Xreferat.com » Рефераты по историческим личностям » Реформаторская деятельность Екатерины II

Реформаторская деятельность Екатерины II

СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА №1274

ИМ. В.В. МАЯКОВСКОГО С УГЛУБЛЕННЫМ ИЗУЧЕНИЕМ

АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА ЮГО-ВОСТОЧНОГО ОКРУГА г. МОСКВЫ


ЭКЗАМЕНАЦИОННЫЙ РЕФЕРАТ


По курсу


История России.


На тему


Реформаторская деятельность Екатерины II


ученика 11 класса «Б»


Рахлевского Александра

[email protected]


Москва, 2001

Вступление.

Минуло много лет, но споры о значении царствования Екатерины и о ее личности, вопреки утверждению многих, так и не утихли. Все новые и новые поколения историков, литераторов, публицистов возвращались к событи­ям далекого и, казалось бы, хорошо изученного про­шлого, всматривались в дела и мысли той, кого современники называли «Семирамидой Севера», пытаясь понять, чем была для России эта необычная женщина, какое место занимает она в судьбе стра­ны, какой след оставила в ее истории. Екатерину и после ее смерти восхваляли и порицали, как восхваляют или по­рицают живого человека, стараясь поддержать или изменить его деятельность. И Екатерины II не миновал столь обычный и печальный вид бес­смертия — тревожить и ссорить людей после смер­ти. Ее имя служило мишенью для дискуссии противников и приверженцев ее политического направления. Уронить ее бюст или удержать на пьедестале значило тогда дать то или другое направление жизни.

Я считаю тему «Реформаторская деятельность Екатерины II» достаточно актуальной, потому что в наше политически и экономически нестабильное время очень сложно выбрать верный путь развития страны, и мне кажется, что ответ на вопрос о правильной дороге в нашей истории, которая, как известно, повторяется, а именно в деятельности Екатерины II скрыто руководство к действию будущих правителей.

Её правительство не разрушало все традиции и устои, а пользовалось положительными наработками своих предшественников, тем не менее ведя государство по собственной программе. И значительное место в этой программе занимали не только задачи вытекающие из практических потребностей времени (усиление могущества империи, укрепление государственного строя и позиций в нем дворянства и пр.), но и отвлеченные теории, усвоенные императрицей преимущественно из французской литературы - Вольтера, Дидро, Монтескье, Д’Аламбера. Это последнее обстоятельство и позволяет характеризовать ее время как период "просвещенного абсолютизма".

Смысл просвещенного абсолютизма состоял в политике следования идеям Просвещения, выражающейся в проведении реформ, уничтожавших некоторые наиболее одиозные феодальные институты (а иногда делавшие шаг в сторону буржуазного развития). Мысль о государстве с просвещенным монархом, способным преобразовать общественную жизнь на новых, разумных началах, получила в XVIII веке широкое распространение. Сами монархи в условиях разложения феодализма, вызревания капиталистического уклада, распространения идей Просвещения вынуждены были встать на путь реформ. В роли тогдашних "просветителей" выступали и прусский король Фридрих II, и шведский - Густав III, и австрийский император Иосиф II. В России же развитие и воплощение начал просвещенного абсолютизма приобрело характер целостной государственно-политической реформы, в ходе которой сформировался новый государственный и правовой облик абсолютной монархии.

Внутренняя и внешняя политика второй половины XVIII века, подготовленная мероприятиями предшествующих царствований, отмечена важными законодательными актами, выдающимися военными событиями и значительными территориальными присоединениями. Это связано с деятельностью крупных государственных и военных деятелей екатерининской эпохи: А.Р. Воронцова, П.А. Румянцева, А.Г. Орлова, Г.А. Потемкина, А.А. Безбородко, А.В. Суворова, Ф.Ф. Ушакова и других.

Впрочем, надо признать, что многие десяти­летия у нас в стране Екатерина II особой попу­лярностью среди историков не пользовалась. Ни школьник, ни студент не нашли бы на страницах своих учебников сведений о жизни императрицы, о ее личности, образе мыслей, творчестве. С 1907 по 1990 год ни разу не переиздавались «Записки» Екатерины, ее пьесы, статьи, сказки, научные со­чинения, законопроекты. Когда-то, еще в про­шлом веке, известная детская писательница и пе­дагог А.О.Ишимова, предваряя свое повествова­ние о царствовании Екатерины Великой, предуп­реждала юных читателей: «Вы будете удивляться делам этой государыни, как удивлялись некогда дети греков и римлян, слушая рассказы о знаме­нитых подвигах богов и героев своих». Большинству детей XX века слушать и читать ис­тории об императрице Екатерина II не довелось, хотя она была выдающимся политическим деятелем правившей Россией, и люди окружавшие императрицу были так же людьми незаурядными: Суворов, Ушаков, Фонвизин, Дер­жавин, Боровиковский и Баженов. Если имя Екатерины и попадалось им на глаза, то лишь в связи с описаниями ужасов крепост­ничества, восстанием Пугачева или рядом с не очень понятным, тогда, термином «просвещенный абсо­лютизм».

Увы, как говорится, «свято место пусто не бы­вает», и взамен серьезных и добротных исследо­ваний любителям истории долго приходилось удовлетворять жажду познания прошлого истори­ческими романами. Буйная фантазия многих ав­торов чаще всего рисовала Екатерину коварной, жестокой и развратной, главным занятием которой на протяжении трех с лишним десятилетий пребывания у власти было менять любовников. А между тем, книги совсем иного рода, где Екатерина описывалась, как один из самых выдающихся государственных деятелей в истории России, печатались в Англии, США, Германии, Франции, Италии. И уже в конце 1980-х годов посещавшие Москву западные ис­торики, увидев обилие на книжных лотках новых изданий о Петре I, с недоумением спрашивали: «Почему Петр? Почему не Екатерина?»

Двухсотлетняя годовщина со дня смерти Ека­терины Великой, отмечавшаяся в 1996 году, стала поводом для ученых разных стран вновь вспом­нить о той, суждения о которой все это время оставались крайне противоречивыми и неодно­значными. Видимо, это естественно, ведь всякая личность, а крупная личность особенно, всегда противоречива. Но дело не только в этом. Сколь­ко бы десятков самых серьезных, умных и глубо­ких докладов ни было бы написано, навер­ное, навсегда останется Загадка Екатерины. Ибо как иначе можно назвать то, что во второй по­ловине XVIII века в России — стране с такими устойчивыми традициями на троне оказалась женщина, да к тому же не имевшая ровно никаких прав на престол, да к тому же свергнувшая с него собственного мужа, законного государя, да к тому же иноземка, до конца жизни говорившая с не­мецким акцентом? И не просто «оказалась», но в «эпоху дворцовых переворотов», то есть во вре­мена, когда удержаться на троне было не так уж просто, пребывала на нем долгие 34 года, пока не сошла в могилу, оставляя по себе такую память, что даже известный своим мрачным взглядом на русскую историю Петр Чаадаев вынужден был признать: «Излишне говорить о царствовании Екатерины II, носившем столь национальный ха­рактер, что, может быть, еще никогда ни один народ не отождествлялся до такой степени со своим правительством, как русский народ в эти годы побед и благоденствия».

Как я уже сказал события второй половины XVIII века нам не могут быть безразличны, не только как часть нашей истории, но и потому, что иные проблемы той поры актуальны и сегодня, а многие мысли и суждения Екатерины II звучат так свежо и со­временно, будто высказаны только вчера. И лишь архаичное построение фраз и старомодные обо­роты, непривычные для нашего уха, выдают ав­тора, писавшего почти два века назад.

Жизнь всякого человека в сущности загадка, и даже он сам, к сожалению, не всегда в состо­янии объяснить свои поступки. Тем более непо­стижима жизнь человека, отдаленного от нас ве­ками истории. Ведь, пытаясь разобраться в его судьбе и характере, мы непроизвольно сравниваем его с собой, «переводим» слова и поступки двух­сотлетней давности на современный язык — со­всем иной, чем тот, на котором говорил он сам. А значит, мы обречены на ошибку. Но осо­знание этого парадокса не может служить пре­градой нашему желанию познать прошлое, и по­тому стоит попробовать вновь приглядеться к дол­гой, наполненной яркими событиями жизни Ека­терины II, к перипетиям ее судьбы, к мыслям и поступкам императрицы. И тогда, быть может, завеса тайны немного приоткроется, и мы, если не прикоснемся к истине, то, по крайней мере, ощутим, что она близко.


Биография

София Августа Фредерика родилась 21 апреля (по старому стилю) 1729 года в городе Штеттине. Теперь он называ­ется Щецин и находится в Польше, а в ту далекую пору принадлежал Пруссии. Служил прусскому королю и отец девочки, принц Христиан Август Ангальт-Цербстский, имевший чин генерал-майора прусской армии и командовавший рас­квартированным в Штеттине полком.

Мать Софии, Иоганна Елизавета, была доче­рью принцессы Альбертины Фредерики Баден-Дурлах и принца-епископа Любекского Христиа­на Августа. Его родной брат, герцог Голштинский Фридрих IV (Фридрих Карл), в свою очередь, был женат на Годвиге, родной сестре шведского ко­роля Карла XII, того самого, что противостоял Петру I во время Северной войны.

Мать Екатерины часто брала в свои поездки по городам Германии старшую дочь, которая, таким образом, с раннего детства не была привязана к дому и привыкала к необ­ходимости вести себя в соответствии с правилами приличий, подчиняя им свои естественные на­клонности. Между тем, София росла живой, по­движной девочкой.

Гувернантка принцессы, отмечала в ней независимый нрав, а сама София более всего лю­била резвиться с другими детьми, предпочитая грубоватые мальчишеские забавы спокойным и чинным играм девочек. Кардель читала своей вос­питаннице книги знаменитых французов — Корнеля, Расина, Мольера, благодаря чему девочка рано приохотилась к современной французской литературе, любовь к которой сохранила на всю жизнь. Домашние учителя обучали принцессу Софию тому, чему и надлежало учить девушку ее круга, — истории и географии, немецкому и французскому, музыке и богословию.

Однако не все ответы пастора удовлетворяли принцессу. Так однажды она вступила с ним в жаркий спор, отстаивая право «великих мужей древности», в частности императоров Тита и Марка Аврелия, на пребывание в раю, хотя они и не ведали Божественного Откровения. При этом пастор апеллировал к Священному Писанию, а его ученица — к принципам справедливости. Дру­гой раз София во что бы то ни стало, захотела узнать, чем был хаос, предшествовавший миро­зданию.

Отношения принцессы с матерью сердечнос­тью не отличались. Считалось, что шансов на удачное замужество у Фике (так называли ее до­машние) немного, и принцесса Иоганна Елиза­вета воспитывала дочь в строгости. В семь лет у Фике отобрали все игрушки, старались подавлять всякие проявления гордости и высокомерия, не­редко заставляя целовать край платья знатных дам, приезжавших к ним в дом. Однако смиреннее маленькая принцесса не стала, скорее наоборот: научилась скрывать свои истинные чувства и при­творяться, что очень пригодилось ей впоследст­вии. Уже в детстве она была склонна к самостостоятельности.

Почти все, что нам известно о детстве Софии, восходит к ее собственным мемуарам. Свиде­тельств же людей, знавших ее в те годы, очень мало. Но разве можно назвать обыкновенной жен­щину, уже в детстве отличавшуюся «серьезным, расчетливым и холодным» умом, не склонную к легкомыслию? И разве не именно эти качества столь необходимы политику? Очевидно, что юная принцесса Фике уже в детстве обладала многими из тех качеств, которые и сделали ее Екатериной Великой. К тому же находились люди, смотревшие на Софию иначе. Так, некий монах предсказал, что в будущем ее ждут три ко­роны, а шведский вельможа граф Гюлленборг по­советовал принцессе Иоганне Елизавете быть по­внимательнее к дочери, заметив: «Ваше высочество, вы не знаете этого ребенка; ручаюсь вам, что он имеет гораздо больше ума и достоинств, нежели вы думаете».

Как уже говорилось, родители были очень оза­бочены будущим принцессы Софии. Мысль о не­обходимости удачно выйти замуж все чаще при­ходила в голову и ей самой. Когда Софии было уже десять лет, ее познакомили с мальчиком по имени Петр Ульрих. Мать рассказала ей, что Петр Ульрих претендент на престолы России и Швеции, обладатель наследственных прав на Шлезвиг-Гольштейн, приходится ей троюродным братом. Прошло несколько лет, и мать вновь заговорила с ней о странном мальчике по имени Петр Ульрих. За это время его тетка Елизавета стала русской императрицей. Она вызвала племянника в Россию и объявила своим наследником под именем Петра Федоровича. Теперь юноше подыскивали невесту среди дочерей и сестер европейских герцогов и принцев. Выбор был велик, но приглашение прибыть в Россию на смотрины получила одна София Августина Фредерика Ангальт-Цербстская.

Чтобы стать русской княгиней, Софии предстояло освоить хотя бы основы русского языка, крестится по православному обычаю. Но если русскому она училась с охотой, то переход в православие был крайне болезнен для неё. Молодая принцесса часто плакала и к ней тайком приглашали пастора, чтобы её утешать. Но, честолюбие брало свое. 28 июля 1744г. София была крещена. Еще через год, 21августа 1745г, состоялась её свадьба с Петром Федорычем, который был провозглашен наследником престола.

За год между обручением и свадьбой Петр успел переболеть оспой и стал, по мнению Екатерины, еще более уродлив; ее мать перессорилась со многими русскими вельможами и вызвала не довольство императрицы; сама Екатерина наделала долгов, получила за это выговор от Елизаветы Петровны и научилась гасить ее гнев, смиренно произнося «виновата, матушка». А кроме того, она твердо решила стерпеть все, но не упустить предоставленный судьбой шанс.

В то же время Екатерина, искренне интересуясь страной, где волею судеб оказалась, начинает интересоваться историей России подобных же книг практически не существовало, и Екатерина, использовала всякую возможность во время путешествий в Москву, Киев, Троице-Сергиев монастырь, чтобы узнать побольше, и расспрашивала всех, кого могла, об обычаях, традициях, истории России. Так, постепенно у Екатерины сложилось, одной стороны, вполне определенное мировоззрение, основанное на идеях просветителей, и другой — представление о России, где, по ее мнению, эти идеи могли быть использованы с большей пользой. Наблюдая же вблизи процесс управления страной при Елизавете Петровне, Екатерина со свойственной ей проницательность» замечала удачи и промахи правительства, его успехи и просчеты и пришла к убеждению: окажись власть в ее руках, она бы лучше знала, что и как делать, а результаты ее правления были бы гораздо более основательны.

После рождения ребенка Екатерину оставили в покое. Петр надолго и прочно увлекся фрейли­ной Елизаветой Воронцовой, а императрица сочла, что невестка успешно исполнила свое предназначение. Правда, внука она забрала в свои покои, воспитывала так, как находила нужным, и мать допускали к сыну только с разрешения Елизаветы Петровны. Сама Екатерина тогда уже в пол­ной мере освоила искусство придворного поведе­ния и научилась делать то, что ей нравилось умело скрывая это от императрицы и иных лю­бопытных глаз. Одновременно она очень старалась завое­вать симпатии двора: была подчеркнуто набожна, строго соблюдала все обряды православной цер­кви, преподносила придворным богатые подарки, проявляла о них всяческую заботу. Слухи о ее уме, доброте и религиозности постепенно выхо­дили за стены царского дворца и распространя­лись по стране.

25 декабря 1761 умирает Елизавета Петровна и на престол вступает Петр III. Однако за своё недолгое царствование он сумел настроить против себя буквально всех. Духовенство было недовольно секуляризацией церковных земель, от чего рождались слухи о пренебрежении царем основами православия. Гвардия не одобряла намерение императора отправить её на бессмысленную войну с Данией, промышленники – запрет на покупку крепостных к заводам. Вскоре сложными стали и его отношения с дворянами. Двор был шокирован пропрусскими действиями Петра, пьян­ством и безалаберностью. Он вознамерился заточить Екатерину с Павлом в монастырь, жениться на своей фаворитке Елизавете Воронцовой и объявить себя вас­салом Фридриха II. Жизнь сама подвигла Екатерину к действию.

Петр III со всей свитой и любовницей Воронцовой с середины июня 1762 года жил в Ораниенбауме. Ранним утром 28 июня она покидает Петергоф в сопровождении Алексея Орлова и нескольких особо приближенных лиц. В пяти верстах от Петербурга ее встречает Григорий Орлов с новыми лошадьми, и все вместе направляются в Измайловский полк, которым командует ее сторонник, родной брат фаворита Елиза­веты, гетман Разумовский. Вслед за Измайловским Екатерине присягают Семе­новский и Преображенский полки. Окруженная гвардей­цами, новая императрица направляется к Казанскому собору. В Казанском соборе Екатерину благословляет архие­пископ Санкт-Петербургский Вениамин. Она направляется в Зимний дворец, где ждут Генера­литет, Сенат и Синод. Все члены этих ведомств единодушно присягают Екатерине.

6 июля 1762 года она получила известие о внезапной смерти мужа, а днем позже из манифеста, изданного ею, народ русский узнал, что Петр III, свергнутый с трона и находившийся под усиленной охраной, скончался от «геморроидических колик». Хотя большинство историков утверждают, что Петр был убит. Так это или нет нам это не известно. Смерть Петра была Екатерины единственным выходом из сложившегося положения, потому что если бы Петр остался жив, то постоянная угроза её трону сохранялась. Но вероятно также – она была непричастна к убийству мужа и приняла случившееся как угодное Богу дело.

Как бы то ни было 22сентября 1762 года состоялась пышная коронация и София – Августа - Фредерика стала императрицей Екатериной II


Наказ.

Вскоре после вступления на престол Екатерина обнаружила, что одним из существенных недостатков русской жизни является устарелость законодательства: сборник законов был издан при Алексее Михайловиче, а жизнь, с тех пор изменилась до неузнаваемости. Императрица видела необходимость большой работы по собранию и пересмотру законов. Екатерина II решила составить новое Уложение. Она читала множество сочинений иностранных ученых о государственном устройстве и суде. Конечно, она понимала, что далеко не все применимо к русской жизни. К середине же 1760-х годов Екатерина окончательно убедилась, что вельможи из ее ближайшего окружения не в состоянии подго­товить новое всеобъемлющее законодательство, отвечающее высоким принципам Просвещения. Уж слишком они были консервативны, слишком озабочены удовлетворением нужд сановной вер­хушки. И тогда у императрицы рождается мысль привлечь к работе над законодательством более широкие слои подданных. Сама идея была не столь уж оригинальна, ибо еще при Елизавете Петровне собирались созвать выборных депутатов для создания нового уложения. Но Екатерина по­ставила дело иначе. Прежде всего она принима­ется за детальную инструкцию для депутатов, где излагает основные принципы нового законода­тельства. Так появляется на свет знаменитый «Большой наказ» Екатерины II — один из самых замечательных памятников общественной мысли эпохи Просвещения.

Императрица считала, что законы должны быть согласованы с потребностями страны, с понятиями и обычаями народа. Для этого решено было созвать выборных (депутатов) из различных сословий государства для выработки нового Уложения. Это собрание выборных было названо Комиссией для составления проекта нового Уложения. Комиссия должна была сообщить правительству о нуждах и пожеланиях населения, а затем выработать проекты новых, лучших законов.

Комиссия была открыта торжественно в 1767 году самой Екатериной II в Москве, в Грановитой Палате. Было собрано 567 депутатов: от дворянства (от каждого уезда), купечества, государственных крестьян, а также оседлых инородцев. Широко заимствуя идеи передовых западных мыслителей, Екатерина для этой Комиссии составила “Наказ комиссии о составлении проекта нового уложения”. Это были правила, на основании которых должно быть составлено новое Уложение и которыми должны были руководствоваться депутаты. Стоит отметить, что «Наказ» является образцом литературы эпохи Просвещения, который печатался в качестве такого в Европе. Над “Наказом” Екатерина II трудилась более двух лет. В “Наказе” Екатерина говорит о государстве, законах, наказаниях, производстве суда, воспитании и прочих вопросах. “Наказ” показывал и знание дела, и любовь к людям. Императрица хотела внести в законодательство больше мягкости и уважения к человеку. “Наказ” был встречен везде с восторгом. В частности, Екатерина требовала смягчения наказаний: “любовь к отечеству, стыд и страх поношения суть средства укротительные и могущие воздержать множество преступлений”. Также она потребовала отменить наказания, могущие изуродовать человеческое тело. Екатерина выступала против применения пыток. Она считала пытку вредной, так как слабый может не выдержать пытки и сознаться в том, чего не совершал, а крепкий, даже совершив преступление, сможет перенести пытку и избежит наказания. Особенно большой осторожности она требовала от судей. “Лучше оправдать 10 виноватых, чем обвинить одного невиновного”. Еще одно мудрое изречение: “гораздо лучше предупреждать преступления, нежели их наказывать”. Но как это сделать? Надо, чтобы люди чтили законы и стремились к добродетели. “Самое надежное, но и самое труднейшее средство сделать людей лучше есть приведение в совершенство воспитания”. Хотите предупредить преступления - сделайте чтобы просвещение распространялось между людьми.

Также Екатерина казалось необходимым предоставить дворянству и городскому сословию самоуправление. Екатерина II думала и об освобождении крестьян от крепостной зависимости. Но отмена крепостного права не состоялась. В “Наказе” говорится о том, как помещики должны обращаться с крестьянами: не обременять налогами, взимать такие налоги, которые не заставляют крестьян уходить из дому и прочее. В то же время она распространила мысли о том, что для блага государства крестьянам нужно дать свободу.

Комиссия разделилась на 19 комитетов, которые должны были заниматься различными отраслями законодательства.

Здесь, я считаю нужным процитировать некоторые отрывки из «Наказа» для лучшего понимания всей глубины, проработанности этого документа.

"НАКАЗ ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ II, ДАННЫЙ КОМИССИИ ДЛЯ

СОСТАВЛЕНИЯ ПРОЕКТА НОВОГО УЛОЖЕНИЯ"

ИЗ ГЛАВЫ VI

41. Ничего не должно запрещать законами, кроме того, что может быть вредно или каждому особенно, или всему обществу...

42. Для нерушимого сохранения законов надлежало бы, чтобы они были так хороши и так наполнены всеми способами, к достиже­нию самого большого для людей блага ведущими, чтобы всяк несом­ненно был уверен, что он ради собственной своей пользы старать­ся должен сохранить нерушимые сии законы...

58. Для введения лучших законов необходимо потребно умы людские к тому приготовить. Но чтоб сие не служило отговоркою, что нельзя установить и самого полезнейшего дела; ибо если умы к тому еще не приуготовлены, так приймите на себя труд приуго­товить оные, и тем самым вы уже много сделаете.

60. Итак, когда надобно сделать перемену в народе великую к великому оному добру, надлежит законами то исправить, что уч­реждено законами, и то переменять обычаями, что обычаями введе­но. Весьма худая та политика, которая переделывает то законами, что надлежит переменять обычаями...

ИЗ ГЛАВЫ Х

178. Где законы ясны и точны, там долг судьи не состоит ни в чем ином, как вывесть наружу действие...

183. Приговоры судей должны быть народу ведомы, так как и доказательства преступлений, чтоб всяк из граждан мог сказать, что он живет под защитою законов; мысль, которая подает гражда­нам ободрение и которая больше всех угодна и выгодна самодер­жавному правителю, на истинную свою пользу прямо взирающему...

194. Человека не можно почитать виновным прежде приговора судейского, и законы не могут его лишить зашиты своей прежде, нежели будет наказан...

ИЗ ГЛАВЫ XI

230. Гражданское общество, так как и всякая вещь, требует известного порядка. Надлежит тут быть одним, которые правят и повелевают, а с другой стороны предостерегали бы опасности, мо­гущие оттуда произойти...

255. Несчастливо то правление, в котором принуждены устано­вить жесткие законы...

ИЗ ГЛАВЫ XIII

294. Не может быть там ни искусное рукоделие, ни твердо ос­нованная торговля, где земледелие в уничтожении, или нерачи­тельно производится...

ИЗ ГЛАВЫ XX

502. Повреждение всякого правления начинается почти всегда с повреждения начальных своих оснований...

506. Чтоб сохранить начальные основания учрежденного прав­ления невредимыми, надлежит удержать государство в настоящем его величии: и сие государство разрушится, если начальные в нем переменятся основания...


Вскоре обнаружилось, что многие депутаты не понимают того, для чего они призваны, и хотя депутаты относились к делу серьезно, работы шли весьма медленно. Бывали случаи, что общее собрание, не кончив рассмотрение одного вопроса, переходило к другому. Дело, порученное Комиссии, было большое и сложное, и приобрести соответствующие навыки было не так легко. Екатерина перевела Комиссию в Петербург, однако и в Петербурге за год Комиссия не только не приступила к составлению нового Уложения, но даже не разработала ни одного его отдела. Екатерина была этим недовольна. Многие депутаты из дворян в 1768 году должны были отправиться на войну с турками. Екатерина объявила о закрытии общих собраний Комиссии. Но отдельные комитеты продолжали работу еще несколько лет.

Можно сказать, что деятельность Комиссии об Уложении закончилась провалом. Комиссия преподнесла Екатерине II предметный урок о невозможности реализации теоретических построений европейских философов на русской почве. Шанс, который история давала России, не был и не мог быть реализован. Роспуск Уложенной Комиссии стал для Екатерины прощанием с иллюзиями в области внутренней политики.

Тем не менее, хотя Комиссия не составила Уложения, но зато она ознакомила Императрицу с нуждами страны. Пользуясь трудами комиссии, Екатерина II издала много важных законов. Сама Екатерина писала, что она “получила свет и сведения обо всей Империи, с кем дело иметь, и о ком пещись должно”. Теперь она могла действовать вполне сознательно и определенно.

Екатерина II хорошо понимала место России в тогдашнем мире. Она не слепо копировала европейские образцы, но была на уровне тогдашнего мирового политического знания. Она стремилась использовать европейский опыт для реформирования страны, где не было ни частной собственности, ни буржуазного гражданского общества, но, напротив, имелось традиционно развитое государственное хозяйство, господствовало крепостное право.


Секуляризационная реформа.

Одной из проблем разрешением которой занялась Екатерина в первую очередь была связана с церковными имениями. Число крестьян числившихся за духовенством составляло почти миллион человек. Кирилловский монастырь один владел 35 000 душ: Троицке – Сергиевский – 120 000. Факт того, что церковь владела подобными бо­гатствами, не вписывался в екатерининскую кон­цепцию идеального государства, не соответство­вал ее взглядам на роль церкви.

Также страна остро нуждалась в деньгах и изъятие у церкви земель позволяло быстро пополнить казну. На­конец, в-третьих, взаимоотношения между крес­тьянами и монастырскими властями обострились как никогда прежде и государству приходилось вмешиваться, чтобы улаживать конфликты. Этим очень удобным предлогом и воспользовалось го­сударство. Оно как бы говорило церкви: или справляйтесь с крестьянами сами, или отдайте их мне, а на то, чтобы всякий раз посылать для их усмирения воинские команды, средств нет.

У Екатерины необходимость секуляризационной реформы, видимо, никогда сомнений не вы­зывала, и она лишь собиралась провести ее по­степенно, когда улягутся страсти вокруг поспеш­ных преобразований ее мужа. Она создаёт Комиссию о

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: