Xreferat.com » Рефераты по историческим личностям » Лаврентий Павлович Берия

Лаврентий Павлович Берия

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ БЕРИЯ

  1. Как появился Берия .......................................................................................................1

  2. Деревенский разгром......................................................................................................2

  3. Укрепление в Политбюро...............................................................................................2

  4. Чехословакия во власти Берия........................................................................................3

  5. Варшавское дело............................................................................................................4

  6. Взлет и падение Лаврентия Берия..................................................................................5

  7. Арест Берия..................................................................................................................13

  8. Сталинская чистка........................................................................................................16

  9. Смерть Сталина............................................................................................................17

  10. Берия у власти...............................................................................................................17

  11. Новая программа Берия................................................................................................20

  12. Заговор против Берия....................................................................................................21

  13. Конец Берия..................................................................................................................24


Настоящий реферат составлен на основании документов, статей и Воспоминаний, которые характеризуют суть такого явления, как бериевщина, необходимого оружия системы неограниченной власти.

Как появился Берия.

Во время утверждения режима сталинской диктатуры для организации массовых репрессий были нужны Ягода и Ежов, а за тем потребовался человек, способный продолжить и завершить дело создания и укрепления храма личной власти Сталина, окончательного превращения партийного аппарата в послушного исполнителя его воли. Этим человеком стал Берия, для которого жизнь других людей не представляла никакой ценности. При нем карательные органы были не только гигантским аппаратом репрессий, но и стали крупнейшим промышленно-строительным ведомством, эксплуатировавшим труд заключенных. После смерти Сталина Берия попытался создать видимость поведения политики либерализации, одновременно стремясь дестабилизировать ситуацию, готовясь к захвату власти. Но 26 июня 1953 года его карьере был положен конец. Отличительной чертой Берии, ставшего в 33 года во главе Кавказкого райкома партии, а через 6 лет вошедшего в политический блок Сталина, было использование исторической науки в качестве средства манипулирования общественным сознанием, освящения единоличной власти вождя и внедрения в обществе идеологии сталинизма. Не просто достаточно полно описать образ этого человека, который сумел превзойти по своей жестокости большинство сталинских подручных. Самое страшное, что в отличие от большинства этих людей Берия был личностью. И эта личность стала одним из самых выдающихся в истории функционеров смерти. Поле деятельности ему тщательно подготовили Ягода и Рыжов, которые пришли на смену Дзержинскому и Менжинскому. Необозримы преступления совершенные им под покровительством Сталина. Мог ли совершить подобное нормальный человек?

В то время человеческая жизнь ничего не стоила. Существование целых народов зависело порой от минутного каприза тирана. Берия верил в безнаказанность зла. Вооруженный хитростью и коварством он вскоре стал обладателем очень больших связей, с помощью которых Берия проник в общество революционеров-большевиков. В 1923 Берия уже работал начальни-ком оперативной части грузинской ЧК. На первых порах все относились к Лаврентию Берии с полным доверием, но узнав его поближе, уже не могли общаться с ним по-товарищески: это был мастер интриг и доносов. Он как никто, умел в нужный момент пустить в ход грязный слух, для того чтобы поссорить своих противников, а за тем уничтожить их поодиночке. При этом он мог очень убедительно сыграть роль "своего парня". Так все свое время ему удалось подружиться с А.Ершовым. Позже, когда Ершов добился своего перевода в Москву, в центральный аппарат, откуда через несколько лет он был отправлен в Ярославль. Там то Ершова и настигает дружески карающая рука Берии.

Деревенский разгром.

В 1925 году, Закавказкий крайком партии созвал совещание по крестьянскому вопросу.

Условия коллективизации оказались здесь весьма неблагоприятными: малоземелье,

отсутствие новой техники, вековая национальная рознь ... Программа широкая, но крестьянам она почему-то не показалась увлекательной... Убедившись в том, что крестьянские массы не спешат вступать в колхозы, власти решили начать против деревни истребительную войну. Чтобы стать жертвой погрома, достаточно было иметь в хозяйстве корову и десяток овец, да лошадь, а в довершении всего красавицу жену и роскошный ковер. Берия как председатель ГПУ возглавлял деревенский погром в Закавказье. Большой мастер по части демагогии, он внес в компанию коллективизации и раскулачивания нечто свое - цинизм и беспощадную жестокость. Антинародная аграрная политика осуществлялась под знаком верности ленинской линии и борьбы с так называемым "правым уклоном". Не всем подобная политика нравилась, но любые попытки протеста жестоко пресекались. Увлеченный истребительной войной с деревней, Берия не забывал улавливать малейшие перемены в столичных сферах. И сразу выступал с новыми директивными призывами. Один из разделов доклада Берии на VIII съезде КП Грузии озаглавлен так: " Развернуть политическую работу по исправлению ошибок старого руководства ЦК".

Укрепление в Политбюро.

В октябре 1931 Берию назначают на пост первого секретаря ЦК партии Грузии. Еще не достигнув высшего поста в Закавказье, Берия понял, что эта цель лишь еще одна ступень в высшие эшелоны власти. К 1937 году имя Лаврентия Берии уже крепко утвердилось в ряду членов Политбюро, пока еще в конце этого ряда... В перечислении рангового места членов Политбюро Берия, который до "мингрельского дела" твердо занимал третье место, после Молотова и Маленкова, очутился теперь на пятом месте (даже после Булганина). Так сообщает протокол утреннего заседания съезда от 5 октября. Чтобы партия не приняла это за недоразумение, хроника съезда вновь повторяет ту же "иерархию культов". Но Берия взял реванш. Он выступил на съезде с самой большой речью. И она была не только большая, а острая по стилю, высококвалифицированная политически и убедительная для слуха и ума партийных ортодоксов. Она была и единственной речью, на которой лежал отпечаток личности оратора. Конечно, речь Берия, как и других ораторов, -- это панегирик Сталину. Но его панегирик целевой: апеллируя к величию Сталина, изливаясь в верноподданнических чувствах, Берия тонко протаскивает, по существу, антисталинскую ересь - ставит партию впереди Сталина: "Вдохновителем и организатором великой победы советского народа была Коммунистическая партия, руководимая товарищем Сталиным" ("Правда", 9.10.52). До сих пор во всех газетах, журналах и книгах можно было прочесть, что "вдохновителем и организатором" был сам Сталин, а потом, где-то на задворках что-то делала и партия. Берия дал понять, что не оговорился, он кончил речь опять ссылкой на партию: "Народы нашей страны могут быть уверены в том, что Коммунистическая партия, вооруженная теорией марксизма-ленинизма – и затем под руководством товарища Сталина". Другая ересь была вызывающей. Берия не ко времени, а потому и очень смело напомнил партии приоритеты ее национальной политики: есть разные опасности отклонения от национальной политики партии, и они следуют в таком порядке - на первом месте стоит опасность "великодержавного шовинизма" (значит, русского шовинизма), на втором месте опасность "буржуазного национализма" (значит, опасность местного национализма) и на третьем месте опасность "буржуазного космополитизма". Можно смело предположить, что кроме Сталина и членов Политбюро, никто на съезде не знал, что здесь Берия прямо спорит со Сталиным, считавшим буржуазный национализм, сионизм и космополитизм главной опасностью для СССР, а русского великодержавного шовинизма не признававшим вообще. Интересна и другая деталь: больше половины речи Берия посвятил национальной политике и национальным республикам СССР, но ни словом не обмолвился о Грузии и грузинских "буржуазных националистах", а ведь для его земляков, мингрельцев, не хватало мест в тюрьмах Тбилиси, Сухуми и Батуми... Защищать их Берия не мог, но он и не осудил их, как того требовала нынешняя кампания Сталина против "буржуазного национализма". Во время атак Сталина против его соратников еще никто из них не знал, какой новый подвох готовится тому, о ком, кажется, он ничего не сказал на пленуме: Берия. На XIX съезде Берия реабилитировал себя за "грузинское дело", но только перед съездом, что отнюдь не означало - перед Сталиным. В Праге и Варшаве готовились два политических процесса, над коммунистическими лидерами этих стран, которых спас лично Берия во время конфликта с Тито, а также процесс титовцев в Болгарии и Венгрии, тоже до сих пор пользовавшихся поддержкой Берия. Эти спасенные Берия лидеры теперь оказались "сионистами": генеральный секретарь ЦК компартии Чехословакии Сланский (еврей) и генеральный секретарь ЦК компартии Польши Гомулка (женат на еврейке). Таким образом, круг большого международного заговора сионистов Америки, СССР и Восточной Европы против коммунизма замыкался (тут Сталин действовал точь-в-точь по рецепту Гитлера, только и говорившего о "заговоре мирового еврейства").

Чехословакия во власти Берия.

Абсурдность концепции "еврейского заговора" и копания в генеалогии ярко выявляется в том, что у самого Сталина были еврейские родственники (внук, названный в его честь Иосифом). Автор биографии Л. П. Берия посвятил этому подвоху Сталина против Берия следующие многозначительные строки: "Первой мишенью атаки против позиций Берия явилась Чехословакия. Все ключевые позиции власти Берия предоставил там своим союзникам." После убийства Масарика и смерти Бенеша Берия управлял этой высокоиндустриальной и цивилизованной страной через своих ставленников в чешской тайной полиции так, как это находил нужным в своих собственных интересах. Как только Игнатьев стал во главе госбезопасности, он ударил по бастиону Берия в Чехословакии. Вдруг прокатилась волна арестов, которая охватила чиновников советского аппарата в Праге. а также высокопоставленных чиновников тайной полиции Чехословакии, работавших под руководством Берия. Главными жертвами чистки оказались ставленники Берия. Чиновники были арестованы по обвинению в шпионаже, саботаже, диверсии и государственной измене, но так как они были людьми Берия, то обвинение против них косвенно наносило удары и Берия. Однако одна поразительная черта характеризует всю эту акцию. Почти все арестованные высокие чины по главе с их лидером Рудольфом Сланским (настоящая фамилия которого - Зальцмак) - Бедржих Геминдер, Рудольф Марголюс, Андре Симон, Артур Лондон и девять других протеже Берия - были евреями. Арестованных обвиняли также, что они "сионисты"... Новая чистка имела типично антисемитский характер и была, очевидно, инсценирована Сталиным".

Варшавское дело.

Подозрения Сталина против Берия в варшавском были еще серьезнее. Сведения о том, какую роль Сталин хотел приписать Берия, если удастся "варшавское дело", исходят от самого Гомулки. С первых же дней после войны Польшей правили три человека - Берут, председатель ЦК Польской коммунистической партии (Гомулка называет его питомцем НКВД), член Политбюро и глава органов госбезопасности Якуб Берман (такой же "питомец НКВД") и первый секретарь ЦК Гомулка, во время войны возглавлявший борьбу польских коммунистов в тылу Польши против немцев. Первые два были личными ставленниками Берия, но Сталин, видимо, решил дискредитировать Берута и Берия арестом и показаниями против них со стороны Бермана и Гомулки. Какие же показания хотел иметь Сталин? Он хотел узнать только одно: Берия замышлял заговор против Сталина и втянул в это дело своих польских ставленников. Послушаем самого Гомулку: "Берут, очень опасался Бермана, полагая, что тот во время следствия или процесса может сказать о нем что-нибудь весьма компрометирующее. Так, будто бы Берия в свое время замышлял заговор против Сталина и якобы Берут был втянут в это дело. Я не совсем уверен в этом, но мне это дело именно так излагали. Как бы там ни было, Берут очень оберегал Бермана, а одновременно и меня, ибо я должен был первым предстать перед судом. Так был составлен сценарий... Берут, затягивал дело, как только мог, прибегая даже к отправке в Москву ложных сведений. Например, он уверял, что я смертельно болен... Берут тянул так долго, как только мог, и в конце концов спасла положение смерть Сталина" (там же). Все это - и чешские допросы и варшавские "сценарии" - поступало к Берия, ибо допрашивали арестованных ставленников Берия другие его ставленники. Тут Сталин против своей воли попал в заколдованный круг. А что знал Берия, знал и Маленков, прочнейшим образом связавший с ним свою судьбу. Сталин не без тревоги наблюдал за их столь тесным сближением. Хрущев и Аллилуева - единодушны в подчеркивании спайки между Берия и Маленковым. Когда они демонстративно уединялись на каком-нибудь очередном банкете, от остальных членов Политбюро, Сталин кивал в их сторону и говорил, согласно Хрущеву: два плута, два неразлучных мошенника! Каждый из них знал, что если Сталин убьет одного, то обязательно убьет и другого. И спайка их была лучшим способом застраховать свою жизнь от Сталина. Эта спайка спасла жизнь и старым членам Политбюро. В этом они и убедились на последнем сталинском пленуме. По началу Сталин и Берия крупных партийных деятелей не трогали. В 36 они стали исчезать один за другим. Развертывая массовый террор в Закавказье, Берия пользовался испытанным пропаган- дистским приемом, который издавна бытует в уголовном мире : "Держи вора". На фоне скандальных публикаций зарубежной прессы о всевозможных врагах, компания уничтожения "врагов народа" представлялась делом законным и даже высокогуманным. И началась травля и уничтожение видных деятелей Закавказья. Поднятая волна массового террора, компания клеветы и провокаций - все это вершилось по знакомой со дня убийства Кирова схеме. Сталин выдал Берии мандат на монопольное право - убивать и он будет ревностно служить хозяину. Особенность террора, сотрясавшего страну в тридцатые годы, заключалась в том, что никто не знал, когда придет его очередь, и сегодняшний обвинитель завтра становился жертвой. Так было и в Закавказье. Так трагично сложилась судьба Нестора Лакобы. Стоявший на пути Берии он был безжалостно сметен и уничтожен вместе со всеми членами своей семьи, которые пытались узнать правду о смерти близкого им человека. Такая же судьба постигла и Амаяка Назаретяна, принявшего подозрительное участие в судьбе "врага народа". Он слишком много сделал для победы революции в Закавказье. Потом был одним из руководителей Терской республики. Еще в одном "провинился" Назаретян перед Сталином и Берией: он дружил с Серго Орджоникидзе и с Кировым, был интеллегентен и образован. Но главное он знал прошлое самозванных вождей, знал кто они такие, Сталин и Берия без официальных партийных масок. После ареста на Лубянке Назаретяну предъявили одно из тех дежурных обвинений, которые не оставляли никаких шансов на жизнь.

Взлет и падение Лаврентия Берия.

Тем временем поток приветствий "славному руководителю большевиков Грузии и Закавказья" набирал силу. Отныне каждое собрание, каждый съезд заканчивались непременным возгласом: " Да здравствует наш боевой и любимый руковводитель-сталинец Лаврентий Берия!" Вскоре, после назначения Берии руководителем Тбилисского горкома, начались, так называемые открытые судебные процессы, которые Берия устраивал в Грузии по московским образцам. Берия утвердился в положении вождя Закавказья, но он рвался выше. Для того чтобы проникнуть в высший партийный свет, ему недоставало одного - покушения на собственную жизнь. Тридцать седьмой год принес ему искомое: в январе на судебном процессе Пятакова были названы руководители партии и государства, которых намеривались уничтожить террористы. Этот почетный список открывался именем Сталина, за ним следует Молотов, Коганович, Ворошилов, Орджоникидзе, Ежов и Берия. Пусть замыкающим, но попал, наконец, Лаврентий Павлович в список вождей. Многого достиг тогда Берия по предотвращению покушений на жизнь Сталина, здесь и роль непременного спутника - хранителя, прикрытие собой вождя в момент выстрела на озере Рица, и возглавление поисковой группы по поимке террориста. Теперь Сталин знал, что на Лаврентия можно положиться решительно во всем. Но Берия выполнил лишь первую часть намеченного плана... Среди тех, кто окружал Сталина, был его ближайший соратник Серго Орджоникидзе. По разному относились к нему члены Политбюро. Киров – с любовью, Молотв - со скрытой неприязнью, Берия его ненавидел, но не упускал ни одного случая для дружеских излияний. Орджоникидзе - доверчивый и преданный, был из тех не многих, кто, подобно Кирову осмеливался критиковать действия генсека. Неизбежную развязку готовил Лаврентий Берия. Опытный интриган, он не упускал малейшего повода для того, чтобы расшатать авторитет Орджоникидзе. По обвинению в измене Родине был арестован брат Орджоникидзе Панулия. Теряя лучших своих друзей и помощников, вдруг оказавшихся "врагами народа", Серго уже в 1935 году после гибели Кирова, чувствовал глубокую внутреннюю тревогу. Все чаще в беседах с Калининым, Молотовым и Ворошиловым он говорил о самоубийстве, как о единственном исходе. Орджоникидзе застрелился ... Старания Берии не прошли даром. Летом 1938 года он был назначен первым заместителем наркома внутренних дел и начальником Главного управления госбезопасности. Ставя Берию на ключевой пост своей системы, Сталин тщательно обдумал сей ответственный шаг. Теперь на Лубянку пришел "профессионал". В этом был смысл перемещения Берии в Москву. Началась переналадка механизма репрессий, разведки и контрразведки. Летом 1938 Сталин поручил Берии заняться весьма необычным делом - выявить и ликвидировать группу врагов народа, пробравшихся в аппарат ЦК. Жертвы, как обычно, Сталин наметил зарание. Арестованным А.И.Стецкому, А.С.Якубову, А.Б.Халатову объяснили при помощи обычных аргументов, что они еще в 1932 году вошли в преступный контакт с вождями оппозиции Рыковым, Бухариным, Каменевым и Зиновьевым и организовали в недрах самого ЦК " Контрреволюционный правотроцкисткий центр ". Сам факт отстранения от этого дела Ежова, тогда еще остававшегося наркомом, достаточно красноречив. Берия вел это дело с достаточной осторожностью: предстояло выбивать признания из бывших соратников генсека, нрав Властителя ох как переменчив... Не обошел своим вниманием Берия и командный состав армии. И здесь, на его кровавом пути попался маршал Блюхер. Блюхер знал, что его ждет, еще летом тридцать седьмого, когда казнили полководцев, соратников по гражданской войне. Блюхер был убит в тюрьме... Год тридцать восьмой принял кровавую эстафету у тридцать седьмого. Многих деятелей - военных, партийных, государственных, - взятых тогда, казнили теперь, уже при Лаврентии Берии. Нельзя утверждать, что Сталин передавал в руки Берии всех старых большевиков. Он оставил жизнь Григорию Петровскому, Максиму Литвинову, Елене Стасовой, Глебу Кржижановскому. Нельзя представить себе массовый террор, как внезапный выброс звериной жестокости самозванных вождей. Террор имел свой внутренний смысл: сковать страхом весь народ, привести его, вместе с партией, к абсолютному послушанию и заодно сменить полностью руководство в столице и на местах. После отстранения Ежова, Берия провел тотальную чистку руководящего состава органов. Подошло время устранять свидетелей и исполнителей кровавых злодеяний. Ежовский аппарат был обречен, Берия уничтожил его без колебаний. Итак, Берия стал хозяином Лубянки. Никогда ни до, ни после в кресле шефа тайной службы не сидел столь могущественный человек, как Лаврентий Берия. Генриху Ягоде и Николаю Ежову Сталин только приказывал, с Лаврентием Берией мог и посоветоваться, с ним даже планировал отдельные операции. Именно такой человек нужен был Сталину для душевного комфорта. Не одну шестилетку культивировал Сталин среди своих подчиненных страх и разобщенность. Внедрение пресловутого коллективизма, казарменное воспитание и обучение, отказ от всего индивидуального, потакание стадным инстинктам, попрание личности - на этой почве всходили тогда ростки нового "гуманного" общества. Исследователям еще предстоит прояснить многие сложные и трагичные страницы истории нашей страны в тридцатые годы. Но уже сейчас можно сказать с уверенностью - всевластие Сталина нуждалось в соответствующем "историческом облике", а точнее требовалась новая, основательно переделанная история партии и карьеристское политиканство и циничное искажение исторических фактов и конституционных идей, предпринятые Берией, открыли последний, самый мощный шлюз в создании фальсифицированной истории партии. Именно таким образом историко-партийная наука стала как инструментом утверждения личной власти Сталина, так и методом легализации административно-командной системы. Проблема власти и контроля над ней очень сложна. Считать столь тонкого, изощренного политика, как Берия, лишь орудием в руках Сталина наивно. Как знать, как бы сложилась судьба самого Сталина, проживи он еще некоторое время... Внезапная смертельная болезнь И.В.Сталина заставила его ближайших соратников срочно принимать меры для сохранения и укрепления своих позиций. В последние часы жизни вождя полным ходом шло совещание о судьбе сталинского наследия. За 40 минут — с 20 часов до 20 часов 40 минут 5 марта 1953 г. — на совещании, которое назвало себя Совместным заседанием пленума ЦК КПСС, Совета министров СССР и Президиума Верховного совета СССР, состоялся передел власти. Председательствовал Н.С.Хрущев. После информации министра здравоохранения СССР Третьякова о состоянии здоровья Сталина слово было предоставлено Г.М.Маленкову. Тот сообщил, что Бюро Президиума ЦК КПСС поручило ему «доложить ... ряд мероприятий по организации партийного и государственного руководства с тем, чтобы принять их в качестве совместного решения пленума Центрального комитета партии, Совета министров Союза ССР и Президиума Верховного совета СССР». Однако докладывать Маленков не начал. Слово было передано Берия. Процитируем запись его выступления: «Бюро Президиума ЦК тщательно обсудило создавшуюся обстановку в нашей стране в связи с тем, что в руководстве партией и страной отсутствует товарищ Сталин. Бюро Президиума ЦК считает необходимым теперь же назначить председателя Совета министров СССР. Бюро вносит предложение назначить председателем Совета министров СССР тов. Маленкова Г.М. Кандидатура тов. Маленкова выдвигается членами Бюро единодушно и единогласно. Мы уверены - вы разделите это мнение о том, что в переживаемое нашей партией и страной время у нас может быть только одна кандидатура на пост председателя Совета министров СССР - кандидатура тов. Маленкова. Получив такую поддержку, Маленков объявил, что на должность первых заместителей председателя Совета министров рекомендованы Берия, Молотов, Булганин, Каганович. Маленков внес предложения о кадровых перемещениях и назначениях, в том числе о слиянии министерств внутренних дел и госбезопасности в одно — МВД — и о назначении министром внутренних дел Л.П.Берия; о назначении министром иностранных дел В.М.Молотова, а министром Вооруженных сил — Н.А.Булганина; об объединении значительного числа министерств. Принципиальное значение имело предложение «иметь в Центральном комитете КПСС вместо двух органов ЦК — Президиума и Бюро Президиума — один орган — Президиум Центрального комитета КПСС, как это определено Уставом партии». Трогательная забота о соблюдении Устава КПСС, впрочем, оказалась не столь искренней, как заявлял Маленков. На практике ликвидировалось не Бюро Президиума, а именно сам Президиум, который сокращался до размеров прежнего Бюро. Вместо прежнего Президиума численностью в 25 человек появлялся новый, который составили 11 членов и 4 кандидата в члены Президиума. Членами Президиума были объявлены: Сталин, Маленков, Берия, Молотов, Ворошилов, Хрущев, Булганин, Каганович, Микоян, Сабуров, Первухин; кандидатами - Шверник, Пономаренко, Мельников, Багиров. Секретарями ЦК стали Игнатьев, Последов, Шаталин. В официальной сокращенной публикации постановления, принятого на этом совещании, и его решений в «Правде» 7 марта 1953 г. имя Сталина среди членов Президиума уже не упоминалось. Изменения, которые произошли на совещании 4—5 марта, противоречили Уставу КПСС. Видимо, именно поэтому принятые на заседании решения потребовалось оформить как совместное решение пленума ЦК КПСС, Совета министров СССР и Президиума Верховного совета СССР — чтобы придать видимость законности столь радикальному пересмотру решений XIX съезда КПСС. Отметим, что перестановки в высшем партийном руководстве отличались своеобразной последовательностью: с одной стороны, они укрепляли позиции сталинского партийного руководства послевоенной поры, с другой — сохраняли все старые противоречия между «заклятыми друзьями» в сталинском окружении. Торжественно продемонстрировав верность делу Сталина на его похоронах, наследники спешно начали укреплять свою власть. Для этого следовало решить немало проблем, прежде всего, избавиться от постоянной смертельной угрозы, витавшей над каждым из партийных функционеров при жизни вождя. Именно такие соображения побудили ближайших соратников Сталина остановить маховик «дела врачей» (или, если следовать терминологии Игнатьева и Маленкова, «дела Абакумова—Шварцмана»). Дальше было всё остальное — распределение власти между государственными и партийными органами, решение накопившихся социально-экономических проблем, в том числе самой острой из них — продовольственной, проблем внешнеполитических (война в Корее, конфликт с Югославией и т.д.). Берия, только став министром внутренних дел, приказал создать следственную группу по пересмотру ряда особо важных дел. К их числу были отнесены: «дело арестованных врачей» (стоит обратить внимание на изменение терминологии), «дело арестованных бывших сотрудников МГБ СССР», «дело арестованных бывших работников Главного артиллерийского управления Военного министерства СССР», «дело арестованной МГБ Грузинской ССР группы местных работников». Руководство работой по пересмотру дел было возложено на заместителей министра С.Н.Круглова, Б.З.Кобулова и начальника 3-го Управления МВД (разведка и контрразведка) С.А.Гоглидзе. 2 апреля 1953 г. Берия подал в Президиум ЦК КПСС записку об убийстве С.М.Михоэлса, в которой сообщал, что знакомство с Михоэлсом стало основанием для обвинений в террористической и шпионской деятельности врачей М.С.Вовси, Б.Б.Когана, А.М.Гринштейна, жены Молотова — П.С.Жемчужиной. Записка свидетельствовала, что все обвинения против Михоэлса были сфальсифицированы. Подлинными организаторами его убийства назывались Сталин, Абакумов, заместитель Абакумова С.И.Огольцов и бывший министр МГБ Белоруссии Л.Ф.Цанава. На следующий день, 3 апреля 1953 г., Президиум ЦК КПСС, заседавший почти в том же составе, что и 9 января того же года, принял резолюцию по докладу МВД СССР о «деле врачей-вредителей». Состоялась реабилитация военных и руководителей авиационной промышленности, осужденных в 1946 г. по «делу авиаторов». 26 мая 1953 г. Берия направил Маленкову сообщение, что МВД не нашло состава преступлений в делах по обвинению бывших наркома авиационной промышленности А.И.Шахурина, командующего ВВС А.А.Новикова, главного инженера ВВС А.К.Репина, члена Военного совета ВВС Н.С.Шиманова, начальника Главного управления заказов ВВС Н.П.Селезнева, заведующих отделами Управления кадров ЦК ВКП(б) А.В.Будникова и Г.М.Григорьяна. Были приняты меры по возвращению на родину людей, «незаконно выселенных с территории Грузинской СCР». Наряду с реабилитацией, обвиненных по отдельным политическим процессам, Берия предложил внести ряд изменений в существовавшую тогда судебную систему. Он выступил с инициативой проведения амнистии. 27 марта 1953 г. Президиум Верховного совета СССР издал Указ «Об амнистии», по которому на свободу вышло около миллиона человек, осужденных на срок до 5 лет — более трети советских заключенных. Несколькими месяцами позже, когда на пленуме ЦК КПСС произойдет своеобразный политический суд над уже арестованным Берия, Хрущев оценит это событие как «дешевую демагогию». Не подлежали амнистии те, кто попал за решетку по знаменитой 58-й статье, предполагавшей наличие политического преступления, а также убийцы и бандиты. По предложению Берия предполагалось отменить Указ Президиума Верховного совета СССР от 21 февраля 1948 г., на основании которого особо опасные государственные преступники могли отправляться в бессрочную ссылку. Министр внутренних дел внес также предложение об ограничении прав Особого совещания при МВД СССР. По предложению Берия права Особого

Если Вам нужна помощь с академической работой (курсовая, контрольная, диплом, реферат и т.д.), обратитесь к нашим специалистам. Более 90000 специалистов готовы Вам помочь.
Бесплатные корректировки и доработки. Бесплатная оценка стоимости работы.

Поможем написать работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Похожие рефераты: