Xreferat.com » Рефераты по историческим личностям » Н.С.Хрущёв и его характеристика как лидера

Н.С.Хрущёв и его характеристика как лидера

Почему я выбрала эту тему? Я сама задаю себе этот вопрос. Для себя я определила несколько причин, заставивших меня обратиться к этой теме. Одна из них, наверное, решающая, это интерес к данному историческому периоду, основанный на рассказах близких мне людей, живших при Хрущеве.

Долго, очень долго об этих годах не принято было говорить. Как будто чья то рука начисто вырвала целую главу из нашей летописи. Почти двадцать лет лежало табу на имени Н.С. Хрущева. Но жизнь берет свое: в докладе о 70-летии Октября «Октябрь и перестройка: революция продолжается», с которым выступил М.С. Горбачев, мы услышали давно ожидаемое слово о том времени: что тогда было сделано, недоделано или сделано не так. О том, что дожило до конца 80-х, а что размыто, утрачено в годы застоя.


Краткая биография и карьерный путь.


Никита Сергеевич Хрущёв родился 4-го по старому стилю, а по новому – 17 апреля 1894 года в Курской губернии, в селе Калиновка. Его родители были простыми крестьянами – отец Сергей Никанорович, мать Ксения Ивановна. Кроме Никиты у них была ещё дочь Ирина.

Сам Хрущёв на завтраке, устроенном в его честь на студии кинокомпании «Твентис Сенчури Фокс» в США, на вопрос кто он такой, отвечал:

  • Я стал трудиться, когда только начал ходить. До пятнадцати лет я пас телят, я пас овец, потом пас коров у помещика. Потом работал на заводе, хозяевами которого были немцы, потом работал в шахтах, принадлежащих французам. Работал на химических заводах, хозяевами которых были бельгийцы, и вот теперь – премьер-министр Советской России.

Никита был мальчиком любознательным. Зимой он посещал школу и довольно быстро выучился читать и писать. В 1908 году он, вместе с семьёй, переехал на Успенский рудник, в Донбассе.

Вначале Никита работал по своей прежней «специальности» и пас коров, но вскоре стал учеником слесаря, а за тем слесарем. Хрущёв любил свою профессию и гордился ею. Интересно, что, даже занимая высокие посты в 30-х годах, Хрущёв психологически не порывал со своей изначальной профессией. Будучи первым секретарём Московского областного комитета партии и первым секретарём Московского городского партийного комитета, а также членом Политбюро, он не только радовался своему продвижению, но и постоянно боялся падения. На протяжении всего сталинского периода у него было такое чувство, что в любой момент его могут сбросить с занимаемых постов, и тогда он вернётся к основной своей деятельности. И он долгое время возил и хранил личный инструмент и другое слесарное имущество.

В гражданскую войну Хрущёв вступил в ряды красной армии и вскоре стал комиссаром. Участвовал в обороне Царицына. Если брать в целом, то Хрущёв был типичен для целого поколения молодых революционных деятелей. Он пришёл в революцию с простым багажом «классового инстинкта».

Этот инстинкт формировал сознание по простой схеме: мы — рабочие, они – буржуи и помещики, а интеллигенты, конечно, стоят ближе к богатым, чем бедным. Хрущёву, как и многим его сверстникам, простым людям, было ясно, что пирамиду надо перевернуть и вывести наверх самые низы. А какой будет порядок, он представлял довольно смутно, если не сказать абстрактно.

Вернувшись с фронта, Хрущёв становится руководителем партийной ячейки. В 1921 году был оглашён новый лозунг: “Учиться, учиться и учиться”, и молодой Хрущёв одним из первых стал курсантом Донского техникума. Здесь Хрущёв сделал первый шаг на пути к политическому руководству страной: за активный и неуёмный характер, смелость и твёрдость его избрали секретарём партийной ячейки техникума.

Впервые на общенациональном уровне Хрущёв проявился в 1925 году. Он был избран делегатом на XIV съезд партии. На съезде произошла конфронтация между Сталиным и «новой оппозицией», руководимой Зиновьевым и Каменевым. Хрущёв решительно взял сторону Сталина. Он выступал вместе с большинством, а большинством дирижировал Сталин(Сталин в силу своих личных качеств, как человек гораздо менее образованный, чем Троцкий, Зиновьев или Бухарин, был ближе к выходцам из рабочей, и частично крестьянской среды, которые после ленинского призыва пришли в партию. Поэтому, мне кажется, что Хрущёв с начало искренне поддерживал Сталина). Являясь надёжным исполнителем без особых амбиций, Хрущёв быстро поднимался по служебной лестнице вплоть до смерти Сталина.

Почему же именно Хрущёв пришёл к власти? Ведь вроде бы Сталин сделал все, чтобы «очистить» партию от любых своих противников—подлинных и мнимых, «правых» и «левых». В 50-е годы передавалась из уст в уста якобы одна из его афористичных фраз: «Есть человек—есть проблема, нет человека—нет проблемы». В результате в живых остались, казалось бы, самые верные, самые надежные. Как же Сталин не разглядел в Хрущеве могильщика своего культа?

В последние годы, незадолго до кончины, Сталин подверг опале Молотова и Микояна, готовя им, вероятно, такую же участь, какая постигла других руководителей, уничтоженных при их помощи и поддержке. Создание на ХIХ съезде Президиума ЦК КПСС, заменившего более узкое по своему составу Политбюро, было шагом к «отстрелу» следующей генерации засидевшихся соратников. Но Сталин-«не грешил» на Хрущева.

Старческое ослепление? Пожалуй, нет. Наверное, Хрущеву, просто каким-то образом удалось притвориться человеком вполне ручным, без особых амбиций. Рассказывали, что во время длительных ночных посиделок на ближней даче в Кунцеве, где вождь жил в последние годы, Хрущев отплясывал гопака. Ходил он в ту пору в украинской косоворотке; изображая «щирого казака», далекого от каких либо претензий на власть, надежного исполнителя чужой воли. Но, видимо, уже тогда Хрущев глубоко затаил в себе протест. И это выплеснулось на другой день, после кончины Сталина.

Хрущев пришел к власти не случайно и одновременно случайно. Не случайно потому, что общество устало от сталинского террора, массовых репрессий, а Хрущев был выразителем того направления в партии, которое в других условиях и, вероятно, по-другому оказалось представлено такими, во многом не похожими деятелями, как Дзержинский, Бухарин, Рыков, Рудзутак, Киров. Это были сторонники развития НЭПа, демократизации, противники насильственных мер в промышленности или в сельском хозяйстве, а тем более в культуре. Несмотря на жестокие сталинские репрессии, это направление никогда не умирало. В этом смысле приход Хрущева был закономерным.

Но, конечно, здесь был и большой элемент случайности. Если бы Маленков столковался с Берией, если бы «сталинская гвардия» сплотилась в 1953 году, а не в июне 1957 года, не быть бы Хрущеву лидером. Сама наша история могла пойти по несколько иному руслу. Нам трудно сделать это допущение, но на самом деле все висело на волоске.

И все же история сделала правильный выбор. То был ответ на реальные проблемы нашей жизни. Все более нищавшая и, по сути, полуразрушенная деревня, технически отставшая промышленность, острейший дефицит жилья, низкий жизненный уровень населения, миллионы заключенных в тюрьмах и лагерях, изолированность страны от внешнего мира—все это требовало новой политики, радикальных перемен. Вроде бы Сталин сделал все, чтобы «очистить» партию от любых своих противников—подлинных и мнимых, «правых» и «левых». В 50-е годы передавалась из уст в уста якобы одна из его афористичных фраз: «Есть человек—есть проблема, нет человека—нет проблемы». В результате в живых остались, казалось бы, самые верные, самые надежные. Как же Сталин не разглядел в Хрущеве могильщика своего культа?

В последние годы, незадолго до кончины, Сталин подверг опале Молотова и Микояна, готовя им, вероятно, такую же участь, какая постигла других руководителей, уничтоженных при их помощи и поддержке. Создание на ХIХ съезде Президиума ЦК КПСС, заменившего более узкое по своему составу Политбюро, было шагом к «отстрелу» следующей генерации засидевшихся соратников. Но Сталин-«не грешил» на Хрущева.

Старческое ослепление? Пожалуй, нет. Наверное, Хрущеву, просто каким-то образом удалось притвориться человеком вполне ручным, без особых амбиций. Рассказывали, что во время длительных ночных посиделок на ближней даче в Кунцеве, где вождь жил в последние годы, Хрущев отплясывал гопака. Ходил он в ту пору в украинской косоворотке; изображая «щирого казака», далекого от каких либо претензий на власть, надежного исполнителя чужой воли. Но, видимо, уже тогда Хрущев глубоко затаил в себе протест. И это выплеснулось на другой день, после кончины Сталина.

Хрущев пришел к власти не случайно и одновременно случайно. Не случайно потому, что общество устало от сталинского террора, массовых репрессий, а Хрущев был выразителем того направления в партии, которое в других условиях и, вероятно, по-другому оказалось представлено такими, во многом не похожими деятелями, как Дзержинский, Бухарин, Рыков, Рудзутак, Киров. Это были сторонники развития НЭПа, демократизации, противники насильственных мер в промышленности или в сельском хозяйстве, а тем более в культуре. Несмотря на жестокие сталинские репрессии, это направление никогда не умирало. В этом смысле приход Хрущева был закономерным.

Но, конечно, здесь был и большой элемент случайности. Если бы Маленков столковался с Берией, если бы «сталинская гвардия» сплотилась в 1953 году, а не в июне 1957 года, не быть бы Хрущеву лидером. Сама наша история могла пойти по несколько иному руслу. Нам трудно сделать это допущение, но на самом деле все висело на волоске.

И все же история сделала правильный выбор. То был ответ на реальные проблемы нашей жизни. Все более нищавшая и, по сути, полуразрушенная деревня, технически отставшая промышленность, острейший дефицит жилья, низкий жизненный уровень населения, миллионы заключенных в тюрьмах и лагерях, изолированность страны от внешнего мира—все это требовало новой политики, радикальных перемен. Урожайность зерновых была примерно восемь центнеров с гектара. Промышленность требовала технического перевооружения. Люди остро нуждались в жилье, продуктах питания, товарах народного потребления. И чем дальше в прошлое отходил энтузиазм победы, тем рельефнее проступали простые, будничные, касающиеся всех проблемы.

Хрущев понимал это, понимал и пытался поправить положение.

Клин клином вышибают. Арест и расстрел Берии и его ближайших сообщников были исполнены в классической сталинской манере. Но они стали предвестниками новых времен.

Мужественный, пронзительно откровенный, ошарашивающий доклад Н.С. Хрущева на закрытом заседании ХХ съезда был первым—и потому самым трудным—шагом к объективной, партийной оценке Сталина. Хрущёв, Микоян, Маленков в отличии от Молотова, Кагановича и Воршилова, которые настаивали на том, что бы охарактеризовать Сталина как великого продолжателя для Ленина, выступили за то, что бы откровенно сказать о репрессиях. Была создана комиссия под руководством секретаря ЦК П. Поспелова. Незадолго до съезда она подготовила доклад о терроре 1935 – 1940-х гг. Речь шла только о репрессированных по обвинению в антисоветской деятельности – прежде всего, о представителях партийной номенклатуры. Жестокости времён раскулачивания, коллективизации и расправы над оппозицией не нашли отражения в этом документе. Тем не менее, комиссия нарисовала страшную картину массовых преследований советских граждан. По заведомо неполным данным, собранным не более чем за месяц, получалось, что только в 1937 – 1938 гг. за антисоветскую деятельность были арестованы 1 586 366 человек, а 681 692 человека расстреляны.

9 февраля на заседании Президиума ЦК произошёл ожесточённый спор. Молотов, Ворошилов, Каганович вновь выступили против концепции доклада. Они боялись, что пошатнётся авторитет страны и партии, ну и конечно рухнет их собственный. На все возражения Хрущёв ответил примерно так: «Пройдёт не так много времени, и домой начнут возвращаться бывшие заключённые. Они по-своему расскажут людям о произошедшем. Поэтому если на этом съезде мы не скажем правду, на следующем нас призовут к ответу».

Хрущёв пригрозил выступить на съезде от своего имени — как Первый секретарь ЦК. Его поддержал Микоян; в той или иной степени главу партии поддержали Булганин, Маленков, Первухин, Сабуров. Бала допущена только одна уступка консерваторам: доклад решили оглашать на закрытом заседании съезда и не публиковать его текст.

В докладе приводились зловещие подробности массового террора 1935-1939 гг.: об уничтожении членов и кандидатов в члены Политбюро Постышева, Рудзутака, Эйхе, Косиора, Чубаря и др., о пытках заключённых, об арестах по спискам с личной визой Сталина, о расстреле делегатов XVII съезда. Как говорил Хрущёв, из 139 членов и кандидатов в члены ЦК партии, избранных на XVII съезде, 98 человек были расстреляны. Из 1 966 делегатов этого съезда 1 108 были арестованы, а 831 из них расстреляны. Хрущёв зачитывал документы, свидетельствующие об истреблении военных кадров в конце 1930-х годов, о просчётах Сталина в канун Великой Отечественной войны, о его некомпетентности в руководстве боевыми действиями, о репрессиях против целых народов в 1940-х годах. В доклад были включены строки из писем заключённых, повествующих о пытках и беззаконии.

Конечно, Хрущёв говорил далеко не обо всех преступлениях Сталина, опасаясь и за свою репутацию тоже. Неглубок был и проделанный Хрущёвым анализ «культа личности». Вина за беззаконные расправы возлагалась лично на Сталина и на Берия.

Основные обвинения в адрес Сталина были связанны с его преступлениями не против народа, а против партии. Вопрос об ответственности самой партии за допущенные репрессии, естественно, даже не ставился.

В 50-е года доклад имел колоссально значение. Достаточно сказать, что в зале во время выступления Хрущёва стояла гробовая тишина, а несколько делегатов даже потеряли сознание. Речь шла не просто об исторических событиях, не просто о репрессиях — рушились основы мировоззрения, привычная почва просто уходила из-под ног.

Доклад Хрущёва вызвал немало споров. Зачастую в узком кругу лиц вспыхивали дискуссии, участники которых выходили далеко за намеченные на ХХ съезде пределы. Звучали предложения посмертно осудить Сталина партийным судом, реабилитировать оппозиционеров 1920-х годов. Рядовые коммунисты и беспартийные, не удовлетворяясь персональной критикой Сталина, ставили вопрос о порочности сложившейся в СССР системы, предлагали внедрить подлинную демократию.

Существуют различные оценки решения Хрущёва поднять на съезде вопрос о репрессиях: то ли это был «мужественный поступок», то ли «шаг талантливого политика, предпринятый на грани риска»… Сторонники первой точки зрения подчёркивают, что Хрущёв пошёл наперекор мнению многих членов высшего партийного руководства, не побоялся, что и его призовут к ответственности за репрессии. Оппоненты полагают, что Хрущёв стремился перехватить инициативу и первым заявить о репрессиях — именно для того, чтобы не допустить обвинений в свой адрес. Мне кажется, что Хрущёв, принимая решение, рассматривал обе эти точки зрения и, решившись, совместил их.

На заседании Президиума ЦК Молотов и Маленков неожиданно поставили вопрос о смещении Хрущёва. Враждовавшие друг с другом оппоненты Хрущёва на этот раз объединились и, соблюдая строгую конспирацию, обсудили вопрос о его отстранении. В основном, Хрущёва обвиняли в экономическом волюнтаризме и в самочинных действиях, которые якобы подорвали авторитет КПСС, как на внутренней, так и на мировой арене. Ему было поставлено в вину «излишняя» критика Сталина, также было выдвинуто предложение пересмотра решений ХХ съезда КПСС. Противники Хрущёва, рассчитывая на успех, обсудили заранее даже судьбу самого Хрущёва. В случае признания им своих ошибок и согласия на отставку, предусматривалось понижение его в должности, например до должности министра сельского хозяйства СССР. Но не исключался и вариант, который четыре года назад был применён к Берии… Что касается замены, то на пост Первого секретаря ЦК КПСС предполагалось избрать В. М. Молотова.

Хрущёв, однако, отверг все обвинения, ссылаясь на достигнутые успехи в экономике и внешней политике. В поддержку Хрущёва выступили три члена Президиума: Микоян, Суслов и Кириченко. Семь членов Президиума – Молотов, Маленков, Каганович, Ворошилов, Булганин, Первухин и Сабуров – выступили против. Но Хрущёва поддержали кандидаты в члены Президиума: Брежнев, Жуков, Мухидинов, Шверник и Фурцева. Хотя они имели лишь право совещательного голоса, но за спиной Жукова стояла вся армия, его авторитет был непоколебим (впоследствии его испугался даже Хрущёв). Хрущёва поддерживала не только армия, но и КГБ , в лице его председателя И. А. Серова. В руках Хрущёва также был весь аппарат ЦК КПСС. Иначе говоря, именно Хрущёву принадлежала вся реальная власть в стране и партии. Именно поэтому «операция», которая удалась в июне 1953 года, когда небольшая группа лидеров смогла решить у гроба Сталина все вопросы по распределению власти без особой помощи со стороны спецслужб и армии, была просто не возможна в 1957 году.

В конечном итоге, Президиум ЦК вынес решение о смещении Хрущёва с поста Первого секретаря ЦК КПСС. Но Хрущёв, поддержанный сторонниками, отказался подчиниться этому решению. Он заявил, что на пост Первого секретаря ЦК его избрал не Президиум, а Пленум ЦК, и только Пленум может сместить его с этого поста. Он также потребовал созыва внеочередного Пленума ЦК, но Президиум отклонил это предложение. Пока заседал Президиум, важные события происходили за его пределами. Для наиболее влиятельных членов ЦК не было секретом, что в Кремле обсуждается судьба Хрущёва. Серов и Жуков сумели быстро обеспечить прибытие в Москву почти всех других членов ЦК, поддерживающих Хрущёва, которые стали требовать созыва Пленума. Президиум ЦК отклонил это требование и даже отказал во встрече представителям ЦК. В Кремль было направленно письменное заявление, но и оно не возымело действия. Тогда группа членов ЦК во главе с И. Серовым, которому подчинялась вся охрана в Кремле, появились в здании, где проходили заседания Президиума. Члены Президиума, которые были уверены, что Хрущёв уже практически смещён со всех постов, поручили Булганину и Ворошилову вступить в переговоры с членами ЦК. Эта встреча происходила отнюдь не мирно, и началась обменом бранью между Ворошиловым и Серовым, в конце концов, Серов пригрозил, что Пленум может собраться и без одобрения Президиума. Эта угроза была настолько реальна, так как большинство членов ЦК уже собралось в Москве, что Президиум вынужден был согласиться на созыв Пленума ЦК.

Так стало очевидным, что заговор против Хрущёва потерпел провал. Подавляющее большинство участников Пленума безоговорочно поддержало Хрущёва. В сложившихся условиях Ворошилов, Булганин, Сабуров и Первухин решили выступить с покаянными речами. Признал свои ошибки и Маленков. До конца Пленума упорствовал только Молотов, и только он один воздержался при голосовании. Все остальные участники заговора голосовали за резолюцию Пленума, осуждавшую их собственное поведение. Это покаяние, скорее всего можно отнести на счет страха, так как ещё живы в памяти были как «ночные вороны» - «Фиаты» госбезопасности — забирающие ночью из дома «врагов народа», так и аресты прямо в зале заседания.

Но Хрущёв избрал более гуманный путь, тем самым, открыв новую страницу во взаимоотношениях лидеров партии и оппозиции — он удалил своих противников на периферию политической жизни. Молотов был назначен послом в Монголию, Маленков стал директором Усть-Каменогорской ГЭС, Каганович — директором Уральского горно-обогатительного комбината в городе Асбесте, а Шепилов — просто профессором в одном из университетов в Средней Азии. Неожиданно для многих, несколько месяцев спустя после столкновения Жукова с «антипартийной группой», он был отправлен на пенсию по подозрению в «бонапартийских намерениях», но мне кажется, что Хрущёв просто использовал Жукова, его непоколебимый авторитет, для борьбы с сильными политическими противниками, но после того, как Хрущёв стал единственным лидером Советского Союза, Жуков перестал быть ему нужен, и стал даже опасен. На этот раз его авторитет стал причиной его смещения.

В марте 1958 года Хрущёв, сохраняя пост Первого секретаря ЦК КПСС, «был назначен» также на пост Председателя Совета министров. Так исчезло разделение власти, осуществлённое после смерти Сталина. Фактически Хрущёв стал обладать неограниченной властью.

Пока первый секретарь ЦК КПСС отдыхал на побережье Чёрного моря, в Москве готовилось его устранение. Президиум ЦК собрался в его отсутствие 12 октября, чтобы обсудить вопрос о смещении.

Внешне смещение Хрущева выглядело, как и безуспешная попытка в 1957 г., но внутренние различия были очень глубоки. В 1957 г. Хрущёв имел огромный авторитет и неограниченную власть в стране. На его стороне была армия, КГБ, партийный аппарат. В 1964 г. вокруг Хрущёва образовалась пустота, умело поддерживаемая другими руководителями. Формально все его решения принимались, но их молча и упорно саботировали, как в центре, так и на периферии. Его популярность неумолимо падала. Его падение было лишь финалом длительного, умело поддерживаемого, процесса.

Существует много версий о том, кто является истинным организатором заговора. Я пришёл к выводу, что изначально инициатором был А. Шелепин, занимавший пост секретаря ЦК КПСС и заместителя Председателя Совмина СССР. В прошлом Первый секретарь ЦК ВЛКСМ, он прошёл лучшую школу карьеризма, которая только была возможна в те времена. Молодой, агрессивный, он считал, что занимаемые им должности гораздо ниже его способностей, он рвался к власти, к самой высокой власти. Он сговорил председателя КГБ Семичастного, которому отводилась особая роль — обеспечить конфиденциальность, т. е. не допускать почти никого до Хрущёва. Но Шелепин не имел большого влияния в Президиуме ЦК, именно тогда он посвятил в свои планы Суслова, а потом Брежнева, с тем, чтобы они привлекли на его сторону других членов Президиума ЦК.

13 октября Хрущёва вызвали в Москву якобы для решения срочного сельскохозяйственного дела. Затаив обиду, что не дали отдохнуть, Хрущёв прилетает в Москву, где его встречает только один Семичастный, вместо обыкновенного изобилия доброжелателей. Привезли его сразу в зал заседания Президиума, где и начали критиковать, сваливая в кучу и принципиальные вопросы, и откровенную ерунду. Все члены Президиума ЦК выступали единым фронтом, только Микоян несмело предложи оставить Хрущёва на посту Председателя Совмина, но эту инициативу отвергли. Хрущёв действительно выглядел не отдохнувшим и довольно легко согласился на отставку с формулировкой «по состоянию здоровья».

Его приемником стал всех устраивающий Брежнев. Шелепин считал его промежуточной фигурой, что после того, как он сместил Хрущёва, ему ничего не будет стоить сместить Брежнева. Но не тут то было. Брежнев не был силён ни в теоретических вопросах, ни в организационных. Но когда речь шла о посягательстве на него, мог «закопать» любого. Что собственно и сделал — Шелепин и его сторонники один за другим отправлялись на периферию или в отставку. Без шума он мягко столкнул Шелепина с края скамейки, продолжая поддерживать с ним «хорошие» отношения.

Интерес представляет телефонный разговор, произошедший после свержения Хрущёва между ним и Микояном: «Я уже стар и устал. Пусть теперь сами справляются. Главное я сделал. Отношения между нами, стиль руководства поменялись в корне. Разве кому-нибудь могло пригрезиться, что мы можем сказать Сталину, что он нас не устраивает, и предложить ему уйти в отставку? От нас бы мокрого места не осталось. Теперь всё иначе…».


К сожалению, инерцию старого преодолеть не удалось. «Оттепель» осталась «оттепелью». Весна не наступила. Те принципы партийной и государственной жизни, за которые боролся Хрущев, не были притворены в жизнь. Сказывались преимущественно «верхушечный» характер перемен, острая борьба в руководстве партии, сильные позиции тех, кто стремился свести к минимуму резонанс от решений ХХ съезда КПСС. Сказывалась неподготовленность широкой партийной общественности, народа к столь крутой переоценке недавнего прошлого. Сказывалось и давление руководителей многих коммунистических партий, которые опасались, что наращивание критики культа личности будет использовано буржуазией для ослабления авторитета и влияния коммунистов.

Хрущев метался. Со свойственной ему импульсивностью он то громил художников-«абстракционистов», ругал Евтушенко и Вознесенского, давал команду ударить по «ревизионистам», остановить нарастающий поток критики сталинизма, то—как это было на ХХII съезде—снова начинал яростные атаки на Сталина…

Столь же импульсивный, взрывной, часто непродуманный характер имела реформаторская деятельность Хрущева. Он многое начал делать, для того, чтобы поднять сельское хозяйство, модернизировать промышленность, улучшить жизнь людей. Стала меняться вся атмосфера в стране. Но его постоянно заносило. Кукуруза—прекрасная культура. Очень нужная. Но заставляя выращивать ее в Архангельской области значило дискредитировать идею… Великолепны, видимо, и торфоперегнойные горшочки. Но видеть в них панацею, волшебную палочку-выручалочку значило пустить дело под откос.

Сделать более конкретным, эффективным партийное руководство промышленностью и сельским хозяйством—полезное дело. Но разъединить, разъять партию и ее аппарат значило рубить сук, на котором сидишь.

Подвела Хрущева и традиционная, впитанная в сталинские годы вождистская психология, неготовность всерьез принять коллективное руководство. Борец с культом личности сам оказался его жертвой. Некритическое отношение к самому себе, попустительство славословию в свой адрес, самолюбование подрывали авторитет Хрущева, служили пищей для злых насмешек и анекдотов.

Величие Хрущева в том, что он решился сказать правду о сталинских преступлениях и взял курс на обновление, очеловечивание социализма. Его слабости—непоследовательность, колебания, вера в собственную непогрешимость. Он не выдержал испытания властью и лишился ее.


Классификация лидера.


1.Возраст,здоровье, ритм жизни.

Поскольку любой лидер – это прежде всего человек следует уделять внимание изучению влияния на них внутренних и внешних факторов. Внутренние факторы - это здоровье, о котором я скажу немного позже; возраст; биологические ритмы и утомляемость.

Возраст лидеров является очень важным фактором. Если молодости присущие большая импульсивность, быстрая реакция, риск, решительность (революции осуществляют, по обыкновению, молодежи), то реформы проводят зрелые лидеры, а консерваторами становятся под старость. С возрастом снижается способность сопротивления организма на стрессы, слабеет память, растет самоуверенность, привлекает стабильность, комфорт. С другой стороны, старшие по возрасту лидеры более осторожные, решения у них вызревают дольше и являются как правило более логичными и последовательными.

И так, рассмотрим влияние возрастного фактора на Никиту Сергеевича: по словам Ильи Эренбурга, человека, который был лично знаком с Хрущёвым, и давший интервью в один из журналов того времени, писал: «Он очень энергичен, деятелен: если вспомнить, что ему уже за 65 лет, то можно удивиться тому, сколько он успевает сделать за день». Биография свидетельствует, что Никита Сергеевич Хрущев прожил довольно долгую жизнь – свыше 77 лет. Из них 33 года он находился на руководящей партийной и советской работе. Одиннадцать лет, с сентября 1953 по октябрь 1964 года, Хрущев являлся первым лицом, высшим руководителем нашей страны.

Фактор здоровья включает в первую очередь, кроме

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: