Xreferat.com » Рефераты по географии » Востоковедение

Востоковедение

В России уже вследствие ее географического положения, всегда были отдельные люди, изучавшие для торговых или дипломатических целей тот или другой восточный язык.

Из средневековых русских путешественников на Восток замечателен тверской купец Афанасий Никитин (XV век), оставивший ценное описание Индии. Преподавание восточных языков и научные изыскания в области востоковедения начались у нас с того времени, когда вообще появились первые правильно устроенные школы и первые научные деятели. Уже Петр Великий принял меры к открытию школ для практического изучения восточных языков (из них первой была японская школа, открытая в Петербурге в 1705 г.); с той же целью были отправлены молодые люди в Персию, Турцию, Монголию и Китай. По Кяхтинскому договору 1727 г. была учреждена постоянная русская миссия в Пекине, при которой должны были жить "трое священников и шесть учеников, для узнания китайского языка".

Из духовных и светских лиц, в разное время состоявших при миссии, вышел целый ряд выдающихся синологов (см. Пекинская духовная миссия). С 1852 по 1866 г. вышли четыре тома "Трудов членов Российской Духовной Миссии в Пекине"; заключающие в себе много интересных статей по истории Китая. Научный интерес к Востоку, именно к восточной нумизматике и археологии, также был проявлен еще Петром Великим. В 1722 г. Петр осмотрел развалины Болгар на Волге, принял меры к их охранению и велел снять и перевести 50 арабских, татарских и армянских надписей (в печати этот перевод появился только в 1771 г., в "Дневных записках путешествия по разным провинциям Российского Государства" И.И. Лепехина ). Для исследования сибирских древностей в 1720 г. был послан натуралист Д.Г. Мессершмидт , вернувшийся в Петербург только в 1727 г. (первая русская научная командировка в Азию; дневник Мессершмидта, на немецком языке, остался в рукописи; извлечения из него, в русском переводе, помещены в "Сибирских древностях" В.В. Радлова , т. I выпуск 1, Санкт-Петербург, 1888). В Тобольске Мессершмидт получил от шведских пленных рукопись "Истории тюрков" хивинского хана Абулгази, благодаря чему этот важный источник для истории Средней Азии стал впервые известен ученой публике. Были приняты меры к сохранению восточных книг и рукописей, добытых во время Персидского похода (1722 - 23). В Академии Наук нашли себе место и восточные языки, для преподавания которых были приглашены Г.З. Байер (умер в 1738 г.) и Г.Я. Кер (умер в 1740 г.). Из трудов Байера к востоковедению относятся "Elementa literaturae Brahmanicae Tanguanae Mungalicae" ("Commentarii Acad. Scient. Imper. Petrop.", т. III, Санкт-Петербург, 1732; т. IV, ibid., 1735).

Кер с 1735 г. занимался разбором хранившихся в Кунсткамере восточных монет; труды его остались в рукописи, но ими, по-видимому, воспользовался составитель описания коллекций академии, вышедшего в 1745 г.; в этой книге есть и список восточных монет, под заглавием: "Numi chinenses, indici, ebraei, tatarrici, persici, arabici, turcici". Интересный проект "Азиатской Академии", представленный Кером в 1733 г., не получил осуществления. Теми же двумя течениями, как при Петре Великом и его преемниках, определяется и дальнейший ход развития востоковедения в Р. По мере расширения русских владений в Азии развивались дипломатические и торговые потребности, требовавшие открытия новых практических школ восточных языков или расширения программы прежних. В то же время успехи европейской науки в России обыкновенно сопровождались успехами востоковедения; среди европейских ученых, приглашаемых в Россию, как и среди воспитанников русских учебных заведений, отправляемых за границу для усовершенствования своих познаний, обыкновенно бывали и ориенталисты.

Строгое разграничение этих двух направлений не всегда возможно; с одной стороны, представители науки до последнего времени нередко подчиняли свое преподавание практическим целям; с другой стороны, преподаватели и воспитанники школ, преследующих практические цели, нередко становились в ряды научных деятелей и иногда достигали европейской известности. Влияние европейской науки сказывается особенно сильно в тех отраслях востоковедения, которые преимущественно изучались в Западной Европе (семитические языки), тогда как самостоятельность русской школы более всего проявляется при изучении языков и быта стран, доступных русским ученым в большей степени, чем другим (Китай и Средняя Азия). Практическое изучение восточных языков получило особенное развитие в царствование Екатерины II . В 1769 г. был открыт класс татарского языка при казанской гимназии; преподавателю Саиту Хальфину принадлежит "Азбука татарского языка", изданная в Москве в 1778 г. (первое на русском языке пособие для изучения восточного языка). По указу 1782 г. в народных училищах Колыванской области и Иркутской губернии должен был быть введен китайский язык, а в тех губерниях, которые "лежат к стороне татарской, персидской и бухарской" - арабский. В 1789 г. в Омске была учреждена "азиатская школа", для приготовления переводчиков по татарскому, монгольскому и маньчжурскому языкам. После увеличения числа гимназий в XIX веке в тех из них, которые были расположены в губерниях с инородческим населением, было введено преподавание местных восточных языков, впоследствии вытесненных классической реформой. Более широкую программу имели восточные классы в казанской гимназии, где преподавались языки татарский, арабский, персидский, монгольский, китайский, армянский и маньчжурский. По уставу 1836 г., восточные классы были разделены на 3 разряда: арабско-персидский, турецко-татарско-персидский, монголо-турецко-татарский; ученики, занимавшиеся восточными языками, освобождались от языков греческого, славянского и немецкого, высшей математики, черчения и рисования. Преподавание восточных языков, за исключением татарского, было прекращено в гимназии в 1857 г. В настоящее время, за исключением училищ духовного ведомства, восточные языки преподаются только в очень немногих средних учебных заведениях (ташкентское реальное училище, ташкентская учительская семинария). О высших учебных заведениях для изучения восточных языков - см. выше, Учебное дело, страница 396. Среди практических соображений, которыми определялось преподавание восточных языков в России, видное место занимают духовные потребности инородцев и забота о распространении среди них христианства. Во многих семинариях и духовных училищах преподавались (отчасти и теперь еще преподаются) местные восточные языки (особенно татарский); казанская духовная академия сделалась одним из главных рассадников востоковедения. В 1845 г. кафедры восточных языков при академии были разделены на два разряда, монголо-калмыцкий и турецко-татарский; уставом 1884 г. подтверждено деление на отделы татарской и монгольский. Православное палестинское общество своими изданиями оказывает важную услугу востоковедению. Для успехов востоковедения как науки, в XVIII веке было сделано очень мало. Две больших "академических экспедиции" в Азию имели целью производство естественно-исторических и этнографических исследований и принесли только косвенную пользу востоковедению. Результатом первой экспедиции были сочинения Г.Ф. Миллера ("Описание Сибирского Царства и всех происшедших в нем дел", Санкт-Петербург, 1750) и И.Э. Фишера ("Сибирская история", Санкт-Петербург, 1774); результатом второй - "Собрание исторических известий о монгольских народностях", П.С. Палласа (на немецком языке, Санкт-Петербург, 1776 - 1802), который пользовался содействием знавшего монгольский язык Иериха. Г.Ф. Миллеру принадлежит также лингвистический труд: "Описание живущих в Казанской губернии языческих народов, яко то черемис, чуваш и вотяков, с приложением многочисленных слов на семи языках, как-то: на казанско-татарском, черемисском, чувашском, вотяцком, мордовском, пермском и зырянском", написанный в 1743 г. изданный в 1791 г. Связь академии с востоковедением поддерживалась только благодаря богатым собраниям рукописей и монет, из которых в 1818 г. был образован Азиатский музей. Представленный Уваровым в 1810 г. проект азиатской академии не был утвержден, но в 1801 г. в число академиков был принят ориенталист X. Д. Френ , а по штатам 1830 г. восточные языки окончательно получили право гражданства в академии. В университетском преподавании восточные языки получили место по уставу 1804 г.; в университетах Московском, Казанском и Харьковском были учреждены кафедры восточных языков (арабского и персидского). В Московском университете эту кафедру занял А.В. Болдырев (1811 - 37, умер в 1843 г.), первый в России арабист, автор первой арабской грамматики на русском языке и первых хрестоматий арабской и персидской. Болдырев, подобно всем ориенталистам того времени, был учеником Сильвестра де-Саси. Более обширную программу получило преподавание восточных языков в Казани, где кафедра их в 1807 г. была занята знаменитым X. Д. Френом. В 1828 г. была учреждена кафедра турецко-татарского языка и замещена А.К. Казембеком , который, наряду с Сенковским , считается одним из главных основателей школы русских ориенталистов. Уставом 1835 г. восточное отделение в Казанском университете было разделено на 3 разряда: арабско-персидский, арабско-турецкий и монголо-санскритский; впоследствии к ним прибавились еще китайский и армянский. Были открыты кафедры языков монгольского (1833), китайского (1837), армянского (1839), санскритского (1842) и маньчжурского (1844). В Петербургском университете восточные языки преподавались уже со времени его основания. Уже в педагогический институт в 1817 г. были приглашены Деманж и Шармуа, ученики Сильвестра де-Саси; после преобразования института в университет Шармуа до 1822 г. и вторично в 1831 - 35 годах преподавал персидский язык, причем его адъюнктом был перс Мирза Джафар Топчибашев; они превосходно дополняли друг друга и поставили преподавание на должную высоту. Деманжа заменил О.И. Сенковский (1822 - 47), лекции которого оставили гораздо более прочные и благотворные следы, чем его публицистическая деятельность. Сенковский изучил арабский и турецкий языки самоучкой и впоследствии усовершенствовал свои познания посредством путешествия на Восток; своими лекциями он умел заинтересовать слушателей и положить начало целой школе ориенталистов, хотя среди последних не было ни одного выдающегося арабиста. По уставу 1835 г., были учреждены кафедры монгольского и турецкого языков; из них была замещена только вторая. В 1854 г. факультет восточных языков и его научные коллекции были переведены из Казани в Петербург (см. Восточный факультет). Факультет, кроме научных задач, отчасти преследует и практические, хотя и не в той степени, как прежде казанский, первым профессорам которого было предписано "ограничиться преподаванием языков арабского и персидского в том единственно отношении, в каком они могут быть полезны России по ее торговым и промышленным сношениям". Во время пересмотра устава 1863 г. профессора В.В. Григорьев и К.А. Коссович подали записку о преобразовании факультета, с переименованием его в восточный, т. е. "передающий все знания относительно Востока, добываемые наукой, а не только языки его". Осуществление этой программы (предполагалось, между прочим, ввести изучение ассириологии и египтологии) подняло бы научное значение факультета и отодвинуло бы на задний план его практические задачи. Из исторических курсов теперь на факультете читается только истории Средней Азии; с 1868 по 1873 г. читалась история арийских народов (Г.В. Мельгунов), с 1880 по 1889 г. - история Персии (арменист К.П. Патканов ); В.П. Васильев , С.М. Георгиевский и Д.М. Поздняев в разное время читали историю Китая. Курсы истории литературы (арабской, персидской, османской, китайской, еврейской, армянской и грузинской) читаются представителями лингвистических кафедр. Лекции по восточной нумизматике, читавшиеся профессором И.Н. Березиным (умер в 1896 г.) возобновлены в 1897 г., в качестве необязательного курса. С целью поднять научный характер преподавания востоковедения барон В.Р. Розен неоднократно указывал на необходимость учредить в других университетах кафедры восточных языков при историко-филологическом факультете (в качестве необязательного предмета), но в настоящее время только в Казани существует кафедра турецко-татарских языков, занятая Н.Ф. Катановым, который читает также арабский и персидский языки. Значительное влияние на развитие востоковедения в Р. оказали археологические общества, особенно Императорское русское археологическое общество; одно отделение его (восточное) специально занимается изучением восточных древностей. В "Трудах" Восточного отделения (с 1855 г.) напечатан целый ряд ценных исследований не только по археологии, но и вообще по востоковедению. "Записки Восточного Отделения Археологического Общества", основанные в 1886 г. бароном В.Р. Розеном, служат теперь главным органом востоковедения в России. Среди изданий Императорской археологической комиссии также есть ценные труды по археологии и истории Востока. При Императорском московском археологическом обществе существует восточная комиссия, издающая с 1889 г. свои труды, под заглавием: "Восточные Древности". Из провинциальных изданий статьи ориенталистов появляются в "Известиях Общества Археологии, Истории и Этнографии при Казанском Университете" в "Ученых Записках" этого университета. С 1895 г. в Ташкенте существует "Туркестанской кружок любителей археологии", печатающий свои "Протоколы". Ценные для ориенталиста сведения, особенно по местному фольклору, мы находим также в изданиях статистических комитетов азиатских областей и особенно в "Сборнике материалов для описания местностей и племен Кавказа" (издается управлением кавказского учебного округа с 1881 г.). Работы Императорского русского географического общества и его отделов часто касались Востока; обществом изданы некоторые труды ориенталистов по этнографии (например труды профессора А.М. Позднеева) и даже некоторые восточные тексты (например таранчинские песни, собранные Н.Н. Пантусовым , Санкт-Петербург, 1890). Перечень важнейших русских трудов по различным отраслям востоковедения. Арабская словесность. Лучшая арабская грамматика на русском языке - "Опыт грамматики арабского языка" (Санкт-Петербург, 1867), М.Т. Навроцкого ; лучшая хрестоматия - "Арабская хрестоматия", В.Ф. Гиргаса и барона В.Р. Розена (Санкт-Петербург, 1875 - 76). Предмет специальных изысканий русских семитологов составляли арабские известия о русских, славянах и народах, населявших Россию: Frahn, "Ibn-Foszlans und anderer Araber Berichte uber die Russen alterer Zeit" (Санкт-Петербург, 1823); Д.А. Хвольсон , "Ибн-Даста, известия о хозарах, буртасах, болгарах, мадьярах, славянах и руссах" (Санкт-Петербург, 1869); А.Я. Гаркави , "Сказания мусульманских писателей о славянах и русских" (Санкт-Петербург, 1870; "Дополнения к ним", Санкт-Петербург, 1871); А.А. Куник и барон В.Р. Розен, "Известия ал-Бекри и других авторов о Руси и славянах" (Санкт-Петербург, 1878). Барон В.Г. Тизенгаузен собрал арабские известия о Золотой Орде ("Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды", т. I, Санкт-Петербург, 1884). В настоящее время А.А. Васильев в "Византийском Временнике" разбирает арабские источники по византийской истории; той же теме посвящены докторская диссертация барона В.Р. Розена ("Император Василий Болгаробойца", Санкт-Петербург, 1883) и его статья: "Арабские сказания о поражении Романа Диогена" ("Записки Восточного Отделения", т. I). Армянская словесность. Наиболее известные русские арменисты - Н.О. Эмин (умер в 1890 г.), автор грамматики (Москва, 1846) и хрестоматии (Москва, 1849) древнеармянского языка и переводчик важнейших армянских историков; К.П. Патканов (умер в 1889 г.), хотевший своими трудами "наглядно доказать полезность армянских источников в деле изучения истории и литератур других народов". Его ученик Н.Я. Марр старается придать армяноведению характер самостоятельной науки. Буддизм. В этой области дали ценные труды русские санскритисты: И.П. Минаев ("Буддизм", Санкт-Петербург, 1887) и С.Ф. Ольденбург ("Буддийские легенды", Санкт-Петербург, 1894), синолог В.П. Васильев ("Буддизм", Санкт-Петербург, 1857 - 69) и монголист А.М. Позднеев ("Очерки быта буддийских монастырей и буддийского духовенства в Монголии", Санкт-Петербург, 1887). Восточная нумизматика. Основателем школы русских нумизматов был академик X. Д. Френ, описавший богатую коллекцию Азиатского музея ("Recensio numorum Muhamedanorum acad. imp. sciennt. Petrop.", Санкт-Петербург, 1826) и специально занимавшийся исследованием золотоордынских монет. В той же области работали его ученик П.С. Савельев (умер в 1860 г.) и профессор В.В. Григорьев (умер в 1881 г.). Более новые труды: барон В.Г. Тизенгаузен, "Монеты восточного халифата" (Санкт-Петербург, 1873); А.К. Марков , "Инвентарный каталог мусульманских монет Императорского Эрмитажа", Санкт-Петербург, 1896). Можно еще указать на нумизматические статьи академика Б.А. Дорна (умер в 1881 г.). Грузинская словесность. Преподавание грузинского языка было поставлено на

Похожие рефераты: