Xreferat.com » Рефераты по историческим личностям » Последние годы жизни А.С.Пушкина

Последние годы жизни А.С.Пушкина

в

церковь в его доме перебывало до 50.000 лиц всех

состояний, многие корпорации просили о

разрешении нести останки умершего. Шел даже

вопрос о том, чтобы отпрячь лошадей траурной

колесницы и предоставить несение тела народу;

наконец, демонстрации и овации, вызванные

смертью человека, который был известен за

величайшего атеиста, достигли такой степени, что

власть, опасаясь нарушения общественного

порядка, приказала внезапно переменить место, где

должны были состояться торжественные

похороны, и перенести тело в церковь ночью.

ЛИБЕРМАН, прусский посланник при русском

дворе, в донесении своему правительству, 2 -- 14

февр. 1837 г. Щеголев, 384.


Стечение было многочисленное по улицам,

ведущим к церкви, и на Конюшенной площади; но

народ в церковь не пускали. Едва достало места и

для блестящей публики. Толпа

генералов-адъютантов, гр. Орлов, кн. Трубецкой,

гр. Строганов, Перовский, Сухозанет, Адлерберг,

Шипов и пр. Послы французский с растроганным

выражением, искренним, так что кто-то прежде,

слышав, что из знати немногие о Пушкине

пожалели, сказал: Барант и Геррера sont les seules

Russes dans tout cela (во всем этом -- единственные

русские!).

А. И. ТУРГЕНЕВ -- А. И. НЕФЕДЬЕВОЙ, 1 февр.

1837 г. П-н и его совр-ки, VI, 67.


Лицо Баранта: единственный русский -- вчера

еще, но сегодня генерал- и флигель-адъютанты.

А. И. ТУРГЕНЕВ. Из дневника. Щеголев, 271,


Австрийский посол, неаполитанский,

саксонский, баварский и все с женами и со

свитами. Чины двора, министры некоторые: между

ними -- и Уваров; смерть -- примиритель. Дамы,

красавицы и модниц множество; Хитрова -- с

дочерьми, гр. Бобринский, актеры: Каратыгин и пр.

Журналисты, авторы -- Крылов последний из

простившихся с хладным телом. Кн. Шаховской.

Молодежи множество. Служил архимандрит и

шесть священников. Рвались -- к последнему

целованию. Друзья вынесли гроб; но желавших так

много, что теснотою разорвали фрак надвое у кн.

Мещерского. Тут и Энгельгардт -- воспитатель его

в царскосельском лицее; он сказал мне:

восемнадцатый из моих умирает, т. е. из первого

выпуска лицея. Все товарищи поэта по лицею

явились. Мы на руках вынесли гроб в подвал на

другой двор; едва нас не раздавили. Площадь вся

покрыта народом, в домах и на набережных Мойки

тоже.

А. И. ТУРГЕНЕВ -- А. И. НЕФЕДЬЕВОЙ, 1 февр.

1837 г. П-н и его совр-ки, VI, 68.


Сегодня (1 февраля), еще прежде дуэля

назначена и в афишках объявлена была для

бенефиса Каратыгина пиэса Пушкина: "Скупой

Рыцарь, сцены из Ченстовой трагикомедии".

Каратыгин по случаю отпевания Пушкина отложил

бенефис до завтра, но пиэсы этой -- играть не будут!

-- вероятно опасаются излишнего энтузиасма...

А. И. ТУРГЕНЕВ -- А. И. НЕФЕДЬЕВОЙ, 1 февр.

1837 г. П-н и его совр-ки, VI, 66.


Тело Пушкина до дня похорон поставили в

склеп Конюшенной церкви, и там поклонения

продолжались. А дамы так даже ночевали в склепе,

и самой ярой из них оказалась тетушка моя Агр.

Фед. Закревская. Сидя около гроба в мягком

кресле и обливаясь горючими слезами, она

знакомила ночевавших с нею в склепе барынь с

особенными интимными чертами характера

дорогого ей человека. Поведала, что Пушкин был в

нее влюблен без памяти, что он ревновал ее ко всем

и каждому. Что еще недавно в гостях у Соловых он,

ревнуя ее за то, что она занималась с кем-то

больше, чем с ним, разозлился на нее и впустил ей

в руку свои длинные ногти так глубоко, что

показалась кровь. И тетка с гордостью показывала

любопытным барыням повыше кисти видные еще

следы глубоких царапин. А потом она еще

рассказывала, что в тот же вечер, прощаясь с нею,

Пушкин шепнул ей на ухо: Peut etre, vous ne me

reverrez gamais"//Может быть, вы никогда меня

больше не увидите (фр.) //. И точно, она его живым

больше не видала. Тетка Агр. Фед-на, рассказывая

все это во время бессонных ночей в склепе, не

сфантазировала ни слова, а говорила только всю

правду. Пушкин точно был большой поклонник

прекрасного пола, а Закревская была очень хороша

собой... Кроме того, она была бесспорно умная,

острая женщина (немного легкая на слово), но это

не мешало тому, чтоб Пушкин любил болтать с ней,

читал ей свои произведения и считал ее другом. А

он был так самолюбив, что не мог перенести, чтоб

женщина, которую он удостаивает своим

вниманием, хотя на минуту увлеклась разговором с

кем-нибудь другим.

М. Ф. КАМЕНСКАЯ. Воспоминания. Истор.

Вестн., 1894, т. 58, стр. 54.


От глубоких огорчений, от потери мужа, жена

Пушкина была больна, она просила государя

письмом дозволить Данзасу проводить тело ее

мужа до могилы, так как по случаю тяжкой

болезни она не могла исполнить этого сама.

А. АММОСОВ со слов К. К. ДАНЗАСА, 39.


Я немедленно доложил его величеству просьбу

г-жи Пушкиной, дозволить Данзасу проводить тело

в его последнее жилище. Государь отвечал, что он

сделал все, от него зависевшее, дозволил

подсудимому Данзасу остаться до сегодняшней

погребальной церемонии при теле его друга; что

дальнейшее снисхождение было бы нарушением

закона -- и следовательно невозможно; но он

прибавил, что Тургенев, давнишний друг

покойного, ни в чем не занятый в настоящее время,

может отдать этот последний долг Пушкину, и что

он уже поручил ему проводить тело.

Гр. А. X. БЕНКЕНДОРФ -- гр. Г. А.

СТРОГАНОВУ. Аммосов, 68.


2 февраля. Жуковский с письмом гр.

Бенкендорфа к гр. Строганову, -- о том, что вместо

Данзаса назначен я, в качестве старого друга,

отдать ему последний долг. Я решился принять...

На панихиду. Тут граф Строганов представил мне

жандарма; о подорожных и крестьянских

подставах. Куда еду -- еще не знаю. Заколотили

Пушкина в ящик. Вяземский положил с ним свою

перчатку.

А. И. ТУРГЕНЕВ. Из дневника. Щеголев, 272 --

273.


Донесли, что Жуковский и Вяземский

положили свои перчатки в гроб, -- и в этом видели

что-то и к кому-то враждебное.

А. И. ТУРГЕНЕВ -- Н. И. ТУРГЕНЕВУ, 28 февр.

1837г. П-н и его совр-ки, VI, 92.


3-го февраля в полночь мы отправились из

Конюшенной церкви, с телом Пушкина, в путь; я с

почтальоном в кибитке позади тела; жандармский

капитан впереди оного. Дядька покойного желал

также проводить останки своего доброго барина к

последнему его жилищу, куда недавно возил он же

и тело его матери; он стал на дрогах, кои везли

ящик с телом, и не покидал его до самой могилы.

А. И. ТУРГЕНЕВ -- А. И. НЕФЕДЬЕВОЙ, 9 февр.

1837 г. П-н и его совр-ки, VI, 71.


Старый дядька Пушкина, Никита Козлов,

находился при нем в малолетстве, потом состоял

при нем все время пребывания в псковской его

деревне, и оставался до последней минуты жизни

его. Ему же поручено было отвезти тело А. С-ча в

монастырь, где он и погреб его.

Н. И. ТАРАСЕНКО-ОТРЕШКОВ -- В. П.

ГОЛОВИНОЙ. Ист. Вестн., 1894, т. 58, стр. 778.


Старый дядька Пушкина, Никита Козлов,

можно сказать, не покидал своего питомца от

колыбели до могилы. Он был, помнится, при нем и

в Москве. Не знаю, был ли при нем верный дядька

в лицее, и позже в Одессе и Бессарабии, но он был с

ним и в сельце Михайловском, и на пути его из

столицы в последний приют, в Святогорский

монастырь.

Н. В. СУШКОВ. Раут. М., 1851, стр. 8 -- 9.


(Жандармский полковник Ракеев). -- Я

препровождал... Назначен был шефом нашим

препроводить тело Пушкина. Один я, можно

сказать, и хоронил его. Человек у него был... что за

преданный был слуга! Смотреть даже было больно,

как убивался. Привязан был к покойнику, очень

привязан. Не отходил почти от гроба: ни ест, ни

пьет.

М. ИЛ. МИХАИЛОВ. Из дневника. Рус. Стар.,

1906, т. 127, стр. 391.


Жена моя возвращалась из Могилева и на одной

станции неподалеку от Петербурга увидела простую

телегу, на телеге солому, под соломой гроб,

обернутый рогожею. Три жандарма суетились на

почтовом дворе, хлопотали о том, чтобы скорее

перепрячь курьерских лошадей и скакать дальше с

гробом.

-- Что это такое? -- спросила моя жена у одного

из находившихся здесь крестьян.

-- А бог его знает что! Вишь, какой-то Пушкин

убит -- его мчат на почтовых в рогоже и соломе,

прости господи -- как собаку.

А. В. НИКИТЕНКО. Дневник, 12 февраля 1837

года. Записки и дневник, т. 1, 286.


4-го февраля. Перед гробом и мною скакал

жандармский капитан. Проехали Софию, в Гатчине

рисовались дворцы и шпиц протестанской церкви,

в Луге или прежде пил чай. Тут вошел в церковь.

На станции перед Псковом встреча с камергером

Яхонтовым, который вез письмо Мордвинова к

Пещурову, но не сказал мне о нем. Я поил его чаем

и обогнал его; приехал к 9 часам в Псков, прямо к

губернатору -- на вечеринку. Яхонтов скоро и

прислал письмо Мордвинова, которое губернатор

начал читать вслух, но дошел до высочайшего

повеления -- о невстрече -- тихо и показал только

мне -- именно тому, кому казать не должно было:

сцена хоть бы из комедии!

А. И. ТУРГЕНЕВ. Из дневника. Щеголев, 273.


Милостивый Государь Алексей Никитыч! Г.

Действ. ст. сов. Яхонтов, который доставит сие

письмо вашему превосходительству, сообщит вам

наши новости. Тело Пушкина везут в Псковскую

губернию для предания земле в имении его отца. --

Я просил г. Яхонтова передать вам по сему случаю

поручение графа Ал. Хр. (Бенкендорфа), но вместе с

тем имею честь сообщить вашему

превосходительству волю государя императора,

чтобы вы воспретили всякое особенное

изъявление, всякую встречу, одним словом, всякую

церемонию, кроме того, что обыкновенно по

нашему церковному обряду исполняется при

погребении тела дворянина. К сему не излишним

считаю, что отпевание тела уже совершено.

А. Н. МОРДВИНОВ -- А. Н. ПЕЩУРОВУ, 2

февраля 1837 г. П-н и его совр-ки, VI, 109.


5 февраля. В 1 час пополуночи отправились

сперва в Остров, за 56 верст, где исправник и

городничий нас встретили и послали с нами

чиновника далее; оттуда за пятьдесят верст к

Осиновой -- в Тригорское, где уже был в три часа

пополудни. За нами прискакал и гроб в седьмом

часу вечера; гроб оставил я на последней станции с

почтальоном и дядькой. Осипова послала, по моей

просьбе, мужиков рыть могилу; вскоре и мы туда

поехали с жандармом; зашли к архимандриту; он

дал мне описание монастыря; рыли могилу; между

тем, я осмотрел, хотя и ночью, церковь, ограду и

здания. Условились приехать на другой день и

возвратились в Тригорское. Повстречали тело на

дороге, которое скакало в монастырь. Гроб внесли

в верхнюю церковь и поставили до утра там.

Напились чаю, я уложил спать жандарма и сам

остался мыслить вслух о Пушкине с милыми

хозяйками; читал альбум со стихами Пушкина,

Языкова и проч. Дочь (Мария Ивановна Осипова)

пленяла меня: мы подружились. В 11 часов я лег

спать. На другой день

(6 февраля), в 6 часов утра, отправились мы -- я

и жандарм!! -- опять в монастырь, -- все еще рыли

могилу; моим гробокопателям помогали крестьяне

Пушкина, узнавшие, что гроб прибыл туда; мы

отслужили панихиду в церкви и вынесли на плечах

крестьян и дядьки гроб в могилу -- немногие

плакали. Я бросил горсть земли в могилу; выронил

несколько слез и возвратился в Тригорское. Там

предложили мне ехать в Михайловское, и я поехал

с милой дочерью, несмотря на желание и на

убеждение жандарма не ездить, а спешить в

обратный путь. Дорогой Марья Ивановна

объяснила мне Пушкина в деревенской жизни его,

показывала урочища, любимые сосны, два озера,

покрытых снегом, и мы вошли в домик поэта, где

он прожил свою ссылку и написал лучшие стихи

свои. Все пусто. Дворник, жена его плакали.

А. И. ТУРГЕНЕВ. Из дневника. Щеголев, 274.

Дополнено по письму А. И. Тургенева к А. И.

Нефедьевой от 9 февр. 1837 г. П-н и его совр-ки, VI,

72.


Кто бы сказал, что даже дворня (Тригорского),

такая равнодушная по отношению к другим,

плакала о нем! В Михайловском г. Тургенев был

свидетелем такого же горя.

Бар. Б. А. ВРЕВСКИЙ -- С. Л. ПУШКИНУ, 21

марта 1837 г. П-н и его совр-ки, VIII, 63.


Они (Пушкин и его мать) лежат теперь под

одним камнем, гораздо ближе друг к другу после

смерти, чем были в жизни.

АЛ. Н. ВУЛЬФ. Дневник, 21 марта 1842 г. Л.

Майков, 217.


По возвращении из Болдина Пушкин заложил имение, женился. Свадьба состоялась 18 февраля 1831 года в Москве, но впоследствии Пушкины жили в Петербурге. В период между Москвой и непосредственно Петербургом они жили в Царском Селе, где Пушкин с помощью Жуковского мог наладить личные отношения в правительстве. А Николай I пожелал видеть жену Пушкина в качестве украшения его придворных балов. Тогда же, в 1831 году, Пушкин поднимал вопрос о разрешении издавать политический орган. Разрешение было дано только в июле 1832 года, но Пушкин им не воспользовался. Летом 1831 года роман "Евгений Онегин" получил окончательную отделку, "Борис Годунов" не пользовался успехом. В этот период Пушкин задумывает "Дубровского" и "Историю Пугачева". Собирая материал для "Истории Пугачева" и ездя на места сражения, Пушкин в октябре возвращается в Болдино и проводит там до половины ноября. Это была вторая болдинская осень. Там он закончил "Историю Пугачева", написал "Медный всадник", "Сказку о рыбаке и рыбке", "Сказку о мертвой царевне" и много стихотворений. К этому же времени относится работа над "Пиковой дамой". В личной жизни Пушкина произошли новые изменения. В конце декабря 1833 года Пушкин был пожалован Николаем I в камер-юнкеры при дворе, что Пушкин воспринял как оскорбление. Его отрицательное восприятие этой должности привело еще к одному конфликту с Николаем I, было угодно то, что жена Пушкина танцевала в Аничкове. В это время у Пушкина были материальные затруднения, должность при дворе не давала спокойно работать, а переиздание его произведений не приносило больших доходов. К тому же в мае 1832 года у Пушкиных родилась дочь Мария, а в июле 1833 года - сын Александр, позднее, 1835 году родится сын Григорий и 1836 году - дочь Наталья. В Петербурге жили сами Пушкины и две сестры жены. Для того, чтобы содержать такую большую семью и давать ей возможность вести широкую светскую жизнь, Пушкин прибегает к займу, и залогам драгоценностей. Долг у него составлял 60 тыс. рублей, и ему пришлось прибегнуть к помощи государства, чем он оказался окончательно привязан ко двору. В марте 1836 года умерла мать Пушкина, оставив в наследство Михайловское, дележ которого дотянулся до смерти Пушкина. В 1835 году появился повод к дуэли, когда молодой офицер Дантес начал ухаживать за Натальей Николаевной, чему она была не против. По двору ходили мерзкие сплетни и Пушкину было прислано анонимное письмо, где указывалось косвенно на измену его жены с Николаем I. Пушкин заподозрил в авторе этого письме Геккерна (приемного отца Дантеса) и вызвал на дуэль Дантеса. Но вмешательство Жуковского предотвратило дуэль. По настоянию Пушкина Дантес женился на одной из сестер Натальи Николаевны Гончаровой. Но и после брака Дантес продолжал ухаживать за женой поэта. Вскоре Пушкин узнал о свидании Натальи Николаевны с Дантесом, состоявшимся в доме Идалии Полетики, лично ненавидевшей Пушкина. На этот раз Пушкин послал вызов самому Геккерну, но вместо него вызов принял Дантес. Дуэль состоялась 27 января 1937 года на Черной речке у Комендантской дачи. Там Пушкин был смертельно ранен. В 2 часа 29 января (по новому стилю 10 февраля) 1937 года он умер. 5 февраля Пушкин был перевезен в село Михайловское и погребен у Святогорского монастыря.




РЕФЕРАТ

На тему:

Последние годы жизни А.С.Пушкина

ВЫПОЛНИЛ: Ученик 9 «а» класса средней №94 школы

Эмих А.С.

ПРОВЕРИЛ: Е.Г.Морозова


КРАСНОЯРСК 2001г.


Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: