Xreferat.com » Рефераты по историческим личностям » Политическая биография Екатерины I

Политическая биография Екатерины I

Московский Институт Социальных Отношений и Права.

Кафедра общественных наук.


Реферат


Тема: Политическая биография Екатерины I


Выполнил студент первого курса

Юридического факультета

Кучеревский Д. В.

Проверил: кандидат исторических наук

Доцент

Переладов Константин

Геннадьевич.


Новосибирск 2001 г.

Содержание.

Введение 2

Историография 2

Смерть отца отечества 3

Триумф Екатерины 4

Биография 5

Боевая подруга 7

Внутренний враг 8

Коронация Екатерины 8

Дело Монса 9

Может ли кухарка управлять государством? 10

Упрямый Феодосий 13

Забытые родственники 14

Меншиков 14

Смерть Екатерины 15

Заключение 16

Список литературы 17


Введение


В первые 16 –17 лет, прошедших со смерти Петра Великого, судьбу русского престола нельзя было назвать благополучной: на нем сменилось пять монархов; Россия пережила несколько дворцовых переворотов; у власти стояли иногда люди, чуждые стране, по своим эгоистическим наклонностям не достойные власти. Причины, обусловившие эту эпоху переворотов и временщиков, коренились, с одной стороны, в состоянии царской семьи, а с другой – в особенностях той среды, которая управляла делами. Чтобы ознакомиться с этими причинами, я рассматриваю в своем реферате первые годы после смерти Петра.

Историография.

Судьба бывшей портомои сложилась удачно, даже ярко – для женщины “подлого” происхождения. Как правительница она ни чем себя не проявила; да и трудно было от нее этого ожидать. Самое важное в ее жизни и судьбе – близость к великому человеку, преобразователю России.

Буганов В. И.


Бесспорно у крестьянской девушки Марты, ставшей женой Петра Великого, а потом самодержавной императрицей, фантастическая судьба.

Екатерина I не была деятельной и энергичной. Она не обладала истинным величием и мудростью гениального правителя, в отличие от Екатерины II.

И еще одно очень важное обстоятельство. Екатерина – властительница огромной страны и в то же время, как ни странно, жертва судьбы, тех самых волшебных, случайных, заурядных, роковых обстоятельств, благодаря которым она осталась в истории. Ее жизнь была исковеркана государственной машиной, т. к. вольно или невольно подчинялась безжалостным законам борьбы за власть, которая завораживает и ослепляет любого, кто приближается к ее сияющим вершинам. По истине Екатерина дорого заплатила за свое место на Российском престоле, и не только политическую цену – она принесла в жертву идолу власти свои мечты о любви и обыкновенном женском счастье, мир и уют семейной жизни, радости материнства, уверенность и покой. Но все это было не только личной трагедией. Ее судьба с печальной неизбежностью стала и судьбой России – страны, у которой, как писал Николай Бердяев, женская душа, страны, которая до сих пор ищет и не находит мира и покоя.

Анисимов Е. В.


Смерть отца отечества.

Смерть Петра Великого наступила в ночь с 28 на 29 января 1725 года. На престол вступила его жена – императрица Екатерина I Алексеевна.

Только на первый взгляд может показаться, что восшествие жены императора на престол – факт обычный, естественный. Это не так. Даже если Екатерина I никого не свергала, то все равно ее вступление на престол было ни чем иным, как дворцовым переворотом; в комнатах, примыкавших к “сале” Зимнего дворца, развернулась напряженная борьба за власть. Эта борьба не вырвалась за стены дворца и не переросла в вооруженное противостояние сторон.

Исходной и формальной точкой противостояния стало отсутствие письменного завещания Петра Великого. Не дал он и устного распоряжения о наследнике престола. Все это создало кризисную ситуацию. Ведь кроме вдовы императора было еще несколько потенциальных преемников престола – детей и внуков от двух его браков.

Дети царевича Алексея, сына Петра I от первого брака: 9-и летний Петр и 10-и летняя Наталья – в начале 1725 года были живы и здоровы.

От второго брака родилось одиннадцать детей, но в живых к январю 1725 года осталось три дочери-подростка: 16-и летняя Анна; 15-и летняя Елизавета и 8-и летняя Наталья.

Таким образом претендовать на Российский престол могли шестеро ближайших родственников Петра: его вдова, три дочери и двое внуков.

В допетровской России не существовало никакого социального закона о наследнике царского престола, но действовала традиция.

В 1722 году Петр издал закон – “Устав о наследии престола”. Он сводился к неограниченному праву российского императора назначать наследника из числа своих подданных и при необходимости изменять свой выбор. “Устав стал крайним выражением безграничной власти российского самодержца”.

После смерти Петра пестрая толпа придворных и генералов поделилась на две основные “партии” – сторонников Петра Алексеевича младшего и сторонников Екатерины. Раскол этот был неизбежен.

В течении всего царствования Петра ему противостояла оппозиция, но вовремя неудачного мятежа стрельцов, она в буквальном смысле потеряла много голов и долгое время себя не проявляла. Но к середине 1710-го года оппозиция воспрянула духом, глядя на своего лидера – царевича Алексея.

Дело царевича Алексея, начатое в 1718 году, велось в специально созданной для этой цели Тайной канцелярии. По этому делу проходили, помимо ближайшего окружения Петра Алексеевича, князь Василий Долгорукий, сенаторы Михаил Самарин и князь Дмитрий Голицын, сибирский царевич (хан) Василий, граф Петр Апраксин.

Смертельный приговор царскому сыну подписали 127 человек, начиная со светлейшего князя А. Д. Меншикова, чтобы не шокировать европейское общественное мнение. Но все же корни оппозиции уничтожены не были, и в ночь смерти Петра они дали побеги.

Имя сына казненного царевича стало знаменем группировки родовитой знати. В нее вошли старинные фамилии В. В. Долгорукого, Д. М. Голицына – во главе.

Также вошли: А. И. Репин – президент Военной коллегии; граф П. М. Апраксин; граф И. А. Мусин-Пушкин.

Пока императрица обливалась слезами у постели умирающего Петра, “в тайне составлялся заговор, имевший целью заключение ее вместе с дочерьми в монастырь, возведение на престол великого князя Петра Алексеевича и восстановление старых порядков”, - описанный графом Г. Ф. Фон Бассеевичем.

Кроме того рассматривался компромиссный вариант: императором назначался Петр Алексеевич, а регентом при нем Екатерина.

О планах оппозиции каким-то образом узнал генерал-прокурор П. И. Ягужинский и сообщил Екатерине и Меншикову. Именно светлейший князь Меншиков был истинным главой “партии” Екатерины. Он понимал, что воцарение Петра II будет означать для него конец карьеры, а возможно, свободы и самой жизни. Меншиков и Екатерина были выходцами из низов, поэтому имели много недругов и завистников, не пользовались симпатией у большинства дворян, не имели разветвленных родовых связей, следовательно только поддержка и точный расчет могли спасти их в этот решающий час.

Меншиков использовал всю свою власть и влияние в армии для возведения Екатерины на престол. Еще накануне смерти императора он принял упреждающие меры: государственная казна была отправлена в Петропавловскую крепость, под охрану ее надежного коменданта, гвардия была готова по первому сигналу светлейшего выйти из казарм и окружить дворец.

Также Меншиков встречался со многими сановниками и, ни жалея ни обещаний, ни угроз убеждал их поддержать Екатерину.

Естественными союзниками Екатерины и Меншикова были те, кто благодаря своей судьбе оказались в сходном с ними положении. Алексей Васильевич Макаров приобрел в государственном аппарате огромную власть. Он стал подлинным “серым кардиналом” в высшей системе управления. Без одобрения руководителя кабинета Его императорского величества на стол Петра не ложилась ни одна сколько-нибудь важная бумага или челобитная. Власть Макаров мог сохранить только в том случае, когда престол остался бы за Екатериной.

Знавший досконально всю систему управления, он был необходим будущей императрице, беспомощной в государственных делах.

Надежными сторонниками Екатерины и Меншикова оказались многие сановники. Особенно выделялся среди них граф Петр Андреевич Толстой – опытнейший царедворец, умелый нажиматель тайных педалей системы власти. Толстого, начальника Тайной канцелярии, который вел дело царевича Алексея, в случае прихода к власти его сына, ждала самая скверная судьба. Г. Г. Вестфален вообще считал Толстого главным действующим лицом заговора в пользу Екатерины.

Было что терять архиепископам Феодосию и Феофану, превратившим православную церковь в послушное орудие Петровского государства. Множество врагов ждало момента, когда можно будет рассчитаться с низвергателями патриаршества, создателями Синода.

Не совсем была ясна позиция генерал-прокурора Сената П. И. Ягужинского. Он, как и граф Я. В. Брюс, барон А. И. Остерман и другие выжидал исхода борьбы за власть, чтобы примкнуть к победителям.

Но Меншиков ждать и медлить не мог.


Триумф Екатерины.

Еще не закончилась агония Петра, а светлейший уже собрал в апартаментах царицы секретное совещание ее сторонников. На нем присутствовали старшие офицеры обоих гвардейских полков, в том числе майоры А. Ушаков и Г. Юсупов, командир Семеновского полка И. И. Бутурлин. Шефом преображенцев был сам Меншиков. Также участвовал глава Синода архиепископ Новгородский Феодосий. Как только все собрались, вышла Екатерина.

Она сказала, что имеет право на престол потому, что была коронована императором в 1724 году, что, если к власти придет ребенок, то страну могут ожидать серьезные испытания и несчастья. А когда небу будет угодно соединить ее с ныне отходящим в вечность супругом, корона перейдет великому князю.

Екатерина напомнила гвардейцам о том, “как покровительствовала им и выразила надежду, что они не покинут ее в несчастье”. В ответ они поклялись ей в верности.

Тут же обсудили программу действий. Наиболее радикальные, жесткие предложения об аресте противников были отвергнуты, как могущие привести к обострению обстановки в столице. Было решено, что каждый участник совещания займется вербовкой тех, которые были ему наиболее преданы или находились в его зависимости.

И вот в 5 часов 15 минут утра 29 января 1725 года продолжительная агония закончилась – Петр был мертв.

Сразу после смерти Петра в одном из залов дворца собралось “государство” – вся правящая верхушка: Сенат, Синод, высшие правительственные чиновники и генералитет.

“Сенат разделился на две партии: одна, горячо поддерживающая интересы царицы, хочет провозгласить ее правительницей; другие настаивают на провозглашении императором великого князя, внука царя, под совместным регентством царицы и Сената”. Спор становился все ожесточеннее, и неизвестно, во что бы мог вылиться.

И вот тут сработало секретное оружие, приготовленное “партией” Екатерины и Меншикова. Неожиданно раздался грохот полковых барабанов, все бросились к окнам и увидели как мелькают перед дворцом зеленые мундиры преображенцев и семеновцев. Дворец был окружен.

Улучив подходящий момент, Меншиков, перекрывая шум, громко крикнул: “Виват наша августейшая государыня императрица Екатерина!” – “Виват! Виват! Виват!” – подхватили гвардейцы.

К восьми утра был составлен довольно туманный по содержанию манифест о восшествии на престол Екатерины.

Она признана была императрицею в силу двух актов 1722 и1724 годов. В 1722 году был издан закон “Правда воли монаршей”, по которому назначение наследника зависело от воли императора. В 1724 году Екатерина, как сказано в совокупном манифесте Сената и Синода, удостоена была короной и помазанием за ее “к Российскому государству мужественные труды”.

Таким образом на Российском престоле оказалась императрица Екатерина I.


Биография Скавронской (или Василевской).

Екатерина I Алексеевна императрица всероссийская (28 января 1725 – 6 мая 1727).

О ее происхождении говорили всякое: одни называли ее дочерью литовских крестьян или лифляндского дворянина и его служанки из крепостных, иные уроженкой Швеции. Прежде носила имя Марта. Родилась 5 апреля 1684 года и была окрещена в лютеранскую веру. Рано лишившись матери, Марта попадает в дом пастора Глюка в Мариенбурге. Тот воспитывает ее вместе со своими дочерьми; в тоже время она в его доме служанка, делает все, что положено в таком положении; недаром позднее, став уже царицей России, не раз говорила окружающим, что в молодости была портомоей (прачкой). Юность Марты пришлась на печальную эпоху в истории Лифляндии. В 1700 году началась Северная война.

Летом 1702 года Марта вышла замуж за шведского солдата – трубача. Увы, молодоженам не удалось насладиться семейным счастьем. Ее мужа уже на следующий день потребовали в полк, а она осталась в Мариенбурге.

Комендант Мариенбурга – майор Тиль, оценил свое незавидное положение и согласился сдать фельдмаршалу Шереметеву крепость на “аккорд”.

Все шло мирно: русские полки стали втягиваться в город, а жители выходить из него. И вдруг произошло непредвиденное! Капитан Вульф да штык-юнкер Мариенбурга взорвали пороховой склад. Раздался оглушительный грохот, содрогнулась земля и обломки крепостных сооружений стали падать на головы русских солдат. Шереметев порвал договор. Это означало, что город отдается на разграбление войскам, а жители и гарнизон становятся пленными.

Безумный поступок капитана Вульфа круто изменил судьбу Марты. Если бы он не взорвал пороховой погреб, никогда она бы не стала Екатериной, женой Петра Великого и Российской императрицей.

Среди прочих трофеев Б. П. Шереметеву досталась красивая 18-летняя пленница – Марта Скавронская (или Василевская). У престарелого Бориса Петровича Марта прожила около полугода, числясь в “портомоях”. В конце 1702 или в первой половине 1703 года она попала к Александру Даниловичу Меншикову. Бойкий любимец Петра скорее всего попросту отнял девушку у фельдмаршала. Вскоре у Меншикова Марту увидел царь, и эта встреча решила ее судьбу окончательно.

До этого дня семейная жизнь Петра складывалась из рук вон плохо. Почти 10 лет прожили под одной крышей Петр и Евдокия (первая жена царя). Она родила трех сыновей, из которых выжил, на свое несчастье, только царевич Алексей. Но уже с 1692 года в семье пошли нелады. Евдокия была не пара Петру. Ему была нужна одетая по новой моде веселая и верткая партнерша в танцах, верная спутница в тяжких походах, помощница в непрестанных делах. По своему воспитанию, образованию, кругозору Евдокия такой не была.

Развязка наступила в 1698 году. Возвращаясь из-за границы, Петр распорядился отправить жену в монастырь.

С тех пор царь стал открыто жить в Кокуе – Немецкой слободе под Москвой, в доме виноторговца Монса – отца своей давней любовницы Анны Монс, Анхен. Но и здесь царю не повезло. Анхен только внешне отвечала мечтам Петра о любимой женщине.

Анна не любила царя – вот и весь секрет. В 1702 году утонул саксонский посланник Кенигсен и в его бумагах нашли любовные письма Анхен. Петр был вне себя от горечи и досады.

Марта – Екатерина была совсем другой женщиной – именно той, которая так была нужна царю.

Первый раз Екатерина упоминается в письме Меншикова, который находился с Петром в Ковно (Каунасе) весной 1705 года. Меншиков писал своей невесте Дарье Арсеньевой, требуя прислать “Катерину, а с нею других двух девок немедленно”. Как видим Екатерина числится в “девках”, которых Петр и его закадычный друг Алексашка выписывали, чтобы (как написано в другом письме) “обшить и обстирать” их во время бесконечных и сражений. Позже в одном из писем Петру царица, намекая на новых метресс (шлюх) царя, шутила, что, может быть, еще и она – “старая портомоя” – ему сгодится.

Но вскоре Екатерина выделилась из длинного ряда метресс и портомой. Петр – и это чрезвычайно важно – признавал детей, которых она ему рожала.

Петр все сильнее привязывался к Марте и находил время, чтобы послать ей гостинец и, как тогда говорили, грамотку о своем житье-бытье в Преображенское, где несколько первых лет жила Екатерина.

Петр пристроил Марту к сестре и ее кружку. Здесь проходила она свои университеты: ее обучали новым для нее обычаям России, языку, на котором она вскоре произнесла “символ веры” – ритуальные слова при крещении. Нарекли ее Екатериной Алексеевной. Ее крестным отцом стал царевич Алексей Петрович, отсюда – ее отчество. А в конце декабря 1706 года Екатерина родила царю дочь, тоже Екатерину. Но девочка через полтора года умерла. В 1708 году появилась на свет их дочь Анна, а в следующем году – Елизавета.

Преображенский период жизни был испытательным сроком для Екатерины. Она его выдержала, своей силой, мягкой манерой, трудолюбием и неприхотливостью понравилась окружающим, так что одна из старших сестер Петра, царевна Марфа, как-то раз посоветовала ему кончить скитания и жениться на Екатерине.

Привязанность Петра к ней все крепнет. Когда он в столице, то не может обходиться без нее. С Екатериной и дела можно обсудить, и на пиру повеселиться. Она вовремя нужное слово скажет, успокоит; глядишь, и гнев царский остынет, и сам он отойдет от дум тяжких, забудет, хоть на миг, о заботах и невзгодах.

Ее веселость и нежность к фактическому супругу не были притворством, жеманством; все в ней было естественным, исходило от ее натуры жизнерадостной и простой.


Боевая подруга.

Весной 1711 года Турция начала войну против России. Это было серьезное испытание воевать на два фронта, против турок и против шведов. Петр решил увести войну на юг, как можно дальше от Украины и Польши – театра военных действий против шведов.

Нехорошие предчувствия мучили царя перед этим походом. Перед отъездом, а Петр брал с собой Екатерину, он объявил о помолвке с ней. С дороги Петр писал Меншикову, чтобы тот позаботился о его любимых дочках – Аннушке и Лизоньке, - если, мол, девочки останутся сиротами. Если же бог милует, то отпразднуют свадьбу “в Петербурге – городке”.

Предчувствия не обманули царя. В начале июня 1711 года турки сумели отрезать русскую армию от тылов и окружить на реке Прут. Несколько раз царь пытался вступить с турками в переговоры, но все усилия были тщетны.

Наиболее драматичной была ночь 10-го на 11-ое июля, когда, не дождавшись парламента, Петр прервал военный совет и приказал готовиться к прорыву. Это было смертельно опасно. И в этот момент Екатерина проявила мужество, находчивость и волю. Пока Петр отдыхал, она, не спросясь его, собрала генералов и провела с ними совет, показавший самоубийственность прорыва. Затем она разбудила Петра и уговорила написать его еще одно, последнее, письмо визирю – командующему турецкой армии. К этому письму тайком от царя она приложила все свои драгоценности – такие памятные и дорогие для нее вещицы, подарки Петра. Возможно, это и решило дело – утром визирь дал согласие на переговоры. Кошмар Прута кончился.

24 ноября 1714 года, награждая жену только что учрежденным им орденом Святой Екатерины, Петр сказал, что этот орден “учинен в память бытности Ея величества в баталии с турками у Прута, где в такое опасное время не как жена (в смысле – женщина – Е. А.), но как мужская персона видима была всем”.


* * *

Эти события еще больше сблизили обоих. Еще до похода, 6 марта 1711 года, Петр тайно обвенчался с Катериной, и возлюбленная превратилась в его законную супругу.

Веселая, обаятельная, находчивая, она полностью овладела сердцем и душой государя. Она довольно быстро и тонко разобралась в особенностях его характера, его привычках и склонностях, умела угодить и распотешить – на пирушке или в маскараде с князь папой и его конклавией. Главное же – создать в доме уют, тихую и желанную пристань для отдохновения от трудов и печалей. Всем этим и подкупила Петра, и именно потому он предпочел ее другим женщинам, той же Анне Монс, холодной и расчетливой фаворитке.

Женщина необразованная, неграмотная, Екатерина, с ее житейским умом, тактом, сердечностью и простотой привлекала окружающих.

Петра не беспокоило “подлое” происхождение его избранницы. Он предпочел ее другим, не желая иметь женой знатную особу из русских или иноземных родов.

Судя по описаниям современников, Екатерина Алексеевна отличалась приятной полнотой, имела белый цвет лица с примесью природного яркого румянца; черные, маленькие глаза, черные же и густые волосы, красивые шею и руки; кроткое и приятное выражение лица. Царица отличалась высоким ростом и крепким здоровьем. Поэтому она сотни верст ездила за своим неугомонным мужем без особого труда.

Полгода спустя, 19 февраля 1712 года царь публично обвенчался с Екатериной. В их честь салютовали пушки с Петропавловской и Адмиралтейской крепостей. Торжество происходило по морскому чину. Посему случаю был устроен обед в Зимнем дворце, танцы, длившиеся почти неделю, пускали ракеты.


Внутренний враг.

Но жизнь Екатерины не была безоблачной. Шли годы, умирали одни дети, рождались другие, и мать снова думала об их будущем. А оно было туманным – официальным наследником престола считался царевич Алексей. Он родился в 1690 году и восьми лет был разлучен с матерью, сосланной в монастырь. Мальчик жил сначала у сестры царя – Натальи, а потом один, и всегда – особняком от второй семьи царя. Петр был суров и холоден к сыну, как к последнему подданному. Как бы не поступал царевич, отец им вечно был не доволен.

Надо сказать, что царевич не был расслабленным и трусливым. Он унаследовал от отца его волю, упрямство и отвечал Петру глухим неприятием и молчанием. Это были единокровные враги. Царевич твердо знал: за ним – единственным и законным наследником – будущее и нужно лишь сжав зубы, терпеть, ждать своего часа.

Но в октябре 1715 года узел трагедии затянулся еще туже – у жены Алексея, Шарлоты Софии, 12 октября родился сын, названный в честь деда Петром, а через 16 дней Екатерина разродилась долгожданным мальчиком, которого также нарекли Петром – “шишечка”, как называли его родители.

С царевичем Петром были связаны и все династические надежды родителей. После рождения Петра Петровича Алексей пишет отцу, что готов отказаться от престола в пользу “братца”, но царь, налитый черной ненавистью, подозревает в сыне “авессаломову злость” и требует от него невыполнимого – “отменить свой нрав” или уйти в монастырь. Алексей согласен на все, но оба понимают невозможность первого и малую цену второго.

Загнанный в тупик, царевич бежит за границу в Вену, под защиту императора Священной Римской империи. Прибыв туда, 10 ноября 1716 года, он пожаловался на отца, который задумал лишить его прав на престол, и на мачеху. Началась эпопея по возвращению царевича на родину. Царь ложными обещаниями выманивает царевича в Россию, в 1718 году, где его ждут пытки (Петр в застенке сам рвет у сына ногти), скорый суд и приговор – смерть. По словам одного из гвардейских офицеров, в ту страшную ночь 26 июня 1718 года, когда Петр позвал их – нескольких верных людей – и, обливаясь слезами, приказал умертвить наследника, рядом с ним была Екатерина. Она старалась облегчить тяжкий удел царя, приносившего на алтарь Отечества страшную жертву – своего сына, врага внутреннего. Но она рядом еще и потому, что эта кровь была нужна и ей – матери “Санкт-Петербургского хозяина” – “шишечки”.

Царевич Алексей был задушен в Трубецком бастионе Петропавловской крепости. Петр и Екатерина вздохнули свободно: проблема престолонаследия решилась. Но тогда они еще не знали, что в апреле 1719 года, проболев несколько дней, их сын умрет, не прожив и трех с половиной лет.


Коронация Екатерины.

С конца 1723 года в первопрестольной начали готовится к приезду из Петербурга императорского двора – воздвигали триумфальные ворота, в Кремле заново обивали стены в Грановитой, Столовой и других палатах, развешивали украшения, делали новые ливреи прислуге. Делали также корону и всякие уборы для супруги Петра: предстояла ее коронация, как императрицы всероссийской.

Хлопоты и приготовления, которыми заправлял П. А. Толстой, отличившийся в деле царевича Алексея, продолжались до весны 1724года. А 7 мая состоялось коронование бывшей пленницы и портомои. В торжественном церемониале участвовали знатнейшие и влиятельнейшие сановники, светские и духовные, армейские части и толпы простого народа. В Успенском соборе Кремля Петр I, возложил корону на голову колено – преклонной “Катеринушки”. Звонили колокола, гремела полковая музыка. Манифест Сената и Синода извещал, что короной и помазанием Екатерина удостоена за “Заслуги перед Российским государством”. На парадном обеде слово в честь императрицы произнес Феофан Прокопович. Он воспел ее “неизменную любовь и верность к мужу и государю своему, неусыпное презрение к порфирородным дщерям (Анне и Елизавете), великому внуку (Петру, сыну покойного Алексея) и всей высокой фамилии”.

По случаю столь радостного события последовали награды, в том числе и от императрицы. Толстого Екатерина Алексеевна возвела в графское достоинство. Среди тех, кого она отметила, был и камер-юнкер Виллим Монс, брат той самой Анны Монс. Ему был выдан от имени Петра I диплом на звание камергера двора императрицы. Отвергнув в свое время недостойную, изменявшую ему “Монсиху”, Петр I по иронии судьбы, приблизил к себе ее брата, ставшего виновником душевных страданий царя в конце его жизни.


Дело Монса.

Молодой красавец (родился в 1688 году), ветреный щеголь и вертопрах приблизился к Петру в 1711 году, во время Померанской компании. Благодаря исполнительности он входит в доверие к царю. Осенью 1711 года побывала в Эльбинге Екатерина, и сестра Виллима, жена коменданта этого города Матрена (Модеста) Балк сумела завоевать ее расположение и дружбу. Матрена просит брата поспособствовать переезду ее престарелого мужа в Россию. Виллим завязал тогда уже знакомства, в том числе с П. И. Ягужинским, с кабинет – секретарем А. В. Макаровым и другими. Сребролюбивый и сутяжный, Виллим жаждет богатства и чинов.

Как генерал-адъютант Виллим

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: