Xreferat.com » Рефераты по геополитике » Геополитика России

Геополитика России

раз основные чеченские "экспортеры революции": Шамиль Басаев, Салман Радуев, Хункар Исрапилов и Хаттаб никогда "работорговлей" не занимались. То же самое произошло и с английскими заложниками - их захватили и удерживали в плену по политическим причинам, за них никогда не просили денег и, в конце концов, Радуев освободил их тоже без всякого выкупа. Другими словами невольно возникает подозрение, что у них есть другой источник финансирования, значительно более серьезный. И здесь интересно отметить, что начавшееся падение цен на нефть совпало не только с активизацией "British Petroleum" и американских нефтяных компаний. Первыми, как ни странно, активизировались ваххабиты Хаттаба: уже в декабре 1997 они совершили рейд на Буйнакск и запустили тем самым процесс "экспорта" исламской революции в Дагестане. Успех которого почти наверняка повлек бы за собой новый вооруженный конфликт на Кавказе и, соответственно, прекращение транзита каспийской нефти по "северному" маршруту. Что очень быстро окупило бы все затраты на финансирование ваххабисткого движения в Чечне и Дагестане ( 3 ).


  1. Россия как новая Европа

Отношения "Россия и Европа" вот уже несколько столетий являются одной из фундаментальных тем российской мысли. Пытаясь их обрисовать, часто ударяются в две крайности. Одни совсем выносят Россию за пределы Европы, как неевропейскую цивилизацию, и чуть ли не призывают с гиканьем и свистом промчаться по Европе веселой скифской ордой. Другие считают Россию просто частью Европы, обычной европейской страной, только недостаточно развитой, и требуют от нас тотального рабского подражания Западу. И те и другие не способны выйти за пределы устоявшихся дихотомий и понять, что Россия - это отдельная самобытная цивилизация, но это именно европейская цивилизация, одна из цивилизаций Европы, - так же, как античная, византийская, западноевропейская. Цивилизационная самостоятельность России, ее радикальная инаковость по отношению к Западной и Центральной Европе, сочетается с включенностью в Большую Европу, в преемство четырех европейских цивилизаций, которые, каждая по-своему, последовательно развивают общеевропейскую идею.

Отношения России с нынешней Европой не географические ("Россия как часть нынешней Европы"), а хронологические ("Россия как Европа будущего, как Новая Европа"). Три европейские цивилизации прошлого уже закончили свое развитие: или совсем исчезли (как античная и византийская), или духовно деградировали (как современная западная), и теперь нам, в России, нужно создавать Новую Европу, опираясь на достижения трех предыдущих и стараясь не повторять их ошибки.

Несмотря на свою несомненную значимость, тему места народов Сибири в современной геополитике большинство исследователей в своих работах фактически не затрагивают.

Между тем, тема эта требует пристального внимания. Как бы то ни было, в трудах российских ученых, работающих над проблемами современной геополитики в рамках создающейся концепции устойчивого развития, особенно ученых Сибирского Отделения Российской Академии Наук, всё же можно встретить анализ сложившейся геополитической ситуации, в которой сибирский макрорегион занимает одно из важнейших мест. Таким образом, полезными в этом отношении могут оказаться работы К.Э. Сорокина, В.А. Коптюга, В.М. Матросова, В.К. Левашова, Ю.Г. Демьяненко, А.П. Дубнова, и других.

Концепции устойчивого развития свойственно выделение основных «противотенденций», балансирование которых и способно обеспечить выживание человечества на качественно приемлемом уровне. Выделение соответствующих требований позволяет сформулировать основополагающие принципы устойчивого развития — баланс между природой и обществом (непосредственно — экономикой), баланс внутри общества на современном этапе его развития (между отдельными странами и их регионами, между цивилизациями и крупными мировыми агломерациями типа Север — Юг), а также баланс между современным и будущим состоянием человечества как некоторой «целевой функцией» развития (требование сохранить жизненные ресурсы природы для будущих поколений).

Концепция устойчивого развития является предпочтительной уже потому, что в ней речь идет о смене конкурентного типа поведения на согласительный. Это дает возможность приобрести на Западе мощных союзников в лице подлинно демократических сил, в том числе — левых демократов, «центристов» и разумных представителей «правого центра», которые в состоянии увидеть за корпоративными и иными частными интересами безотлагательную необходимость решения глобальных, общечеловеческих проблем.

Необходимость использования концепции устойчивого развития определяется следующим: принципы устойчивого развития, во-первых, дают возможность осмыслить проблемы современной России в общемировом контексте, во-вторых, дают возможность системно осмыслить собственные закономерности развития российского общества и, в-третьих, дают возможность решать местные, региональные проблемы с учетом общемирового и общероссийского контекста.

Итак, понятно, что исследования места народов Сибири в современной геополитике неразрывно должны быть связаны с концепцией устойчивого развития.

Несомненно, что сибирский макрорегион занимает особое положение в России. Сегодня это основная часть (две трети) территории Российской Федерации, на которой сосредоточены основные энергетические и сырьевые ресурсы страны .

В этнокультурном отношении Сибирь представляет из себя синтез многих цивилизаций. Большая часть аборигенов Сибири проживает на территории национально-государственных образований, являющихся субъектами Российской Федерации, и активно становящихся субъектами международно-правовых отношений.

Экономические и культурные связи между народами Сибири традиционно ограничены преимущественно сырьевой направленностью экономики Сибири.

Характеризуя современную геополитику, В.Г. Костюк указывает на то, что характерной чертой новой геополитической ситуации России является неопределенность, и подтверждает тот факт, что новые геополитические реалии повысили интерес исследователей к геополитической проблематике мирового, российского и регионального масштабов.

Таким образом, из современных исследовательских работ можно понять, что для сибирского макрорегиона, как и для всей России в целом, важны тенденции мировой геополитики, а именно, что будет в ближайшем будущем доминировать: монополярность (с полюсом силы в США), полицентризм (ЕЭС, США, Китай, Россия и др.), или новая биполярность (полюса силы в США с одной стороны и, например, в Китае с другой).

Как бы то ни было, но при всех тенденциях развития геополитической ситуации в мире и при любой геополитической стратегии России макрорегион Сибири будет играть одну из важнейших, если не важнейшую, роль.

Действительно, геополитическое положение и сырьевые ресурсы Сибири способны повлиять на доминирование тех или иных тенденций общемирового развития – столкновения стран и регионов в борьбе за ресурсы или сотрудничества на основе тенденции устойчивого развития.

К сожалению, большинство современных исследователей геополитических и геоэкономических процессов абстрагируются от этнического фактора, что не только недостаточно для выработки геополитической стратегии, но и ошибочно.

Тем не менее, в геополитической концепции евразийства этнический фактор учитывается, что достаточно удобно с методологической точки зрения. Согласно этой концепции, российская цивилизация представляет из себя «мост» между Востоком и Западом, синтез цивилизаций.

Эта позиция позволяет России достаточно свободно ориентировать свои международные связи в рамках геополитической стратегии, и в настоящее время достаточно плодотворной кажется возможная ориентация России на страны Азиатско-Тихоокеанского региона.


По мнению лидеров народов Севера, сегодня у России нет четкой государственной политики по этому вопросу. Таким образом, сотрудничество с зарубежными странами - закономерный результат ее отсутствия, вследствие чего усиливаются отрицательные центробежные тенденции внутри российской цивилизации, создается напряженность между русским этносом и этносами Севера, что проявляется в деятельности некоторых национально-ориентированных политических движений и фиксируется в социологических обследованиях межнациональных отношений в России.

В геополитических движениях Сибири участвуют также народы, имеющие собственную государственность за рубежом: этносы бывшего СССР, немцы, китайцы, корейцы и другие. В основном это деятельность национально-культурных объединений и предпринимателей.

Процессы, происходящие в среде этих народов изучены крайне слабо, однако общий вывод исследователей, подтвержденный состоявшейся в Новосибирске в 1997 году научно-практической конференцией «Национальные меньшинства в Новосибирской области» , сводится к тому, что эти народы в целом содействуют восстановлению прежнего геополитического статуса России ( 14 ).

Абсурдной является нынешняя ситуация, когда огромную территорию за Уралом населяет всего 30 миллионов человек, когда жители Дальнего Востока и Крайнего Севера оставлены на произвол судьбы и принуждены к эвакуации. Этот абсурд может привести к тому, что Россия вообще останется без Сибири. Тогда как необходимо, напротив, начать ее настоящее освоение, которое полностью изменит и лицо России, и лицо мира. В Сибири и на Дальнем Востоке должно жить не 30, а как минимум 300 миллионов человек. Это великое, полностью самодостаточное пространство и станет базой для создания и развития российской цивилизации XXI века.

Природные ресурсы Сибири вполне позволяют добиться такого уровня развития, который бы смог обеспечить жизнь этих 300 миллионов. Сибирь - не колония и не сырьевой придаток, сибирские нефть и газ должны не продаваться за бесценок на Запад, но обеспечивать подъем собственной экономики. Сибирь - не просто недонаселенный, а можно даже сказать - почти необитаемый континент.

При правильной организации и при использовании новейших экологически чистых технологий, развитие Сибири будет сопровождаться минимальным давлением на экологию, не потребует массового сведения лесов и разрушения сибирской природы.

Уже само обладание Сибирью вводит страну в круг великих мировых держав и заставляет с нею считаться. Этот огромный, малонаселенный и почти неосвоенный континент, наполненный разнообразными природными ресурсами - главное достояние России и главный предмет зависти со стороны разнообразных мировых хищников. В авторитетных газетах Америки уже публиковались проекты "выкупить" у России Сибирь и Дальний Восток за несколько триллионов долларов, как когда-то была "выкуплена" наша Аляска. Впрочем, сама по себе идея "выкупа" не так уж и абсурдна: в будущем, когда Америка лопнет и американцы начнут распродавать ее с молотка, можно будет выкупить обратно Аляску и соединить оба берега Сибири трансконтинентальным мостом.

Если не превратим Сибирь в развитую процветающую страну, она будет потеряна для России, а Россия для мира. Сибирь - это сердце России, а не ее окраина. Именно с центром в Сибири мы и построим нашу Новую Европу - от Минска на западе до Камчатки на востоке, от океанских островов на севере до Амура на юге.

Сейчас перед российской геополитикой стоит другая задача - Россия и Запад.

Российско-американские отношения в обозримом будущем будут занимать одно из приоритетных мест в нашей внешней политике. Это связано не только с вопросами двустороннего взаимодействия как экономического (торговля, инвестиции, получение технологий), так и военного (поддержание взаимного ядерного сдерживания) характера, но и со стремлением США, действуя в качестве "единственной сверхдержавы", придать системе международных отношений однополярный характер, играть доминирующую роль в решении любых глобальных и региональных проблем. Соединенные Штаты занимают доминирующие позиции в ключевых международных финансовых и экономических институтах - "Большой семерке", Организации экономического сотрудничества и развития, Международном валютном фонде, Всемирном банке, Всемирной торговой организации. У Америки больше нет примерно равного по силе геополитического соперника. Если в годы холодной войны глобальное соперничество СССР и США, носившее антагонистический характер, представляло собой центральную ось всей системы международных отношений, то в новых условиях взаимодействие Вашингтона и Москвы качественно изменилось. Вашингтон пытается использовать сложившийся в российско-американских отношениях дисбаланс для того, чтобы существенным образом воздействовать как на внешнюю, так и на внутреннюю политику Российской Федерации. В последние годы между Москвой и Вашингтоном постепенно начали накапливаться расхождения сначала по второстепенным, а затем и по более существенным вопросам. Несмотря на внешне дружественный характер российско-американских отношений, между двумя странами накопилось обширное поле разногласий. Серьезные расхождения возникли между Россией и США по трем основным группам проблем. Первый блок (и это, пожалуй, впервые в российско-американских отношениях за последние полвека) - это проблемы экономические. Второй блок противоречий - региональные проблемы и прежде всего процесс расширения НАТО. Третий блок расхождений - проблемы контроля над вооружениями. Негативные тенденции в российско-американских отношениях по всем трем упомянутым направлениям в последнее время наложились друг на друга. В результате возник самый острый кризис в российско-американских отношениях со времен окончания холодной войны и распада Советского Союза.

Продолжение сложившегося при Ельцине сценария означает дальнейший упадок и закрепление зависимого от США положения России, окончательную утрату статуса великой державы, что может привести к распаду страны. Возврат на путь авторитаризма ведет к возобновлению конфронтации с США и превращению Российской Федерации в своего рода Северную Корею или Кубу. Переход к продуманным экономическим и политическим реформам может позволить восстановить мощь России и укрепить ее позиции на мировой арене, но только при условии, если мы сможем поддерживать такой модус вивенди с Западом, который не требует отказа от защиты российских жизненно важных интересов.

В решении ключевых вопросов международной политики у России и США имеются как общие, так и противоположные интересы. Поэтому в российско-американских отношениях будут сохраняться элементы и сотрудничества, и соперничества. По ключевым проблемам международной безопасности, таким, как нераспространение оружия массового поражения, урегулирование региональных конфликтов, борьба против международного терроризма, Москва и Вашингтон могут вполне успешно взаимодействовать. Однако стратегическое партнерство между Россией и США, провозглашенное в начале 90-х годов, оказалось декларативным, поскольку администрация Клинтона была не готова к развитию равноправных отношений и взяла курс на действия с позиции силы. Москва больше не является геополитическим конкурентом Вашингтона в различных частях земного шара. Хотя Россия больше не рассматривается в качестве непосредственного противника США, она по-прежнему не воспринимается как составная часть или надежный партнер Запада. Слабая и непредсказуемая Москва не может играть приоритетной роли для Вашингтона в регулировании новых правил игры в мировом сообществе. Отношения с Москвой больше не считаются основным направлением американской политики. Главный упор Вашингтон делает на укрепление и развитие своих связей с союзниками по НАТО и Японией. Одновременно приоритетное место в политике США занял Китай, стремительный рост мощи которого чреват превращением в новую сверхдержаву XXI века, которая может отказаться играть по американским правилам.

В этих условиях американцы все чаще действуют, не считаясь с интересами России. Об этом свидетельствуют решение о расширении НАТО за счет бывших союзников СССР, растущее проникновение США в бывшие советские республики, попытки американского диктата при решении региональных конфликтов (Босния, Kocoво, Ирак, Иран, Корея и т.д.). Хотя Вашингтон продолжает декларировать готовность к сотрудничеству с Москвой, однако на практике США все чаще стремятся решать региональные проблемы без участия России. Это проявляется не только в подходе к арабо-израильскому конфликту и урегулированию ситуации на Корейском полуострове, но и в военных акциях против Ирака, войне НАТО против Югославии. Вашингтон начал игнорировать Москву не только в Европе, на Ближнем Востоке и в АТР, но и в бывших советских республиках. США все меньше считаются с российскими интересами в Прибалтике, Закавказье и Средней Азии, активно вмешиваются в российско-украинские отношения. Особое значение имеет вопрос о расширении состава и функций НАТО, которая под руководством США превратилась в доминирующую военно-политическую структуру в Европе. В результате Россия, не будучи членом НАТО, в значительной степени оказалась в изоляции при решении ключевых вопросов европейской безопасности.

Соединенные Штаты и НАТО присваивают себе право использовать в одностороннем порядке военную силу, не считаясь ни с решениями ООН, ни с возражениями России, как это произошло в Косово. Бойкот СПС в связи с войной против Югославии также не принес успеха. Бессмысленно отказываться от диалога с крупнейшим военным альянсом в мире. Россия и НАТО могут либо сотрудничать, либо соперничать. Третьего не дано.

Альтернативой стратегии военно-политического диалога с США и американскими союзниками может быть только курс на стратегический союз с Китаем. Но такой союз не может компенсировать выталкивания России из Европы, ведь Пекин не хочет, да и не может защищать европейские интересы Москвы. Конечно же, расширение взаимодействия Российской Федерации с Европейским союзом, Китаем, Индией, Японией, другими крупными державами, наряду с поддержанием ровных отношений с США, будет способствовать укреплению тенденции к формированию многополярной структуры международных отношений.

Роль единственной сверхдержавы требует такой концентрации ресурсов и политической воли, которой Соединенные Штаты не обладают. При всем политическом, экономическом, информационном и особенно военном лидерстве Вашингтона его нынешняя сила не позволяет единолично диктовать мировому сообществу свою волю, установить Pax Americana. Если США изберут курс на приспособление к реалиям многополярного мира, то в этой системе международных отношений Россия - важный партнер Соединенных Штатов. Это позволяет надеяться, что нам удастся не допустить разрастания расхождений и возврата к геополитической конфронтации, а в конечном счете обеспечить позитивное взаимодействие на основе национальных интересов обеих держав ( 13 ).


Заключение


Подводя итог проделанной работы можно сделать некоторые выводы:

"Каждый народ и каждая страна есть живая индивидуальность со своими особыми данными, со своей неповторимой историей, душой и природой".

Россия - страна в восточной части Европы и в северной части Азии. 17075,4 тыс. кв. км. Основная часть европейской территории России расположена в пределах Восточно-Европейской равнины. На юге - северные склоны Кавказа, на северо-западе - горы Хибины. К востоку от Урала - Западно-Сибирская равнина, окаймленная на юге горами Южной Сибири (Алтай, Саяны, горы Прибайкалья, Забайкалья и др.). Между Енисеем и Леной расположено Среднесибирское плоскогорье, между Леной и Тихим океаном - хребты и нагорья Северо-Восточной Азии. На территории России располагаются зоны (с севера на юг): арктическая пустыня, тундровая, лесотундровая, лесная, лесостепная, степная, полупустынная (Прикаспийская низменность).

"Западная Европа и Америка, не знающие Россию, не имеют ни малейших оснований навязывать нам какие бы то ни было политические формы - ни демократические, ни фашистские. Россия не спасется никакими видами западничества, ни старыми, ни новыми. Все политические формы и средства человечества полезно знать и верно разуметь. Но творческая комбинация из них и из других, еще неизвестных, должна быть избрана и создана самою Россией, должна быть подсказана ее собственными задачами, помимо всяких чужих предписаний или своих предрассудков и доктрин".

Мы оказались в положении догоняющих, а это психологически настраивает на имитационную модель поведения, то есть на подражание государствам богатым и благополучным. В том-то и заключается стратегическая задача, чтобы разработать собственно российскую, свободную от чьих бы то ни было влияний, модель опережающего развития. Ну а чтобы в этом преуспеть, надо хорошенько исследовать объекты будущего "неподражания", удостовериться в их несоответствии тому, что называется неповторимой российской историей, душой и природой.

В последнее десятилетие на всем мировом пространстве как в геополитике, так и в геоэкономике выстраивается четкая доминанта Соединенных Штатов Америки. И все же не американизация составляет суть протекающих в мире процессов. Для их обозначения пущен в оборот иной термин - глобализм. Лучшая модель этого странного мира - Диснейленд, в котором как бы присутствуют все культуры, но в пресном, выхолощенном виде. Это и есть глобализм, возникший как результат включения большинства народов в сеть мирового рынка, интернационализации торговли, бурного развития средств транспорта и коммуникации, глобализм высасывает питательные соки культур, мумифицируя их, лишая уникальности и глубины.

Между тем, еще полвека назад А. Тойнби пророчески писал о том, что у Востока есть только один шанс достойно ответить на вызов Запада - преобразовать его духовно, преобразуя вместе с ним себя и все человечество. Он предвидел, что западный мир может измениться до неузнаваемости за счет "контррадиации" влияний со стороны тех культур, которые он пытался поглотить - православного христианства, ислама, индуизма и Дальнего Востока.

Восточнославянский союз народов, составляющий основу российской государственности, представляет третью ветвь Европы, которая создала особую цивилизационную модель, равновеликую "латинскому" Западу.

Россия сможет вновь утвердить себя на геополитической карте мира, олицетворяя альтернативную цивилизационную перспективу Западу, создавая альтернативный образ мира.

Как уже было сказано очень остро встаёт Восточный вопрос, который связан с борьбой России против Запада. Решить Восточный вопрос можно лишь, "когда Россия смело и открыто примет навязанный ей вызов", для чего нужна мощь не столько материальная, как духовная. Впрочем, не только Россия находится у опасной черты. Некогда великая Европа стремительно утрачивает роль явления мировой истории и культуры. Сегодняшнюю роль Европы как нельзя лучше символизирует двусмысленная и всегда неуместная улыбка Хавьера Соланы, гримаса, с которой шакал Табаки из "Книги джунглей" Р.Киплинга извещал народ о самонадеянной, злой и грубой воле своего хозяина - Шер Хана, попирающего Закон... Это и есть Pax Americana, заместивший не только Священную римскую империю и Москву - III Рим, но и все материалистические универсалистские миражи земного рая без Бога - "всемирное братство труда", "общеевропейский дом", "единый мир". И неслучайно Хавьер Солана, побыв camarada, уже не возвращается к сеньору, а становится Mister Солана. Европа тем самым отрекается уже от себя самой, от собственного великого прошлого и его исполинской культуры. Ее героика, идеал, романтизм и подвиг, даже Декартово сомнение, само "безумство гибельной свободы", - все было задано христианским духом. Либерализм со своими добрыми намерениями лишь вымостил дорогу к "закату Европы" и ее капитуляции перед "атлантизмом". Замена Священной Римской империи на Pax Americana - эсхатологически неизбежна - он лучше служит ростовщику, этому подлинному хозяину " liberte", крушителю цивилизаций и могильщику великой европейской культуры. Моральная капитуляция России в предыдущие годы, как теперь ясно, привела и к полной деградации Европы. Сегодня нужно, наконец, признать, что смертельную угрозу Европе как самостоятельной геополитической и культурно-историческую величине представляло вовсе не российское великодержавие, а атлантический диктат. Настало время в полной мере осознать значимость русского православного форпоста для всего христианского мира в целом перед лицом не только геополитических и демографических, но и духовных вызовов грядущего столетия.

Союзником Ирана может быть достаточно антизападная (и достаточно имперская) Россия, и наблюдающийся бурный прогресс в наших двусторонних отношениях может указывать на то, что в российской политике уже совершились радикальные глубинные подвижки, которые пока что не нашли своего отражения в идеологии. Иран - единственная в мире шиитская страна. Это делает его своего рода изгоем в мусульманском мире. С другой стороны, это обстоятельство позволяет достаточно безопасно использовать "иранский фактор" для "демонстрации дружбы" России с исламским миром. Можно без особых последствий позволить даже развернуть на территории России иранские (шиитские) исламские пропагандистские центры (эффективность работы которых среди суннитов будет близка к нулю), старательно пресекая попытки создания аналогичных центров на суннитсккой основе. В общем, при умелом использовании выгоды от сотрудничества с Ираном видятся весьма ощутимыми.

Несмотря на то, что в султанский период Османская империя была достаточно очевидным цивилизационным продолжением империи Византийской (на принципиально другой религиозной почве), современная Турция является явным антагонистом России. По-видимому, это проявление процесса исчерпывания византийской инерции: послереволюционная Турция достаточно твердо встала на антиимперский путь развития по европейскому образцу. Таким образом, динамика развития турецкого общества видится в направлении все большей либерализации, что должно все больше отделять ее от России. (Недаром Турция ставит вопрос о принятии ее в ЕС.) История российско-турецких отношений за период существования Российской империи - это фактически история войн между двумя странами. Однако эта непримиримость России была вызвана главным образом проевропейской политикой русских царей, т.е. войны фактически велись в интересах Запада. Этот печальный опыт надо учесть: не питая иллюзий относительно дружбы с Турцией, надо постараться и не обострять с ней отношений, а в случае ее конфликта с соседями (кроме Ирана и Армении) - держать наибольший возможный нейтралитет, занимая позицию равноудаленности от конфликта.

Еще раз повторим, что вероятность вовлечения РФ в региональную войну с массированным применением современных вооружений в обозримом будущем минимальна. В то же время Россия может быть втянутой в локальную войну, либо вооруженная сила потребуется для разрешения внутренних конфликтов. Очевидно, что с этих позиций и следует подходить к военному строительству, к комплектованию войск, вооружению, организации системы обучения и воспитания.

Как раз такое вовлечение и необходимо пресечь на корню, иначе это станет «черной дырой» для России после которой она как всегда будет долго и болезненно вставать на ноги.

Итак, геополитические интересы российского этноса могут быть обеспечены только при условии радикального совершенствования информационно-аналитического, научного и технологического обеспечения принимаемых решений. Индикатором эффективности решений, принимаемых в любых сферах сегодняшней действительности, является баланс человекопотребления и человекопроизводства в расчете на единицу товарной продукции.

Но на вселенский вызов Запада достаточно жестко ответила сама Природа. Угроза всеобщей экологической катастрофы развенчала миф о возможности всемирной цивилизации, возглавляемой и направляемой Западом.

Запад пока не нашел ответа на экологический вызов. Концепция "золотого миллиарда" говорит о его замешательстве и неспособности предложить миру новую универсальную перспективу "единой судьбы". "Золотой миллиард" - это счастливое постиндустриальное меньшинство, которое успеет войти в будущее процветающее информационное общество до того, как экологический капкан захлопнется.

Если новой российской элите удастся сформулировать "русскую идею" в контексте экономического вызова и постмодернистских установок самоограничения, Россия сможет прочно утвердить свое место в будущем мире и дать достойный ответ на вызов Запада.

Что же касается межнациональной консолидации россиян, укрепления государственности и единства России то можно выдвинуть следующее:

- Общий рост недовольства существующим положением (социально-экономическим в первую очередь) выступает как мощный ускоритель форм ' протестного реагирования' в различных областях общественной практике, в том числе и национальных взаимосвязях. Неудачи и провалы экономического реформирования усиливают неприятие проводимой Центром политики и обуславливают низкий рейтинг принимаемых правительством решений. Это стимулирует в конечном счете центробежные процессы, национальный и региональный сепаратизм, создающий угрозу единству и целостности российского национального федеративного государства.

- Явственно ощущается необходимость разработки научной теории гармонизации национальных отношений и соответствующей ей программы жизнедеятельности общества на переходный период и отдаленную перспективу. Фундамент концептуального подхода должны составить идеи национального центризма(избавление от крайностей в национальном вопросе во всех его аспектах) и демократического федерализма(обеспечение всем национально- и административно-территориальным единицам подлинного равноправия).

- Программа практических действий обязана исходить из юридического и практического соблюдения национальных и региональных интересов каждого субъекта Федерации. Лишь благодаря этому может быть преодолена асимметричность нынешнего федеративного устройства. Особое значение приобретают согласование и разграничение полномочий по линиям: Центр - республики, Центр - регионы (края, области, города), а также освоение специальных механизмов предупреждения конфликтов между нациями, регионами с учетом опыта стран, входящих в СНГ, других европейских государств.

- Важно обратить серьезное внимание на массовое ущемление потребностей и нужд этнического характера, выявленное в большинстве регионов. Данное обстоятельство, если ситуация не изменится, очевидно, активизирует как титульные нации, так и национальные меньшинства в отстаивании первыми своих прерогатив, а вторыми элементарных прав, причем любыми способами, не исключая насилие. Низкая оценка собственного национального статуса русскими, их озабоченность своим будущим в отдельных регионах чреваты возникновением синдрома социальной обиды, расширением масштабов русского национального движения, более жестким противодействием антирусским настроениям и акциям.

- Государственная политика призвана стать в большей мере, чем когда бы то ни было, национально-региональной, учитывающей специфику и Северного Кавказа, и Поволжья, и Сибири, и Дальнего Востока. Только такая политика в состоянии обеспечить относительно безболезненный переход от по существу унитарного государства, каким был Советский Союз, к федеративному, каким стремится стать новая Россия. Укрепление самостоятельности регионов, не противопоставляющих себя Центру, но сотрудничающих с ним, ведет к приоритету наднациональных ценностей, приближает реализацию общенациональной задачи - возродить великую и сильную державу с демократическими порядками и социально ориентированной экономикой.

Все это даст возможность не только правильно оценить сложившуюся ситуацию, но и во многом предвидеть ее развитие, а значит - преуспеть в предупреждении межнациональных трений и конфликтов. Такая работа в регионах лишь начинается. Вот почему взаимодействие и кооперация социологических служб в Центре и на местах, как

Напишем реферат в Подарок!
Оставьте заявку, и в течение 5 минут на почту вам станут поступать предложения!
Мы дарим вам 100 рублей на первый заказ!