Xreferat.com » Рефераты по геополитике » Геополитика России

Геополитика России

являла собой наступление бесчеловечного Востока, "азиатского способа производства" на размягченный демократией и договорными (классовыми) отношениями Запад с его внутренними ограничителями со стороны власти капитала и власти культуры по отношению к власти силы.

Это почувствовала прежде всего Европа, которая сначала смертельно испугалась нового соседства варварской империи, а затем (как это и повелось от века) начала торговать с "дикарями", извлекая немалый доход.

Европа в первой половине века была больше озабочена своим внутренним варварством: рожденные из атмосферы всеобщего беспорядка и насилия начала века, фашистские режимы Италии, Германии, Испании начали втягивать в свою орбиту не готовые к противостоянию соседние страны. Это была тотальная агрессия: от распространения идей фашизма до прямого захвата территорий. На Востоке, как считали европейские лидеры (например, Черчилль), спал не менее ушение России как державы, без которой до сих пор ни одна пушка в Европе не стреляла. Замаскированное под прощание с тоталитаризмом происходило крушение всей русской истории - Ясского и Кючук-Кайнарджийского договоров, Ништатского мира, Полтавы и Вечного мира с Польшей. То же происходит с сербами и Сербией. Они как форпост православного мира, граница которого проходит по реке Дрине, стали объектом геополитических проектов "Mitteleuropa" в начале века и грубых военных акций в его конце ( 9 ).

Для того чтобы понять цели и задачи американской геополитики необходимо заглянуть глубже и вспомнить о меморандуме Совета международных отношений от 1939 года, который широко обсуждался в политических кругах Вашингтона и был встречен одобрением со стороны Франклина Делано Рузвельта и его администрации.

Вкратце его суть сводится к следующему: война в Европе неминуема. Как следствие грядущей войны США должны взять на себя прежнюю роль Британской империи как мирового властелина. В ряду встреч между представителями госдепартамента США и Совета международных отношений (Council on Foreign Relations) в 1939 году были детально выработаны планы принятия США бывшей роли Британской империи в качестве мирового властелина. Эти планы, подчеркивают американские профессора Мишио Каку и Даниель Ахелдьрод в своей книге «Выиграть ядерную войну» в последствии воплотились в основных документах «холодной войны», NSC 20/1 и NSC 68. В протоколах заседаний Совета по послевоенной международной политики Комитета безопасности при Совете международных отношений подчеркивается, что «Британская империя так как она существовала в прошлом перестанет существовать.

США предназначено перенять её роль... США должны создать идеологию и глобальный стратегический план которые позволят им навязать свои односторонние условия мира. Послевоенное устройство мира должно превратиться в всеохватный, мирового масштаба Pax Americana»,а геополитические силовые регионы предвоенного мира должны консолидироваться в единое гемогенное геополитическое пространство под американским господством.

  1. года директор Совета международных отношений Исиах Бауман написал: «единственным и неоспоримым критерием нашей победы будет распространение нашей доминации в мире после победы... США должны установить контроль над ключевыми регионами мира, которые стратегически необходимы для мирового господства». Является совершенно очевидным, что эти цели мало в чем отличались от аналогичных целей мирового господства Гитлера. То, что Гитлер называл политикой «жизненного пространства» - Lebensraum -,СЩА назвали политикой «открытых дверей». Геополитик Исиах Бауман, влияние которого на президента Ф. Рузвельта было такое же как влияние адмирала Мэхэна на президента Теодора Рузвельта в прошлом, заявил в 1941 году, что ответа на политику Lebensraum Германии должна быть аналогичная политика американского Lebensraum. Тут необходимо подчеркнуть, что уже в своей в 1921 году опубликованной книге «Новый мир» Исиах Бауман обрисовал картину грядущего американского экспансионизма: американскую доктрину Монро распространённую на весь мир.

В отличии от Великобритании и старого Pax Britanica, аксиома которого была сравнительный перевес силы Великобритании в контексте международной системе баланса сил, грядущей мировой Pax Americana должен был основываться на решающем перевесе силы США в мире. Этот принцип был не только несовместим, но и в корне отрешал старую концепцию баланса сил. Позже в 1940-41 годах и, в особенности после подписания Атлантической хартии в 1941 году и конференции глав стран-союзников в Касабланке в 1943 году, Великобритании и США, была выработана основная стратегическая концепция США, которая известна как «установление решающего перевеса силы США» в послевоенном мире - доктрина Рузвельта.

Концепция «сдерживания» начала таким образом оформляться уже 1939 году в сугубо военных терминах. «NSC 68 является документом в котором принципы эскалации и доминации внешней политики США основанной на угрозе применения силы наиболее ярко выражены...Без подавляющего военного преимущества, политика «сдерживания» - которая в своей сущности является политикой планированного и осуществляемого постепенного давления и принуждения - невозможно».

Американская доктрина установления «решающего перевеса силы США в мире» и связанное с этой доктриной геополитический императив политического и экономического контроля над ключевыми регионами мира, и прежде всего Евразии, являлись первопричиной «холодной войны». Т. е. Можно сказать что фундамент, первопричина и цели «холодной войны» были заложены еще в период второй мировой войны. Основным препятствием для установления мирового господства США было существование Советского Союза . Или как это сказано в документе NSC 20/1 «Роль Советского Союза как основной силы Евразии стратегически и политически совершенно неприемлема для США». Императивы имперского мышления США, вскормленного на тех же амбициях мирового господства как и гитлеровская Германия, повелевали никогда не мириться с существованием второй супердержавы могущей поддерживать баланс сил в мире и ограничивать наступательный американский империализм.

Американские амбиции требовали положить конец геополитическому сосуществованию Советского Союза и низвести своего геополитического соперника до уровня вассального государства и сырьевой базы. Необходимо подчеркнуть, что в период после окончания второй мировой войны США выступили не только как приемник Великобритании, но и как приемник нацисткой Германии в качестве злейшего врага Советского Союза, уничтожение которого отныне становилось категорическим императивом «политики как продолжение войны иными средствами» Соединённых Штатов. США - Левиафан, Атлантическая морская сила - готовились к решающей схватке с Советским Союзом - Бегемотом, ведущей Евразийской континентальной силой.

С геополитической точки зрения стратегия установления американского мирового господства базируется на геополитических концепциях и работах Х. Маккиндера и Н. Спайкмена, и заключается в том, что геополитические цели США требуют установления американского господства на Евразийском континенте. Как Маккиндер писал «тат кто контролирует Евразию, тат господствует над Мировым островом. Кто правит над Мировым островом, тот господствует над миром». Эти геополитические цели императивно требовали не только утверждения американской гегемонии над Западной Европой, но и завоевание Восточной Европы, - одного из ключевых регионов для Маккиндера - а также, что самое главное, разрушение СССР в качестве государственного и геополитического образования, являющегося не только «осевым регионом» Евразии - Heartland - но и основной континентальной силой препятствующей американским планам мирового господства.

Известный американский историк «холодной войны» профессор Дж. Галдис замечает, что стратегический план сдерживания заключался в указанном документе не только в установлении «решающего перевеса силы США в мире», но и в разрушении всех геополитических регионов, где могли бы образоваться и консолидироваться геополитическая, экономическая и военная мощь, которая могла бы представлять потенциал угрозы или конкуренции США. Джордж Кеннеди, духовный отец понятия «сдерживания», подчеркивал, что после окончания второй мировой войны таких регионов было четыре: Великобритания, Германия, Япония и СССР. Стратегическая цель США - взять под свой контроль эти регионы. Выдающийся французский политический деятель де Голь заметил со скорбью, что страны Западной Европы перестали существовать как независимые политические государства - их внешняя политика оказалась всецело в руках Вашингтона. СССР руководимый Сталиным, противостоял американской агрессии и взял под свою защиту страны Восточной Европы. Т.о. из четырёх геополитических пространств, могущих стать геополитическим соперником США, только одно, - большое пространство СССР, осталось вне сферы гегемонии США.

Внешняя политика США—война иными средствами, причем не только внешняя политика но и экономический империализм под лозунгом «открытых дверей». Поскольку для Америки нет принципиального различия между войной и миром , то установившееся положение вещей после второй мировой войны — военный мир, иными словами т отальная война или, как сказано в NSC 20/1, « тотальная политическая война , конечной целью которой являлась безоговорочная капитуляция Советского Союза». Промежуточными целями США в отношении СССР были следующие: геополитическое ограничение силы и влияния СССР. Любые сферы влияния в Восточной Европе должны быть ликвидированы , что требует перехода Восточной Европы в сферу американского влияния. Но это недостаточно: в первую очередь балтийские союзные республики и Украина должны отделится от СССР. компрометация идеологии геополитического противника, включая, с одной стороны, теологизацию американской идеологии в качестве универсального мировоззрения, возведенного в статус , если не воли всевышнеего, как президент Вудро Вильсон утверждал в прошлом, то по крайней мере естественного права, а с другой —демонизация всякой идеологии, представляющей потенциальную угрозу для гегемонии США. Репрессивная диалектика процесса теологизации - демонизации приводит к тому, что правительства, не признающие абсолютного политического авторитета Вашингтона являются тоталитарными режимами, представляющими собой идеологических противников и должны быть уничтожены подобно еретикам, сжигавшимся на кострах папской инквизиции. Не случайно выдающийся немецкий юрист Карл Шмитт заметил, что американская политическая теология более ортодоксальна, чем католическая ортодоксия в прошлом и содержит в себе такой же заряд доктринарной нетерпимости как и инквизиция в далеком прошлом. В идеологическим отношении документ 20/1 базируется на следующих установках. Авторитет Вашингтона беспрекословен и не может быть поставлен под сомнение. Не может быть национальных интересов , идущих вразрез с национальными интересами Вашингтона. Они являются противоестественными и по отношению к ним не может быть никакой терпимости. Вывод: «Наши цели в отношении Советского Союза, если они не могут быть осуществлены средствами граничащими с войной, должны быть достигнуты с помощью самой настоящей войны, ибо наша задача свергнуть советскую власть и разрушить СССР». Далее в документе говорится, что геополитические цели США , по существу, — военные цели. Каковы же они? Во-первых , уничтожить сферу советского влияния в Восточной Европе. Это достигается с помощью экономического проникновения, т.е. экономика также входит в арсенал продолжения войны иными средствами. Именно поэтому государственный секретарь Маршалл, выступая в Гарварде в 1947 году, заявил, что его план «военные действия, осуществляемые при помощи экономики, цель которых , с одной стороны—сделать Западную Европу полностью зависимой от Америки, с другой—подорвать влияние СССР в Восточной Европе и подготовить почву для установления американской гегемонии в этом регионе. » Помимо того, в NSC 20/1 утверждается: «Наша первая цель в отношении России—поощрять и активно содействовать путем применения средств граничащих с войной уничтожению советского влияния в Восточной Европе и превращение этого региона в сферу нашего влияния. Вторая цель—изменение границ Советского Союза и отделение от него, в первую очередь, Балтийских стран и Украины. Для этой цели надлежит поощрять и инициировать любые сепаратистские движения в Советском Союзе, ибо сепаратистские движения, правильно организованные, являются самым лучшим средством для уничтожения советской мощи и расчленения СССР ». Конечная цель США —полное расчленение Советского Союза. Эта цель включает в себя следующие компоненты: На территории распавшегося СССР не может сохраняться военно-экономический потенциал, который в будущем, вне зависимости от социального строя этой территории, мог бы возродиться, консолидироваться и стать потенциальной угрозой американской гегемонии. Геополитическое пространство бывшего Советского Союза должно быть перманентно расчленено. Бжезинский теперь называет это сохранением геополитического плюрализма, который необходим для предотвращения консолидации этого геополитического пространства в будущем. Соединенные Штаты должны на останках бывшего Советского Союза установить правительство , которое полностью признало бы авторитет Вашингтона и беспрекословно ему подчинялось. США должны создавать перманентные каналы влияния чтобы не допустить политического возрождения того, что называлось некогда Советским Союзом. Квази-правительственная квинслинговская структура, которую документ рассматривал как единственно приемливую для побежденной России, можно было бы назвать своего рода русским эквивалентом Виши режима маршала Пэтена в побежденной Франции в прошлом ( 10 ).


1.3.Трагедия 1991 года


Обозревая трагические события последних лет, приходишь к выводу, что события в Советском Союзе развивались в точности по американскому сценарию. Неоспоримым фактом является, что замыслы Вашингтонских стратегов превратились в действительность именно в той последовательности в какой и намечались. В 1989 году тайная война против социалистического лагеря привела к свержению законных правительств в Восточной Европе, а в следующем году и к расторжению Варшавского договора. На этой первой стадии США удалось полностью вытеснить СССР из восточноевропейского региона, что привело к резкому ухудшения не только внутреннего положения в СССР, но и к решающему ослаблению геополитической позиции страны. С помощью контрреволюционного переворота в 1991 году и последующего Беловежского преступного сговора завершился второй этап по разгрому и уничтожению советской супердержавы , переставшей существовать в своих исторических границах как интегрированное и защищенное геополитическое пространство. Начиная с 1991 года, и в особенности после совещания в верхах НАТО в Риме в том же году, США уверенно пошли к выполнению следующей цели— захвату Восточной Европы под лозунгом расширения НАТО, следуя геополитическому императиву Макиндера: «тот кто господствует над Восточной Европой, тот господствует над Еврзией». Американский сенатор Конноли совершенно недвусмысленно заявил в 1949 году что «Атлантический Пакт и НАТО являются логическим расширением сферы применения доктрины Монро». И вот теперь США осуществляют очередное расширение сферы применения своей доктрины Монро, по своей геополитической значимости вполне сравнимое с доктриной Трумэна в прошлом. Очевидно, что план расширения НАТО—это план для захвата и удержания власти на государствами. Эта рабочая формула порабощения народов, наука подрыва и уничтожения суверенитета государств, опирающиеся сперва на квислинговские структуры и криминальные элементы, а потом на «партии подчинения». Что же касается Балканского полуострова, то для его порабощения США не сочли нужным прибегать к какой - либо маскировке. В данном случае американской аргументацией были откровенные средства разбоя и насилия, акты агрессии и геноцида в Югославии. Основной целью НАТО в настоящее время является, с одной стороны, сдерживание Западной Европы, с другой, захват Восточной Европы. Наконец, явно наметилась тенденция расчленения уже самой России. Ее наглядным прототипом служит война в Чечне, которая планировалась в Вашингтоне сразу же после распада СССР. Что же касается экономического пространства России, то его разрушение проводится под девизами приватизации, разоружения, конверсии. Насколько эффективен этот план видно хотя бы из того неоспоримого факта , что в течение считанных лет после распада Советского Союза урон нанесенный промышленности превышает потери СССР во время второй мировой войны. Комментарии, как говорится, излишни. После захвата Восточной Европы Соединенными Штатами под маской расширения НАТО и упрочнения американской доминации над Балканским полуостровом, в чем и заключается суть агрессивной войны против Югославии, можно ожидать, что локальные конфликты подобные войне в Чечне вспыхнут и в других регионах России и настанет час последнего, заключающего этапа американского геополитического сценария— расчленение уже не Советского Союза, а России, и превращение осколков российской государственности в колониальное экономическое пространство ( 10 ).


  1. Задачи современной российской геополитики

  1. Геополитика и современные проблемы этногенеза

Осознание Россией своей новой роли в изменяющемся мире требует определения ее долгосрочных стратегических интересов, выбора ближайших и отдаленных приоритетов, формирования систем "обратной связи", регистрирующих вектор движения страны и меру его расхождения с намеченной траекторией. Необходима доктрина национальной безопасности, рассчитанная на длительную перспективу —на 15—20—25 лет, на первую четверть наступающего XXI века. Попытки формирования такой доктрины в последние годы предпринимались неоднократно.

В основе предлагаемой в материалах Совета безопасности РФ [1] доктрины национальной геополитической безопасности лежит известная концепция "стабильного развития" (2). Однако при этом не предлагается каких-либо конкретньх технологий оценки эффективности защиты национальной безопасности при использовании тех или иных стратегий. Не содержат подобных рекомендаций и исходные документы бразильской конференции, оставаясь скорее протоколом о намерениях, а не программой действий.

Аналогичную недосказанность обнаруживаем и в докладе "Национальная доктрина России: Проблемы и приоритеты" (3). Декларируя в качестве национальной цели "выживание нации", авторы этого добротного (с позиций приводимого фактического материала) документа остаются в ограниченных рамках "гуманитарного пространства", гуманитарной геополитики, привлекая к анализу и прогнозу весьма узкий круг явлений и процессов, тогда как большая часть глобальных феноменов и глобальных опасностей — экологического, технологического, эпидемиологического, демографического, культурно-образовательного характера —- остается вне поля зрения. Даже если признать "выживание" цепью национально-государственного развития, по видимому, следует указать и основные факторы. обеспечивающие это выживание, дать оценку их вклада в конечный результат. прогнозы применения тех или иных стратегий, оценить затраты необходимые для реализации соответствующих альтернативных вариантов общественной динамики.

На необходимости уточнения содержания самого понятия "национальная безопасность" применительно к стабильному существованию социальных объектов справедливо настаивает И.А.Лазарев ( 6 ), но, к сожалению, не подкрепляет этот тезис ни концептуальными, ни методическими предложениями.

Таким образом, все более осознаваемая российским обществом необходимость разработки долгосрочной стратегии развития страны, ее государственно-административных, политических, экономических, ресурсообеспечивающих, научно-образовательных, социокультурных, жизнеобеспечивающих целеобразующих, Демографических структур на перспективу жизни одного двух поколений не получила пока адекватной реализации, что не может сказываться на текущей деятельности "ветвей власти", приобретающий все больше хаотический, ситуационный, часто и конъюнктурный характер .

Кризис современной цивилизации, носящий явственные черты глобального и геокосмического социотехногенного феномена (кризис в России и странах бывшего социалистического лагеря составляет органическую часть этих процессов) пока совершенно недостаточно осознан мировым сообществом, о чем, в частности, говорит отсутствие крупномасштабных международных программ, направленных на изучение, прогнозирование, профилактику и коррекцию кризисных явлений ("катастрофизмов", по современной терминологии).

Остается открытым вопрос - Не содержит ли этот распад, этот глобальный геокосмический кризис ядра кристаллизации новой прогрессивной фазы человеческой эволюции, где, как неоднократно бывало, России предстоит играть роль экспериментальной, стартовой площадки? Не содержит ли сегодняшняя действитепьность неких новых инструментариев, новых механизмов организации славянского суперэтноса совместно с другими этническими, государственными и геополитическими структурами планеты? Ответ на эти вопросы определит точку приложения социальной энергии современной российской популяции.

Определив геополитику как новое междисциплинарное поле науки, имеющее гуманитарно-исторические и естественно-природные аспекты, мы должны поставить вопрос о том. что является ее основным предметом (объектом), о новой грани естественно-научной картины мира. Ответ "человечество. человеческая популяция" был бы правильным, но слишком общим. Известно, что популяция не является однородной, она подразделяется на крупные и мелкие единицы (таксоны) — расы, этносы, социальные группы, профессиональные и образовательные группы, классы, национально-государственные образования и т.д. Вопросам естественной стратификации социума уделяли большое внимание в своих работах Питирим Сорокин и Л.Н.Гумилев [9], интерпретируя исторический процесс в терминах социальной динамики, т.е. вертикального и горизонтального перемещения. В предложенной нами модели "горизонтальная" стратификация прадставпяет собой подразделение популяции по функциональной дееспособности (ядро, группа риска и маргиналы), "вертикальная" — подразделение на группы, занятые преимущественно биологическим, экономическим и социальным воспроизводством

Большинство исторически сложившихся и описанных в литературе способов классификации социальных групп сформировались в условиях практически неограниченных ресурсов планеты. Хотя, как хорошо известно, и в древние времена происходили жестокие военные столкновения, сражения за локальные ресурсы, но большую часть исторического времени человечество проводило в созидании (миграции, хозяйственное освоение новых территорий, мелиорация, отгонное скотоводство, выведение новых разновидностей растений и животных, охота). Но по мере заселения обширных пространств планеты, оскудения или исчерпания легкодоступных ресурсов, по мере роста антропогенного давления на биосферу конкуренция становилась все более жесткой, часто приводя к разрушительным войнам с неисчислимыми человеческими и материальными жертвами. Не будем забывать, что в XXI век планета вступает разделенной на фрагменты (называемые национальными государствами). практически никак не соотнесенные с. природными таксонами, в условиях беспрецедентного техногенного давления на природные комплексы, вынужденные защищаться специфическими для себя способами. Ресурсы иссякают, разведка и освоение новых требуют все больших затрат, объем ресурсопотребления растет и недоступен никакому регулированию. Реформируемая Россия становится источником глобальной эпидемиологической опасности, криминального загрязнения планеты. В этих условиях обострения конкуренции неизбежна деструктуризация социума, интенсификация "вертикальных" и "горизонтальных" переносов, снижение предсказуемости всех форм социального поведения В совокупности эти процессы образуют предпосылки для развития катастроф самой различной природы.

Используя методологию Л.Н.Гумилева (10) о оценке фаз этногенеза, можно констатировать, что российский, славянский суперэтнос вступил в период устойчивой депопуляции, что убедительно демонстрирует государственный доклад "О состоянии здоровья населения Российской Федерации" (11). Как следует из его материалов следующее поколение окажется трудоспособным не более чем на 30%. К этому следует добавить разрушение новых технологий, снижение до минимального уровня потребности в работниках высокой и высшей квалификации, массовую деинтеллектуализацию.

Очевидно, что одна из задач, стоящих перед разработкой доктрины национальной безопасности, — научный анализ причин такой динамики, определение мер, способных хотя бы частично блокировать по крайней мере наиболее опасные тенденции.

Таким образом, современный глобальный кризис и сопутствующие ему региональные и локальные кризисы-сателлиты протекают в условиях, на фоне и как следствие глобального дефицита, дефицитов региональных и локальных — дефицита жизненного пространства, энергоносителей, минерального сырья, мощности транспортных средств, высокопроизводительных технологий, дефицита урожайности сельскохозяйственных культур и продуктивности домашних животных, лугов и пастбищ, охотничьих угодий, больших и малых биоценозов, дефицит репродуктивного потенциала человеческой популяции, продолжительности жизни, здоровья, дефицита информации, интеллекта, благоразумия и милосердия. По-видимому, можно констатировать формирование на современной планете своеобразной сети дефицитов, системы обмена дефицитами, если угодно, рынка дефицитов, карикатурный образ которого воплощен в сегодняшней России, в частности, в виде системы государственного долга, взаимных неплатежей, "пирамид", банковского криминалитета ( 4 ).


  1. Разработка военной политики России

Разработка концепции новой военной политики и уточнение военной доктрины Российской Федерации — актуальнейшая задача отечественной науки и практики. Решение этой задачи предполагает более глубокое понимание того, что собой представляют современная военная политика и военная доктрина, как они соотносятся и, главное, на чем основываются.

В самом общем виде эти вопросы достаточно изучены военной и политической наукой. Так, военная политика обычно определяется как деятельность специальных общественных институтов, основанная на системе взглядов и социальных отношений и связанная с созданием и использованием средств вооруженного насилия для достижения основополагающих государственных интересов или интересов различных социальных сил в их борьбе за завоевание и упрочение государственной власти (1).

В содержательном плане эта политика представляет единство двух сторон — внутренней и внешней. Последняя охватывает круг проблем, непосредственно связанных с использованием (или угрозой использования) военной силы в политических целях во взаимоотношениях с другими государствами, а также для содействия или противодействия некоторым социальным силам внутри других государств. Внутренняя сторона военной политики включает круг проблем, обусловленных необходимостью подготовки средств вооруженного насилия для развязки международных конфликтов и ведения вооруженной борьбы в интересах разрешения межклассовых, межнациональных и других противоречий внутри страны.

"Война, — отмечал Макиавелли, — такого рода ремесло, которым частные люди честно жить не могут, и она должна быть делом только республики" (2).

Представляя собой относительно самостоятельное социально-политическое образование, военная политика государства призвана выполнять вполне определенные функции, прежде всего научно-прогностическую и организационно-практическую. Научно-прогностическая функция связана с разработкой теоретических положений самой военной политики, с формированием ее концепций, основополагающих взглядов на обеспечение безопасности страны с использованием вооруженных сил для реализации национальных интересов. В наиболее целостном виде эта функция воплощается в военной доктрине государства. В России она представляет собой "систему официально принятых в государстве взглядов на предотвращение войн, вооруженных конфликтов, на военное строительство, подготовку страны к обороне, организацию противодействия угрозам военной безопасности государства, использование Вооруженных Сил и других войск РФ для защиты жизненно важных интересов РФ" (3).

Ключевой вопрос доктрины — о типах войн, которые могут возникнуть в современном мире и угрожать стране. Без их классификации трудно ориентироваться в характере потенциальных угроз и военных столкновений.

Дело в том, что не может быть простых и универсальных "рецептов" для несхожих между собой цивилизаций. Для каждой из них характерны не только различное соотношение коллективизма и индивидуализма в сознании человека и в общественном устройстве, но и специфика политической системы, способы производства и распределения материальных благ (основанных на различном сочетании форм собственности), отношение личности и государства, а также многие другие параметры. Они могут обусловливать, в конечном счете, существенное несовпадение векторов цивилизационного развития и вызывать определенные трения и противоречия между его носителями (4). Вполне понятно, что межцивилизационные различия должны быть осмыслены и самым тщательным образом учтены в процессе формирования военной политики РФ, поскольку они могут послужить источником возникновения войн и вооруженных конфликтов (5).

Анализ особенностей современного этапа цивилизационного развития, а также качественных преобразований в военной сфере позволяет предположить вероятность возникновения типов войн, которые можно классифицировать: по социальным источникам (межцивилизационные и внутрицивилизационные); по характеру (внешние — межгосударственные, внутренние — гражданские); по масштабам (региональные и локальные); по разрушительности (с массированным применением современных вооружений и с ограниченным применением этих вооружений); по политически-правовому и этическому признаку (агрессивные и оборонительные, призванные защитить Отечество от посягательств извне) (6).

Бесспорно (и это признали практически все страны — члены ООН), что Россия является правопреемником СССР и принимает на себя значительную часть ответственности за формирование грядущего миропорядка. Являясь по-: постоянным членом Совета Безопасности ООН, она вместе с другими великими державами отвечает за мирное будущее во всех регионах мира. Однако в современном мире "звание" великой державы не только почетно и ответственно, но и весьма обременительно. Многие международные вопросы стране с таким статусом приходится решать за счет или в ущерб ее национальному благосостоянию. И это в первую очередь В касается военной сферы. Если в период холодной войны стремление СССР любой ценой удержать паритет с США в области вооружений еще можно было объяснить идеологическими догмами, то в настоящее время (даже если вектор международной политики направлен на "холодный мир"), гонка вооружений не имеет под собой никаких объективных оснований.

Представляется, что в обозримом будущем главные проблемы РФ будут находиться не вне, а внутри нее. Возрождение экономики, политическая стабилизация, качественное улучшение социального положения граждан еще длительное время будут занимать приоритетное место в системе национально-государственных интересов. Что же касается активности в межгосударственных отношениях, в том числе и военно-политических, то она, на наш взгляд, носит вспомогательный характер. Внешнеполитические усилия России как "транс региональной державы" (7) должны быть нацелены на то, чтобы обеспечить благоприятные внешние условия для "самососредоточения", решения всего комплекса внутренних проблем, накопившихся за многие десятилетия.


Другим перспективным направлением военной политики РФ является наращивание усилий по расширению и углублению военно-политического сотрудничества в рамках СНГ. Национальные вооруженные силы во всех без исключения государствах Содружества выросли на базе Советской Армии, имеют с ней достаточно широкие связи, обладают одинаковым вооружением, базируются на однотипной военно-политической стратегии и тактике, сохраняют общую или во многом сходную систему боевой подготовки. Технически организовать взаимодействие между ними не представляет труда, поскольку инфраструктура бывшей Советской Армии еще в значительной мере сохранилась. Думается, в военно-политическом плане в таком сотрудничестве должны быть заинтересованы все государства СНГ, поскольку кроме России ни одно из них не в состоянии в одиночку эффективно решать вопросы собственной обороны, ибо не имеет "ядерного щита", подобного отечественному. К этому следует добавить, что военно-политическое сотрудничество в рамках СНГ будет в определенной степени способствовать оживлению экономик его участников, так как позволит более эффективно задействовать интеграционные связи, которые были прерваны или ослаблены вследствие развала СССР. Очевидно, что в этом случае более продуктивно могут быть решены и вопросы, связанные с использованием вооруженных сил за пределами национальных территорий, с эксплуатацией военных баз, с совместным применением имеющейся военно-технической инфраструктуры (станции радиолокационного слежения и предупреждения, коммуникации, связь и т.п.).

Подобный подход (или его отдельные элементы) применимы и к тем регионам мира, с которыми были налажены достаточно стабильные военно-политические и военно-экономические связи. В первую очередь речь идет об Индии и Китае, которые на протяжении десятилетий являлись достаточно устойчивым и емким рынком отечественного вооружения и боевой техники. Деидеологизация межгосударственных отношений позволит России коммерциализировать свои внешние военно-экономические-, связи, расширить рынок за счет государств, которые ранее не рисковали закупать оружие в СССР (страны Персидского залива, АТР и др.), избавиться от обременительной экономически и опасной в политическом плане военной помощи целому ряду экстремистских режимов.

Реальным может быть вовлечение России в войну, имеющую локальный характер. Причин для этого немало. Во-первых, события последних лет показывают высокую вероятность возникновения вооруженных конфликтов как государств-членов СНГ с сопредельными странами, так и внутри СНГ. И Россия рискует быть втянутой в них— хорошо, если в роли миротворца, а не в качестве активно действующей стороны. Годы, прошедшие после развала СССР, предоставили слишком много фактического материала на эту тему: Нагорный Карабах, Приднестровье, Абхазия, Таджикистан...

Во-вторых, сама Россия больна теми же болезнями, что и другие бывшие союзные республики СССР. В условиях продолжающегося экономического кризиса, острой борьбы за власть и собственность на различных уровнях, не приодолённости политического экстремизма трудно предположить, что в ближайшие годы удастся полностью ликвидировать вероятность возникновения новых военных столкновений.

Все это в значительной мере должно определить и основные направления военной политики РФ. Здесь в первую очередь речь идет

Напишем реферат в Подарок!
Оставьте заявку, и в течение 5 минут на почту вам станут поступать предложения!
Мы дарим вам 100 рублей на первый заказ!