Xreferat.com » Рефераты по истории » Политическая борьба в период правления Карла I

Политическая борьба в период правления Карла I

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАЛУЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

имени К.Э. Циолковского

кафедра зарубежной истории


Реферат

на тему:

Политическая борьба в период правления Карла I

(накануне первой буржуазной революции)


Выполнил:


Калуга 2005

Содержание


Введение.________________________________________________________3

Краткая характеристика этапов политической борьбы в период правления КарлаI.______________________________________________3

Характеристика источников.____________________________________4

Историография. _______________________________________________4

Политическая борьба в период правления Карла I (накануне первой буржуазной революции).

Глава 1. Основные вопросы политической борьбы.________________7

1. Вопрос о границах королевской власти в области внешней политики.7

1. Политическая борьба на 1 этапе (1625 – 1629 гг.).

2. Политическая борьба на 2 этапе (1629 – 1640 гг.).

2. Вопрос о границах королевской власти в области внутренней политики._____________________________________________________9

1. Экономическая политика Карла I.

2.Религиозная политика советников Карла I.

Глава 2. Участники политической борьбы. ______________________16

1. Характерные черты политического поведения Карла I.____________16

2. Английский парламент.________________________________________18

Глава 3. Идеологическая основа политической борьбы. ___________19

1. Учение Томаса Гоббса. _________________________________________19

2. Политической и правовой идеология оппозиции. _________________21

Заключение. ____________________________________________________22

Источники и литература. _________________________________________23

Введение


Тема работы представляется весьма актуальной, поскольку связана с причинами, предпосылками одного из важнейших событий в мировой истории – английской революцией, обычно рассматривающейся как рубеж, разделяющий Средние века и Новое время.

Контрольная работа состоит из введения, раздела, в котором выделяются этапы политической борьбы в период правления Карла I, характеристики источников, историографического обзора, трех глав и заключения.

Работа предполагает решение следующих задач:

В первой главе рассмотреть объект политической борьбы – суверенитет в решении основных вопросов, связанных с внешнеполитической и внутриполитической деятельностью.

Во второй главе дать характеристику участникам борьбы, поскольку факторы, связанные с особенностями участников как субъективные, так и объективные определили ее исход – революцию и гражданскую войну.

В третьей главе проанализировать идеи, которыми руководствовались обе противоборствующие стороны.

Данная работа основана на традиционном в отечественной историографии подходе, рассматривающем политическую борьбу как результат объективных общественно – экономических изменений, обусловивших значительную роль идеологических разногласий. Но анализ социально – экономических факторов, думается, выходят за рамки задач данной контрольной работы, хотя и привлекается при раскрытии ряда аспектов политической борьбы.

В заключении обобщить полученные результаты работы, сделать выводы о значении политической борьбы в данный период, как для дальнейшего развития событий, так и в мировом историческом процессе.

Краткая характеристика этапов политической борьбы в период правления Карла I


В соответствии с задачами работы определим ее хронологические рамки: от 1625 г. – начала правления Карла I до 3 ноября 1640 г. - созыва Долгого парламента.

Кратко охарактеризуем этот период, выделив в нем два этапа в зависимости от методов борьбы с оппозицией.

На первом этапе наблюдается стремление Карла I подчинить задачам своей деятельности парламент. После созыва и роспуска трех парламентов (1625 – 1629), оппозиционных воле монарха, наступает следующий более длительный период так называемого беспарламентского правления короля (1629 – 1640).

Это период активной политической борьбы, действующими сторонами в которой выступают Карл I, стремящийся к неограниченной власти и оппозиция, центром выражения интересов, которой стал парламент.

Характеристика источников.

Источниковую базу работы составили нормативные акты, отражающие воззрения роялистов и оппозиции «Петиция о праве, 7 июня 1628 г.», «Ремонстрация против потонного и пофунтового сбора, 25 июня 1628 г.», а также речи, декларации, резолюции.Другую группу источников составили статистические данные о развитии экономики – торговли, мануфактурного производства. Эти документы содержатся в сборнике Лавровского В.М.1, основанном на материале английских архивов впервые переведенных на русский язык. Издан был в 1973 г., но не утратил своего значения. Каждый раздел сопровождается комментариями и рекомендациями по изучению темы

Укажем и остальные сборники источников: Дмитревский Н.П. «Законодательство английской революции. 1640 – 1660»2, «Сборник документов по истории нового времени стран Европы и Америки (1640 – 1870)»3, «Хрестоматия по новой истории. Т.1. 1640 – 1815»4.

Большое значение играют также работы идеологов различных общественно – политических течений Гоббса5, Мильтона, Лилльберна.6

Историография.

Можно выделить следующие главные интерпретации политической борьбы в правление Карла I либеральную, марксистскую, ревизионистскую и пост - ревизионистскую.

В рамках либеральной интерпретации виновником обострения политических противоречий между английским парламентом и королевской властью, является династия Стюартов, а закономерным результатом революцию, которую считали справедливым возмездием, борьбой парламента и народа за восстановление попранных прав, а в ретроспективном плане - шагом на пути к установлению в стране конституционно-демократических порядков.

Либеральная интерпретация сложилась в трудах Ф. Гизо7 и Т. Маколея историков ХIХ в. и преобладала в зарубежной историографии вплоть до 60-х-70-х гг. ХХ в.В рамках этой трактовки, сложилось направление, представленное историком С. Гардинером считавшим, что коренное значение имеют религиозные противоречия. Он выдвинул концепцию Английской революции как «пуританской».

В марксистской интерпретации роль политической борьбы второстепенная, на первый план выходят экономические причины - на протяжении многих десятилетий в Англии развивался капитализм, и господствующие феодальные по сути формы общественного устройства стали к середине ХVII века тормозом для его развития. Следовательно, революция была буржуазной, т.е. была направлена на замену феодального строя капиталистическим. Противодействие королевской власти и парламента отражало борьбу между отсталым феодальным дворянством и буржуазией, выступившей в союзе с новым (обуржуазившемся) дворянством. Такой подход нашел многих последователей в историографии ХХ в. Ряд известных английских историков (Р. Г. Тоуни, К. Хилл8 и др.) занимали марксистские или близкие к марксизму позиции. Марксистский подход господствовал в советской историографии и нашел выражение в трудах таких известных специалистов, как Е. А. Косминский, В. М. Лавровский9, М. А.Барг10 и др.

Ревизионистская интерпретация истории Английской революции сложилась в 60-80-х гг. ХХ в. Историки-ревизионисты полагают, что предпосылки Английской революции не носили сколько-нибудь долговременного характера. Они не усматривают в политике первых королей из династии Стюартов тенденции к сознательному насаждению абсолютизма в Англии, хотя и отмечают их ошибки и недостатки. Причиной обострения политической ситуации в стране они считают стремление короны утвердить некое однообразие в управлении тремя частями государства: Англией, Шотландией и Ирландией, различия, между которыми она в большой мере игнорировала.

Ревизионисты очень большое внимание уделяют именно политической борьбе. Ответ на вопрос о причинах революции и гражданской войны дают не абстрактные рассуждения о том, что экономические, политические и религиозные разногласия нарастали на протяжении долгих десятилетней, а изучение личных и групповых интересов и пристрастий главных игроков на политической сцене в 1640-1642 гг. - указывал один из самых видных историков этого направления К. Рассел11.

В новейшей пост - ревизионистской историографии отвергается свойственная ревизионистскому подходу идея о случайном характере революции, вытекавшем из сиюминутных позиций и разногласий. Ряд историков подчеркивает виновность Карла I и его окружения, политика которого способствовала возникновению конфликта, что особенно проявилось с попыткой введения единого молитвенника в Шотландии. Историки этого направления сочетают некоторые идеи традиционной либеральной историографии с отдельными положениями, обоснованными историками-ревизионистами. Примером пост - ревизионистского подхода могут служить соответствующие главы книги современного американского историка С. Шамы «История Британии».

В отечественной научной и учебной литературе в основном сохраняется приверженность марксистскому подходу, который основан на том, что хотя в XVII веке Англия оставалась по преимуществу аграрной страной, развитие капитализма нашло свое проявление в сельском хозяйстве, промышленности и торговле: усиление нового дворянства, социальное расслоение крестьянства, по мере которого выделились категории богатых крестьян - йоменов (некоторые исследователи полагают, что это слово правильно относить ко всему английскому крестьянству, а не к одной его части); фригольдеров (собственников земли); копигольдеров (арендаторов) и коттеров (безземельных крестьян), быстрое развитие мануфактурного производства и разложение средневековой цеховой системы, создание торговых компаний для внешней торговли, как регулированных (Компания купцов-авантюристов), так и акционерных (Московская компания, Ост-Индская компания).

Среди современных авторов следует отметить С.В. Кондратьева12, анализирующего политико-правовую мысль предреволюционной Англии, Айзенштадта М.П.13 и т.д. Очевидно, что проблемы политической борьбы накануне революции освещены современной отечественной историографией недостаточно.

Данная работа основана также на этом подходе и рассматривает политическую борьбу как результат объективных общественно – экономических изменений, обусловивших значительную роль идеологических разногласий, не умаляя значение субъективного фактора.

Политическая борьба в период правления Карла I (накануне первой буржуазной революции)


Глава 1. Основные вопросы политической борьбы


В основе политической борьбы накануне первой английской революции лежали два вопроса, связанных с задачами, границами распространения и пониманием роли королевской власти.

Первый — должен ли король «советоваться» с парламентом, прежде чем предпринимать какой-либо шаг в международных делах?

Второй - в области внутренней политики к следующему: имеет ли король право вводить новые пошлины и принудительные обложения без ведома и согласия парламента и взимать их.


1. Вопрос о границах королевской власти в области внешней политики


1. Политическая борьба на 1 этапе(1625 – 1629 гг.).

Внешняя политика с самого начала правления была в центре внимания Карла I. Немалую роль играли и советы фаворита короля герцога Бекингема. Испании была объявлена война. Бекингем предпринял три экспедиции против испанского флота, ставившие целью захват грузов, который должен был поправить королевские финансы и сделать правительство независимым от парламента. Но осуществить эти замыслы не удалось. «Плохо руководимые и недостаточно подготовленные к военным операциям английские корабли обычно бесславно возвращались к родным берегам, потеряв много людей из своего экипажа главным образом вследствие всякого рода болезней и дурного питания солдат и матросов; прямых военных столкновений с неприятелем почти не происходило»14.

Союз с Францией заставил английское правительство, правительство протестантской страны, принять участие в борьбе французского короля против французских протестантов – гугенотов, сосредоточивших свои силы в Ла-Рошели, после поражения, под которой недовольство в рядах оппозиции нарастало. Виновника неудач видели в Бекингеме, палата общин требовала его от­ставки.

На заседаниях первого парламента Карла I (июнь - август 1625 г.) с разоблачением Бекингема выступил Джон Элиот, лидер оппозиции, из графства Девоншир, где командовал местной флотилией и сталкивался с герцогом из-за борьбы с пиратами, которым явно покровительствовал Бекингем. Элиот критиковал правительственное руководство армией и флотом, указывая, что неумелое руководство и было главной причиной английских неудач в войне с Испанией. За эти разоблачения Элиот по приказанию короля был арестован и заключен в Тауэр, но вскоре осво­божден. После роспуска первого парламента, на заседаниях следующего (февраль – июнь 1626) палата общин вновь подняла вопрос о суде над герцогом Бекингемом. Тем самым был поднят второй вопрос, ответ на который являлся объектом борьбы противостоящих сторон – это разграничение полномочий короля и парламента. Итогом противоборства стали роспуск парламента, повторный арест Элиота, прокламация Карла I о независимости королевской власти от парламента и активизацией налоговых сборов.

Военные неудачи правительства в 1627 г., провал экспедиции на о. Ре у берегов Западной Франции и полный финансовый крах заставили Карла I весной 1628 г. снова созвать парламент. В ходе работы третьего парламента Карла I (март 1628 – март 1629 гг.) окончательно оформилось руководство парламентской оппозиции, была принята «Петицияличных и имущественных прав» известная под названием «Петиции о праве» (7 июня 1628 г.), которую в данной ситуации король не мог не подписать, а в перерыве был убит Бекингем. Кроме того, активизировалось внимание в религиозной проблеме.

Парламент был распущен, правительство Карла I прибегает к репрессивным мерам против оппозиции.


2. Политическая борьба на 2 этапе (1629 – 1640).

Война с Испанией и Францией требовала новых чрезвычайных расходов и, в то же время, влияние войны отрицательно сказывалось на торговле с континентом. В Лондоне ощущался застой в торговых делах, началась частичная безработица. Но Карлу I удалось уже в апреле 1629 г. заключить мир с Францией, в ноябре 1630 г. был заключен мир с Испанией. Уже одно прекращение войны, ведшейся одновременно с двумя государствами, облегчало положе­ние короля, освобождая его от больших расходов. Правительство Карла I использовало также обстоятельства, связанные с развитием самой Три­дцатилетней войны. «Большая европейская война», в которой принимали участие прямо или косвенно почти все государства Европы, была выгодна для Англии. Война вызвала большой спрос на английские сукна, кожу, хлеб и другие продукты. При этом особенно большие выгоды приносила Англии торговля с Испанией. Английские судовладельцы на весьма выгодных для себя условиях перевозили испанские грузы в испанскую часть Нидерландов. Лондонские купцы и банкиры вели оживленную торговлю с Испанией, испанскими Нидерландами и Западной Германией. Испанские платежи в Нидерландах и Германии целиком производились за счет векселей английских торговых домов. Взамен этого в Лондон из Испании привозилось золото и серебро в слитках. Купцы и торгующие дворяне — джентри — предпочитали уплачивать налоги (хотя бы и «незаконные» с их точки зрения), чтобы только не помешать выгодному для них торговому оживлению.

Оппозиция раскололась. Если такие пар­ламентские лидеры, как Джон Элиот, продолжали находиться в тюрьме (Элиот так и умер в тюрьме от чахотки в 1633 г.), то некоторые оппозиционеры, в частности Томас Уентворт, перешли на службу к королю и заняли выдающееся по­ложение в государственном управ­лении. Томас Уентворт был возведен в пэры Англии, получил титул графа Страффорда и был назна­чен председателем Совета по управ­лению Севером, а в 1633 г. получил еще более крупный пост лорда-наместника (вице-короля) в Ирландии. Здесь в течение семи лет «черный граф» (как называли его в народе) проводил политику колонизации Ир­ландии самыми жестокими методами. Одним из условий укрепления абсолютизма он не без основания считал наличие постоянной королевской армии (в от­личие от милиции графств). Такую регулярную армию Страффорд рассчитывал создать именно в Ирландии. Формально армия предназначалась для подавления ирландского движения, но (как откровенно высказывал­ся Страффорд в письмах к королю) эта армия была нужна и для Анг­лии. Опираясь на нее, писал Страффорд королю, легко можно подавить всякую оппозицию в стране.

Итак, внешнеполитические проблемы обостряли вопросы внутриполитические.


2. Вопрос о границах королевской власти в области внутренней политики


1. Экономическая политика Карла I.

Вопрос о границах королевской власти встал с особой остротой, начиная с требования палаты общин на заседаниях второго парламента суда над Бекингемом. Карл I вызвал членов палаты во дворец, где канцлер от имени короля заявил, что они не имеют права привлекать к суду королевских ми­нистров, что устранение злоупотреблений в аппарате государственного управления есть дело короля, что созыв, продолжительность сессий и роспуск парламента зависят исклю­чительно от королевской воли. Тогда палата общин предъ­явила лордам формальное обвинение против герцога Бекингема, присту­пила к обсуждению новых, разобла­чающих его материалов, и Карл I рас­пустил пар­ламент и опубликовал прокла­мацию, в которой еще более откро­венно подчеркнул абсолютистский принцип независимости королевской власти от парламента. Ответствен­ность за свои действия, утверждала прокламация, король несет только перед богом. Вместе с тем прави­тельство распорядилось взимать не утвержденные парламентом пошлины и объявило новый принудительный заем, затрагивавший не только бо­гатых купцов и банкиров, но и средние слои населения. Взимание не утвержденных парламентом налогов и попытки разместить среди населе­ния принудительный заем встретили упорное сопротивление, ответом на которое стали многочи­сленные аресты.

В третий парламент было избрано много лиц из числа тех, кто отказывался платить незаконные налоги, и был за это заключен в тюрьму. Оформилось руководство оппозицией, кроме Джона Элиота, особенно выделялись: быв­ший главный судья королевства сэр Эдуард Кок, считавшийся большим знатоком и толкователем старинных английских статутов, хартий и су­дебных решений, составлявших так называемое общее право Англии, Томас Уентворт, представитель йоркширского джентри, Джон Пим и Джон Гемпден, представлявшие джентри Средней Англии. Близко к ним стоял и Оливер Кромвель, депутат из Гентингдоншира, родственник Джона Гемпдена. С самого открытия парламента 17 марта 1628 г. началась активная полемика: Элиот произнес горячую речь об угрожающей Англии опасности деспотизма и папизма, а другие депутаты жаловались на многочисленные аресты, производимые прави­тельством за последнее время.

Парламент потребовал от короля ряда гарантий, изложенных в «Петиции о праве», которая содержала следующие положения: « чтобы впредь никто не был принуждаем давать или уплачивать какие либо дары, займы, пожертвования, налоги и т.п. сборы без общего согласия, выраженного актом парламента; и чтобы никто не был призываем к ответу, приводим к присяге, принуждаем к службе, не был подвергаем аресту и другим преследованиям и стеснениям в связи с этими сборами или отказом платить их; чтобы ни один свободный человек не подвергался содержанию под стражей или в тюремном заключении, как указано выше; чтобы ваше величество соблаговолили удалить названных солдат и матросов, и чтобы ваш народ в будущее время не был обременяем их постоями; чтобы указанные выше полномочия для ведения суда по военным законам были взяты обратно и уничтожены, и чтобы на будущее время никакие подобного рода полномочия какому бы то ни было лицу или лицам для выполнения их, как было указано, не выдавались, дабы на их основании никто из подданных вашего величества не доводился до гибели и не предавался смерти вопреки законам и вольностям страны».15

«Петиция о праве» ссылалась на «Великую хартию вольностей» XIII в., которую парламентская оппозиция толковала не в соответствии с ее действительным содержанием, а в духе предъявленных королю тре­бований, как на документ, будто бы ограничивавший власть короля в ин­тересах «народа». Карл I вынужден был утвердить петицию, так как только при этом условии парламент соглашался дать ему деньги. Но вскоре же после этого король начал нарушать данные им обязательства, толкуя их совершенно по-иному, чем парламент, прежде всего в отношении сбора налогов. Убийство Бекингема в период парламентских каникул рассматривалась как первый шаг к освобождению страны от «тирании».

На второй сессии парламента (январь — начало марта роспуск1629 гг.) прозвучала резкая критика церковной политики правительства. Парламент протестовал также против взимания королем наряду с утвержденными парламентом налогами (предоставленные королю парламентом субсидии) и не утвер­жденных парламентом сборов, всякого рода торговых пошлин и т. п. 2 марта 1629 г. Карл I распустил парламент, твердо решив не собирать его вновь. Перед тем как разойтись, парламент принял резолюцию с призывом к населению не платить не утвержденных парламентом налогов. Одиннадцать лидеров парламента, в их числе и Джон Элиот, были посажены в тюрьму. Особой королевской прокламацией объявлялось, что будут расцениваться как «оскорбления королевского величества» всякие разговоры о том, что кто-либо может предписать королю срок созыва нового парламента. Так в Англии начался одиннадцатилетний период беспарламентского правления.

Итак, Карл I, перестав с 1629 г. созывать пар­ламент, должен был собирать налоги без обычных постановлений палаты общин. Не решаясь вводить совершенно новые налоги, как это уже практи­ковалось в то время во Франции, правительство Карла I старалось воскре­сить старые налоги, давно уже вышедшие из практики, налагало штрафы по самым различным поводам, прибегало к широкой продаже торгово-промышленных монополий, хотя они уже дважды (при Елизавете и при Якове I) были торжественно осуждены парламентом в его специальных постановлениях и актах.

Изыскания старых налоговых прецедентов зачастую вели к восста­новлению забытых феодальных порядков. Так, в 1630 г. был вытащен на свет устаревший и давно не применявшийся закон о том, что каждый землевладелец с годовым доходом в 40 ф. ст. и выше обязан являться к королю для посвящения в рыцари. За отказ явиться взимался значитель­ный штраф. Таким путем правительство сумело собрать 100 тыс. ф. ст.16 Одновременно были увеличены поборы с землевладельцев в виде опекун­ских денег, взимавшихся короной с малолетних наследников дворян в силу феодального права короля. С восстановлением старых феодальных прав короны были связаны и другие экстраординарные фискальные меры правительства, как, напри­мер, лесные законы Карла I. В 1634 г. правительство начало генеральную ревизию земель­ных участков, которые по ста­рым картам и описям входили когда-то в состав королевских лесных владений. На основа­нии этих «обследований» пра­вительство также заставляло лендлордов уплачивать крупные суммы денег, в отдельных слу­чаях достигавшие нескольких десятков тысяч фунтов стер­лингов17.

В период 1630—1634 гг. правительство издало несколько распоряжений шерифам графств относительно взимания штрафов за огораживания на основании старых статутов против ого­раживаний, издававшихся неод­нократно при Тюдорах. Земле­владельцы, произведшие зна­чительные огораживания в пер­вой половине XVII в., должны были уплатить в казну боль­шие суммы денег. От этих штрафов больше всего страдало новое дворян­ство, проводившее политику огораживаний, и это усиливало его враж­дебное отношение к правительству.

Еще более широкий характер имела восстановленная правительством так называемая корабельная подать, затрагивавшая не только всех зе­мельных собственников, но и горожан. Этот налог уплачивался населе­нием еще в англо-саксонский и ранненормандский периоды в целях борьбы с пиратами, нападавшими на английские берега. Правительство Карла I восстановило этот старый налог, не собиравшийся в Англии в течение нескольких столетий. Сначала, в 1635 г., его велено было собирать только в прибрежных графствах (под предлогом якобы вновь возникшей опасности нападений пиратов). В 1636 и 1637 гг. он был распространен уже на все графства Англии18. Правительство возлагало на эту подать весьма большие надежды. Действительно, это был налог, близкий по типу к прямому и повсеместному обложению, и про­ведение его в жизнь при последовательном увеличении налоговых ставок (на первых порах они были еще не особенно велики) обещало впредь сде­лать корону совершенно независимой от созыва парламента. Этот налог вызвал в Англии большое возму­щение оппозиции.

Но, несмотря на эти меры, королевский бюджет в конце 30-х годов XVII в. хронически сводился с большим дефицитом. Государственный долг возрастал из десятилетия в десятилетие: с 400 000 ф. ст. в 1603 г. он поднялся до 700 000 ф. ст. в 1617 г. и дошел до 1 200 000 ф. ст. в 1635 г.19 Дефицит государственного казначейства вызывался не только ростом королевских расходов (среди них немалое место занимали и траты на двор Генриетты-Марии), но и сокращением поступлений в королевскую казну, особенно за счет торговых пошлин. Застой в промышленности и торговле, которым промышленности сменилось оживление первой половины 30-х годов, и торговлибыл вызван отчасти упоминавшейся выше политикой ничем не сдерживаемой правительственной торговли патентами и монополиями. Карл I превзошел в этом отноше­нии и Елизавету и своего отца, Якова I, создав совершенно невыносимые условия для развития английской промышленности.

При Карле I была монополизирована большая часть производства предметов широкого потребления, изготовлявшихся преимущественно небольшими мануфактурами и ремесленными заведениями нецехового типа. В числе предметов, изготовление или добыча которых были про­даны правительством монополистам, входили: мыло, соль, железо, уголь, кирпич, стекло, иголки и булавки, кожа, крахмал, полотно, порох, краски, пуговицы, вино, пиво, масло и т. д. Впоследствии один из членов Долгого парламента так образно характеризовал обилие в стране моно­полий и их вредное влияние: «Эти люди точно еги­петские лягушки, завладели нашими жилищами, и у нас не осталось ни одного места, свободного от них. Они пьют из наших чаш, едят из наших блюд, сидят у нашего очага, мы их находим в нашем красильном чане, в умывальнике и в кадке для солений, они устраиваются в погребе, они покрыли нас с головы до ног своими клеймами и печатями…».20 Кроме того, на состоянии промышленности и торговли сказывалась возрастающая конкуренция Голландии. Возрастала эмиграция: «Большое количество людей, претерпевших страдания и беспокойство, чтобы избежать этих несчастий, покинули нашу страну: одни отбыли в Новую Англию и другие части Америки, другие в Голландии».21 «Торговля и промышленность пришли в упадок, многие бедные люди не имеют работы, моряки потеряли заработок, и вся страна сильно обеднела к великому бесчестию этого королевства и к стыду для его правительства»22

Эта экономическая политика осложняла политическую борьбу, правительство короля не защищала интересы английских предпринимателей, а усилением налогового гнета ухудшала их положение, и, потому, важнейшим объектом борьбы оппозиции были именно проблема ограничения королевской власти и говорить о незначительной роли социально – экономических обстоятельств революции не представляется достаточно обоснованным.


2.Религиозная политика советников Карла I.

Задачам усиления власти должна была соответствовать и религиозная политика, проводимая в отношении населения Англии и Шотландии Уильямом Лодом, а в Ирландии Томасом Уентвортом получившим титул лорда Страффорда.

Лод стремился, прежде всего, придать англикан­ской церкви единообразный, строго бюрократический характер, что выражалось и в организационных формах, в сохранении церковной иерархии, в усилении власти епископов и их контроля над приходами, и в единообразии культа, которому архи­епископ по католическому примеру и в противоположность пуританам на­меревался придать большую пышность и блеск, как выражался сам Лод, большую «красоту святости». Архиепископ рассылал циркуляры, точно регламентировавшие церковные обряды и священнические облачения, вво­дившие вновь коленопреклонения, крестные знамения и тому подобное, т. е. все то, что пуритане считали папистскими «суевериями» и «идоло­поклонством» и против чего выступали пуританские писатели и проповедники. Задача Лода заключалась в том, чтобы создать сильную церковь, которая была бы верной слугой английского абсолютизма.Священникам предписывалось систематически читать верующим про­поведи о «безусловном повиновении королю» при всех обстоятельствах. Текст таких проповедей составлялся специально в архиепископской кан­целярии и рассылался по всем приходам страны.

Лод преследовал пуритан, в которых видел главных врагов церкви и короля, подтачивавших и разрушавших «основы религии и общества». Репрессии Лода обрушивались как на пресвитериан, так и на индепендентов; особенно жестоко англиканские церковные власти расправлялись с так называемыми сепаратистами, т. е. с течениями уже открыто отделившимися, вышедшими из анг­ликанской церкви и резко обличавшими ее как «идолопоклонническую», «антихристианскую», «криптопапистскую» (т. е. скрыто-папистскую) церковь. Чрезвычайные суды — Звездная палата и Высокая комиссия — арестовывали, пытали, штрафовали, подвергали разным зверским, увеча­щим наказаниям пуритан за их противоангликанскую агитацию и про­паганду. Преследуя пуритан, Лод ослабил в то же время нажим на католиков. Законы против католиков в период беспарла­ментского правления Карла I применялись далеко не так строго, как в предшествующее время.

Столь же печальными для судеб абсолютизма Стюартов были последствия политики архиепископа Лода, преследовавшего цель насадить религиозное «единообразие» в Шотландии, что означало угрозу заменить в ней пресвитерианское церковное устройство (утвердившееся здесь в результате Реформации) англиканским. По настоянию Карла I шотландский парламент принял билль, затрагивавший кровные интересы этих слоев: им создавалось юридическое основание для возможной по воле короля как главы церкви конфискации владений, в прошлом принадлежавших церкви, но затем оказавшихся в руках знати и джентри. Теперь они решили воспользоваться охватившим широкие массы населения недовольством церковной политикой Лондона, с тем, чтобы отвести от себя нависшую опасность. В ответ на попытку Лода ввести в 1637 г. в Шотландии англиканскую литургию шотландские пресвитериане заключили религиозный союз — «национальный ковенант» — и взялись за оружие. Именно в Шотландии в ходе начавшейся англо-шотландской войны 1639— 1640 гг. Когда шотландская армия в 1639 г. вступила в северные графства Англии, ее военное превосходство над армией Карла I стало очевидным. И причина его заключалась не только в наличии в первой опытных военачальников, закаленных в сражениях Тридцатилетней войны (генерал Лесли и др.), но и в полной негодности наспех собранной, плохо снаряженной и еще хуже оплачиваемой армии англичан. Военные неудачи и недостаток средств вынудили Карла I созвать парламент; он оказался более чем кратким (13 апреля — 5 мая 1640 г.). Открывая после одиннадцатилетнего перерыва парламент, Карл I взывал к «национальным чувствам» англичан и всячески поносил «изменников» — шотландцев. С целью пробудить патриотизм членов парламента была оглашена секретная переписка шотландцев с королем Франции. Однако вожди оппозиции указали,

Похожие рефераты: