Xreferat.com » Рефераты по журналистике » Журналистика в период реформирования и демократизации общества в 1985-1990 гг.

Журналистика в период реформирования и демократизации общества в 1985-1990 гг.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Содержание


Введение

1 Средства массовой информации в условиях демократизации и гласности

2 Возрождение в стране многопартийной печати

3 Журналистика эпохи «перестройки»

Заключение

Список использованной литературы


Введение


В середине 80-х гг. к руководству партией и страной пришел М.С. Горбачев. По его инициативе КПСС провозгласила курс на перестройку. Это был, безусловно, позитивный шаг, начало нового политического курса. Однако в материалах апрельского (1985 г.) Пленума ЦК КПСС, в документах XXVII съезда партии и XIX Всесоюзной партийной конференции незыблемой оставалась линия на централизацию партийного руководства средствами массовой информации, целью которой являлось обязательное проведение в жизнь партийных директив. Широко объявленная гласность оказалась лишь продекларированной, но она не коснулась многих сфер государственной и общественной жизни, в том числе взаимоотношений прессы и партийных органов.

Демократизация и гласность не только открыли для журналистов новые темы, но и создали им огромные трудности. Никогда прежде однопартийная советская журналистика не сталкивалась с необходимостью объективного отражения многочисленных проблем, рожденных новым политическим и экономическим мышлением. На страницах газет и журналов, в телевизионных и радиопрограммах отражалась реальная жизнь с ее достижениями и противоречиями, в многообразии различных мнений и суждений.

Тема журналистики периода реформирования демократизации общества в 1985-1990 годах интересна прежде всего тем, что именно в то время в нашей стране происходит демократизация общества. Страна выбирает путь, ориентированный на демократию и плюрализм мнений.

Статьи и очерки писателей и журналистов того времени И. Васильева, Д. Гранина, Е. Евтушенко, Ю. Карякина, В. Некрасова, Е. Носова, В. Распутина, В. Селюнина и многих других привлекали внимание читателей к острейшим проблемам жизни общества, вставшего на путь демократических преобразований, его прошлому и будущему.

И все же развитию гласности препятствовали силы и традиции, складывавшиеся десятилетиями. Сохранялся частокол всевозможных табу, запретов на правдивое освещение недалекого прошлого и реальностей перестроечного периода. Главлит, как и прежде, стоял на страже ведомственных интересов.

Данная курсовая работа представляет собой обзор основных вех этого периода (1985-1990 гг.) Эпоха перестройки – это всегда интересное, с точки зрения происходящих событий, время. Разоблачение, свержение старых устоев и идеологических догматов, внедрение новых тенденций и активно разворачивающаяся демократизация общества – вот то, что происходило в этот период.

Основная цель работы – рассмотреть период реформирования демократизации общества в 1985 – 1990 гг. и сделать основные выводы по поводу происходящих событий.

Работа имеет следующий вид: три смысловые части (главы), которые раскрывают основные вопросы по проблеме. Первая глава рассматривает обстановку журналисткой сферы того времени и называется средства массовой информации в условиях демократизации и гласности. Вторая глава посвящена вопросу многопартийной печати: партийные издания того времени, основные темы и политика этих изданий. Третья глава рассматривает аспекты перестройки и основные реформы М.Горбачева. В этой главе показан рост самостоятельности прессы и ее развитие. Демократизация жизни советского общества и гласность позволили также распахнуть наглухо закрытые двери перед литературным наследием русского зарубежья.

В работе использована литература по истории журналистики, а также материалы периодической печати того времени.


1 Средства массовой информации в условиях демократизации и гласности


Радикальные перемены в укладе общественной жизни страны привели к соответствующим изменениям многих социальных институтов, включая средства массовой информации. В переходный период от административно-командной системы управления экономикой к рынку, от тоталитарного режима к правовому государству, от приоритетов идеологических ценностей одного класса к «общечеловеческим ценностям» им приходится адаптироваться к новой социально-экономической и политической ситуации.

Провозглашение демократизации и гласности открыло перед средствами массовой информации возможность анализировать события и явления, поднимать серьезные социальные проблемы и предлагать пути их решения. На первый план в СМИ выступали задачи правдивого отражения действительности, информированность, компетентность, профессионализм.

После 70 лет ограничений средства массовой информации заговорили в полный голос. Они стали мощным рычагом начавшихся преобразований, способствовали развитию демократизации масс, их психологической перестройке, активизации сознательных действий по слому административно-командной системы.

Откровения новой журналистики эпохи демократии и гласности кружили голову, зачастую вызывали эйфорию средств массовой информации, уводили от раздумий о возможных последствиях неограниченной свободы слова для общества в целом. Вместе с тем журналистика оставалась органической структурой однопартийной политической системы со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В 1987 г. в стране выходило свыше 7,5 тыс. газет, в том числе около тысячи центральных, республиканских, краевых и областных, более 2,5 тыс. журналов. В ведении партийных комитетов находилось 114 издательств. Тираж «Правды» превысил 11 млн экз., «Труда» перевалил за 18 млн экз., за 8 млн экз. перешагнул тираж «Известий», а «Комсомольской правды» — за 17 млн экз.1

Развернувшаяся перестройка привела к все более возрастающему авторитету СМИ. В 1989 г. газетно-журнальный мир страны насчитывал 8800 газет, разовый тираж которых составля. 230 млн экз., и 1629 журналов тиражом свыше 220 млн экз.2 Через год тиражи газет возросли на 4,6%, а журналов — на 4,3%3.

При всей деформации межнациональных отношений структурный характер советской журналистики оставался многонациональным. В 1989 г. газеты выходили на 55 языках. Тираж республиканских газет увеличился на 1 млн 200 тыс. экз., 700 тыс. — областных, на 1 млн 700 тыс. — районных и на стольк же — городских4.

Курс на перестройку, демократизацию и гласность привел отказу от традиционной однопартийное и переходу к новой демократической и многопартийной — системе. Под давление масс в марте 1990 г. была отменена ст. 6 Конституции СССР, которая признавала только за КПСС право на руководство советским обществом. Таким образом, ликвидировалось монопольное право КПСС на контроль за периодической печатью.

В июне 1990 г. был принят Закон СССР «О печати и других средствах массовой информации»5. Он отменил цензуру, предоставил широкие права на учреждение печатных изданий и других средств массовой информации, ввел их регистрацию как проявление новых принципов строительства журналистики в демократическом обществе. По данным Госкомпечати бывшего СССР, на 15 марта 1991 г. в стране было зарегистрировано около 1800 газет и журналов, рассчитанных на общесоюзную аудиторию. Около 850 газет выходило впервые. В их числе 233 принадлежали редакциям и издателям, 291 — общественным организациям, 124 — ассоциациям, 99 — кооперативам, 55 — совместным предприятиям, 24 — партийным организациям, 25 — акционерным обществам, 19 — религиозным организациям. (Почти треть всей периодики — частные издания.)

Если учесть, что Министерство печати и массовой информации Российской Федерации к середине марта 1991 г. зарегистрировало более 600 изданий, а Моссовет — около 300, то всего в стране к августу 1991 г. выходило более 2600 газет и журналов, половина из которых — новые.

Создание института учредителей периодических изданий явилось важнейшим шагом в организации видоизменявшейся структуры центральной и местной прессы. Многообразие форм учредительства позволило типологически расширить систему периодической печати. Вышли в свет газеты Верховных Советов республик, издания областных, краевых Советов народных депутатов, общественно-политические и иллюстрированные еженедельные газеты, журналы и бюллетени, еженедельные издания для деловых людей с ежемесячным аналитическим приложением, еженедельники для массовой аудитории, газеты, рассчитанные на подготовленного читателя, ежемесячные издания газетно-журнального типа и др.

Новые тенденции в организации издательского дела, переход к рыночным отношениям изменили положение прессы. В особенно тяжелых условиях оказалась демократическая печать России, в наиболее выгодных — издания партийных комитетов КПСС, в руках которых были сосредоточены все материально-технические средства — финансы, бумага, полиграфическая база. И все-таки конкуренция вызвала к жизни качественно новые издания: «Независимую газету», «Куранты», «Коммерсантъ» (с воскресным приложением), «Совершенно секретно» (ежемесячник) и др. Появились издания Верховных Советов республик: «Россия», «Вестник Грузии», «Голос Армении» и др.

В условиях демократизации и гласности в структуре средств массовой информации все большее значение приобретали телевидение и радиовещание. Передачи в цветном изображении принимались более чем в тысяче городов. Для этих целей использовались радиорелейные линии и около 3 тыс. ретрансляторов, а также космические средства связи: спутники Земли «Молния», «Радуга», «Горизонт», 85 наземных станций «Орбита», 10 станций международной системы «Интерспутник»,

Все передающие станции страны работали в единой системе. ЦТ вело передачи по 14 программам. Все они шли в цветном изображении.

В 1986 г. кроме Всесоюзного радио передачи готовили 162 комитета. Радиовещание охватило всю территорию страны. Среднесуточный объем вещания для населения страны составил свыше 1300 часов, в том числе передачи Всесоюзного радио — свыше 150 часов. Осуществляли передачи из Москвы 162 аппаратно-студийных комплекса. Всесоюзное радио транслировало передачи по 9 программам.

К концу 1988 г. в стране насчитывалось свыше 150 млн радиоприемных аппаратов, в том числе свыше 70 млн приемников и более 75 млн трансляционных точек. Если объем всех девяти радиопрограмм перевести на газетные полосы, то оказалось бы, что радио ежесуточно издавало более 350 газет большого формата. Радиовещание велось на 72 языках народов страны и на 70 языках народов зарубежных стран.

В каждой республике Союза работала своя студия телевидения. В 1989 г. в стране имелось 119 программных телецентров, но права их были чрезвычайно ограничены. Их эфирное время и объемы суточных передач жестко регламентировались Гостелерадио СССР.

В зоне уверенного приема телевизионных программ проживало около 230 млн человек, т.е. почти 90% населения страны. 160 млн человек имели возможность принимать две программы. У населения в 1988 г. было свыше 80 млн телевизоров, в том числе 8 млн цветных.

В 1990 г. вещание вел 131 программный телецентр, 176 радиодомов и свыше 5 тысяч местных радиостанций. Передачи Всесоюзного радио велись по 1 4 программам, включая дубли для всех часовых поясов. Центральное телевидение осуществляло передачи по 14 программам с учетом дублей 1 и 2 общесоюзных программ для 5 вещательных зон. Среднесуточный объем всех программ ЦТ составлял 183,5 часа.

Радиовещанием была охвачена практически вся территории СССР, 85% населения принимало телевизионные передачи, осуществляемые с использованием космических средств связи.

1990 г. стал последним годом существования Государственного комитета СССР по телевидению и радиовещанию. В феврале 1991 г. он был преобразован во Всесоюзную государственную телерадиовещательную компанию. Но за ней, как и в прошлые годы, во многом сохранилось монопольное право на технические средства.

В 1991 г. начался процесс разрушения единого информационного пространства СССР. Национальные республики Союза одна за другой провозглашали свой суверенитет. Освобождаясь от диктата Центра, они рвали десятилетиями установившиеся традиции и в сфере журналистики, решительно отказывались от распределения сверху эфирного времени и его объемов для республиканских радиокомитетов и телестудий и по своему усмотрению устанавливали время трансляций теле- и радиопередач из Москвы.

Устранение монопольного права Центрального телевидения и Всесоюзного радио на эфирное время привело к существенным изменениям в структуре телевидения и радиовещания страны. На смену единой системе пришли разобщенные, не связанные общими целями 15 государственных телерадиокомплексов со своими проблемами и задачами. Таким образом, распад СССР, ускоренный августовскими событиями 1991 г., новое геополитическое устройство на обширной территории страны повлекли за собой коренные изменения в работе телевизионной и радиосистем.

Создание Содружества Независимых Государств (СНГ) в декабре 1991 г. не смогло существенным образом повлиять на восстановление даже на новой организационной основе единого информационного пространства стран содружества.

Во второй половине 80-х гг. значительные изменения произошли в информационной службе страны. В июле 1985 г. Телеграфное агентство Советского Союза отметило свое 60-летие, оставаясь основным монополистом оперативной информации. Агентство ежедневно готовило и передавало для 4 тыс. советских газет, радио и телевидения СССР 300-325 внутрисоюзных и международных сообщений. Еще больший поток информации направлялся на восьми языках по зарубежным каналам ТАСС. Его подписчиками являлись свыше 600 зарубежных информационных агентств, министерств информации, редакций газет, журналов, телевизионных и радиокомпаний и других организаций из 115 стран. В середине 80-х гг. корреспонденты ТАСС были аккредитованы в 125 зарубежных странах.

Новые тенденции в журналистике, возникшие в конце 80-х гг., на первых порах мало что меняли на рынке оперативной информации. По-прежнему над информационными просторами СССР высился монопольный гигант ТАСС, остававшийся фактически одним из главных пропагандистских органов ЦК КПСС, а значит и всех уровней советской власти. В 1989-1991 гг. ТАСС оставался в стороне от тех процессов, которые происходили в обществе, хотя они касались и средств массовой информации, информационной службы. Произошла реорганизация АПН в информационное агентство «Новости», в стране возникали новые информационные агентства.

Первые независимые агентства начали появляться в самом конце 80-х гг. и, конечно, они не составляли сколько-нибудь серьезной конкуренции ТАСС или еще существовавшему тогда АПН. Непривычно звучали их названия — «Интерфакс», «Постфактум», «ИМА-пресс», «СИА», «Харьков-новости», «БИС», «МГ» и др. Организацию их взяли на себя профессиональные журналисты, имевшие опыт работы в центральной прессе. Так, «Постфактум» был создан на базе инфослужбы «Факт»; «ИМА-пресс» — молодежной редакции АПН; «Харьков-новости» — местного отделения АПН; «МГ-пресс» — «Молодая гвардия»; «Дана-пресс» — корпункта «Известий» в Алма-Ате...

Информационное агентство «Интерфакс» было организовано в сентябре 1989 г., когда в стране существовало уже несколько негосударственных агентств, в частности «Постфактум», «Студинфо» и др. Практически меньше чем за год «Интерфакс» по достоверности информации и ее тематическому спектру вышел на первое место среди негосударственных агентств, а в бизнес-информации обошел и ТАСС.

Колыбелью «Интерфакса» стал отдел информации студии иновещания Гостелерадио, который за счет продажи информации на внешний рынок сумел отделиться в самостоятельную структуру, уделив большое внимание организации отдела политики и службы бизнес-информации. Из других агентств большим авторитетом у подписчиков пользовался экономический отдел «Постфактум». Но вскоре он влился в структуру издательского дома «Коммерсантъ» и стал основным поставщиком информации для его изданий.

С начала 90-х гг. экономическая информация агентства «Интерфакс» среди иностранных деловых кругов и бизнес-изданий котировалась выше, чем подобного же рода сообщения всех других агентств страны, включая ИТАР-ТАСС. Кроме ежедневного экономического обзора «Интерфакс» выпускал пять еженедельных специализированных изданий для иностранных и российских промышленных и торговых фирм и финансовых структур.

Помимо ежедневного выпуска экономических новостей и специализированных бизнес-изданий агентство четыре раза в сутки, не считая экспресс-выпусков, распространяло блок политических новостей «Интерфакс Ньюс» и около десяти специализированных изданий по законодательству, дипломатии, социологии, статистике и другим вопросам.

В конце 80-х — начале 90-х гг. появлялись новые информационные агентства и на местах: «Сибинформ», «Урал-акцепт», «Урал-Советы» и др. Региональные агентства представляли собой объединения местных журналистов. Используя свой профессиональный опыт и деловые контакты, они взялись за сбор и распространение информации, удовлетворявшей запросы не только местных структур средств массовой информации, но и более высокого уровня.

Попытка государственного переворота в августе 1991 г. заметно отразилась на состоянии средств массовой информации страны. Одно из первых постановлений Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП), принятых 19 августа 1991 г., касалось прекращения выпуска всех центральных и московских газет и журналов, за исключением шести газет КПСС, а также «Труда», «Известий» и «Красной звезды».

19 августа журналисты «Независимой газеты» решили выпустить очередной ее номер. Но это им не удалось. Материалы не вышедшего в Москве номера «НГ» были переданы за рубеж. Их опубликовали многие газеты мира. В полном своем варианте номер «Независимой газеты», запрещенный в Москве, вышел в Париже на французском языке 100-тысячным тиражом. Его выпустил на свои средства французский еженедельник «Курье Интернасьональ». Вечером того же дня редакция «НГ» передала ведущим информационным агентствам и газетам зарубежных стран «Обращение к свободным журналистам мира», в котором содержался призыв организовать мощную международную акцию в поддержку свободных советских журналистов и всей свободной советской прессы. «Обращение» было напечатано на следующий день в газетах США, Англии, Франции, Испании, Италии, Бельгии, Греции, Австрии и других стран.

К концу дня 19 августа на улицах Москвы, в метро, в переходах появились сотни листовок, отпечатанных на ксероксах, изданных практически всеми запрещенными к выпуску газетами. Листовки единодушно осуждали путчистов и тех, кто их поддерживал.

августа у Белого дома в Москве состоялся стотысячный митинг. Вместе с защитниками демократии на площади были и Журналисты газет, запрещенных путчистами. Утром того же дня Редакторы 11 независимых газет собрались в редакции «Московских новостей» и договорились выпускать «Общую газету», экстренно зарегистрированную в Министерстве печати РСФСР.

21 августа 1991 г. Президент Российской Федерации Б. Ельцин издал указ «О средствах массовой информации в РСФСР», в котором говорилось о том, что имевший место переворот показал опасность монополизации СМИ, функционировавших на территории РСФСР. ТАСС, агентство «Новости», а также газеты «Правда», «Советская Россия», «Гласность», «Рабочая трибуна», «Московская правда», «Ленинское знамя» и другие, отмечалось в документе, вели активную кампанию клеветы против представителей законной российской власти, дезинформировали народ и по сути явились соучастниками государственного переворота. В соответствии с указом был временно приостановлен выпуск этих газет как изданий КПСС.

Этим же указом отстранялись от исполнения должностных обязанностей директор ТАСС и председатель информационного агентства «Новости» за «осуществление дезинформации населения и мировой общественности о событиях в стране». В связи с тем, что Всесоюзная телерадиокомпания в дни путча являлась одним из основных орудий ГКЧП, ее руководитель указом президента был смещен со своего поста.

августа возобновился выход всех запрещенных ГКЧП демократических изданий. В эти августовские дни широкое признание, в первую очередь со стороны зарубежных средств информации, пришло к агентству «Интерфакс». В дни путча большинство иностранных журналистов, работавших в Москве, были единодушны в своей оценке деятельности «Интерфакса»: он работал оперативнее и объективнее всех советских средств массовой информации.

События августа 1991 г. в значительной мере повлияли на политический спектр формировавшейся демократической журналистики страны. Гарантом ее стабильности в обществе явился указ президента РСФСР «О мерах по защите свободы печати в РСФСР», принятый 11 сентября 1991г.

Проходившие перерегистрация функционировавших и регистрация вновь создаваемых периодических изданий и других средств массовой информации позволили представить реальное состояние структуры СМИ в последние месяцы 1991 г.

На начало ноября 1991 г. Министерство печати и массовой информации РСФСР зарегистрировало 1269 газет, журналов, информационных агентств. Более 2200 информационных органов получили свидетельства в бывшем союзном ведомстве. Особенно большое количество изданий выходило в крупных городах. Так, в Санкт-Петербурге издавалось около 140 общественно-политических, специализированных, рекламных газет.

Реформы в области экономики, начавшиеся в конце 80-х гг., не могли обойти стороной и журналистику. Газетный рынок в стране сложился одним из первых. Как любая отрасль, столкнувшись с экономическими проявлениями рынка, средства массовой информации оказались под их воздействием. И дело здесь было не только в конкурентоспособности издания. Даже у лучших из них — газет «Московские новости», «Литературная газета», журнала «Новый мир» резко упало число подписчиков. А такие массовые популярные газеты, как «Труд» и «Комсомольская правда», потеряли по пять миллионов подписчиков Читательская привязанность к изданию обернулась тяжелыми последствиями. Неконтролируемый рост цен на бумагу и распространение печатной продукции сделали нищими прежде всего те издания, которые получили самую большую поддержку читателей. Последующий рост цен на бумагу, транспорт, связь, типографские расходы привел к невероятно высоким ценам на периодику. В газетно-журнальном мире страны сложилась такая ситуация, когда производство газеты обходится дешевле, чем ее доставка читателю.

Причина резкого падения тиражей многих центральных изданий была связана также с тем, что они превратились в инструмент борьбы за власть. Не случайно читательская аудитория отдала предпочтение такой газете, как «Аргументы и факты». В 1991 г. у нее было зарегистрировано рекордное число подписчиков — 33 млн.

В условиях складывавшихся рыночных отношений судьба большинства изданий оказалась в руках рекламодателей. «Охота» за рекламой явилась следствием экономических трудностей, с которыми столкнулась освобожденная пресса. Предоставленная независимость для большей части ее оказалась формальной в силу непомерных расходов на производство и транспортировку. Даже реклама не смогла обеспечить финансовую независимость многих изданий. Они, как и прежде, могут существовать, лишь получая государственные дотации.

В журналистике начала 90-х гг. заметно выделились несколько направлений.

Первое — это издания, политические по сути, но не связанные с какой-либо организацией: «Московские новости», «Известия», «Литературная Россия» и др.

Второе вызвало к жизни издания, тип которых сформировался в результате перестроечных процессов и рыночных отношений, соединивших в себе черты политической журналистики и других направлений информационной деятельности: «Коммерсантъ», «Независимая газета», «Сегодня» и др.

Третье было, связано с возрождением многопартийности — системы партийных изданий, являвшихся центрами партийных организаций.


2 Возрождение в стране многопартийной печати


Демократизация жизни советского общества дала импульс развитию печати неформальных организаций, возникшей во второй половине 70-х гг. в знак протеста против жесткой цензуры в стране и отсутствия демократии. Потребность высказать несогласие с существовавшими порядками сделала ее, по сути, оппозиционной по отношению к КПСС и государственной власти.

Толчком для возникновения неформальной печати послужило международное совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, состоявшееся в Хельсинки в 1975 г. На нем большое внимание было уделено обеспечению гражданских свобод и прав человека. Образовавшееся в СССР общественное движение «Хельсинки», которое возглавили А. Сахаров и А. Шафаревич, стало издавать газету «Хроника». Активизация деятельности неформальной прессы произошла после апреля 1985 г. В этом году начала выходить газета «Гласность», которая ставила целью ускорить процесс позитивных преобразований в обществе.

В 1986 г. возвратился из ссылки в г. Горьком академик А. Сахаров. Это событие активизировало деятельность неформальных объединений. Вячеслав Аргунов создал в Москве Московское бюро информационного обмена, которое вскоре фактически стало координационным центром неформального демократического движения. Бюро создало библиотеку самиздата. В рамках Московского бюро информации действовала служба ежедневных новостей.

Требования демократии, гласности заставили руководителей КПСС дать зеленый свет разоблачению преступлений Сталина, порочных методов руководства Хрущева и Брежнева и даже отдельных негативных явлений в самой партии. Бранить прежних государственных и партийных руководителей, критиковать ошибки и заблуждения периодов террора, волюнтаризма и застоя стало для советской журналистики делом обычным. Вместе с тем незыблемой оставалось признание руководящей роли партии. Диктатура ее, возведенная в ранг законной власти, была предоставлена Октябрьской революцией и поэтому считалась незыблемой. Именно партийные и иные властные структуры хотели бы установить гласности совершенно определенные пределы.

Деятельность советской журналистики во второй половине 80-х гг. стала особенно сложной. С одной стороны, она выступала обличителем всех пороков, рожденных административно-командной системой, с другой — выражала готовность критиковать, что укажут и как укажут. Хотя запретные в прошлом темы и открывались для обсуждения, но оставался тот предел, перешагнуть который означало посягнуть на святая святых — на партию, ее руководящую роль в обществе.

Именно в том и была притягательная сила неформальной печати, что она вышла за рамки официальной дозволенности. Так, в № 9 «Российских ведомостей» за 1988 г. был опубликован фрагмент книги Спекторского «Происхождение власти». Вскрывая гносеологические корни административно-командной системы, политики террора и насилия, проводившейся властью партийной олигархии, автор вселяет сомнение в непогрешимость Ленина. В книге приводятся документы, подписанные Лениным, давшие право местным органам советской власти беспощадно расправляться с теми, кто не вписывался в концепцию диктатуры пролетариата. Ленин требовал «расстреливать», «брать заложников», «конфисковывать имущество» и др.

Неформальная печать опровергала идею о «плохом Сталине» и «безупречном Ленине». «Сталинизму — нет!» — рубрика, прошедшая через все издания неформалов. Материалы ее раскрывали пагубные последствия основанной Лениным тоталитарной диктатуры, большевизма на всех этапах его развития.

Среди первых самиздатовских журналов и бюллетеней, выходивших нелегально, были «Гласность», «Экспресс-хроника», «Меркурий», «Община», «День за днем» и др. К началу августа 1988 г. в стране, главным образом в Москве, Ленинграде, в Прибалтике, на Урале, выходило 64 самиздатовских журнала. Количество их неуклонно росло, все более пестрым становился их политический спектр: либерально-демократические, христианские, пацифистские, марксистские, художественно-философские и др. Наиболее тиражируемыми (до 700 экз.) в августе 1988 г. были «Благовест», «Референдум», «Российские ведомости», «Демократическая оппозиция», «Экспресс-хроника».

Прямой наследницей самиздата — не подцензурной литературы — стала альтернативная пресса. Вокруг периодических изданий типа «Хроника текущих событий», «Хроника защиты прав человека», «Поиск» и других складывалась группа единомышленников, объединяемых неприятием ценностей и целей тоталитаризма. Подготовка, распространение и хранение подобных изданий вплоть до конца 80-х гг. считались уголовно наказуемыми. В течение всего четырех лет (1987-1990) численность альтернативных изданий возросла почти в 100 раз и к 1991 г. составила не менее двух тысяч, а разовый тираж — несколько миллионов экземпляров. Но многие газеты, журналы, бюллетени, не успев возникнуть, прекращали свое существование. Только в 1989 г. перестали выходить 30% изданий.

Пик активности неформальной, альтернативной прессы приходится на первую половину 1989 г. Тиражи московских демократически настроенных «Свободного слова», «Экспресс-хроники» в январе-апреле 1989 г. достигли 40-50 тыс. экз. Прежде всего это было связано с небывалым ростом политической активности населения в период выборов на Первый съезд народных депутатов СССР6.

Еще большее развитие неформальная и альтернативная печать получила в республиках Прибалтики — Литве, Латвии, Эстонии. Процесс демократизации здесь опережал этот же процесс в целом по стране.

За 1988-1989 гг. количество изданий новообразованных партий и общественных организаций увеличилось почти в десять раз. Число только русскоязычных журналов превысило 500 названий. Особенно много новых газет, журналов, бюллетеней стало выходить в начале 1989 г. За первые шесть месяцев появилось 160 изданий. Общее число неподцензурных изданий в СССР к концу года приблизилось к 800 наименованиям.

К концу 80-х гг. в альтернативной прессе по своим направлениям сформировалось несколько групп изданий: общественно-политические, религиозно-философские, литературно-художественные и др. Первая включала в себя примерно три четверти всех альтернативных изданий, выражавших демократические, национальные и консервативные взгляды. Внутри демократической группы различались издания: радикально-демократические или жестко оппозиционные («Экспресс-хроника», «Гласность», «Референдум», «Свободное слово»), либерально-демократические («Бюллетень Добровольного общества содействия перестройке в Апатитах», «Панорама», «Гражданин»), социалистические («Марксист», «Община», «Диалог»), пацифистские («Вахта мира»), издания зеленого движения («Экологический вестник»).

Внутри группы изданий, выражавших национальные взгляды, также различалось несколько направлений — от национально-демократического («Навины Беларускага Народнага Фронта») до национал-шовинистических («Память», «Против установления дипломатических отношений с Израилем»). К числу консервативных изданий относились газеты и журналы необольшевистского, ортодоксально-коммунистического («Единство») и монархического («Престол») направлений. Религиозно-философские издания представляли газеты и журналы практически всех нетрадиционных религий («Бюллетень христианской общественности», «Призыв», «Раса»). Большой интерес у читателей вызвал «Выбор» — журнал христианской культуры.

Преобладающее место в альтернативной прессе заняли политизированные издания. Но были здесь газеты и журналы находившиеся вне политики: кооперативно-коммерческие, женские («Женское чтение»), по проблемам секса и т.д.

Осень 1990 г. совершила переворот в неформальной и альтернативной прессе. Верховный Совет СССР принял два закона: Закон о печати и других средствах массовой информации и Закон об общественных организациях7. Первый закон гласил, что пресса свободна, т.е. неподцензурна. Цензура ликвидируется. Любое издание получает право не существование, но подлежит регистрации. Второй закон провозглашал свободное существование любой общественной организации. Для этого она должна быть легализована, т.е. зарегистрирована в органах советской власти. А деятельность ее не должна противоречить конституционным нормам государства.

Оба закона лишали неформальную и альтернативную печать корней — отныне такие издания могли выходить свободно, если не пропагандировали то, что было запрещено законом: насилие, вооруженную борьбу, национальную рознь и т.д.

Безусловно, неформальная печать возникла как протест против цензуры, против отсутствия демократии, как оппозиция существовавшему режиму. В то же время перестройка породила ее в массовом порядке, провозгласив и осуществив гласность.

Результатом демократизации общества стал процесс формирования новых политических образований, чаще всего весьма недолговечных. Многие из них сразу же проявили стремление создать свои печатные органы. Так, с возникновением партии социал-демократов появилось множество газет и центральный орган партии «Меньшевик». «Конституционный демократ» — так назвала свой орган партия кадетов. Тираж их составлял 20-25 тыс. экземпляров.

С ростом числа новообразованных партий в стране росло и количество изданий, все больше формировавшихся в многопартийную структуру. В начале 90-х гг. этот процесс находился в начальной стадии. Но уже тогда обозначился весьма разнообразный политический и тематический спектр общественно-политических изданий, выпускавшихся новообразованными партиями.

Республиканская партия Российской Федерации (РПРФ) издавала газеты «Социал-демократ» и «Новая жизнь» — независимый политический еженедельник. Оба издания носили ярко выраженный политический характер.

Демократическая партия (ДП) основала свой печатный орган «Издание Демократической партии», в котором в основном помещались программные документы и формулировались цели и задачи ДП.

Свободная демократическая партия России (СвДПР) выпускала «Издание СвДПР».

Демократическая партия России (ДПР) имела два печатных органа: «Демократическая газета» и еженедельник «Демократическая Россия». Оба издания имели одну политическую направленность.

«Демократическая Россия» использовала как свою трибуну печатный орган ДПР «Демократическая Россия» и издавала свой бюллетень.

«Демократический конгресс» издавал информационный бюллетень «Демократическая Россия».

«Христианско-демократический Союз России» издавал бюллетень «Хроника недели» и «Вестник христианской демократии».

«Российское христианско-демократическое движение» выпускало журнал «Выбор».

Российская христианско-демократическая партия (РХДП). Официальными органами партии являлись газета «Христианская политика» и «Вестник христианской демократии».

Партия конституционных демократов и другая кадетская партия — «Союз конституционных демократов» издавали газету

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Похожие рефераты: