогрессивного.

В силу политической сущности переломов, в результате которых прекращали существование и уходили в вечность неестественные, чуждые для Украины политические эпохи, в которых ей отводилось место своеобразного политического и экономического вассала, в данном случае эти крутые повороты в отечественной истории расцениваются как переломы политических эпох, которые имели четко обозначенное политическое содержание и соответствующие стратегически-целевые задачи, а проявлением и последействием которых становились коренные изменения всей дальнейшей не только политической, но и социальной и экономической судеб страны и сущих в ней граждан.

Еще одним моментом, идентичным для обоих политических переломов, стало то, что их всеохватность с самого начала сопровождалась глубокими изменениями не только в стране в целом, но и (как и следовало ожидать) во всех без исключения ее производственных сферах, в том числе в сельскохозяйственном производстве и на селе. В обоих случаях реальность заключалась и заключается в том, что именно сельскохозяйственная сфера и сельский сектор, с их социальной первоосновой - крестьянством, ощущали эти изменения на себе особенно тяжело - прежде всего, в части не зависящих от них и никогда ранее не виданных экономических, социальных и гуманитарных разрушений и потерь (в том числе невозобновимых).

Абстрагируясь от общественной сущности и целевого назначения политических переломов, а также сосредоточиваясь исключительно на том, что происходило вследствие их в сельском хозяйстве, имеем основания для вывода о том, что политические переломы становились базовой основой для аграрных революций. Они знаменовали собой перевод сельскохозяйственного производства на концептуально иные, не традиционные для него, принципы развития, вследствие чего ставили крестьян в чрезмерно сложные, вплоть до угрожающих, условия. В первом случае политические обещания, дававшиеся крестьянам, и связанные с ними крестьянские ожидания лучшего не только не оправдались, но и по своим сущности, механизмам осуществления и (что важнее всего) социально-экономической результативности оказались последовательно антикрестьянскими. Так же пока не оправдывают своего стратегически-целевого назначения объективно обнадеживающие изменения в сельском хозяйстве и на селе постсоветского происхождения.

Нам не известны публикации, в которых бы категория "аграрная революция" использовалась применительно к Украине. Но и в этих обстоятельствах мы не претендуем на то, что впервые вводит категорию "аграрная революция" в научный оборот, поскольку приоритет в этом отношении, вне всякого сомнения, принадлежит выдающемуся экономисту-аграрнику, академику П. Першину. Им выполнены фундаментальные исследования развития сельского хозяйства в царской России во второй половине XIX в. и в первые годы после политического переворота 1917 г., на основе которых в 1966 г. издана двухтомная монография "Аграрная революция в России". В силу пребывания нашей страны в исследуемый период в составе России, оправданно полагать, что то была одновременно первая аграрная революция в Украине. Приняв это, логично рассматривать современные (постсоветские) радикальные аграрные преобразования второй аграрной революцией в Украине.

Под аграрной революцией при этом понимается исторически обусловленное общественно-политическое явление, стратегически-целевой задачей и конечным результатом которого выступает преодоление действующего в стране аграрного строя (устройства), который отжил (отживает) и становится (стал) тормозом для развития прогрессивных процессов в сельском хозяйстве и на селе, с целью формирования вместо него аграрного строя (устройства), который бы по своим содержанию, формам и механизмам открывал простор для эффективного развития сельского хозяйства, повышения его общественной и социально-экономической результативности, создания объективно необходимых условий для проживания и работы занятых в отрасли, формирования на селе более привлекательного образа жизни. Соответственно, аграрная революция в наиболее общем понимании призвана выполнить триединую стратегически-целевую функцию, с ее общественными, социально-экономическими и производственно-хозяйственными составляющими. Реализация такой функции возможна лишь при условии всесторонней научно-прикладной разработки и обеспечения эффективного практического проявления потенциала каждой из этих составляющих в процессе ее развития.

В силу такого понимания аграрной революции ее можно расценивать также как многоцелевую и полифункциональную систему типа "акт - процесс". Первая ее составляющая является отражением того, что революция как общественно-правовой акт произошла, а вторая - охватывает характер, глубину и результативность ее развития.

Мы готовы к тому, что нетрадиционная идея о двух аграрных революциях, пережитых нашей страной за последние 90 с лишним лет, может оказаться неприемлемой или дискуссионной. И все же, как кажется, такую идею оправданно считать достаточно мотивированной.

Во-первых, аграрная революция 1917 г. во всей своей полноте имеет основания быть спроецированной на аграрный сектор экономики Украины, в том числе потому, что ему выпали все без исключения тяготы той революции. Более того, как известно, на нашу страну они во многих случаях падали в особо "революционных" формах и масштабах, с соответствующими последствиями.

Во-вторых, вследствие обеих аграрных революций в Украине были нарушены действующие во время их проведения аграрные устройства (строи), которые уже отживали, с последующим формированием вместо них аграрных укладов концептуально иной, потенциально более эффективной общественной и социально-экономической сущности. При этом ситуация не меняется в связи с тем, что колхозно-совхозный строй (устройство), сформированный вследствие первой аграрной революции, оказался не способен удовлетворить интересы села и крестьянства, как и в связи с тем, что аграрный строй (устройство) постсоветского типа пока тоже далек от того, каким он должен был быть.

Безотносительно к тому, будет или не будет воспринята идея исследования аграрных революций в Украине, оправданно было бы в общественно-политических, социально-экономических и всех остальных соответствующих этому интересах осознанно, целенаправленно, системно и умело переориентироваться на переход от рассмотрения осуществляемых в сельском хозяйстве и на селе аграрных реформирований в их устоявшемся понимании к рассмотрению их как последовательно революционных (в самом современном понимании этой категории) преобразований, с соответствующими организацией и обеспечением необходимой результативности от них. Псевдосоциалистический характер революции в царской России не только сделал ее системно вредной и губительной, но и оправданно вызвал критическое отношение к категории "революция". Следовательно, когда в данном случае обращается внимание на придание аграрным преобразованиям революционной сущности, то это означает: поскольку принципы, заложенные в действующие аграрные реформирования, пока не оправдали себя, то на их место по возможности быстрее и надежнее должны прийти принципы и механизмы последовательно глубоко преобразовательной и реально созидательной сущности, а также соответствующей этому общественной, социально-экономической и социально-психологической результативности. Это будет не краткосрочный (собственно революционный) акт, а растянутый во времени период выведения развития аграрной революции на многократно более совершенный и более результативный уровень.

В силу большой совокупности объективных и субъективных причин осуществить это будет нелегко. Но иного пути нет. Если не встать на него безотлагательно, то очень быстро будет окончательно поздно. Поля будут засеваться, постепенно будут вставать на ноги животноводческие отрасли, а социальный коллапс сельских поселений (в том числе вследствие их отмирания) будет ускоряться и углубляться. Уже теперь во многих селах работают неофициальные мигранты, с соответствующими им, но чуждыми для наших крестьян и других сельских жителей, духовностью, религией и менталитетом. Как следствие, доля украинского крестьянства еще больше и быстрее будет сокращаться, а возможности его трудоустройства будут уменьшаться еще быстрее. Грустно, досадно делать подобные прогнозы и писать об этом. Но подобные тенденции все активнее заявляют о себе, быстро материализуются и становятся реальностью.

В подтверждение этому достаточно ссылки на одно недавнее интернет-издание. Оно допускает, что уже в ближайшее время понятие "фермер" в нашей стране может стать синонимом понятия "китаец". На это, в частности, направлена государственная программа, которая разработана Министерством сельского хозяйства КНР и которой китайские компании поощряются скупать и арендовать земли за рубежом. Органы власти Китая, в силу мировых тенденций к повышению цен на продовольствие, планируют расширить свои сельскохозяйственные угодья за счет других стран. Их можно понять. Ведь Китай владеет лишь 9% мировых площадей земель сельскохозяйственного назначения, на которых работают 40% общей численности крестьян планеты. Указанная программа спроецирована не только на Украину, она имеет намного более широкую, своеобразно глобальную цель. Не исключено, что при этом далеко не последнее место отводится землям Украины. За примерами далеко идти не нужно: уже сегодня в ряде сельскохозяйственных предприятий, в частности, Кировоградской области работают преимущественно китайцы. Пока в качестве наемных работников.

Но это не отдельный пример развития "оффшорного" земледелия. Как оказывается, уже не первый год ведутся переговоры (в том числе на высоком государственном уровне) Украины с Ливией об аренде наших земель сельскохозяйственного назначения. В частности, еще в 2003 г. по результатам визита Президента Украины Л. Кучмы было заявлено о намерениях создания с этим государством СП по выращиванию, хранению и транспортировке зерновых, а также, в несколько иной плоскости, - об аренде Ливией украинских земель сельскохозяйственного назначения в обмен на участие Украины в ливийских строительных и газовых контрактах. Как сообщали СМИ, договоренность по этому поводу была достигнута во время последней, прошлогодней поездки Президента Украины в Джамахирию. Соответствующие процессы ускоренно распространяются, углубляются, обретают новые формы. Кроме массовой аренды земли иностранными инвесторами, активизируются процессы выкупа иностранными гражданами корпоративных прав на землю, с последующим созданием на ней предприятий, разного рода товариществ и др.

Еще рано предполагать, как в дальнейшем будут развиваться события в этом отношении. Но желающих на украинские земли всегда было достаточно. А пока стоит всем вместе поразмыслить хотя бы над таким вопросом: неужели государству с одним из наиболее мощных в мире хлеборобским потенциалом (человеческим, земельным, природно-климатическим) и крестьянством, высокоответственным перед исторически обусловленной миссией быть кормильцем, выгоднее передать выпестованную им же землю в чуждые для нее руки, чем создать для своих, украинских, крестьян условия, в которых они будут охотно работать на принадлежащей им земле? Есть достаточно оснований предвидеть единогласный отрицательный ответ. Как кажется, наиболее мощным в нем должен стать голос науки, в первую очередь - экономической, с ее аграрной составляющей.


1.4 Наиболее существенные черты и особенности политических переломов и аграрных революций в Украине


Даже если идея аграрных революций в нашей стране не получит признания, она все же может стать одной из научно-методологических основ для исследования особенностей развития отечественного сельского хозяйства в последние почти 100 лет. Сравнительный анализ для начала хотя бы его наиболее общих особенностей и черт, которые являются общими или, наоборот, концептуально разными, может открыть простор для дальнейших более широких (вплоть до всеохватности) и более глубоких исследований всего того, чем жила и продолжает жить наиболее важная производственная отрасль Украины. Некоторые характеристики в этом отношении приведены в таблице. Они не претендуют на совершенство и безальтернативность, но, как кажется, могут служить первоначальной основой для более полного и более детального научного исследования, если в нем возникнет потребность. В данном же случае они создают основания для некоторых обобщений.

Одно из таких обобщений касается рассмотрения исследуемых политических переломов и соответствующих им аграрных революций - независимо от их истоков, сущности, характера и глубины проявления, замысла или предназначения, последействия - как совершившихся (то есть таких, которые реально произошли) общественно-политических, а за ними также социально-экономических актов (явлений).


1.5 Наиболее существенные черты и особенности политических переломов и соответствующих им аграрных революций в Украине


Характеристики (признаки)

Переломы эпох


царско-российской

партийно-советской

1

2

3

Политические аспекты

Истоки

Борьба российских большевиков за свержение царского режима путем использования революционной ситуации, назревавшей в России.

Исторически объективное "обескровливание" партийно-советской формы общественного развития, доведение до политического коллапса тогдашнего государства Тяготение союзных республик к политической и экономической независимости.

Способ осуществления

Насильственный переворот.

Мирный процесс. Без какого бы то ни было (тем более

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Нужна помощь в написании работы?
Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Похожие рефераты: